Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
Публикации за 2011 год
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

ПЕРВЫЙ МУЖ САЛТЫКОВОЙ ЧУТЬ НЕ ЗАБИЛ ЕЕ НОГАМИ ДО СМЕРТИ

мать Аллегровой выслеживала и со скандалом выгоняла из ее квартиры девушек

 

Легендарного музыканта Александра Назарова, если и вспоминали в последние годы, то исключительно как продюсера певицы Джулии Ковы (Юлии Ахоньковой), вынесшей всем мозги песней «Бип-бип, твой сигналит джип». Между тем, в 80-е годы прошлого века он был участником суперпопулярных групп «Форум» и «Электроклуб» и сам блистал на сцене в компании с Виктором Салтыковым и Ириной Аллегровой. Недавно я наведался к нему в гости, и Александра неожиданно потянуло на воспоминания о бурном прошлом. Поводом для этого послужил его новый проект «Electroklub woman», который он создал совместно с бывшим администратором «Электроклуба» Олегом Антюфеевым.

 

   - Как-то мы с Олегом сидели за бутылочкой винца и решили возродить былую славу бренда «Электроклуб», - рассказал Назаров. - Песни, которые когда-то поставили на уши всю страну, и сейчас имеют такую же силу. Только исполняет их теперь чисто женский коллектив. Просто нам по жизни больше нравится иметь дело с девушками. Лично я ради них и подался в шоу-бизнес. Еще подростком, начав играть на гитаре, я обратил внимание, что ко мне сразу потянулись девушки. Первый секс у меня случился в 8-ом классе с 6-классницей Ирой из соседней квартиры. Она зашла ко мне за какой-то книжкой. И я прилег с ней на свою детскую кроватку. Потом в этой кроватке побывали все девушки из нашего подъезда. И мне стало ясно, чем нужно заниматься в жизни, чтобы не знать отбоя от слабого пола. Конечно, музыкой. Начинал я, как и многие, с художественной самодеятельности. Играл в своем родном Тернополе на танцах в парке, на всяких городских праздниках. Параллельно закончил музучилище и поступил во Львовскую консерваторию. А когда с 4-го курса меня выгнали и забрали в армию в город Ленинград, служил в доме офицеров и руководил самодеятельностью ПВО всей страны. За мою успешную деятельность на этом поприще после армии мне дали квартиру в Ленинграде и направили меня на работу в Ленинградскую филармонию. Я проработал там полгода и где-то на гастролях встретился с будущим создателем группы «На-На» Бариком Алибасовым, который тогда руководил рок-группой «Интеграл». Он меня подкупил своим желанием быть лучшим в этом мире. И я пошел бас-гитаристом и музыкальным руководителем в его группу. Съездил с «Интегралом» на легендарный рок-фестиваль в Тбилиси, где нам дали 3-е место. Но долго в этом коллективе не задержался. Там практиковался непонятный мне разноцветный секс. Какой-то двуствольный.

 

   - На что ты намекаешь? – насторожился я. – Хочешь сказать, что разговоры о гомосексуальных наклонностях Алибасова возникли не на пустом месте?

   - Не буду врать – непосредственно во время секса с мальчиками Барика я не видел, - замялся Александр. - Но его все время окружали мальчики. Меня это как-то не вдохновляло. Вдобавок ко всему к Барику вернулся бас-гитарист, который работал с ним до меня. В итоге я ушел из «Интеграла» и вместе с Леней Фадеевым создал при Ленконцерте рок-группу «Форвард». Выступали мы в костюмах а-ля группа «KISS». Поскольку ничего подобного на эстраде тогда не было, молодежь на нас валом валила. Это вызвало недовольство партийных органов. И после очередных гастролей Ленконцерт нас расформировал. Тогда мы подготовили новую военно-патриотическую программу и стали работать под придуманным мной названием «Форум».

 

   - Подожди, вроде бы всегда считалось, что «Форум» - детище лауреата премии Ленинского комсомола, композитора Александра Морозова.

   - Можно и так считать. Саша Морозов давно хотел сделать хороший ансамбль. И я предложил ему стать нашей «крышей». Он пригласил меня к себе на дачу в Нарву, и за 10 дней были написаны «Островок», «Белая ночь» и другие песни, которые в дальнейшем принесли успех «Форуму». Конечно, Морозов не знал, как писать для молодежной группы. Все его песни я переделывал и переписывал. Зато к этим песням не придирались партийные чинуши, так как их автором числился официально признанный комсомольский композитор. Но возникла другая проблема - некому было петь. Нужен был какой-то новый нестандартный вокал. Я прослушал порядка сорока певцов. И никто меня не устроил. Когда я уже был близок к отчаянию, ко мне подошел ди-джей Игорь Гренадеров и сказал: «Я знаю человека, который вам подойдет. Он пел в группе «Мануфактура» из Ленинградского рок-клуба. Его зовут Витя Салтыков». Я стал звонить Салтыкову. «А он в армии», - ответила его мама. К счастью, оказалось, что Витя был всего лишь на военных сборах от института. Через месяц он вернулся. И мы вызвали его на репетицию. Увидев его, я чуть не упал. Это был такой червяк, худой, без жопы, с коротко стрижеными рыжими волосами. Но после того, как он спел, я понял, что это именно тот вокалист, который нам нужен. Через неделю мы уже поехали с ним на гастроли. Наш куратор от Ленконцерта Ковжаровский, руководивший серьезным джазовым коллективом, резко возражал. «Какие гастроли?! – кричал он. – Это жуткая самодеятельность». Вот тут и сыграл роль авторитет Саши Морозова. «Я беру всю ответственность на себя, - сказал он. – Если что, спросите с меня». Наш гастрольный маршрут начинался на летней эстраде в Анапе. На первый концерт пришло 3 или 4 человека. От расстройства Витя даже забыл слова. Нам пришлось несколько раз играть ему вступление. Зато на следующий день биток был такой, что публика чуть не разнесла эту летнюю эстраду. И так повторялось потом в каждом городе. Это был какой-то феномен.

 

   - А как у участников «Форума» обстояли дела с девушками?

   - Девушек было очень много. Бывало, после концертов в наш автобус их набивалось столько, что самим артистам негде было сесть. Правда, Витя Салтыков всегда был очень стеснительным парнем. И даже к тем девушкам, которые были не против, боялся подойти. Мне приходилось каждый раз самому отбирать девушек и приводить к нему. Помню, после второго или третьего концерта в Анапе Витя выбрал себе самую крупную. Не знаю – почему. Наверное, со страху. Повел ее в гостиницу, где мы жили. Но девушку с ним не пропустили. Такие в те времена были порядки. Тогда Витя связал из простыней веревку и сбросил девушке из окна. А жили мы на третьем этаже. Она ухватилась за эти простыни и стала карабкаться вверх. Но, когда уже почти добралась до третьего этажа, сорвалась и упала. В принципе, на этом карьера Вити Салтыкова могла закончиться, не успев начаться. Слава Богу, девушка приземлилась не на асфальт, а на решетку перед окном цокольного этажа. В результате она осталась жива и даже ничего себе не сломала.

 

   - Во времена «Электроклуба» то же самое было в Омске, - вмешался в разговор Олег Антюфеев. - У нас с Салтыковым Игорь Николаев тогда забрал победительниц конкурса «Мисс Омск». Оставшись ни с чем, мы, злые, вышли на улицу и познакомились в сквере с двумя девушками. В гостиницу с ними нас не пустили. И Саша Назаров, увидев нас из окна, сказал: «Сейчас я свяжу шторы и сброшу вам». А мы все были уже очень сильно пьяные. «Вешайся мне на плечи!» - скомандовал я одной из девушек и вместе с ней попытался залезть в окно по связанным шторам. Видимо, хотел таким образом облегчить ей подъем. Метра через полтора силы меня оставили, и мы рухнули вниз. Закончилось все тем, что Назаров спустился в холл гостиницы и дал три рубля администратору, чтобы он пропустил нас через дверь. Ночью я проснулся от страшного храпа. Храпела одна из девушек. Я подошел к ней и с ужасом увидел у нее на ноге блатную татуировку. Оказалось, это были уголовницы, которых на выходные выпускали с «химии» погулять.

 

   - Но самым запоминающимся для Вити Салтыкова моментом было знакомство с его будущей супругой, - продолжил Назаров. - Ни Витя, ни Ира, конечно, не рассказывают правду – как это было. Они все приукрашивают, когда говорят друг о друге. Правду знаю только я. Это произошло во время гастролей в Сочи. После очередного концерта Витя на что-то обиделся и, не дождавшись остальных, пошел в гостиницу. Я его догнал и стал успокаивать: «Перестань! Все нормально. Хочешь я тебе устрою кайф?». Схватил за руку первую встречную девушку и подтолкнул ее к Вите. «Вот тебе от меня подарок! – торжественно объявил я. - Она сегодня твоя!». Этой девушкой и была будущая Ира Салтыкова. Тогда она носила фамилию Сапронова. Витя сразу оживился и начал с ней ворковать. Я пошел с ними в гостиницу, чтобы помочь ее провести в номер. Но все мои старания были тщетны. В конце концов, Витя где-то нашел лестницу, и Ира по ней залезла в окно. Так начинался ее путь к звездам. На следующий день они решили стать мужем и женой. На свадьбу Вите сшили костюм. Но сшили неудачно. Он выглядел в нем как уе…ще. А у меня костюма не было. И я одолжил его у своего товарища. «Отдай мне этот костюм! – заявил Салтыков. – Иначе я не женюсь». Пришлось поменяться с ним костюмами. Вскоре после этого женился барабанщик «Электроклуба» Саша Дроник. Мы поехали к нему на свадьбу в Ленинград. Взяли с собой ящик водки и ящик шампанского. Пока доехали до станции Бологое, половину выпили. А Салтыков к тому времени уже поссорился с Ирой и не жил с ней. И вдруг в Бологом, откуда ни возьмись, в вагон зашла Ира. Типа, решила помириться. Они с Витей уединились в купе. Через полчаса, настороженные странной тишиной, мы решили посмотреть, что они там делают. Открыли дверь и увидели, что Ира лежит на полу, а Витя держится руками за верхние полки и изо всех сил давит ей ногой на горло. Если бы мы не зашли и его не оттащили, он бы ее задушил к е…не матери. Естественно, после такого стресса все снова налегли на спиртное. В итоге до Ленинграда мы довезли только две бутылки водки.


   - Саша Назаров познакомил не только Витю Салтыкова с Ирой, - заметил Олег. - Бас-гитариста «Электроклуба» Володю Кулаковского с его женой Анжелой тоже познакомил он. Да-да, с той самой Анжелой Кулаковской, которая впоследствии была директором и гражданской женой Игоря Николаева. Назаров обратил на нее внимание на гастролях в Сочи, куда она приехала из Луганска отдыхать с подругой. Но, поскольку его с Салтыковым в тот раз сопровождали жены, он сосватал Анжелу и ее подругу Иру нам с Кулаковским. По какой-то причине, на первую встречу пришла одна Ира. Мы по чужому пропуску провели ее в гостиницу. Достали горючее. Сильно вмазали. В принципе, Ира была не против заняться сексом с нами обоими. Но Кулаковский переборщил с горючим. Пошел в туалет и со спущенными трусами заснул на очке. В общем, секс с Ирой он просрал. А утром на пляже мы встретились с Анжелой. Она увидела Кулаковского и сразу сказала: «Он мой!». Вскоре она вышла за него замуж и перебралась из Луганска в Москву. Потом пристроилась и ее подруга Ира. Она стала администратором группы «Любе». Так они все и пролезли в шоу-бизнес. К сожалению, брак Анжелы с Кулаковским оказался неудачным. Она его искренне любила. Но Володя очень некрасиво себя повел. Однажды он пил у себя на кухне со своим другом Лешей Клюевым. А у него тогда уже была другая женщина – Таня. И, когда Анжела вышла пописать, он сказал другу: «Ты знаешь, я трахаю Анжелку, а чтобы кончить, думаю о Тане». Анжела через дверь это услышала и, войдя на кухню, объявила ему: «Завтра мы с тобой разводимся».

 

   - А как получилось, что вы с Салтыковым перешли из «Форума» в «Электроклуб»? – поинтересовался я у Назарова.

   - В «Элетроклубе» тогда пели Ира Аллегрова и Игорь Тальков, - объяснил Александр. – Автором песен и художественным руководителем у них был знаменитый композитор Давид Тухманов. А фактически группой руководил тогдашний муж Аллегровой - мой старый приятель Володя Дубовицкий. Восемь лет мы с ним не виделись. И однажды случайно встретились в Москве. Я пригласил их с Тухмановым на концерт «Форума» в зале «Дружба». А говорили мы около машины Дубовицкого. Прощаясь, я неосторожно положил руку на крышу. И Володя, хлопнув дверью, сильно прищемил мне палец. А мы тогда играли вживую. И из-за этого пальца на концерте мне пришлось помучаться. Зато мы познакомились с Тухмановым, и ему очень понравилось наше выступление. А вскоре из «Элетроклуба» ушел Тальков, который начал сольную карьеру. И вместо него пригласили нас с Салтыковым. Поскольку «Электроклуб» базировался в Москве, мне пришлось обменять мою трехкомнатную ленинградскую квартиру на двухкомнатную московскую. А первое время я жил у Аллегровой и Дубовицкого. У них была маленькая собачка типа пекинеса. Она все время какала в комнате, где я спал. «Она чувствует, что ты ее не любишь, - говорила Ира. – Вот и гадит тебе в отместку». Однажды за ужином мы пили водочку ее собственного приготовления. Вова пошел спать. А мы с Ирой остались на кухне. Вдруг из спальни раздался крик Дубовицкого: «Бл…ь, Ира тут говно!». «Какое говно?! – принялась возмущаться Аллегрова. – Я только что постелила чистое белье». Мы зашли в спальню и увидели, что собачка обоссала все простыни, а посреди кровати наложила большую кучу. «И кого она больше не любит?» - язвительно спросил я у Иры. Но главная проблема была не в собачке. Мне нужно было как-то устраивать личную жизнь. А мама Иры все время следила за мной. Однажды Ира с Вовой уехали на день рождения Людмилы Гурченко. Дома никого не было. И я привел девушку. Не успел я ее расчехлить, как явилась мама Иры и учинила форменный обыск. Естественно, обнаружила мою подругу. Разразился страшный скандал. «Саша приводит сюда непонятно кого, - выговаривала она Дубовицкому. – У нас приличная семья. А он хочет нас опорочить». Лишь один раз Ира позволила мне переночевать у них с девушкой. Я старался е…ть ее очень аккуратно, чтобы – не дай Бог! – хозяевам ничего не было слышно. Но утром Дубовицкий обрушился на меня с претензиями: «Ну, что ты за человек?! Ты е…ал ее так, что вся хата ходуном ходила. Мы всю ночь не могли сомкнуть глаз».

 

   - Как же после таких бурных ночей вы выступали перед публикой?

   - У меня самого это сейчас не укладывается в голове, - посетовал Антюфеев. - Помню, как-то Назаров позвонил мне в 6 утра и попросил отработать за него на концерте в Красногорске. Объяснил, что не в силах выйти на сцену, так как всю ночь записывал песни какой-то певице. Скорее всего, просто всю ночь ее драл. Я приехал на площадку, надел его одежду, взял гитару и, засадив для храбрости стакан водки, стал делать вид, что играю. На самом деле никто не играл и не пел. Звукорежиссер за кулисами включал магнитофон, и шла полная «фанера». Так начали делать, когда у нас пошло по 4-5 концертов в день. Салтыков то срывал голос, то простужался. И петь живьем не мог. Мы специально записывали нашу программу не в студии, а в зале – со всей лажей. И эту запись запускали на концертах. В то время «Электроклуб» включал в программу несколько песен из репертуара «Форума». Салтыков начал «петь» «Белую ночь». И вдруг на первом припеве «фанера» остановилась. Все стали крутить ручки на гитарах и изображать, будто что-то случилось с аппаратурой. Тем временем звукорежиссер перемотал «фанеру» и запустил ее по новой. Но ее опять заело на том же самом месте. «Ну, еще раз попробуйте!» - раздался голос из зала. Увы, и в третий раз повторилось то же самое. В итоге мы плюнули на «Белую ночь» и перешли к следующей песне. А когда мы работали в доме офицеров в Кубинке, Салтыков на песне «Ты замуж за него не выходи» не удержался на краю сцены и упал в оркестровую яму. При этом микрофон вылетел у него из рук и приземлился на краю ямы с другой стороны. А «фанера»-то ху…чит. Тут даже солдат поймет, что его дурят. Но Салтыков не растерялся, высунул голову из ямы и, дотянувшись до микрофона, как ни в чем не бывало продолжил свое «пение».

 

   - Интересно, а тухмановские песни тоже приходилось переделывать, как и морозовские?

   - Если с Морозовым я не церемонился и ломал его песни через колено, то с Тухмановым так просто делать было нельзя, - поведал Назаров. - С ним приходилось заниматься совместным творчеством и убеждать его внести те или иные изменения. Помню, как мы делали песню «Схожу с ума». Тухманов показывал свой вариант музыки. «Нет, Давид Федорович, здесь что-то не так, - вкрадчиво говорил ему я. -  Давайте вот это оставим, как вы написали, а здесь сделаем вот так!». И предлагал вставить откровенный плагиат с композиции «Forever Young» немецкой группы «Alphaville». Вова Дубовицкий мне потом признавался, что в эти минуты он потел от страха, ожидая, что Тухманов придет в ярость. Но Давид Федорович неожиданно соглашался со мной: «Да, конечно, так будет лучше». В этом смысле он гениально поступал. Все равно авторство музыки оставалось за ним. Разумеется, я переделывал не все его песни. Например, «Кони в яблоках» Тухманов от первой до последней ноты написал сам. Но и здесь не обошлось без моего участия. Я подсказал ему использовать цитату из композиции «In The Army Now» английской группы «Status Quo», которая тогда была на слуху. И у него получилась шикарная песня. Вообще, Тухманов – очень своеобразный человек. Кто бы ни приходил к нему в дом, он всем кланялся и всех называл на Вы. Однажды мы делали с ним какую-то песню, и у нас что-то не получалось. «Саш, давай выпьем!» - неожиданно предложил Тухманов. Налил два стакана водки. «Давид Федорович, надо чем-то закусить», - сказал я. «Да-да, конечно», - спохватился он, сходил на кухню и принес… два стакана горячего чая.


   - Только не подумайте, что Тухманов постоянно бухал! – предупредил Олег. – На самом деле он предпочитал хороший чай и обычно угощал всех чаем. А спиртное употреблял крайне редко и очень быстро пьянел. После рюмки коньяка забывал, зачем к нему человек пришел, и начинал рассказывать, как он в детстве беспризорничал, голодал и т.д. Особо не злоупотребляла тогда спиртным и Ира Аллегрова. Да, один раз за длительное время она могла напиться и ползать по полу, играя в «паровозики». Но это было исключением из правил. Чаще всего она других обвиняла, что они где-то перепили и непотребно себя вели. А другие и впрямь не просыхали. Однажды в Омске у «Электроклуба» были концерты с сюрпризом – помимо нас, неожиданно для публики выступали еще какие-то популярные артисты. Одним из них был Игорь Николаев. Один раз охрана привезла Николаева пьяным в такую жопу, что просто «до свидания». А мне перед этим два прокурора, которых я провел на концерт, подарили несколько бутылок коньяка. Я отнес их в гримерную к Ире Аллегровой, налил себе стакан и хотел выпить. В этот момент туда ввалился пьяный Николаев, увидел этот стакан, схватил его и залпом осушил до дна. На мгновение у него произошло отрезвление. Он вышел на сцену, сел за клавиши и торжественно объявил: «Здравствуйте! Сейчас будет сюрприз». Публика была в восторге. Раздались крики: «Незнакомку» давай!». Но тут Николаева окончательно «накрыло». «До свидания!» - неожиданно сказал он и, так ничего и не спев, ушел со сцены. Потом мы как-то пили в «люксе» у Николаева после большого сборного концерта в Кривом Роге. Было море спиртного, куча еды из ресторана. А под дверями «люкса» стояла толпа его фанаток от 16 до 85 лет в надежде получить автограф. Игорь попросил меня выбрать из них пять более-менее нормальных и пригласить к нам в номер. «Сейчас посмеемся!» - сказал он. Одна из девушек, войдя, стала пялиться на стол – что из еды и питья там есть. Но Игорь ее осадил: «Нет, этого вы еще не заслужили!». Заставил их залезть на стулья и хором петь «Незнакомку». Естественно, петь никто из них не умел. Это было не пение, а какой-то вой. «Нет, так не пойдет! - ругал их Николаев. - Давайте по новой!». А потом повернулся к Дубовицкому и заключил: «Володь, какие же у нас с тобой все-таки классные жены!».

 

   - Олег, а ты ездил с нами, когда «Электроклуб» выступал в наших военных частях в Венгрии? – спросил Александр. - Ах, да, тебя не взяли, потому что ты еще год не отработал. Перед выездом нас пригласили в окружной дом офицеров и строго предупредили: «Чтобы не было никаких пьянок! А то приезжают артисты, начинают выпивать, и вместе с ними пьют все офицеры и солдаты». «Да что вы! – возмутилась жена Тухманова Наташа. – Наши музыканты вообще не пьют. Это очень воспитанные ребята». Однако после каждого концерта военные устраивали для нас банкеты с огромным количеством кира, и все напивались до бесчувствия. Однажды мы с двумя майорами, уже сильно пьяные, поехали в сауну, располагавшуюся в гостинице «Хилтон». Пока все плавали в бассейне, я надел майорскую форму и в таком виде вернулся в военную часть, чтобы разбудить заснувшего в казарме Салтыкова. Обнаружив мое исчезновение, владелец формы не на шутку всполошился. Оказалось, что у него в кителе лежали какие-то секретные документы. Тем временем, пытаясь найти Салтыкова, я наткнулся на стоявший у ворот ГАЗик и попросил солдата-водителя дать мне прокатиться. Сел за руль, дал по газам и въе…нился в огромный дуб. Как выяснилось, это была машина полковника, которую только вчера получили. А полковник утром должен был прилететь из Москвы. От неминуемого скандала меня спасли наши собутыльники-майоры. Каким-то чудом они за ночь организовали починку машины. А я потом возместил им затраты.

 

   - Но страшнее всего было, когда Витя Салтыков напивался, - заявил Антюфеев. - Я столько с ним натерпелся. Помню, в Сочи сразу после «Электроклуба» выступал «Форум» с новым солистом Сергеем Рогожиным. И они пригласили меня и Салтыкова к себе в гостиницу на мальчишник. А Салтыков был на гастролях с Ирой. Она поставила ему ультиматум: «Или я иду тоже, или ты никуда не идешь». У них начался скандал. Ира билась в истерике и падала в обморок. Чтобы привести ее в чувство, Витя даже вызывал «скорую». В итоге пришлось взять ее с собой. У «Форума» Витя с Ирой, как обычно, напились. И устроили настоящий кикбоксинг. Причем, разнять их было невозможно. Когда я попытался это сделать, они искусали и исцарапали мне все руки. А я сам уже был пьяный и заведенный. Я вышел на балкон, перелез через перила и повис на них. «Если вы сейчас не прекратите, я упаду», - закричал я. А находились мы на седьмом этаже. Салтыковы сразу же перестали драться. Меня затащили на балкон. И минуты три все сидели в тишине. А потом драка возобновилась по новой.

 

   - Мне запомнился другой случай, - перебил его Назаров. - Однажды в Сочи Витя с Ирой подрались в «люксе» у Вовы Дубовицкого. А «люкс» был устроен таким образом, что в туалет можно было зайти и из спальни, и из коридора. И Салтыковы начали по кругу гоняться друг за другом. Вдруг они забежали в туалет и затихли. Вова Дубовицкий решил посмотреть, что произошло. Открыл дверь туалета и получил мощный удар в лицо. Оказалось, за дверью стоял Витя и ждал Иру. «Что мне делать? – спросил Дубовицкий у меня. – Бить Салтыкова или не бить?». «Не бить, - ответил я. – Тебе и так уже на сцену с таким лицом выходить нельзя. А если ты его е…нешь, то и он не сможет выйти».

 

   - У нас с нашими женами и подругами тоже были непростые отношения, - признался Олег. - Как-то летом мы целый месяц безвылазно сидели в Сочи. У нас был недельный перерыв в концертах. На это время всех женщин переселили в номер к Ире Аллегровой, а всех мужчин – на частный сектор в Адлер. Утром автобус забирал нас из Адлера и отвозил в Сочи к нашим женщинам. Мы отдыхали с ними на пляже. А вечером на том же автобусе возвращались в Адлер. Как на грех, в этот момент мы с Сашей Назаровым познакомились с совершенно сказочными девочками, работавшими в Дагомысе в варьете самого роскошного ресторана «Сатурн». Они выступали без лифчиков и специально загорали голыми, чтобы на теле не было светлых полос. Естественно, нам захотелось более близкого знакомства с ними. А у меня в то время был роман с редактором «Утренней почты» Мартой Могилевской. Она меня практически никуда от себя не отпускала и считала, что я чуть ли не ее муж. При этом ссориться с ней я не хотел, так как от нее зависело – будут «Электроклуб» показывать в «Утренней почте» или нет. На мое счастье, Марта позвонила в Москву, и ее срочно вызвали на телевидение. Я отвез ее с сыном Андреем в аэропорт и вздохнул с облегчением. У Назарова ситуация была сложней. Его жена Лена с сыном Пашкой оставались в Сочи. Но мы с Сашей нашли выход из положения. По дороге в Адлер мы высаживались из автобуса, брали такси и рвали в Дагомыс к девочкам из варьете. Проводили с ними ночь. А утром в определенное время подсаживались в автобус и вместе со всеми приезжали на пляж как бы из Адлера. Правда, один раз мы чуть не запалились. Девочки жили в общежитии. В комнате у них стояли две сдвоенные кровати. Я ложился с одной из танцовщиц и с певицей. А Саня Назаров – с двумя танцовщицами. Сдуру он пообещал одной из них, что женится на ней. И когда полез на другую, первая закатила страшную истерику. Вскочила голая с кровати, поскользнулась на кафеле, упала и разбила себе черепушку. Кровь хлынула ручьем. Мы не знали, как ее остановить. В общем, это был кошмар. Лишь благодаря популярности «Электроклуба», этот инцидент замяли и не стали вызывать милицию. Но жена Назарова все равно как-то догадалась, что он ходит налево, и даже пыталась утопиться. Мы всей группой вытаскивали ее из моря. Впрочем, по сравнению с тем, что сейчас происходит в шоу-бизнесе, мы были просто святые люди. Мы всегда видели границу, которую нельзя переходить. И никогда ее не переходили. А от общения с нынешней тусовкой мне становится настолько плохо, что потом приходится ехать в церковь, чтобы очиститься.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 4, 2011)





КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ
2013-02-07 Быдло действительно редкое,так они еще друзьями когдо-то были,мрази.
qazsss (г. москва)
2012-08-04 Спасибо за это интервью, точнее спасибо за правду. Насколько печально, что такие вдохновляющие к высоте композиции были написаны такими тянущими вниз людьми.
2011-03-13 Судя по тексту, интервьюируемые - полное и конченое быдло. Думается, люди, пересекавшиеся с ними, об этой встрече жалели не раз. От всего интервью воняет.
2011-02-28 Да, рисунок басовый партии Назарова и его аранжировки породили нашу поп-музыку. ЧЕЛОВЕЧИЩЕ!!!!


ДОБАВЛЕНИЕ НОВОГО СООБЩЕНИЯ
Введите код, указанный на картинке
Никнейм
E-mail
Город
Текст сообщения

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

28.05.1966 родился Иван Николаевич Шаповалов, создатель группы "Тату", продюсер группы "7Б" и певицы NATO.

28.05.1968 родился Алексей Игоревич Лебединский (он же Профессор Лебединский), певец ("Я убью тебя, лодочник").

28.05.1973 родился Илья Владимирович Калинников, лидер группы "Високосный год".

28.05.1982 умер Борис Петрович Чирков, киноактер, исполнитель песен ("Крутится, вертится шар голубой", "Любо, братцы, любо", "Плыла, качалась лодочка по Яузе-реке") (родился 13.08.1901).

28.05.2017 день пограничника.

29.05.2012 умер Марк Анатольевич Минков, композитор ("Наша служба и опасна, и трудна", "Не отрекаются любя", "Старый рояль") (родился 25.11.1944).

30.05.1912 родился Лев Иванович Ошанин, поэт-песенник ("Эх, дороги", "Течет река Волга", "А у нас во дворе") (умер 31.12.1996).

30.05.1946 родилась Роксана Рубеновна Бабаян, певица ("Нельзя любить чужого мужа"), жена актера Михаила Державина.

30.05.1960 умер Борис Леонидович Пастернак, поэт ("Никого не будет в доме", "Снег идет") (родился 10.02.1890).

30.05.1997 начала вещание радиостанция "Хит-FM".

30.05.2017 день Святого Фердинанда Кастильского, покровителя заключенных и многодетных.

31.05.1955 родился Владимир Борисович Кузьмин, певец ("Симона", "Две звезды", "Сибирские морозы"), экс-участник ВИА "Самоцветы", групп "Карнавал" и "Динамик", экс-любовник певицы Аллы Пугачевой и актрисы Веры Сотниковой.

31.05.1973 родилась Наталья Владимировна Порывай (она же Наташа Королева), певица ("Желтые тюльпаны", "Дельфин и русалка", "Чуть-чуть не считается"), бывшая жена певца Игоря Николаева, жена стриптизера Сергея Глушко (Тарзана).

31.05.2017 всемирный день без табака.

01.06.1804 родился Михаил Иванович Глинка, композитор ("Я помню чудное мгновенье, "Веселится и ликует весь народ", "Славься"), автор "Патриотической песни", являвшейся в 1991-2001 государственным гимном РФ (умер 15.02.1857).

01.06.1930 родился Евгений Николаевич Птичкин, композитор ("Ромашки спрятались, поникли лютики", "Мы долгое эхо друг друга", "У беды глаза зеленые") (умер 28.11.1993).

01.06.1949 родилась Ксения Анестовна Георгиади, певица ("Ищу тебя").

01.06.1959 родилась Надежда Никитична Кадышева, солистка группы "Золотое кольцо".

01.06.1960 родилась Ольга Борисовна Кормухина, певица ("Старое такси"), жена лидера группы "Парк Горького" Алексея Белова.

01.06.2017 международный день защиты детей.

01.06.2010 умер Андрей Андреевич Вознесенский, поэт-песенник ("Миллион алых роз", "Танец на барабане", "Плачет девочка в автомате") (родился 12.05.1933).

02.06.1937 родилась Юнна Петровна Мориц, поэт-песенник ("Когда мы были молодые", "Ежик резиновый", "Большой секрет для маленькой компании").

02.06.1954 родился Ярослав Александрович Ангелюк, участник групп "Интеграл" и "Примус".

02.06.1988 родилась Анастасия Сергеевна Кочеткова (она же Нэсти), участница "Фабрики звезд-4", солистка созданной в результате группы "Банда", бывшая жена кинорежиссёра Резо Гигинеишвили, участница фильмов ("Жара").

02.06.1997 умер Евгений Викторович Белоусов, певец ("Девочка моя синеглазая", "Ночное такси", "Девчонка-девчоночка"), бывший бас-гитарист группы "Интеграл", бывший муж певицы Натальи Ветлицкой (родился 10.09.1964).

03.06.1898 родился Петр Константинович Лещенко, певец ("Чубчик", "Моя Марусечка", "Черные глаза") (умер 16.07.1954).

03.06.1907 родился Антонио Эммануилович Спадавеккиа, композитор ("Встаньте, дети, встаньте в круг") (умер 1954).

03.06.1908 родилась Надежда Сергеевна Надеждина, балетмейстер, создательница ансамбля "Березка" (умерла 1979).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн