Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
Публикации за 2014 год
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

БЫВШИЙ СТИЛЯГА РАСКРЫЛ ТАЙНУ СМЕРТИ АЛЕКСАНДРА ВЕРТИНСКОГО

По утверждению Бориса Могилевского, свои последние минуты легендарный шансонье провел с девушкой легкого поведения

 

Громкий скандал вызвала в кругах русских эмигрантов вышедшая недавно в Нью-Йорке книга воспоминаний 83-летнего Бориса Могилевского «Игры богемы». В ней автор, известный антиквар, весьма откровенно описал нравы ленинградской богемной тусовки 50-70-х годов, в которой вращался до эмиграции в США. В частности, он обнародовал пикантные подробности последних минут жизни Александра Вертинского, скончавшегося от острой сердечной недостаточности 21 мая 1957 года в гостинице «Астория» в Ленинграде. Как утверждалось в книге, вместе с 68-летним шансонье в гостиничном номере в тот момент находилась близкая подруга Могилевского – девушка, мягко говоря, легкого поведения. С помощью знатока русского шансона Максима Кравчинского я разыскал автора «Игр богемы» и в преддверии 125-летия со дня рождения Вертинского, которое отмечается 21 марта, попросил поподробнее рассказать эту историю.

 

   - С главной героиней этой истории я познакомился в середине 50-х годов в компании ленинградских стиляг, - поведал Борис Семенович. - Ей было тогда 19 лет. Звали ее Мила. А кличка у нее была Слойка. Так в то время называлась булочка, политая белым сиропом. И на Невском, где собирались стиляги, Милу все знали под этой кличкой. Она была высокая плотная блондинка с большим ртом и голубыми глазами. Имела первый разряд по плаванию. Ее мать работала судьей в Ленинградском городском суде. Жили они вдвоем на Васильевском острове в шикарной четырехкомнатной квартире, почти всегда свободной, так как мать редко бывала дома. И мы использовали ее квартиру для попоек и секса. Время было золотое. В нашей компании никто не учился и не работал. День мы проводили на пляже у Петропавловки, питаясь дешевыми пирожками и пивом, вечером находили две-три пары, которым негде было потрахаться, и за их счет шли в кабак, а после этого везли их к Слойке на квартиру, где все уединялись по комнатам.

 

   Как я теперь понимаю, Слойка была больна. У нее, как говорят в народе, было бешенство матки. Я тогда был очень силен и за ночь имел с ней десять и более соитий. А ей было все мало. Иссякая, она теряла сознание. Испытывая ее, я колол ей булавкой в попу. И реакции никакой не было. А через 10-15 минут она приходила в себя и была готова снова и снова заниматься любовью. Она была спокойна, пока ее не трогали. Но стоило совершенно незнакомому мужчине любой внешности и возраста, например, водопроводчику, который пришел чинить кран, дотронуться до ее руки или посмотреть ей между ног, как лицо ее покрывалось пятнами, глаза туманились, она валилась на пол, задирала подол и раздвигала ноги. Мол, берите, счастливчики, чудное молодое тело.

 

   Тогда было в самом разгаре увлечение джазом и Западом. И на этой волне я придумал устроить конкурс пианистов-джазменов. После долгих поисков дочь какого-то профессора – студентка консерватории – согласилась предоставить для конкурса их большую квартиру с роялем «Стейнвей». В качестве конкурсантов участвовали москвич Леонид Кауфман из оркестра Леонида Утесова, Фридман из Харькова и несколько ленинградцев – только вернувшийся из армии Владимир Шалыт, Наум Темкин из оркестра ЛИСИ, где пела Лидия Клемент, Анатолий Кальварский из ансамбля Ореста Кандата и начинающий тогда композитор Виктор Лебедев (впоследствии написавший песни к популярным фильмам «Небесные ласточки», «Гардемарины, вперед!» и многим другим – М.Ф.). А призом победителю была заявлена Слойка. Она наливала каждому пианисту до и после выступления рюмку коньяка и дарила поцелуй взасос. Определить победителя мы так и не смогли. В итоге Слойку забрал себе Кауфман – самый шустрый и богатый. Он шепнул ей на ухо: «Поехали со мной! Я тебе устрою праздник». И увез ее на ночной «Стреле» в Москву. Она была легкая на подъем и ни о чем особенно не задумывалась.


   У меня со Слойкой завязалась большая любовь. В нашей компании все обменивались партнерами. Только я был всегда с ней. Однажды вечером мы, разодетые, пошли в кабак при гостинице «Астория». Знакомый официант развел руками – мест нет. Потом вдруг посмотрел на ближайший к нам стол, где сидел одинокий пожилой господин, и сказал: «Это Вертинский. Я сейчас спрошу у него разрешения подсадить вас за его стол». Слойка вытаращила свои на пол-лица голубые глаза и уставилась на Вертинского, поедая его взглядом. Когда официант спросил у него разрешения, указывая на нас, он повернул голову, увидел Слойку и кивнул головой. Мы подошли, и я, сдвинув ноги вместе и вытянув руки по швам, демонстративно поклонился ему. Он ответил мне кивком головы.

 

   Тут мы стали свидетелями милого происшествия. Вертинский уже закончил ужин и попросил чай с лимоном. Официант принес чай в чашке. Он отослал его обратно, сказав, что чай подают только в стакане. Официант принес чай с плавающим лимоном в стакане. Он отослал его опять, сказав, что стакан должен быть в подстаканнике, а лимон и сахар – отдельно на тарелке. Когда официант в третий раз принес чай, исполнив все приказания, Вертинский ему не сказал даже спасибо. Выпил чай и направился к выходу, не оставив чаевых. И официант, глядя ему вслед, восхищенно произнес: «Барин!». Тут Слойка обратилась к Вертинскому с просьбой дать автограф. «Но на чем? – улыбаясь, спросил он. – На салфетке?». Она не растерялась и, выяснив, в каком номере он живет, обещала прийти к нему на следующий день и принести фотографию для автографа.

 

   Было уже довольно поздно. Мы еще недолго посидели в кабаке и тоже собрались уходить. «Боря, я что-то устала, - сказала мне Слойка. – Поеду домой. Давай отдохнем!». «Давай!» - согласился я. И мы разъехались по домам. Утром, поздно проснувшись, я выпил на опохмел бутылку кефира и лениво поехал на Невский. Подходя к «Сайгону», как мы называли кафе у Литейного, я узрел там околачивающихся стиляг. Они, как по команде, кинулись ко мне: «Боря, ты что, ничего не знаешь? Вчера ночью Вертинский умер… на Слойке». «Да вы что! – не поверил им я. – Мы после встречи с ним расстались. Она поехала домой». Как потом призналась мне Слойка, она примчалась домой, схватила свою фотографию и вернулась в гостиницу, чтобы ее подписать. Эту фотографию я у нее видел. На обороте был автограф: «Ночной фее, сказке, которая не приснилась».

 

   О том, что дальше произошло у нее с Вертинским, Слойка не рассказывала. «Ну, сам понимаешь…» - уклончиво отвечала она на мои расспросы и только хихикала. Что она там творила – могу только догадываться. Когда Вертинский умер, Слойка убежала. О том, что она была у него в номере, в гостинице никто не знал. Он же ее у себя не регистрировал. И никаких неприятных последствий для нее эта история не имела. А вот я из-за Слойки заработал туберкулез. Гуляя с ней, я же почти ничего не ел и только трахался круглые сутки. Меня положили в туберкулезный институт. А Слойка ходила по директорам магазинов, судя по всему, оказывала им услуги и приносила мне сумки с продуктами, чтобы меня подкормить. Наши отношения продолжались около трех лет. Потом я устроился работать в Леноблпотребсоюз, обзавелся собственной творческой мастерской на Васильевском острове, и у меня появились другие женщины. Последний раз я видел Слойку в начале 60-х. Она очень плохо выглядела. У нее были синие губы и какие-то припухшие глаза. «Что с тобой?» - спросил я. «Сердце», - ответила она. Об ее дальнейшей судьбе я, к сожалению, ничего не знаю. Но думаю, ее давно уже нет в живых.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 11, 2014)




КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ


ДОБАВЛЕНИЕ НОВОГО СООБЩЕНИЯ
Введите код, указанный на картинке
Никнейм
E-mail
Город
Текст сообщения

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

25.08.1921 Петроградской ЧК расстрелян Николай Степанович Гумилев, поэт ("Волшебная скрипка"), муж Анны Ахматовой (родился 15.04.1886).

25.08.1944 родился Сергей Александрович Соловьев, кинорежиссер, постановщик музыкальных фильмов ("Асса").

25.08.1961 родился Сергей Львович Крылов, певец ("Девочка моя"), участник фильмов ("Мечты идиота").

25.08.1964 родился Александр Валерьевич Шульгин, автор песен ("Самолет", "Таю", "Лети! Беги!"), бывший муж и продюсер певицы Валерии, музыкальный продюсер "Стань звездой" и "Фабрики звезд-3".

25.08.1989 умер Ян Абрамович Френкель, композитор ("Журавли", "Русское поле", "Для тебя") (родился 21.11.1920).

26.08.1947 родился Александр Иванович Кальянов, певец ("За кордон", "У опера с Петровки", "Хрустнули огурчики"), бывший звукорежиссер Аллы Пугачевой.

26.08.1976 родилась Земфира Талгатовна Рамазанова, автор песен и певица ("Почему", "Хочешь?", "Трафик").

26.08.1982 умерла Анна Евгеньевна Герман, певица ("Когда цвели сады", "Надежда", "Мы долгое эхо друг друга") (родилась 14.02.1936).

27.08.1896 родилась Фаина Гиршевна Фельдман (она же Фаина Георгиевна Раневская), актриса, исполнительница роли ресторанной таперши в фильме "Александр Пархоменко" (умерла 20.06.1984).

27.08.1920 родился Александр Павлович Огнивцев, оперный певец ("Борис Годунов", "Псковитянка", "Фауст"), участник музыкальных фильмов ("Большой концерт", "Римский-Корсаков", "Алеко") (умер 1981).

27.08.1991 умер Михаил (он же Майк) Васильевич Науменко, лидер группы "Зоопарк" (родился 18.04.1955).

27.08.2000 пожар на Останкинской телебашне, приведший к прекращению вещания в Москве всех телеканалов.

27.08.2017 день кино.

27.08.2009 умер Сергей Владимирович Михалков, поэт, автор текста гимна России (родился 13.03.1913).

28.08.1968 родился Илья Борисович Спицин, муж и продюсер Ларисы Долиной, бывший бас-гитарист ее аккомпанирующей группы "Скитальцы".

28.08.1979 умер Кирилл (он же Константин) Михайлович Симонов, поэт ("Жди меня", "От Москвы до Бреста"), муж актрисы Валентины Серовой (родился 28.11.1915).

28.08.2003 умер Юрий Сергеевич Саульский, композитор ("Черный кот") (родился 23.10.1928).

30.08.1968 родился Вячеслав Пантелеевич Жеребкин, солист группы "На-На".

30.08.2011 умерла Алла Николаевна Левицкая (она же Баянова), певица, экс-участница коллектива Петра Лещенко (родилась 18.05.1914).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн