Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
Публикации за год
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

ЛЮДМИЛА ЗЫКИНА НА ДАЧЕ СПАЛА В САРАЕ И КУПАЛАСЬ ГОЛЫШОМ

«королева русской песни» нашла свою помощницу Татьяну Свинкову на Даниловском кладбище

 

О том, что у Людмилы Зыкиной была помощница Татьяна Свинкова, широкая публика узнала после смерти великой певицы, когда наследники обвинили ее в присвоении бриллиантов и другого имущества покойной. После этого за Татьяной Александровной закрепился образ эдакой ушлой мошенницы, которая присосалась к пожилой и не очень здоровой артистке с целью ее обобрать. Мало кто знал, что Свинкова всю свою жизнь посвятила Зыкиной – сначала была ее преданной поклонницей, а потом почти четверть века работала с ней, пройдя путь от секретаря до генерального директора созданного Людмилой Георгиевной ансамбля «Россия». Лишь сейчас она прервала свое молчание и впервые согласилась рассказать о своей жизни и работе с «королевой русской песни».

 

   - Творчеством Зыкиной я увлеклась еще в детстве, - издалека начала свой рассказ Татьяна Александровна. - Я тогда жила в совхозе «Металлург» в Удмуртии. Помню, в 1963 году, когда мне было 7 лет, я постоянно пела песни Людмилы Георгиевны «А мне мама целоваться не велит» и «Травушка примятая». Мне говорили, что для ребенка это не совсем приличные песни. Я-то тогда не понимала, о чем в них поется. Но они мне сразу запомнились и запали в душу. В 1969 году было очень много публикаций о Людмиле Георгиевне в связи с выдвижением ее на Ленинскую премию. И тогда я узнала, кто такая исполнительница моих любимых песен. Никогда не забуду 5 марта 1970 года. Накануне передавали концерт из Кремлевского дворца съездов. Людмила Георгиевна пела «Степи» и «Звездам навстречу». И тогда я написала в своем блокноте, что она была, есть и будет навсегда моя самая любимая певица. После этого я начала собирать вырезки из газет и журналов, дежурила у приемника и до 1978 года вела такой дневничок, где, когда и что пела Людмила Георгиевна по радио и ТВ. Пропустить ее выступление было для меня смерти подобно. С тех пор я знаю практически все ее песни и могу по любой строчке вспомнить их целиком. Потом, когда мы уже близко общались и жили вместе, она шутила: «По-моему, ты знаешь мои песни даже лучше, чем я». Однажды мне приснился сон, что к нам в совхоз приехала Людмила Георгиевна. Я бегу к ней навстречу. И она говорит: «А где мне найти Таню Свинкову?». «Это я», - говорю я. «А чем докажешь?» - спрашивает Зыкина. «Спросите у кого угодно! - предлагаю я и сама спрашиваю у каких-то женщин. – Скажите, как меня зовут?». «Людмила Зыкина», - отвечают они. Действительно, меня никто не называл Татьяной Свинковой. Все звали меня Зыкиной. Людмила Георгиевна была моей путеводной звездой по жизни. В 1975 году я по лимиту приехала в Москву и устроилась работать на подшипниковый завод. Годом раньше я похоронила маму и осталась совсем одна. Надо мной не было никаких хозяев: делай, что хочешь! Очень многие девчонки пропадали. Но у меня была цель – быть на концертах Людмилы Георгиевны. 3 октября 1976 она выступала в ДК ГПЗ – в том самом, где потом был «Норд-Ост». А через месяц я поступила в народный театр при этом ДК. Мой первый выход на сцену был 6 декабря 1976 года. Тогда отмечалась 35-я годовщина битвы под Москвой. И к этой дате мы ставили музыкально-поэтическую композицию «Всех, кого взяла война». Как начинающую меня задействовали в массовке. Но все военные костюмы оказались разобраны. И я нарядилась в старуху. Прошла на заднем плане, как мне казалось, никем не замеченная. А потом в журнале «Театр» вышла рецензия: «Особенно запомнилась молчаливая старуха». В дальнейшем я играла и главные роли - старуху в «Последнем сроке» Валентина Распутина и Марию в его же «Деньгах для Марии». Выходить на сцену ДК ГПЗ для меня всегда было трепетно, потому что на этой сцене стояла Людмила Георгиевна. Игре в народном театре я отдала 15 лет. Это многое дало мне в понимании творчества и вообще в понимании жизни.

 

   - Как Вы лично познакомились с Зыкиной?

   - В 1975 году в издательстве «Советская Россия» вышла книга Людмилы Георгиевны «Песня». В этой книге я вычитала, что ее мама похоронена на Даниловском кладбище. А у меня после переезда в Москву не было возможности ходить на кладбище к своей маме. И я решила найти могилку матери Зыкиной Ирины Васильевны. Мы с подружкой несколько суббот и воскресений безуспешно ходили по Даниловскому кладбищу. Потом решили, что надо у кого-то спросить. Дали три рубля бабушке, работавшей на кладбище, и она нам показала эту могилку. Людмила Георгиевна тогда постоянно находилась в разъездах. И ухаживать за могилкой было некому. Мы стали ходить туда каждую неделю. Покрасили оградку. Посадили маргаритки. Причем, старались делать это тайком, чтобы нас никто не видел. Боялись, что нас отругают и выгонят. Спустя несколько лет, когда мы были там в очередной раз, к нам подошла – царство ей небесное! - Елена Михайловна Бадалова, костюмер Людмилы Георгиевны, которая много-много лет с ней работала. Она меня знала чисто визуально, поскольку я была на всех концертах. И рассказала обо мне Зыкиной. 20 июля 1980 года во время московской Олимпиады Людмила Георгиевны давала концерт в киноконцертном зале «Звездный» на проспекте Вернадского. Я, как обычно, поднялась на сцену, чтобы преподнести ей цветы. В этот момент Елена Михайловна, стоявшая за кулисами с термосом чая, вдруг закричала: «Люда! Люда! Это она!». Людмила Георгиевна взяла у меня цветы и сказала: «Спасибо вам за мамину могилку!». Это было для меня как будто благословение от нее. В надежде увидеть Людмилу Георгиевну я стала приезжать к высотному дому на Котельнической набережной, где она жила. Как пелось в ее песне, «куда ни поеду, куда ни пойду - все к ней загляну на минутку». Со временем я завела знакомство с дежурной по подъезду Татьяной Ивановной. А потом решила устроиться дворником в этот высотный дом, чтобы получить там служебную жилплощадь и быть постоянно рядом с Людмилой Георгиевной. Принесла директору эксплуатационной конторы Евгению Ивановичу Воронину свою трудовую книжку. Там было всего две записи: одна - г. Ижевск, школа № 68, пионервожатая, вторая – г. Москва, ГПЗ.


«Нет, взять вас дворником я не могу, - сказал Евгений Иванович. – Могу временно взять вас маляром». Как потом выяснилось, ему нужно было заменить уходившую на пенсию сотрудницу отдела кадров, и он сразу запланировал поставить на эту должность меня. После того, как я 8 месяцев отработала маляром, Евгений Иванович отправил меня на курсы учиться на диспетчера, потом – на кадровика. И следующие 5 лет я проработала у него в отделе кадров. Мне дали комнату с окном во двор в бывшей генеральской 7-комнатной квартире в 1-ом подъезде корпуса А. Там уже жили семь семей. А моя комната раньше использовалась как подсобное помещение, где хранились тазики и щетки. Площадь ее была 5 или 6 квадратных метров. У меня там стоял диван, и когда я его раскладывала, на него нужно было сразу ложиться, так как места больше не оставалось. Однажды, когда я еще работала маляром, меня в грязной робе, всю измазанную краской, увидела в подъезде Людмила Георгиевна. «А что ты тут делаешь?» - удивилась она. «Работаю», - ответила я. «А почему ты ко мне не заходишь? – спросила Людмила Георгиевна. – Пришла бы когда-нибудь и помогла!».

 

   - Неужели Зыкиной, кроме Вас, некому было помочь по хозяйству?

   - Конечно, это было сказано в шутку. Она тогда не особо нуждалась в моей помощи. У нее была домработница – легендарная Шурочка, которая убиралась также у Клавдии Ивановны Шульженко. Кроме того, ей помогала по хозяйству костюмер Елена Михайловна Бадалова. И сама Людмила Георгиевна была отнюдь не барыня. Она могла помыть полы, приготовить обед, постирать и погладить белье. Да и я тогда не решилась бы к ней прийти. Я разговаривать-то с ней боялась. При виде ее у меня тряслись руки, и пересыхало горло. Она была для меня как икона. Как персонаж из сказки. Долгое время я с ней только здоровалась. А весной 1985 года она неожиданно со мной разговорилась и пригласила меня поехать вместе с ней и ее мужем Виктором Гридиным на Волгу, в деревню Мозгово Тверской области, где у нее находилась дача. Я была на седьмом небе от счастья. По дороге в машине Гридин начал у меня допытываться: «А ты чья поклонница – моя или Людмилы Георгиевны?». «Ансамбля «Россия», - выкрутилась я. Дача Зыкиной оказалась обыкновенным деревенским домом с русской печью. Мы начали открывать окна. А между рамами было множество спящих мух. Они ожили и разлетелись по всему дому. Стоило немалых трудов их выгнать. Пока Людмила Георгиевна что-то готовила, я решила помыть окна. При этом я без остановки что-то пела. «Я сначала думала – когда же ты закончишь петь? – сказала мне Людмила Георгиевна. – А потом стала думать – сколько же ты песен знаешь?». Ее было очень легко «включить». Стоило мне промурлыкать какую-то нотку, она сама тут же начинала петь. В результате Людмила Георгиевна запретила мне петь при ней. «Я из-за тебя совсем не отдыхаю, - объяснила она. – Я все время пою с тобой. А мне нужно давать связкам отдых».

 

   - Почему Зыкина построила себе дачу так далеко от Москвы?

   - В конце 70-х годов, когда она вышла замуж за Гридина, ее пригласила в Мозгово подруга – поэтесса Карина Филиппова, у которой там уже была дача. И Людмиле Георгиевне так понравились эти места, что в начале 80-х она тоже построила дом в этой деревне. С Кариной и ее мужем-художником Борисом Диодоровым они дружили домами - то Людмила Георгиевна у них обедала, то они  к нам приходили. За столом они никогда не говорили об искусстве. Говорили про рыбу, про грибы, про купание на Дёрже. «Речка быстрая, каменистая в нашей местности протекает» - это про нашу Дёржу. Людмила Георгиевна с Кариной Степановной там голышом купались. А я стояла на шухере. «Что ты беспокоишься? – смеялись они. – Если кто-то придет, пусть на нас посмотрит!». Еще Людмила Георгиевна очень любила собирать грибы. Мы брали черный хлеб, соль, водичку и в 5 утра уходили в лес на весь день. Жить Людмила Георгиевна предпочитала не в доме, а в халабуде – небольшом сооружении типа дровяника. Там у нее было все необходимое - печечка маленькая, холодильник, топчан. А главное – там не нужно было никуда подниматься по лестницам. Людмила Георгиевна очень любила ездить в Мозгово. Каждый час проведенный там на нее благотворно влиял. Бывало, договоримся утром туда поехать. Вдруг в 12 часов ночи она мне звонит и говорит: «Тань, может, прямо сейчас поедем?». Мы садились в ее «Волгу» и отправлялись в путь. Когда мы приезжали в Мозгово, сразу же приходил местный рыбак Володя, которого все звали Профессором. «Георгиевна, я пошел за рыбкой?» - спрашивал он. «Иди! – отвечала она. – Я тебе привезла бутылочку». Володя приносил рыбку и садился с нами за стол. Рассказывал все местные новости. Потом приезжал председатель колхоза. Людмила Георгиевна могла ему и вставить за какой-то непорядок. Однажды она договорилась бесплатно провести газ всей деревне. А он не захотел. Ну, она ему тогда и всыпала. Когда Людмила Георгиевна развелась с Гридиным, дом в Мозгово перешел к нему. Но она так любила это место, что не могла с ним расстаться. И построила себе новый дом в расположенной неподалеку деревне Борки. В 2007 году Людмила Георгиевна переоформила этот дом на свою двоюродную сестру Нину Павловну Воробьеву, которая вместе со своим сыном за ним присматривала. В Орловской области, откуда она приехала, у нее был совсем старенький дом-развалюшка. Ей нужно было где-то жить. А Людмила Георгиевна понимала, что уже не будет туда ездить. Она была щедрым и благодарным человеком. Много кому помогала. И не только родственникам. В Тверской области у нее был хороший друг - директор хлебозавода Николай Дмитриевич Смирнов. Он помогал ей строить и дом в Мозгово, и дом в Борках. В 2008 году Николай Дмитриевич пожаловался ей, что у него отказал тазобедренный сустав. Людмила Георгиевна договорилась с 59-ой больницей и пробила ему квоту на замену сустава. После этого он снова смог ходить и даже водить машину.


   - А кто водил «Волгу» Зыкиной?

   - По штату ансамбля «Россия», ей был положен водитель. Но Людмила Георгиевна часто отпускала его и сама ездила на дачу. Водить машину она начала в 1962 году. И водила до 1996-97 годов. На дороге она никогда не наглела, не гоняла и никого не подрезала. Но, конечно, правила нарушала. Допустим, мы ехали куда-то и упирались в длинную очередь перед железнодорожным переездом. Она ее объезжала и вставала прямо у шлагбаума. А кто ей что-то скажет? Она же Зыкина. Иногда ее тормозили гаишники. Но, увидев, кто сидит за рулем, сразу брали под козырек и отпускали. Самое большее – просили автограф. А когда в годы перестройки были перебои с бензином, девочки с заправки на Шаховской, где она заправлялась по дороге в Мозгово, всегда держали для нее канистру 92-го. Народ ее любил. В 1995 году во время гастролей в Саратове губернатор Дмитрий Аяцков подарил Людмиле Георгиевне ее последнюю «Волгу». Там были проблемы с рулем. И ей уже стало тяжело самой водить. А в 1997 году она перенесла серьезную операцию. И вообще перестала садиться за руль. Зато с 2001 года водить машину начала я. До этого я 10 лет ее упрашивала, чтобы она разрешила мне сдать на права. Но она говорила: «Нет, ты мне нужна живая». А у меня уже были накоплены деньги на машину. И когда Людмила Георгиевна улетела без меня в Краснодар, я поехала с нашим водителем и купила себе вишневую «Оку». Ходить в автошколу мне было некогда. Вождение я осваивала самостоятельно на даче в Архангельском. И экзамены на права сдавала экстерном. Перед тем, как тронуться, я каждый раз читала молитву водителя, которую кто-то прислал Зыкиной. А уже через полгода Людмила Георгиевна решилась сесть ко мне в «Оку». Правда, от страха она всю дорогу ехала с закрытыми глазами. Да, представьте себе, я возила Зыкину на «Оке». Однажды на масленицу в Коломенское привезли канцлера ФРГ Герхарда Шрёдера, который находился в Москве с визитом. И попросили приехать Зыкину. А поскольку был выходной, свободных машин не было. И мы поехали на моей «Оке». В Коломенском все было перекрыто. Мою «Оку» не хотели пропускать. А когда увидели Зыкину, начали предлагать ей пересесть в другую машину. «Нет, я уж на «Оке» доеду!» - отказалась она. Понимаете, ей все равно было. Потом Людмила Георгиевна привыкла со мной ездить. Я думаю – как я не стала косой. Она же всегда сидела сзади. Я одним глазом смотрела вперед, на дорогу, а вторым – назад, на нее: как она себя чувствует. Однажды мы приехали в какой-то город. И водитель так старался везти нас аккуратно, что собирал все ямы. В конце концов, Людмила Георгиевна сказала: «А можно Таня сядет за руль?». Она уже больше ни с кем не хотела ездить. Иногда Людмила Георгиевна требовала что-нибудь нарушить, чтобы быстрее проехать. «Гаишников не бойся! – говорила она мне. – У тебя же в машине Зыкина». «Нет! – отвечала я. – Права у меня только одни. Откуда я знаю, какой козел нам попадется?! А я без прав не могу».

 

   - Как Вы попали на работу к Зыкиной?

   - В 1985 году, когда Людмила Георгиевна уже познакомилась со мной поближе, она сама предложила мне работать в ансамбле «Россия». Тогда я ушла из отдела кадров и стала уборщицей, чтобы мне дали справку на совмещение, и я могла быстренько убраться и ехать на работу к Зыкиной. Сразу уволиться из эксплуатационной конторы я не могла, так как мне нужно было отработать 10 лет за служебное жилье. Когда я отработала 7 лет, Людмила Георгиевна пошла к Евгению Ивановичу Воронину и сказала: «Таня мне очень нужна. Она так хорошо поет». Он пошел ей навстречу. И в 1987 году я перешла в ансамбль «Россия» на постоянную работу. Сначала я была секретарем. Потом стала администратором. Потом – замдиректора. В итоге доросла до директора. До меня сменилось 6 директоров. Это была чисто номинальная должность. Хозяйкой все равно была сама Людмила Георгиевна. Без согласования с ней не решался ни один глобальный вопрос. Допустим, надо было пошить костюмы для ансамбля. Она сама ехала в магазин. Или ей привозили ткани. И она выбирала. Или надо было пробить гастрольные поездки. Кто мог сделать это лучше, чем сама Зыкина? Она ехала в Росконцерт и обо всем договаривалась. А директор потом только оформлял договора. Когда я уже стала директором, не раз бывало, что я приезжала с работы, а она мне говорила: «А я 5 концертов зарядила. Хороший я администратор?». Между прочим, Людмила Георгиевна предлагала мне работать на сцене. «Ты поешь лучше всех моих девок, вместе взятых», - уверяла она. Но, как говорится, двум богам не служат. Я для себя решила, что мое место – за кулисами. Во время концерта Людмила Георгиевна всегда выходила за кулисы сделать глоток горячего чая. С термосом, как правило, стоял костюмер. А потом были моменты, когда костюмера не было. И так получилось, что эта функция была возложена на меня. Параллельно Людмила Георгиевна преследовала этим цель борьбы с моим курением. За кулисами-то курить было нельзя. А уйти я никуда не могла. «Стой здесь! – говорила она – Я должна всегда тебя видеть». Сама Людмила Георгиевна никогда не курила. И у нее дома, и в офисе ансамбля «Россия» курение было категорически запрещено. Курить мне приходилось на улице или на лестничной клетке. «Я всех своих мужей отучила от курения, - говорила она. – А с тобой никак не могу справиться». Зато, если ей надо было ко мне придраться, у нее всегда был готовый повод. Что бы ни случилось, она говорила: «Это произошло потому, что ты курила». Однажды во время поездки в Северную Корею я решила жестко бросить курить. Докурила последнюю сигарету и хотела больше не покупать. А мы с Людмилой Георгиевной жили в одном номере. Она пошла в город и, вернувшись, вручила мне блок «Данхилла». «А я решила бросить», - объявила я. «Нет уж, ты кури! – сказала она. – Ты очень злая, когда не покуришь». «Ну, да, должен же быть у меня хоть какой-то недостаток, - ответила я. – А то вырастут крылья».

 

   Окончание рассказа Татьяны Свинковой читайте в следующем номере «Экспресс Газеты»! Вы узнаете, почему Зыкина просила не мыть сцену перед концертами, какую роль в ее жизни играл доктор Владимир Константинов, как драгоценности Людмилы Георгиевны оказались в доме ее помощницы, и много других интересных вещей.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 19, 2013)


Читать продолжение этого материала

http://filimonka.ru/viewpub.php?num=705




КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ
2014-04-16 Why does this have to be the ONLY <a href="http://yibxkzc.com">relalbie</a> source? Oh well, gj!
Angel (г. H9BE5NJEsD)
2014-04-15 Posts like this brtghien up my day. Thanks for taking the time. http://pkryjbt.com [url=http://klfiugwgeep.com]klfiugwgeep[/url] [link=http://ittqujhnkdb.com]ittqujhnkdb[/link]
Edin (г. CNYRAJC0OnxN)
2014-04-14 Your post has litefd the level of debate
Gatot (г. NgRVv3Nm)


ДОБАВЛЕНИЕ НОВОГО СООБЩЕНИЯ
Введите код, указанный на картинке
Никнейм
E-mail
Город
Текст сообщения

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

25.05.1921 родился Михаил Павлович Зив, композитор ("Раскудрявая девчонка", "Не гляди назад, не гляди") (умер 1994).

25.05.1934 родился Евгений Владимирович Бачурин, бард ("Дерева вы мои, дерева").

25.05.1927 родился Олег Николаевич Хромушин, композитор ("Потому, что весна", "Сколько нас?").

25.05.1952 родился Александр Алексеевич Суханов, бард ("Ах, телега ты моя, вдребезги разбитая").

25.05.1971 родилась Кристина Эдмундовна Орбакайте, певица ("Пусть говорят", "Не бей любовь об пол", "Просто любить тебя"), участница фильмов ("Чучело", "Лимита", "Любовь-морковь"), дочь Аллы Пугачевой, бывшая гражданская жена певца Владимира Преснякова-младшего и бизнесмена Руслана Байсарова.

26.05.1878 родилась Айседора Дункан, танцовщица, основоположница танца в стиле "модерн", жена поэта Сергея Есенина (погибла 14.09.1927).

26.05.1910 родился Адольф (он же Эдди) Игнатьевич Рознер, джазовый трубач, руководитель оркестра своего имени (умер 08.08.1976).

26.05.1969 родилась Мария (она же Анжелика) Юрьевна Варум, певица ("Художник, что рисует дождь", "Ля-ля-фа", "Городок"), дочь композитора Юрия Варума, жена певца Леонида Агутина.

26.05.1980 родилась Екатерина Владимировна Кравцова (она же Радистка Кэт), экс-солистка группы "Стрелки".

27.05.1949 родился Александр Николаевич Лосев, солист группы "Цветы" (умер 01.02.2004).

27.05.1960 родился Александр Николаевич Башлачев, рок-бард ("Время колокольчиков", "Ванюша", "Егоркина былина") (покончил с собой 17.02.1988).

27.05.1972 родился Олег Михайлович Крестовский, экс-солист группы "Ласковый май".

27.05.1977 Президиум Верховного Совета СССР утвердил новый текст гимна СССР, в котором были заменены строки с упоминанием Сталина.

27.05.2017 общероссийский день библиотек (в этот день в 1795 императрица Екатерина II основала Российскую национальную библиотеку).

28.05.1966 родился Иван Николаевич Шаповалов, создатель группы "Тату", продюсер группы "7Б" и певицы NATO.

28.05.1968 родился Алексей Игоревич Лебединский (он же Профессор Лебединский), певец ("Я убью тебя, лодочник").

28.05.1973 родился Илья Владимирович Калинников, лидер группы "Високосный год".

28.05.1982 умер Борис Петрович Чирков, киноактер, исполнитель песен ("Крутится, вертится шар голубой", "Любо, братцы, любо", "Плыла, качалась лодочка по Яузе-реке") (родился 13.08.1901).

28.05.2017 день пограничника.

29.05.2012 умер Марк Анатольевич Минков, композитор ("Наша служба и опасна, и трудна", "Не отрекаются любя", "Старый рояль") (родился 25.11.1944).

30.05.1912 родился Лев Иванович Ошанин, поэт-песенник ("Эх, дороги", "Течет река Волга", "А у нас во дворе") (умер 31.12.1996).

30.05.1946 родилась Роксана Рубеновна Бабаян, певица ("Нельзя любить чужого мужа"), жена актера Михаила Державина.

30.05.1960 умер Борис Леонидович Пастернак, поэт ("Никого не будет в доме", "Снег идет") (родился 10.02.1890).

30.05.1997 начала вещание радиостанция "Хит-FM".

30.05.2017 день Святого Фердинанда Кастильского, покровителя заключенных и многодетных.

31.05.1955 родился Владимир Борисович Кузьмин, певец ("Симона", "Две звезды", "Сибирские морозы"), экс-участник ВИА "Самоцветы", групп "Карнавал" и "Динамик", экс-любовник певицы Аллы Пугачевой и актрисы Веры Сотниковой.

31.05.1973 родилась Наталья Владимировна Порывай (она же Наташа Королева), певица ("Желтые тюльпаны", "Дельфин и русалка", "Чуть-чуть не считается"), бывшая жена певца Игоря Николаева, жена стриптизера Сергея Глушко (Тарзана).

31.05.2017 всемирный день без табака.

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн