Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ПУБЛИКАЦИИ. 2014 ГОД
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ ЗА 2014 ГОД <--


ЛАЙМА ВАЙКУЛЕ ПРОИГРЫВАЛА В ЛАС-ВЕГАСЕ СОТНИ ТЫСЯЧ БАКСОВ

А своему звукорежиссеру, перенесшему на гастролях инсульт, пожалела на лечение 90 тысяч рублей

 

На недавний призыв Первого канала помочь заболевшей раком Жанне Фриске сразу откликнулись и ее коллеги по шоу-бизнесу, и простые граждане, собравшие на лечение певицы около 70 миллионов рублей. К сожалению, на такую помощь могут рассчитывать далеко не все. В этом на собственном горьком опыте убедился звукорежиссер Вячеслав Игнатьев. Почти 20 лет он отдал работе с популярными российскими певцами. А два года назад оказался прикован к инвалидной коляске и остался не только без должной медицинской помощи, но и практически без средств к существованию.

 

   - Этот проститутский шоу-бизнес выжимает людей и выбрасывает, как цедру от лимона, - мрачно констатировал Вячеслав, когда я заехал его проведать. – Когда-то в моем родном Ставрополе мы с женой смотрели по телевизору «Песню года» и мечтали, чтобы я попал туда - за звукорежиссерский пульт в студии Останкино. Ради этой шоу-бизнесовой бутафории я пожертвовал самым святым, что есть на свете – семьей. Бросил жену и детей и отправился делать карьеру. Начинал я в коллективе у Юрия Антонова. В 1993 году он выступал в Сочи. И я волею случая заменил его звукорежиссера Диму Сухина, который не мог справиться с местным аппаратом. Антонову так понравилась моя работа, что он пригласил меня в Москву. Несмотря на то, что Юрий Михайлович склонял всех на «х» и на «п», у меня с ним конфликтов практически не было. Помню, в Питере на выборах Собчака местный звукорежиссер во время выступления Антонова по ошибке вытащил из розетки вилку дат-магнитофона, с которого шел его «минус». Когда фонограмма посреди песни остановилась, я думал, Юрий Михайлович меня убьет. Но он понял, что я был не виноват, и даже не обругал меня. Потом я работал с Ладой Дэнс, Каем Метовым, Сосо Павлиашвили, Жасмин. А когда Жасмин рассталась с мужем Вячеславом Семендуевым и временно перестала выступать, устроился к Лайме Вайкуле. Она тогда целиком забрала к себе «живой» коллектив Авраама Руссо, который после обстрела его машины уехал в Америку. А мой друг Игорь Родовский, бывший в этом коллективе звукорежиссером, не захотел с ней работать и порекомендовал на свое место меня. Моя работа с Вайкуле продолжалась без малого шесть лет. Со стороны казалось, что я неплохо устроен. А закончилось все тем, что к своим нынешним 50-ти годам я оказался в полной заднице.

 

   Платила мне Вайкуле по 400 долларов за концерт. Намного меньше, чем платят своим звукорежиссерам Киркоров и другие артисты первого эшелона. При этом выступала она нечасто – всего 2-3 раза в месяц. Хотя на новый год у нее бывало и по 10 концертов. Работать с ней было крайне непросто. Лайма сама не знала, чего хотела. Саундчеки у нее проходили по 3-4 часа. И она редко оставалась довольна звуком. У других артистов ко мне никогда не было нареканий. Даже заграничные коллеги высоко ценили мою работу. А у Лаймы я всегда был мальчиком для битья. Ее супруг, который постоянно сидел со мной за пультом, вел себя очень спокойно. А Лайма могла на меня накричать: «Отойди от пульта! Что ты там крутишь?». Могла, бросив микрофон, демонстративно уйти со сцены, когда, по ее мнению, я слишком долго настраивал звук. Часто возникали скандалы из-за того, что принимающая сторона не соблюдала условия технического райдера. Вообще, за этим должен был следить директор Лаймы Леша Яковлев. Это были его огрехи. Но недовольство артистки все равно изливалось на меня. Был даже момент, когда я от нее уходил. Это произошло после «заказника» в Доме науки на Остоженке. Там был отвратительный зал с жуткой акустикой. А надо было играть «живьем». Во время концерта Лайма всяческими жестами показывала мне, что она жутко возмущена. Я тогда не выдержал и сказал: «Ребята! Я с вами больше не работаю». И не работал почти год. А потом позвонил Леша Яковлев и попросил меня снова поехать с ними на гастроли. У меня тогда как раз не было работы. Я сидел без денег и согласился. О чем потом не раз сожалел. Не проработал я и несколько месяцев, как со мной произошло несчастье.


   В марте 2012 года я поехал с Вайкуле в большое турне по США. Мы передвигались из города в город на автобусе. И после утомительного 6-часового переезда в небольшом городе Лафайетт штата Индиана у меня случился инсульт. Я и так постоянно ходил с верхним давлением 200. А в тот момент давление у меня, как потом установили врачи, подскочило до критической отметки - 260 на 185. Я зашел в свой гостиничный номер и решил принять душ. А выйти из душа своими ногами уже не смог. Три часа барабанил в пол и кричал: «Help!». Потом кое-как дополз до телефона и вызвал портье. Надо отдать должное американским врачам – они сработали быстро и четко. Никто не спрашивал – есть ли мне чем платить. Меня сразу отвезли в госпиталь, за 10-15 минут взяли все анализы, сделали МРТ и во избежание повторного инсульта ввели в искусственную кому, в которой я находился в течение месяца. У меня был достаточно большой очаг поражения – 3x4 см. И повторный инсульт мог привести к летальному исходу.

 

   Тем временем Вайкуле благополучно закончила гастроли и с остальным коллективом улетела домой. Единственное, что она для меня сделала, - оплатила моему младшему сыну перелет в Америку и обратно, так как кому-то надо было вывозить меня из Америки – или в ящике, или еще живого. Слава Богу, что еще не пришлось платить за мое пребывание в госпитале. В принципе, когда мы отправлялись на эти гастроли, на нас была оформлена страховка по 50 тысяч долларов на человека. Но этих денег хватило только на мою перевозку в Россию. А на мое лечение, как мне объяснили, было затрачено около полумиллиона долларов. На мое счастье, я попал не в муниципальный госпиталь, а в частный. Назвался он «Университет здоровья». Там не только лечили, но и обучали врачей. И у них было право 2-3-х человек в год лечить бесплатно. После выведения из комы я провел в госпитале еще месяц. У меня останавливалось дыхание, и мне делали принудительную вентиляцию легких. Речь мне более-менее восстановили. Но на ноги меня так и не поставили. И отправили дальше восстанавливаться в России.

 

   Едва оказавшись в самолете, я сразу почувствовал разницу между американской медициной и российской. Летел я на специальных носилках, которые ставились на задние ряды кресел. Носилки эти были жутко неудобные. Через полчаса у меня так затекли руки, что я чуть не умер от боли. При этом я упирался носом в динамик, из которого стюардесса кричала: «Сейчас будем раздавать обед!». Когда мы прилетели в Москву, из-за ошибки в документах меня очень долго мурыжили в аэропорту Шереметьево. Не могли разобраться – пассажир я или багаж. Из Москвы сыновья повезли меня в Питер, куда они переехали из Ставрополя на учебу. Там меня выгружали какие-то засаленные чуваки, от которых разило алкоголем. Они перевернули носилки, и я лишь чудом не переломал себе руки и ноги. В Питере меня поместили в 24-ю больницу на улице Костюшкина. За каждый шаг там нужно было платить. А главное – у них не было специалистов по реабилитации. В итоге меня выписали с 1-ой группой инвалидности и пенсией 12 тысяч рублей.


   Чтобы научиться заново ходить, мне предлагали лечь в специальное отделение реабилитации инсультников при 40-й больнице. Для этого требовалось 90-120 тысяч рублей. Я обратился за помощью к Вайкуле. Ее директор Леша Яковлев в течение нескольких месяцев кормил меня «завтраками» и говорил: «Лайма думает». Но помощи от нее я так и не дождался. Когда нужно было что-то сделать, нам всегда говорилось: «Это же наше общее дело. Мы же одна семья». Только я жил на съемной квартире и ездил на метро. А у нее был в Юрмале роскошный дом из стекла и бетона. В гараже стояло четыре машины. И своих собак она каждый день кормила таким мясом, которое я ел, может быть, раз в год. О животных Лайма вообще очень заботилась. Я был свидетелем, как Леша Яковлев на ее деньги покупал на вокзале десятки куриц-гриль и, по ее требованию, разбрасывал бездомным собакам. Лайме их было жалко. Морских котиков ей тоже было жалко. Она с еще несколькими артистами летала в Норвегию и требовала, чтобы на них прекратили охоту. А помочь вернуться к нормальной жизни человеку, который на нее работал, Лайма не посчитала нужным. В свое время она сама перенесла онкологическое заболевание. И вроде бы должна была понимать, что значит вовремя оказанная медицинская помощь. Я же не последнюю модель «Ламборджини» просил ее купить. Сумма, о которой шла речь, по ее меркам, была просто смехотворная. Столько стоила еда для ее собак на полмесяца. Лайма в казино оставляла суммы на порядок больше. Когда мы ездили в Лас-Вегас, она однажды проиграла несколько сотен тысяч долларов. За это ей предоставлялись номера «люкс» и многое другое. У нее даже была специальная карта, по которой она могла раз в год целый месяц на халяву отдыхать в Лас-Вегасе.

 

   Конечно, я не вправе предъявлять Лайме какие-то претензии. По большому счету, в случившемся был виноват я сам, потому что плохо следил за своим здоровьем. Но как за ним было следить в условиях нашего шоу-бизнеса?! Работал я у Вайкуле, естественно, неофициально. Больничных мне не полагалось. И, несмотря на плохое самочувствие, приходилось выходить на работу. Да, есть артисты, которые по-другому относятся к своим сотрудникам. Например, я слышал, что Аллегрова до последнего момента давала деньги своему клавишнику и возила его к лучшим докторам в Германию, хотя его заболевание уже не подлежало лечению. А из артистов, с которыми я работал, на мои просьбы о помощи откликнулись только два человека – 20 тысяч рублей дал Дидюля, и два раза по тысяче долларов дала Жасмин. Также посильно помогали коллеги по цеху. Я им за это очень благодарен. К сожалению, использовать эти деньги на реабилитацию мне не удалось. Они поступили не одновременно, а с промежутками в несколько месяцев. Все это время мне нужно было снимать квартиру, покупать еду и лекарства. Пенсии на все не хватало. А сыновья оплачивать мои расходы не могли: младший еще учился, а старший уже завел свою семью и должен был ее содержать. В конце концов, я был вынужден перебраться из Питера обратно в Москву. Здесь меня бесплатно приютил в своем офисе и предоставил место для моей студии мой друг Алексей Немец. Но студия стоит без дела. Клиентов практически нет. А куда-то выйти без посторонней помощи мне проблематично. Каждое утро я просыпаюсь и думаю: «Что будет завтра? Как мне дальше жить?». Одно из двух – или от этих мыслей меня присандалит еще один инсульт, или я не выдержу и однажды выпью избыточное количество таблеток, понижающих давление.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 9, 2014)







АВТОР ХИТА ПУГАЧЕВОЙ НАШЛА ПОТЕРЯННОГО 13 ЛЕТ НАЗАД СЫНА

Чиновники отправили Диму Орешко на ПМЖ в США, но долгие годы не выписывали его из новосибирской квартиры и требовали платить за него «коммуналку»

 

Драматическими историями о российских детях, которых ушлые работники органов опеки при живых родителях продавали на усыновление в Америку, уже давно никого не удивишь. Однако история, произошедшая с певицей и автором песен из Новосибирска Ириной Орешко и ее сыном, отличается столь неожиданными поворотами сюжета, что могла бы стать основой для увлекательного романа или кинофильма.

 

   По словам Ирины, своего единственного сына Диму она родила в 1993 году от продюсера из Казахстана Марата Темиргалиева. Он возил начинающую новосибирскую певицу в Алма-Ату на фестиваль «Голос Азии-92», и там у них завязался «служебный роман». Однако о том, что он стал отцом, казахский продюсер так и не узнал.

   - Потом Марат неоднократно приезжал в Новосибирск, но я избегала встреч с ним, - призналась Ирина. - Причиной тому была его мусульманская вера. Моя новосибирская родня с трудом пережила «бандеровщину» в лице моего отца – выходца с Западной Украины. В конце концов, матери пришлось с ним расстаться. А про мусульман у нас в семье никто даже слышать не хотел. Честно говоря, у меня тоже не было желания, чтобы мой сын стал мусульманином. Я крестила Диму в 3-недельном возрасте в православном Соборе Александра Невского в Новосибирске. А он взял и описал попа, когда тот держал его на руках. Правда, поп сказал, что это хороший знак. При оформлении свидетельства о рождении я дала Диме свою фамилию и другое отчество вместо Маратовича. Я еще девчонкой решила, что мой сын будет Дмитрием Александровичем. Так звали красавчика Диму Смолякова, в которого я была безумно, но – увы! - безответно влюблена в школе.

 

   В 1997 году Орешко оказалась в центре громкого скандала вокруг песни «Позови меня с собой», исполненной Аллой Пугачевой. Везде сообщалось, что ее незадолго до смерти сочинила погибшая в 1995 году в автокатастрофе новосибирская певица Татьяна Снежина. А Ирина неожиданно выступила с заявлением, что эту песню написала она еще в 1990 году и посвятила своей первой школьной любви – тому самому Диме Смолякову.

   - Снежину я лично не знала, а вот с ее продюсером Сергеем Бугаевым, вместе с которым она разбилась в аварии, была знакома более чем близко, - объяснила Орешко. - Он обратил на меня внимание на новосибирском конкурсе молодых исполнителей «Транзит». Шепнул на ушко: «Пойдем!». И привел меня в свою роскошную квартиру в центре Новосибирска. Я прожила у него довольно продолжительное время. И у меня нет сомнений, что через Бугаева моя песня попала к Снежиной. Судя по ее стихам, Татьяна была очень восприимчивым человеком: если появлялся какой-нибудь шлягер, она тут же делала его «переложение». Я даже не уверена, что Снежина сама присвоила авторство «Позови меня с собой». Возможно, она просто решила спеть мою песню. А когда Татьяна и Сергей погибли, родственники не разобрались, что эта песня чужая.

    Выдвинутая Ириной версия была не такой неправдоподобной, какой могла показаться на первый взгляд. Брат Снежиной Вадим Печенкин сам признавал в интервью, что к ее творческому наследию причислили все, что было написано ее рукой, и ошибочно издали под ее именем несколько чужих стихов. В частности, в книгу Татьяны попали тексты песен Ромы Жукова, написанные экс-солисткой группы «Мираж» Светланой Разиной.

   - Я подала в суд и предоставила справку из Российского авторского общества, что эти тексты были зарегистрированы мной еще в тысяча девятьсот восемьдесят ломатом году, - рассказывала Разина. - «А вот у нас есть рукопись Снежиной!» - заявили мне в ответ. И предъявили ничем не заверенную ксерокопию бумажки, на которой аккуратным почерком были переписаны мои стихи. «Это не рукопись, а урок чистописания! - возмутилась я и достала из сумки листок бумаги с набросками своих новых стихов. - Вот как выглядит настоящая рукопись! Здесь так все перечеркано, что вы вряд ли сможете что-то разобрать. А на обратной стороне вообще записан текст песни Энрике Иглесиаса. Что же, по-вашему, если я переписала его своей рукой, получается, что я теперь его автор?!». Но судья не захотела слушать никакие доводы и отказала в удовлетворении моего иска.


   Для никому неизвестной Орешко борьба за свое авторство завершилась гораздо более плачевно, чем для экс-солистки «Миража». Выяснилось, что отец Татьяны Снежиной генерал Валерий Печенкин в то время занимал пост замдиректора ФСБ России. В адрес новосибирской певицы начали поступать предупреждения, что ей лучше отказаться от своих претензий. А потом, по словам Ирины, на нее напали и пытались убить. Защищаясь, она нанесла одному из нападавших смертельную рану и надолго попала за решетку.

   - По всем признакам, мой случай попадал под статью 37 УК «Необходимая оборона», - утверждала Орешко. – Но следствие представило все так, будто я ворвалась в квартиру с ножом в руках и напала на потерпевшего. Причем, если бы он убил меня, он бы за это не просидел даже дня, так как, согласно прилагавшейся к делу справке, якобы состоял на учете в ПНД. Но я видела его. Какой там ПНД?! Это был накачанный парняга под два метра ростом, с солдатской выправкой и титьками, как у Шварценеггера. Судья тоже изначально была настроена против меня, и сама постановка ее вопросов уже предполагала ответы не в мою пользу. Она припаяла мне 105 статью «Умышленное убийство». И дала 8 лет строгого режима. Ее приговор конкретно говорил: «Плевала я на ваш закон!».

 

   Несмотря на многочисленные попытки обжаловать несправедливое решение суда, Ирина так и не добилась его отмены и смогла лишь сократить назначенный ей срок до 5 лет. Но самым ужасным было даже не это. Пока она отбывала наказание в мордовской колонии, ее через суд лишили родительских прав и отобрали у нее сына Диму.

   - Я написала кассационную жалобу и просила поднять из моего уголовного дела  характеристики на меня от участкового и домоуправа, из которых было понятно, что ребенка на произвол судьбы я не бросала, - сетовала Ирина. - Но мне ответили, что моя жалоба не будет иметь хода, пока я не заплачу пошлину 67 рублей. А я тогда в «зоне» еще практически не работала, и денег на счету у меня не было. В результате Диму, который на момент моего ареста оставался в Новосибирске с моим отчимом, забрали в детский дом. Моя подруга Наташа Кириянко ездила, проведывала его. Ей говорили, что ребенок очень одаренный, прекрасно рисует, поет. А за три месяца до освобождения я узнала, что мой сын, оказывается, уже три года живет в Америке с новыми родителями. Сначала они возили его на летние каникулы в Италию. Хотели посмотреть, насколько ребенок легко адаптируется. А уже потом оформили все документы и забрали его в Америку.

 

   После освобождения в 2003 году Ирина обосновалась в Москве. Вышла замуж за отставного офицера ФСБ, с которым у нее завязались близкие отношения еще в 90-е годы. Работала мастером в различных московских ателье. А со временем сама стала хозяйкой небольшой мастерской по ремонту и пошиву одежды в одном из «спальных» районов.

   - Первое время я наивно надеялась заработать своим творчеством, - горько усмехнулась Орешко. - Носила диски со своими песнями на все радиостанции. И везде слышала один ответ: «Это неформат». Бесконечно сидеть на чьей-то шее я не могла. Вот и занялась портняжьим делом. Я с детства была не безрукой девочкой. Индивидуальному пошиву училась у старух-профи в одном из новосибирских ателье. А во время отбывания срока освоила общий пошив и стала почти профессионалом. Шила милицейскую форму и военные бушлаты. В «зоне» стояли скоростные моторы-«прямострочки». Допотопные, конечно. Но, освоив их, уже не составляло труда перестроиться на другую технику.


   Естественно, на протяжении всего этого времени Ирина не оставляла попыток разыскать своего потерянного сына. Ездила в новосибирский детский дом, откуда его в 2000 году передали американским усыновителям. Но, к кому она ни обращалась, выяснить что-либо о местонахождении и дальнейшей судьбе Димы ей так и не удалось.

   - В детском доме произошла смена власти, - поведала Ирина. - Директором была уже другая женщина. Не та, которая продавала детей в Америку. Меня приняла ее заместительница. Она прониклась ко мне сочувствием и обещала приложить все усилия, чтобы мне помочь. Сказала, что попытается поднять архивы и узнать адрес приемных родителей Димы. Но, как я поняла, ей не разрешили давать мне такую информацию. Самое интересное, что Дима так и числился прописанным в моей новосибирской квартире, и все эти годы с меня требовали вносить за него коммунальные платежи. Когда я решила продать квартиру, пришлось приложить невероятные усилия, чтобы его оттуда выписать. Органы опеки упорно не давали этого сделать, ссылаясь, что заботятся об интересах несовершеннолетнего. «Орешко Дмитрий Александрович давно живет в другой стране, - объясняла им я. – Покажите мне идиота, который по собственной воле попрется из Америки в Новосибирск в эти ваши гребаные бараки!». Видимо, они рассчитывали, что я брошу к черту эту квартиру, и они приберут к рукам мои 54 квадратных метра.

 

   А в конце 2013 года, когда Орешко уже практически потеряла надежду снова увидеть своего сына, ей неожиданно позвонили из американского агентства по розыску потерянных родственников в России. Оказалось, что к ним обратились приемные родители Димы Кэрол и Брюс и наняли их агентство, чтобы найти Ирину.

   - Я хочу уверить Вас, что с Вашим сыном все в порядке, - сообщала Кэрол в письме, переданном Ирине представителем агентства. – Наша семья – это я, мой муж Брюс, Дима и его младший брат из Мурманска Алеша, которого мы также усыновили. Брюс – менеджер отдела, который отвечает за безопасность ученых в лабораториях, а я - медсестра. Мы хотим поблагодарить Вас за то, что Вы дали жизнь Диме и подарили ему свою любовь, когда он был маленьким. Мы понимаем, что это письмо, вероятно, большая неожиданность для Вас, но все, что мы хотим, - принести Вам спокойствие и дать Диме возможность увидеть полную картину его жизни, а не только времени, проведенного с нами. Когда он был ребенком, он спрашивал, была ли у нас Ваша фотография, говорил, что хотел вспомнить, какая Вы. Ему также было интересно знать, кто его отец и как он выглядит. В сентябре Диме исполнилось 20 лет. Сейчас он учится в университете и надеется стать бизнесменом или адвокатом. Дима уже не говорит на русском, но он очень любит русскую кухню. У него есть российский флаг, который висит в его комнате рядом с американским. Когда ему исполнилось 18 лет, он сделал себе татуировку. Это сибирский тигр с именами Ирина и Александр, написанными кириллицей. Дима сам придумал и нарисовал этот дизайн. Мы хотим, чтобы он помнил свое русское происхождение и гордился им. Надеемся, что Вы могли бы помочь нам в этом, если Вы захотите.

 

   - Конечно, я безумно обрадовалась, что Дима нашелся, но, честно говоря, до сих пор не решилась вступить с ним в общение, - поделилась своими переживаниями Ирина. - Пока я ограничилась тем, что снялась для него на видео и отправила ему кое-какие свои песни. Я несколько раз начинала писать ему письмо. Исписывала по 8 страниц. Но не могла найти подходящих слов. Ну, что я ему расскажу? «Сыночек, миленький, ты знаешь, на твои крестины собралась вся новосибирская братва!». Зачем его пугать? Пусть лучше будет адвокатом в Америке и не знает всего этого! Наш 68-й квартал Новосибирска – это клоака, где все наркоманы и убийцы, где под носом у властей открыто торгуют наркотиками и губят людей. Я сама порвала с Новосибирском. Продала там квартиру и забыла этот город вместе со Снежиной и всем остальным, как страшный сон. Раньше я переживала, что Диму вывезли в чужую страну. А теперь благодарю Бога, что так произошло.

 

   Александр БОЙКОВ, Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 9, 2014)







БРЕЖНЕВОЙ ПОСЛЕ РАЗВОДА ПОМОГАЛ ДЕНЬГАМИ ЛЮБИТЕЛЬ ЛОШАДЕЙ

По слухам, у экс-участницы «ВИА Гры» завязались близкие отношения с эксцентричным украинским олигархом

 

Два года назад экс-участница группы «ВИА Гра» Вера Брежнева объявила, что развелась со своим мужем - членом наблюдательного совета нефтяной компании «Укртатнафта» Михаилом Киперманом, который спонсировал ее как сольную певицу («ЭГ» № 44, 2012). Обычно карьера таких певиц, поднявшихся к вершинам музыкального Олимпа за счет богатых мужей и любовников, после расставания с ними резко идет на спад. Так было и с Татьяной Овсиенко, и с Натальей Ветлицкой, и с Катей Лель, и с Жасмин, и со многими другими. Однако с Брежневой этого почему-то не случилось. Она продолжает покупать песни у такого востребованного автора, как Константин Меладзе, и по-прежнему присутствует с утра до ночи в эфире радио и ТВ. Ни для кого не секрет, что все это стоит огромных денег. Откуда же их черпает экс-«ВИА Гра», которая, судя по гастрольному графику на ее официальном сайте, крайне редко выступает с концертами?

 

   - Как я слышала от наших соотечественников, безуспешно пытающихся делать карьеру в Америке, новым «кошельком» Брежневой стал украинский олигарх Александр Онищенко, - поделилась со мной свежими сплетнями жена известного организатора корпоративов Константина Щербинина – скандальная певица и актриса Лили Лев, которая сейчас снимается в Голливуде с Эриком Робертсом. – Говорят, этот олигарх щедро платит знаменитостям, чтобы провести время в их компании. На его тусовки приезжали даже голливудские звезды первой величины. Про наших и говорить нечего. Судя по тому, что Брежнева в последнее время стала отказываться от приглашений других олигархов, у Онищенко сложились с ней особенно близкие отношения. Свечку, конечно, никто не держал, но, похоже, дело там уже не ограничивается совместными тусовками…

 

   По данным украинского журнала «Фокус», 44-летний Александр Онищенко в 2013 году занимал 146-е место в списке самых богатых людей Украины и обладал состоянием 65,2 миллионов долларов (по другим источникам, 243 миллиона «зеленых»). С 1990 года он осуществлял предпринимательскую деятельность в газовой отрасли. Стал владельцем ООО «Нафтогаззбут» и еще нескольких компаний по продаже и добыче газа. С 2007 года работал помощником министра Украины по вопросам чрезвычайных ситуаций. В 2012 году был избран депутатом Верховной Рады от Партии регионов. Снискал известность своей любовью к лошадям. В 2000 году приобрел собственный конный завод в Бельгии. С 2002 года возглавлял Федерацию конного спорта Украины и даже лично выступал за свою страну на Олимпийских играх в Пекине и Лондоне. Не меньше прославился своей любовью к красивым девушкам. Оказывал финансовую поддержку украинским модельным агентствам. В 2009 году создал международную меценатскую организацию «TOP Ukraine» и под ее эгидой проводил конкурсы красоты, модные показы и другие светские мероприятия, на которые привозил Пэрис Хилтон, Памелу Андерсон, Леонардо ДиКаприо, Сильвестра Сталлоне и многих других знаменитостей.


   - Ван Дамма я попросил приехать на конкурс «Мисс Украина» по дружбе, - хвастался Онищенко в интервью украинской газете «Сегодня». - Он приехал бесплатно. В среднем же привезти звезду стоит около $100 тысяч. Да, если действовать через агентов, то они начинают запрашивать баснословные суммы — $300 тысяч, полмиллиона долларов... Но мы часто действуем через личные контакты. Например, с Лиз Херли мы познакомились в Монако. И когда я ее приглашал, то она не хотела называть сумму, говорила, чтобы я сам оценил ее приезд. А что до Евы Лонгории, то я ей говорил, мол, давай ты приедешь, я заплачу, а она мне сказала: «Нет, тут не может стоять вопрос денег, просто у меня в этот день съемка в Лондоне»… Я помогал ей в проведении благотворительного аукциона. Ева помогает детям, больным церебральным параличом. Она собрала вещи спортсменов, артистов и выставила их на продажу. Я же пополнял благотворительный фонд…

 

   - Могу сказать об Александре только хорошее, - признался мне в ответ на вопрос об Онищенко известный украинский продюсер Юрий Никитин. – Я и все мои артисты - Андрей Данилко, Ирина Билык, Оля Горбачева, «Никита», «НеАнгелы» - знакомы с ним и много раз работали у него в разных проектах. Условия, на которых Александр приглашал артистов, каждый раз были разные. Когда он проводил «Мисс Украина Вселенная», там все хотели участвовать, и вопрос о деньгах не стоял. И на его день рождения многие выступали бесплатно в качестве подарка. Понимаете, у каждого артиста с Александром складываются свои отношения. Исходя из этих отношений, кто-то берет деньги, кто-то не берет. В денежных вопросах он абсолютно адекватный человек. Не прижимистый, как некоторые. Поддерживает всевозможные культурные инициативы, в том числе, связанные с музыкой. Побольше бы таких людей, как он! Нам их явно не хватает.

 

   Как следовало из сообщений украинских СМИ, не раз участвовала в мероприятиях Онищенко и Вера Брежнева: еще будучи замужем за Киперманом, она вместе с Иваном Ургантом вела конкурс «Мисс Украина-2010», а в дальнейшем выступала на других конкурсах как певица. К сожалению, прояснить, насколько близкие отношения связывают экс-участницу «ВИА Гры» с олигархом, мне так и не удалось. PR-директор Брежневой Анастасия Драпеко вопросу про Онищенко нисколько не удивилась, но заявила, что ее артистка не будет давать по этому поводу никаких комментариев. Не слишком разговорчивыми оказались и подчиненные «любителя лошадей и красивых девушек».

 

   - По поводу сотрудничества нашей организации с Верой Брежневой можем сказать, что оно, как и у любых других заказчиков, которые приглашают артистов на свои мероприятия, строится на тех или иных условиях, как правило, рыночных, - витиевато ответили мне в киевском офисе «TOP Ukraine». - А особых комментариев о каких-то личностных отношениях мы дать не можем…

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 7, 2014)







 




 

 

Памятные даты

 

 

 

22.09.1965 родился Аркадий Владимирович Кудряшов, директор певца Юрия Шатунова.

22.09.1968 свадьба Софии Ротару и Анатолия Евдокименко.

22.09.1976 родилась Анна Леонидовна Пономарева (она же Беата Ардеева), бывшая ведущая Муз-ТВ и MTV, бывшая пресс-атташе группы "Тату", в 2003 в результате автокатастрофы надолго потеряла трудоспособность.

22.09.1987 родилась Надежда Олеговна Игошина, участница "Фабрики звезд-4".

22.09.1989 умер Израиль Исидорович Бейлин (он же Ирвинг Берлин), композитор ("Боже, благослови Америку") (родился 11.05.1888).

23.09.1930 Иоганн Остермайер запатентовал фотовспышку.

23.09.1972 родился Игнат Александрович Солженицын, пианист, сын писателя Александра Солженицына.

24.09.1945 родилась Лариса Алексеевна Рубальская, поэт-песенник ("Напрасные слова", "Виноват я, виноват", "Морозов").

24.09.1952 родился Алексей Романов, лидер группы "Воскресение".

24.09.1964 газета "Известия" опубликовала "Предложения по усовершенствованию русского языка", согласно которым следовало писать "доч", "жури", "заец".

24.09.1990 умер Матвей Исаакович Блантер, композитор ("Катюша", "Лучше нету того цвету", "Летят перелетные птицы") (родился 10.02.1903).

24.09.1991 родился Всеволод (он же Влад) Андреевич Соколовский, участник "Фабрики звезд-7", солист созданной в результате группы "БиС", сын руководителя группы "ИКС-Миссия" Андрея Соколовского.

24.09.2002 умер Борис Николаевич Рычков, джазовый пианист, композитор ("Все могут короли") (родился 05.03.1937).

24.09.2003 вследствие злоупотребления наркотиками умер Вадим Евгеньевич Покровский, участник группы "Два самолета" (родился 25.03.1967).

25.09.1906 родился Дмитрий Дмитриевич Шостакович, композитор ("Нас утро встречает прохладой", "Тучи над городом встали", "Тоска по Родине"), автор музыки к первому звуковому фильму киностудии "Ленфильм" ("Одна") (умер 09.08.1975).

25.09.1961 родился Александр Козлов, клавишник группы "Агата Кристи" (умер 01.03.2001).

25.09.1968 английский хит-парад впервые возглавила русская песня - романс "Дорогой длинною", исполненный Мэри Хопкин под названием "Those Were the Days".

25.09.1997 умерла Мария Николаевна Мордасова, "королева частушек" (родилась 14.02.1915).

26.09.1959 родился Илья Валерьевич Кормильцев, автор текстов группы "Наутилус-Помпилиус" (умер 04.02.2007).

26.09.1968 родился Илья Леонидович Абатуров, создатель гей-клубов "Премьера", "Три обезьяны" и "Центральная станция".

26.09.1971 родился Николай Тимофеев, участник группы "Дискотека Авария".

27.09.1958 родился Юрий Николаевич Дружков, поэт-песенник ("Ксюша, юбочка из плюша", "Леха, мне без тебя так плохо", "Гриша, прохудилась крыша") (убит 04.01.2006).

27.09.1959 родился Георгий Кузнецов, бизнесмен из Донецка, один из создателей премии "Овация".

27.09.1960 заложены первые железобетонные блоки в основание Останкинской телебашни.

27.09.1964 родился Михаил Михайлович Макаренков, клипмейкер ("Ты бросил меня" группы "Стрелки", "Обращение к небу" Константина Крестова).

28.09.1964 умер Михаил Аркадьевич Светлов, поэт-песенник ("Гренада", "Каховка", "Застенчивым девушкам, жадным и юным") (родился 17.06.1903).

28.09.1996 в автокатастрофе на Севастопольском проспекте в Москве погиб Юрий Владиславович Барабаш (он же Петлюра), певец ("Видно, не судьба", "Курочка", "Споем, жиган") (родился 14.04.1974).

28.09.1968 родился Роман Львович Горбунов (он же Трахтенберг), культуролог, теле- и радиоведущий, певец ("Ключик золотой в жопу себе вставь", "Проезжали педики на велосипедике"), участник фильмов ("Лука Мудищев", "Русский спецназ", "Путь самца") (умер 20.11.2009).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн