Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ПУБЛИКАЦИИ. 2009 ГОД
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ ЗА 2009 ГОД <--


ПИАРЩИЦУ ЛАРИСЫ ДОЛИНОЙ ЗАПРЕТИЛИ СНИМАТЬ В ГРОБУ

32-летнюю Алену Снежинскую погубило троекратное кровоизлияние в мозг

 

4 июля сразу после прощания с композитором Виктором Дорохиным в ритуальном центре Боткинской больницы провожали в последний путь еще одну примечательную для нашего шоу-бизнеса персону – журналистку и пиарщицу Алену Снежинскую, умершую в возрасте 32 лет после тяжелой болезни. Она снискала широкую известность в середине 90-х годов благодаря громкому скандалу с популярной в то время группой «На-На».

 

   - Алену Снежинскую мне порекомендовал в качестве пиарщицы Отар Кушанашвили, - вспоминал продюсер «На-На» Бари Алибасов. - Она проработала у нас всего два месяца и была уволена за то, что умудрилась дважды получить зарплату: сначала – у меня, потом – у бухгалтера. После этого она опубликовала в газете «Мегаполис-экспресс» совершенно гадкую статью «Затраханные кумиры», в которой представила группу «На-На» как сборище каких-то грязных животных. Тогда наши конкуренты Саша Шульгин и Саша Горожанкин, запускавшие группу «Иванушки», всеми силами старались уничтожить «На-Ну». Им активно помогал Кушанашвили, который был редактором журнала «Музобоз». И появление у нас Снежинской, судя по всему, было не случайным. Мы подали в суд на нее и на «Мегаполис» и выиграли его. В то время максимальный размер компенсации, которую можно было получить за оскорбление чести и достоинства, составлял 700 долларов. Столько получил, например, Кобзон, который судился с журналисткой Ларисой Кислинской. А нам Басманный суд вынес решение наказать газету на 21 тысячу долларов. Правда, она так и не выплатила нам эти деньги и потом благополучно сдохла.

 

   В конце 90-х годов Алена Снежинская некоторое время сотрудничала с «Экспресс газетой». Вашему покорному слуге даже довелось делать с ней пару совместных публикаций. Однако нашего фотокора на церемонию прощания с «акулой пера» не пустили. Как объяснили ее родные, им не хотелось, чтобы Алену снимали в гробу. Хотя, возможно, истинная причина отказа заключалась совсем в другом.

 

   - Полтора месяца назад Алена перешла работать руководителем пресс-службы Ларисы Долиной, - сообщалось на сайте «Daily Show», на котором Снежинская публиковалась в последнее время. - Обе искренне радовались такому союзу, намечали серии публикаций, экшн-мероприятия. Громадье планов разрушило троекратное кровоизлияние в мозг - необычная, нелепая для молодой женщины и страшная болезнь. Всю неделю, пока Алена боролась за жизнь, Лариса была рядом с ее палатой. Но чуда не случилось. Алена Снежинская ушла из жизни. Лариса Долина сразу же взяла все погребальные тяготы на себя. «Нет-нет, Игорь, - сказала она вдовцу, - пожалуйста, я прошу тебя и родителей Алены не беспокоиться. Я понимаю, что вы готовы организовать достойные проводы. Но это мой человеческий долг. Пожалуйста, не отказывай мне».

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ (www.eg.ru, 2009)







ВТОРАЯ ЖЕНА ГРИГОРИЯ ЛЕПСА СБЕЖАЛА ОТ НЕГО В ГЕРМАНИЮ

после этого певец долгое время зарекался вступать в брак, пока не встретил нынешнюю жену Анну

 

Последние несколько лет Григорий Лепс (Лепсверидзе) заслуженно входит в число самых популярных российских певцов. Его вокальные способности и прежде ни у кого не вызывали сомнения. Однако, чтобы достигнуть нынешнего звездного статуса, ему понадобилось без малого двадцать лет. Воспоминаниями о непростом пути Лепса к вершинам музыкального Олимпа с нами поделился его бывший продюсер Виталий Маншин, ныне возглавляющий школу современного танца «Дункан».

 

   - С Гришей я познакомился еще в конце 80-х годов, - издалека начал Виталий. - В то время одна из подруг моей жены каждое лето приглашала нас в Сочи. И мы отдыхали там в компании с ее друзьями - будущим «иванушкой» Рыжим, его старшей сестрой Юлей и участником сочинской команды КВН Аликом. Рыжий – тогда еще подросток – водил нас по дискотекам и развлекал входившим в моду брейк-дансом. И вот в один из наших приездов в 1988 или 1989 году он сказал: «У нас в городе есть просто уникальный певец. Его зовут Гриша. Он в основном поет в закрытых ресторанах – в «Береге» и в «Бункере» при гостинице «Жемчужина». Вам надо обязательно сходить его послушать». В тот момент в Зимнем театре открывался ресторан «Мистер Икс». И нас пригласили на его открытие. Благодаря Рыжему и его сестре, мы попали за один стол со всеми авторитетными людьми города Сочи. Там я впервые и услышал Гришу Лепса. Он был тогда совсем другой – эдакий антигерой, по-кабацки вульгарный и развязный. Постоянно плевался, пил водку через песню, на публику смотрел сверху вниз. Но, когда он спел пару сетов, я был так потрясен, что не мог ни есть, ни пить. В то время на нашей эстраде ничего подобного не было. Да, были голосовые певцы - Градский и Серов. Но это был просто какой-то уникум. Исполнял он в основном кабацкий репертуар – Шуфутинского, Гулько. Очень здорово перепевал «Любэ». Мог спеть и «Гоп-стоп», и «Мурку». В общем, что просили, то и пел. После него, по просьбе кого-то из отцов города, на сцену вышел Олег Газманов, присутствовавший на мероприятии в качестве гостя. Он пытался петь живьем. Но на фоне Гриши это выглядело очень бледно. И Газманову пришлось быстро ретироваться. Потом Гриша подсел к нам за стол, и Рыжий нас познакомил. С тех пор каждый приезд в Сочи мы приходили на выступления Гриши, общались с ним, вместе выпивали. У него была любимая шутка. Когда его просили спеть какую-нибудь песню, он говорил: «Я очень дорогой певец». И просил 1000 рублей. Это при тогдашних зарплатах 100-200 рублей! «Гриша, чего так дорого?» - спрашивали его. «Извини, брат, очень деньги нужны», - отвечал он и заливался смехом. На самом деле с друзей он денег по большей части не брал. А в друзьях у него был практически весь город Сочи.

 

   В начале 90-х мы с Гришей как-то потерялись. А в 1991 году я неожиданно встретил его в только что открывшейся московской дискотеке «ЛИС’С». Он сообщил, что собрался переехать в Москву и пока остановился в дешевой «рабоче-крестьянской» гостинице - то ли «Заря», то ли «Алтай». А у меня была свободная квартира на Преображенке, оставшаяся от бабушки. «Что ты деньги палишь? – сказал я. – Переезжай ко мне!». И до 1997 года Гриша бесплатно жил в моей квартире. Человеком он оказался гостеприимным и хлебосольным. Всегда приглашал много друзей и угощал их «фирменным» борщом и пловом. Готовил Гриша сам. Жены у него тогда не было. С первой женой он расстался еще до приезда в Москву. Их дочка Инга сейчас большая. Учится в Англии. В 1992-1993 годах, когда мы всей семьей приезжали в Сочи, мой 8-летний сын с ней подружился. И мы с женой даже хотели за компанию с ним взять Ингу на месяц в Таиланд, где у меня в то время был бизнес. Ездили к ее маме за разрешением. Но мама ее не отпустила. Потом Гриша жил гражданским браком с девушкой из Украины. Я ее никогда не видел. Знаю только, что она как-то неожиданно уехала в Германию и не вернулась. Гриша очень переживал из-за этого. «Больше никогда не буду ни с кем строить серьезных отношений, - зарекался он. – Все бабы – сволочи». В Москве Гриша, конечно, встречался с какими-то девушками. Но постоянных подруг у него не было. И сам он первое время метался между Москвой и Сочи. В Москве работы у него было мало. В основном, банкеты и дни рождения у своих. На лето Гриша уезжал петь в Сочи. А зимой возвращался в Москву. Причем, ездить из Москвы в Сочи и обратно он предпочитал на такси. У него был знакомый водитель, который за 500 долларов возил его на «шестерке». На тот момент мы с Гришей очень сблизились. Я считал его своим единственным другом. И мне очень хотелось помочь ему реализоваться как артисту. Но я не знал – как это сделать. От шоу-бизнеса я тогда был далек и никого в этих кругах не знал. «Гриша, как ты думаешь, кого можно было бы привлечь для твоего продвижения?» - спросил я как-то его. И он назвал мне Женю Кобылянского, который делал ему аранжировки. В 1994 году я по своему бизнесу был в командировке в Ханты-Мансийске. И так совпало, что туда прилетел на гастроли Михаил Шуфутинский. А Кобылянский тогда работал у него руководителем музыкального коллектива. После концерта я познакомился с Женей и завел с ним разговор о Лепсе. «Что нужно, чтобы Гриша стал звездой?» - спросил я. «Нужно 100 тысяч долларов и я», - ответил Кобылянский. Деньги я нашел. Через месяц он уволился от Шуфутинского и в конце 1994 года уже приступил к работе над альбомом Лепса.


   В то время Гриша очень прилично пил. Но надо отдать ему должное, когда мы начали записывать альбом, он хоть и не завязал, но сильно уменьшил дозу. Раньше он легко мог проглотить бутылку водки. А тут почувствовал ответственность и стал себя сдерживать. Первой песней, которую мы сделали, была «Утоли мои печали, Натали». Кобылянский первоначально хотел продать ее Шуфутинскому. Я ее у него буквально вырвал. «Шуфутинский дает за нее «трешку», - заявил Женя. И я заплатил ему 3 тысячи долларов. Я сразу почувствовал: это то, что нам надо. Гриша, правда, от этой песни плевался и чертыхался. «Что тут петь?!» - говорил он. После долгих мучений мы сказали ему: «Попробуй не петь, а просто рассказать эту песню!». И в итоге все получилось. «Натали» сразу взяли в ротацию на только открывшееся «Русское Радио». Потом мы сняли на эту песню клип за 35 тысяч долларов и зарядили приличное количество телеэфиров. После этого Гришу уже стали узнавать и приглашать с концертами не только на банкеты или, как сейчас говорят, корпоративы, но и в ночные клубы. Пел он всегда только живьем. Плюсовую фонограмму даже не брал с собой на концерты. Однажды он выступал в Нижнем Новгороде. Местные друзья очень долго его не отпускали. И у него реально сел голос. А у меня случайно было с собой два «плюса». И Гриша прямо со сцены стал показывать мне знаками, чтобы я их включил. Это был единственный прецедент за все время нашей совместной работы, когда он использовал «фанеру». Помню, мы снимались в программе «Хит-парад «Останкино» и там познакомились с Валерием Меладзе, который тогда был на пике славы. «У меня уже голос не выдерживает, – пожаловался он Лепсу. – Я уже думаю чередовать живое исполнение с фонограммой». Гриша тогда очень удивлялся. «А у меня нет никаких проблем, - говорил он. – Я хожу к фониатору, и он приводит меня в порядок». Правда, тогда у него не было такого количества концертов, как у Меладзе. Позднее, когда Гриша стал активно гастролировать, у него тоже возникли проблемы со связками, и ему даже пришлось делать операцию за границей. Он же себя не жалел. Голосил по два-три часа и все на надрыве. А однажды на дне рождения нашего знакомого поставил рекорд - пропел восемь часов подряд с несколькими небольшими перерывами.

 

   К сожалению, поднять Гришу до уровня звезды нам тогда не удалось. Мы во всем слушали Кобылянского как человека более-менее опытного. А он начал тянуть одеяло на себя. Вместо того, чтобы привлечь других авторов, взялся сам написать Лепсу весь альбом. Но, если «Натали» попала в десятку, то другие песни уже так не цепляли. На радио их не брали. Можно было ставить их в эфир только за деньги. Доходило до смешного. Когда делали обложку для альбома, Женя принес дизайн, где все картинки были расставлены по местам, а в середине зияла дырка. «А это что?» - спросили мы с Гришей. «Я решил, что здесь будет красиво смотреться моя жена», - ответил Кобылянский. «Ты вообще офигел?! – возмутились мы. – При чем здесь твоя жена? Какое отношение она имеет к альбому?!». В довершение всего выяснилось, что часть бюджета он попросту украл. Хотя он не просто работал на нас, а был с нами в доле. Для продвижения Гриши мы с Кобылянским организовали фирму «EVita», название которой было образовано от первых букв наших имен – Евгений и Виталий. Он был генеральным директором, а я – финансовым. Согласно договору, все доходы делились на троих. И это была уже сверхнаглость с его стороны – красть у самих себя. Делал это Кобялянский при размещении телеэфиров. Вначале я его не проверял. Он говорил, сколько денег нужно. И я ему их давал. А однажды я сам повез деньги. И обнаружил, что стоимость эфиров, которую называл мне Кобылянский, сильно завышена. В конце концов, мы решили с ним расстаться. Незадолго до этого я ему в долг купил машину – «Пежо-605». А то он ездил на какой-то рухляди – БМВ первого поколения. Когда мы начали подводить баланс, получилось, что он должен 15 тысяч долларов. «Верни мне машину! – предложил я. - И разойдемся без ссоры. Не будем эту грязь поднимать». Сначала я спокойно его просил. Потом стал уже более резко разговаривать. Тогда он взял и заявил на меня в РУБОП, что якобы я вымогаю у него деньги. Мне позвонил какой-то оперативник и предложил приехать к ним для разговора. Мы с Гришей поперлись к ним в управление в Олимпийскую деревню. Как оказалось, Кобылянский обратился к своему старому знакомому по связям с Шуфутинским. Дать его заявлению официальный ход знакомый не мог, так как оно не имело отношения к их территории. Но он предупредил меня: «Мы знаем все твои контакты. Если с Женей что-то случится, к тебе первому придем». На этом все и закончилось. Единственное – Кобылянский потом сказал: «Я все отработаю». Но эти 15 тысяч висят на нем до сих пор. Я пытался в счет этих денег сделать у него аранжировки. Но он выдавал заведомую лажу. Было впечатление, что он поручал их делать ученику, чтобы самому не тратить на меня время, и думал, что это прокатит.


   После вызова в РУБОП мы с Гришей пытались продолжить его продвижение. Нам помогли Гришины друзья. Один банкир из Ростова подкинул денег. Но их оказалось недостаточно. В это время у меня как раз возникли серьезные неприятности по бизнесу. И я на какое-то время отключился от работы с Гришей. А когда появилась возможность продолжить, оказалось, что Кобылянский нашел какого-то спонсора-американца, и Лепс опять начал работать с Женей и даже при нашем действующем договоре подписал с ним другой договор. «Не парься! – сказал мне Гриша. – Будешь получать 20 процентов пожизненно. Можешь вообще не работать». «Я так не умею, - ответил я. – Я должен участвовать в процессе. А получать деньги ни за что я не хочу. Давай перезаключим договор и будем снова работать вместе!». Однако он – видимо, под давлением Кобылянского – перезаключать договор отказался. На этой почве у нас произошел конфликт. Гриша даже съехал с моей квартиры, хотя я его не прогонял. В итоге мы договорились, что он по мере возможности отдаст мне то, что я в него вложил. А сумма по тем временам была немалая - порядка 120 тысяч долларов. Это все равно, что сейчас миллион. Гриша очень нервничал, много выпивал. И попал в больницу с поджелудочной. Ситуация была весьма серьезная. Он с трудом выкарабкался. Я очень хотел приехать к нему в больницу, поддержать его. Но в тот момент я оказался для него нежеланным гостем. И хотя напрямую меня никто ни в чем не обвинял, я сам чувствовал, что отчасти виноват в его болезни. К чести Гриши, от нашей договоренности он не отказался и в течение последующих семи лет отдал мне все до копейки – где-то деньгами, где-то концертами. А через какое-то время возобновилось и наше с ним общение – уже просто так, не по работе. Гриша тогда совсем не пил. После операции ему не то, что пить, но и есть практически ничего было нельзя. И вообще он здорово изменился, стал более уравновешенным. Раньше он взрывался по каждому поводу. «Гриша, надо дать интервью», - говорил я ему. А он в ответ: «Да пошли они все!». Но потом он, видимо, понял, что есть некие правила игры, и надо их соблюдать. Наладилась у него и личная жизнь. Он встретил свою нынешнюю жену Аню (бывшую танцовщицу из балета Лаймы Вайкуле – М.Ф.) и так влюбился, что ему снесло башню. Она сначала не особо на него реагировала. Но он чуть ли не год за ней ухаживал, дарил цветы и в итоге добился своего. Аня вышла за него замуж и родила ему двух дочек – Еву и Николь.

 

   А Кобылянского Гриша спустя несколько лет сам выгнал. Помню, как-то он мне позвонил и предложил заехать к нему на студию. «А где Кобылянский?» - спросил я. «Да я его послал, - ответил Гриша. – Он вообще обнаглел. Ни фига не делал. Все спонсорские деньги подтягивал я сам через своих знакомых. А он сидел на шее как пиявка и получал 20 процентов». Меня это нисколько не удивило. Один мой знакомый работал у хозяина ресторана «Прага» (Тельмана Исмаилова – М.Ф.) и рассказывал мне, как в конце 90-х Кобылянский устроился туда арт-директором. В его обязанности входила закупка аппаратуры – звук, свет и т.д. Всем было понятно, что на этой закупке он подрезал приличную сумму. Но это еще полбеды. В России все так работают. А человек вдобавок ко всему воровал зарплату у своих сотрудников. Их начали проверять. Спросили у кого-то: «Сколько вы получили за прошлый месяц?». Тот назвал какую-то сумму. А в ведомости стояла сумма вдвое больше. И таких сотрудников было несколько десятков. Соответственно, ему стабильно шла внушительная мзда. В общем, он вылетел из «Праги» с треском. Удивительно, как Гриша его так долго терпел. У меня тогда возникла мысль: «Может, я могу быть Грише чем-то полезен? Может, нам попробовать снова поработать вместе?». Я ему об этом сказал. Но он как-то замял этот разговор. Тем не менее, Гриша помнит добро, которое ему делали, и никогда не бросает старых друзей в беде. Я в этом убедился пару лет назад. Наш балет «Дункан» пригласили в Сочи выступить на каком-то городском мероприятии. А после выступления заказчик приехал к нам с бандитами и потребовал вернуть деньги. «Вы не станцевали «Калинку-малинку», - так он это мотивировал. Плюс он докопался до лазерного шоу, к которому мы не имели никакого отношения. В итоге нам предъявили сумму в три раза больше, чем мы получили. Чтобы разрулить ситуацию, я обратился за помощью к Грише как к человеку, который в Сочи всех знает. Он попросил передать трубку заказчику и договорился с ним, что сам заплатит за нас – правда, намного меньше, чем просили. «Зачем ты пошел у него на поводу?! – стал я укорять Гришу. – Это же полный беспредел!». «Я уже дал слово, - ответил он. – Мне проще заплатить». По возвращении в Москву я пытался вернуть ему эти деньги. Но он сказал: «Ты мне ничего не должен». Вот такая широкая у него душа…

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 27, 2009)







ОРГАНИЗАТОРЫ КОНЦЕРТОВ ОБВИНЯЮТ РОТАРУ В НЕПОРЯДОЧНОСТИ

певица отказывается отрабатывать концерты, за которые люди уже внесли предоплату

 

В начале этого года «Экспресс газета» уже рассказывала о громком скандале между Софией Ротару и ее директором Ольгой Коняхиной, которую певица после десяти лет совместной работы неожиданно обвинила в воровстве и уволила. Коняхина тогда нам единственным дала интервью, в котором подробно высказала свою точку зрения по поводу случившегося («ЭГ» № 6, 2009). А недавно к нам обратились руководители компании «Запад-концерт» из города Калининграда, от которых мы узнали новые подробности этой скандальной истории.

 

   - Наша компания занимается организацией концертов с 2003 года, - рассказал генеральный директор «Запад-концерта» Кирилл Низовцев. - Мы привозили в Калининград Валерия Леонтьева, Ларису Долину, Андрея Макаревича, группу «Звери», Диму Билана, МакSим и многих других звезд. А вот привезти Софию Ротару никак не получалось. Наш генеральный продюсер Михаил Шрамко в течение двух лет вел переговоры с ее директором Ольгой Коняхиной. И в октябре 2008 года она, наконец, согласилась сделать с нами концерт в Калининграде. «Гонорар Софии Михайловны будет составять 40 тысяч евро, - сказала Ольга Петровна. - Привозите предоплату – 50 процентов. И я включу вас в наш гастрольный график на март-апрель 2009 года». Точной даты Коняхина нам не дала. Как она объяснила, для Ротару это обычная практика, и есть заказчики, которые внесли предоплату и ждут концерта по 2-3 года. «Но с вами такого не случится!» - заверила нас она. Мы привезли ей 700 тысяч рублей. На тот момент это соответствовало 19,5 тысячам евро. Коняхина, не пересчитывая, положила деньги в свой пакет и дала нам заранее подготовленную расписку со своей подписью и печатью фирмы Ротару «Арт-студия «София». Официально никакого договора мы с ней не заключали. В принципе, нам он не нужен. Мы платим налоги по упрощенной схеме – 6 процентов от дохода. И отчитываться о затратах нам нет необходимости. Конечно, если артисты требуют, мы подписываем с ними договора. Так было у нас, например, с Александром Розенбаумом, «Хором Турецкого» и группой «Чай вдвоем». Но со стороны Ротару о договоре даже речь не заходила. А нам было вполне достаточно устной договоренности. Коняхину мы знали. Знали, что она уже 10 лет директор Ротару. И у нас не было оснований ей не доверять. Даже расписку о получении денег мы у нее не просили. Она сама нам ее предложила, чтобы подчеркнуть серьезность своих намерений.

    Прошло полтора месяца, и вдруг от организатора концертов Юрия Антонова Олега Давыдова, с которым нас свела Коняхина, мы узнали, что Ротару обвинила Ольгу Петровну в мошенничестве и отказалась от ее услуг. Естественно, мы забеспокоились и позвонили Коняхиной. Она сказала, что действительно больше не работает с Софией Михайловной, но все договоренности остаются в силе, и все концерты, за которые она взяла предоплату, будут отработаны артисткой в срок. А в начале декабря мне позвонил директор Николая Баскова Андрей Неклюдов и представился новым директором Ротару. «Ты уже сделал рекламу концерта Софии Михайловны?» - спросил он. «Нет, не сделал, - ответил я. – У меня еще нет точной даты». «Можешь и не делать, - сказал Неклюдов. – Концерта у вас не будет. Коняхина нас обокрала. Она не только с вас, но и с многих других взяла предоплату. Но Ротару ничего не отдала. Если вы хотите концерт, решайте этот вопрос заново со мной и заново вносите предоплату». «Это несерьезно, - возразил я. – В то время, когда мы давали предоплату, Коняхина являлась директором Ротару. Ее координаты были указаны на официальном сайте. И Ротару должна нести ответственность за ее действия. Пусть отрабатывает концерт за оставшуюся половину гонорара!». Так делали многие артисты, когда директора их кидали. Например, нам рассказывали, что с Игорем Сарухановым была такая история. Его директор тоже получил предоплату за ряд концертов, проиграл все деньги в казино и повесился. И Саруханов отрабатывал эти концерты за остаток гонорара. «Это был мой человек, - сказал он. – И я в ответе за то, что он сделал». Однако Неклюдов заявил, что Софию Михайловну наши проблемы не волнуют и ни о какой отработке за меньшие деньги она даже слышать не хочет.


   Мы попытались вступить в переговоры с сыном Ротару Русланом Евдокименко. Даже встретились с ним, когда приезжали по делам в Москву. Но услышали от него то же самое, что от Неклюдова. «Нести ответственность за Коняхину мы не собираемся, - сказал Руслан. – Она воровка и мошенница. Мы вообще ее знать не знаем и знать не хотим. А что вы ей отдали какие-то деньги – это ваши проблемы». Не помогла даже расписка с печатью «Арт-студии «София». Насколько я знаю от других организаторов, все дела Ротару велись через эту фирму, и такая печать стояла на всех договорах с певицей. Но Руслан нам заявил: «Мы не знаем, что это за организация. У нас такой организации нет и никогда не было. И печати такой у нас тоже не было. Откуда она взялась – мы не знаем. Это, наверное, Коняхина придумала такую печать и сама ее ставила». В отчаянии мы уже были готовы доплатить Ротару какую-то сумму сверх оставшейся половины гонорара – лишь бы только концерт состоялся. Но и на таких условиях Ротару отказалась у нас выступать. «Она сейчас вообще не хочет работать сольные концерты, - объяснил Руслан. - Вот если вы предложите «заказник» за двойной гонорар, это еще как-то может быть ей интересно». Поняв, что концерта не будет, мы снова стали звонить Коняхиной. Сначала она обещала вернуть нам деньги. «Я честный человек, - говорила она. - А Неклюдова и Евдокименко не слушайте! Они хотят меня подставить и специально на меня наговаривают». Однако потом Коняхина, ссылаясь на разные причины, стала отказываться от своих обещаний. В конце концов, она заявила: «У меня денег нет. Я все отдала Ротару. Спрашивайте с нее!».

 

   А в марте 2009 года мне неожиданно позвонили из московского УБЭПа. Оказалось, Ротару через высокопоставленных знакомых в МВД подала заявление в прокуратуру, что Коняхина украла у нее деньги за какие-то концерты, которые она якобы уже отработала. И в этом заявлении упомянула, что от Коняхиной также пострадали организаторы концертов. Меня попросили написать объяснения по этому поводу. Я все подробно изложил и отправил в Москву по почте. После этого все зависло в воздухе. Как мне объясняли в УБЭПе, они запросили у Ротару какие-то документы, связанные с налоговыми отчислениями – насколько там был «черный нал» и т.д. Но она эти документы им не предоставила и куда-то пропала. А без документов было невозможно доказать, что Коняхина ей что-то должна. Что в итоге стало с заявлением Ротару – мне неизвестно. Но недавно я позвонил в УБЭП, и мне предложили уже самому написать заявление на Коняхину. Я написал и также отослал его по почте. После этого меня пригласили в Москву для дачи показаний. Выяснилось, что заведено уголовное дело по заявлению таких же, как мы, потерпевших из Нижнего Новгорода, и в рамках этого дела рассматривается также наше заявление. Сама Ротару в этом деле фигурирует уже не как потерпевшая, а только как свидетель. Насколько нам известно, есть и другие потерпевшие из числа организаторов – еще 5 или 6 человек. В частности, говорят, известный прокатчик Иван Гомельский попал с Ротару на 90 тысяч евро, а Сергей Лавров из компании «Кремль-концерт» - на 60 тысяч евро. Но они не хотят писать заявления на Коняхину. Собственно говоря, у нас тоже претензии не столько к Коняхиной, сколько к самой Ротару. Мы считаем, что ее внутренние разборки со своими сотрудниками не должны касаться партнеров по бизнесу. Пусть даже Коняхина эти деньги взяла и куда-то потратила! Но Ротару – серьезный артист, практически один из первых на нашей эстраде. Она десять лет проработала с Коняхиной. Это был близкий ей человек. И теперь говорить, что Коняхина к ней никакого отношения не имела, и люди, которые заказывали у нее концерты, просто лоханулись, - это, по меньшей мере, непорядочно. Вы можете себе представить, что вы проплатили поставки в бухгалтерию молокозавода, а молока не получили под предлогом, что бухгалтер сбежал с вашими деньгами? Почему же уважаемая артистка позволяет себе так поступать по отношению к своим партнерам?

 

   Своим мнением о данной ситуации с нами согласился поделиться еще один потерпевший – легендарный Иван Гомельский, возивший на гастроли практически всю российскую эстраду, начиная от Пугачевой и заканчивая «Фабрикой звезд».


   - Я нахожусь в гораздо более сложной ситуации, чем эти ребята из Калининграда, - признался он. - У меня цифра, которую я занес для Ротару, намного больше. И это не только мои деньги. Часть денег я взял у организаторов из городов. К сожалению, никакого выхода из этой ситуации нет. Я тоже был у следователя и хотел писать заявление на Коняхину. Но, хорошо поразмыслив, решил, что не буду этого делать. Ну, посадят человека. А что это даст? Деньги-то от этого не вернутся. Требовать что-то от Ротару тем более бессмысленно. Сонька Золотая Ручка не очень щедрый человек. И не будет делать ничего, чтобы помочь людям. Я предлагал ей вариант по выходу из этой ситуации – поехать в тот же тур за те же деньги, чтобы хоть частично вернуть внесенную предоплату. Но Ротару меня не услышала. А зачем ей куда-то ездить, когда у нее построена гостиница в Ялте, которая будет приносить ей доход?! Остается только надеяться, что Коняхина выпутается из этой истории и со временем отдаст деньги. Если она хочет и дальше работать в этом бизнесе, для нее это дело чести. Что вы думаете - не было таких случаев?! Того же Диму Рыбака, тоже крупного прокатчика, в конце 90-х кинули на Украине почти на 200 тысяч долларов. Тогда на него тоже все злились, кричали. Чувак инфаркт получил. Да, ему было тяжело. Да, ему пришлось дом продать. Но он же выпутался. У меня самого в 90-х такая ситуация была. Я тоже крупно прогорел. И чтобы рассчитаться с долгами, был вынужден продать квартиру. Такой уж этот бизнес. Если ты залез в него, ты должен быть готов ко всему. У меня однажды возникла проблема с поселением «Камеди Клаб» на Сахалине. Гостиница, в которой они жили в прошлый раз, оказалась полностью выкуплена для правительственных делегаций России, Японии и Англии. И я поселил их в другую вполне достойную гостиницу, где в свое время жили та же Ротару, Пугачева, Орбакайте, Валерия и другие не менее крутые артисты. Но участникам «Камеди Клаб» там что-то не понравилось. Из-за этого был шум и крик. За что в итоге я был оштрафован на крупную сумму. Когда я пришел на разборки к их продюсеру Артуру Джанибекяну, он мне сказал замечательные слова: «Понимаешь, ты подписался под наш тур, и даже если у тебя что-то не получилось, ты все равно попал». И пусть эти ребята из Калининграда помолятся, чтобы 20 тысяч евро, которые они отдали Коняхиной, остались самой большой потерей в их жизни! Конечно, Коняхина в данной ситуации повела себя непорядочно. Но ее тоже можно понять. Когда обворовали ее водителя, который вез деньги для Ротару, Коняхина ведь не соскочила, а взяла вину на себя. Потом она попала на курсе доллара. Прошлой весной она брала у людей предоплаты в рублях. А осенью, когда был тур, доллар с 23 скаканул до 34 рублей. Я ни в коем случае не оправдываю Коняхину. Но вместе с тем я не хочу всю вину возлагать на нее. Я считаю, что в случившемся на 50 процентов виновата сама Ротару. Деньги-то давались Коняхиной не как частному лицу, а как ее директору. А она вовремя не сообщила людям, что Коняхина больше не ее директор, и тем самым допустила всю эту ситуацию. По моему мнению, Ротару обязана делить ответственность с Коняхиной и пусть не целиком возместить, но каким-то образом поучаствовать в возмещении ущерба.

 

Комментарий юриста

 

   - В данной ситуации нет правовых оснований предъявлять какие-либо требования к самой г-же Ротару, - пояснил председатель президиума Московской коллегии адвокатов «Аннэксус» Сергей Жорин. - Она не участвовала в переговорах и лично не подтверждала готовность участвовать в данном концерте. Договора с ней самой отсутствуют. А размещенная на ее сайте контактная информация не является офертой (официальным предложением заключить гражданско-правовой договор – М.Ф.). Привлечь к уголовной ответственности г-жу Коняхину представляется более реально. В ее действиях усматриваются признаки состава преступления, предусмотренные статьями Уголовного кодекса РФ 159 (мошенничество), 160 (присвоение или растрата) и 165 (причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием). При этом потерпевшим необходимо доказать факт передачи ей денежных средств, а главное - доказать, за что они передавались. Иначе, даже если факт передачи будет доказан, г-жа Коняхина скажет, что взяла в долг, и тогда данный вопрос будет лежать в гражданско-правовой плоскости. Скажу больше, если потерпевшие имели неосторожность угрожать г-же Коняхиной, она может сама обратиться в органы внутренних дел с заявлением о вымогательстве. В подобных ситуациях «должники» нередко так поступают и в итоге превращаются в потерпевших. А реальные потерпевшие могут запросто стать обвиняемыми и даже осужденными. Хорошо, что в данном случае у потерпевших имеется расписка г-жи Коняхиной. Особенно хорошо, что в ней есть исправления, сделанные ею собственноручно. Это дает достаточный материал для почерковедческой экспертизы. Чтобы вернуть переданные г-же Коняхиной деньги, потерпевшим необходимо заявить гражданский иск в уголовном процессе. Для этого после возбуждения уголовного дела пишется соответствующее заявление следователю. На его основании следователь выносит постановление о признании потерпевших гражданскими истцами. И суд вместе с назначением срока наказания принимает решение о выплате им суммы ущерба. Учитывая, что ущерб относительно невелик, думаю, потерпевшие свои деньги получат. Возможно, даже до суда, так как от этого зависит, какое наказание назначит суд.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 26, 2009)








 




 

 

Памятные даты

 

 

 

19.10.1916 родился Эмиль Григорьевич Гилельс, пианист (умер 14.10.1985).

19.10.1918 родился Александр Аркадьевич Гинзбург (он же Галич), драматург, автор и исполнитель песен ("Леночка", "Промолчи - попадешь в богачи", "Когда я вернусь") (умер 15.12.1977).

19.10.1980 родилась Екатерина Викторовна Прокофьева (она же Подлипчук, она же Гордон), писательница, телерадиоведущая, лидер рок-группы "Blondrock" ("Уходи по-английски", "Скафандр и бутылка"), бывшая жена телеведущего Александра Гордона и адвоката Сергея Жорина.

20.10.1956 родился Андрей Сапунов, гитарист, экс-участник групп "Цветы", "Воскресение" и "Самоцветы".

20.10.1971 родился Вячеслав Александрович Зинуров (он же Том Хаос), участник группы "Отпетые мошенники".

21.10.1945 родился Никита Сергеевич Михалков, режиссер, актер, исполнитель песен ("А я иду, шагаю по Москве", "Мохнатый шмель на душистый хмель"), сын поэта Сергея Михалкова.

21.10.1967 родился Вячеслав Борисович Черный (он же Ворон), автор ("Неужели так бывает", "Нелюбовь") и исполнитель песен ("Забери меня, мать", "Красные трамвайчики"), экс-участник дуэта "Слава Черный и Рома Белый".

22.10.1934 родился Георгий Эмильевич Юнгвальд-Хилькевич, кинорежиссер, постановщик музыкальных фильмов ("Опасные гастроли", "Д`Артаньян и три мушкетера", "Ах, водевиль, водевиль").

22.10.1966 родилась Татьяна Николаевна Овсиенко, певица ("Женское счастье", "Школьная пора", "Надо влюбиться"), экс-участница группы "Мираж".

22.10.1990 умер Николай Николаевич Рыбников, киноактер, исполнитель песен ("Когда весна придет, не знаю", "Не кочегары мы, не плотники"), муж актрисы Аллы Ларионовой (родился 13.12.1930).

23.10.1928 родился Юрий Сергеевич Саульский, композитор ("Черный кот") (умер 28.08.2003).

23.10.1973 родилась Ульяна Вячеславовна Лопаткина, балерина ("Лебединое озеро", "Раймонда", "Спящая красавица").

23.10.2002 чеченские террористы захватили в заложники зрителей и участников мюзикла "Норд-Ост" в ДК ГПЗ.

23.10.2002 умер Анатолий Кириллович Евдокименко, муж и продюсер Софии Ротару (родился 20.01.1942).

23.10.2017 день работников рекламы.

24.10.1911 родился Аркадий Исаакович Райкин, актер, исполнитель песен ("Осенние листья", "Песня пожарника", "Добрый зритель в девятом ряду") (умер 20.12.1987).

24.10.1974 умер Давид Федорович Ойстрах, скрипач (родился 30.09.1908).

24.10.1974 умерла Екатерина Алексеевна Фурцева, в 1960-1974 министр культуры СССР, покровительница певицы Людмилы Зыкиной, инициатор выпуска для перевозки артистов специальных автобусов, получивших в народе название "фурцваген" (родилась 07.12.1910).

24.10.1997 свадьба певца Влада Сташевского и дочери директора стадиона "Лужники" Ольги Алешиной (развелись 11.2002).

24.10.1984 умер Анатолий Яковлевич Лиепиньш (он же Лепин), композитор ("Здравствуй, Москва!", "Если б гармошка умела", "Пять минут") (родился 17.12.1907).

24.10.2009 умер Владимир Дмитриевич Тишенков (он же Чёрный Хоббит, он же Вовчик, он же Шкет), экс-участник рок-групп "Вой" и "Коррозия металла", певец ("Маленький гигант большой любви"), телеведущий ("Ты не поверишь!"), участник фильмов ("Убить дракона", "Юлия", "Город соблазнов") (родился 05.04.1960).

25.10.1926 родилась Галина Павловна Вишневская, оперная певица ("Тоска", "Аида", "Пиковая дама"), участница музыкальных фильмов ("Катерина Измайлова"), жена дирижера Мстислава Ростроповича.

25.10.1954 родился Сергей Беликов, певец ("У беды глаза зеленые", "Снится мне деревня", "Живи, родник"), экс-участник групп "Аракс" и "Самоцветы".

25.10.1970 родилась Наталья Сенчукова, певица, жена лидера группы "Дюна" Виктора Рыбина.

25.10.1985 родился Владислав (он же Влад) Михайлович Топалов, экс-солист группы "Smash!!".

25.10.2008 умер Муслим Магомедович Магомаев, певец ("Королева красоты", "Лучший город земли", "Ах, эта свадьба"), муж певицы Тамары Синявской, участник музыкальных фильмов ("Когда песня не кончается", "Похищение", "Низами") (родился 17.08.1942).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн