Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ПУБЛИКАЦИИ. 2011 ГОД
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ ЗА 2011 ГОД <--


РОМАН МАКSИМ С ПРОДЮСЕРОМ НАЧАЛСЯ С ДВУХ БУТЫЛОК КОНЬЯКА

будущую звезду нисколько не смутило, когда Юрий Алексеев привез ее к себе домой и сказал: «Раздевайся! Вот ванна!»

 

В прошлом году «Экспресс газета» первой сообщила о расставании певицы МакSим (Марины Максимовой) с мужем и отцом ее дочери Александры – звукорежиссером Алексеем Луговцовым («ЭГ» № 49, 2010). Поначалу многие нам не поверили и поспешили обвинить нас во вранье. Но спустя некоторое время эту информацию подтвердила в интервью известному глянцевому изданию сама певица. Своим мнением о причинах крушения ее брака поделился с музыкальным обозревателем «ЭГ» продюсер группы «Он-лайн» из Санкт-Петербурга Юрий Алексеев, который работал с МакSим на начальном этапе ее карьеры и даже сам чуть не стал ее мужем.

 

   - Я очень много слышал о всяких романах и похождениях Марины и был сильно удивлен, когда она вышла замуж за обычного мальчика, не имеющего никаких перспектив, - признался Алексеев. - Я-то знал ее на 100 процентов. И понимал, что ей нужен не такой мальчик, а уже состоявшийся в жизни мужчина. Марина - очень сложный человек с взрывным характером. Она любит своеобразные игры. Например, приезжает куда-то выступать и вдруг говорит, что концерт отменяется, потому что якобы звук плохой или еще что-то не так. Везде висят афиши. Билеты проданы. Организаторы, вложившие деньги в рекламу, аренду зала и прочее, находятся на измене. А она за счет этого заряжается. Во время моей работы с ней таких моментов было мало, потому что она еще не была звездой. А потом без этого не обходился практически ни один ее концерт. Я сам был свидетелем, как она отказывалась выступать в ДК имени Горького и в ДК имени Ленсовета в Санкт-Петербурге. Доходило до того, что ее нынешние продюсеры из звукозаписывающей компании «Гала Рекордс» были готовы платить организаторам концертов неустойку. Марина прекрасно понимает, что так делать нельзя. Но нарочно так делает назло всем. В таких ситуациях с ней надо уметь разговаривать. Надо уметь ей управлять. Можно где-то грубо с ней поговорить. А через пять минут поговорить ласково. Помню, однажды мы с ней поругались. Это было у меня дома. Я не кричал и вообще ничего ей не говорил. Вместо этого я сел за компьютер и написал ей письмо, что она неправа. Она подошла к компьютеру, прочитала и, ни слова мне не сказав, стала писать мне ответ. Так мы некоторое время переписывались. Потом рассмеялись и помирились. Бывало, она предъявляла мне какие-то претензии. А я делал вид, что не замечал этого. Наоборот, в ответ называл ее «малышкой» и начинал говорить что-то хорошее. Она сразу таяла и забывала о плохом. Я общался со многими женщинами. Но такого характера и склада ума, как у Марины, я не встречал ни у кого. Это даже не какая-то стервозность. Это что-то другое. Лично мне с самого начала было понятно, что молодой муж не сможет найти к ней подход, и через полгода или год они точно разойдутся. Сейчас Марина говорит, что он никто, что он не может устроиться на работу. Так он и был изначально никем. Зачем же она за него замуж выходила, чтобы потом его оскорблять на всю страну?! Ей надо было выбрать себе какого-то бизнесмена. У нее были подходящие варианты. Насколько я знаю, до мужа она встречалась с одним очень серьезным 45-летним мужчиной. Он ее любил. Дарил ей дорогие подарки. Но она почему-то предпочла ему этого молодого мальчика. Возможно, это была ее очередная игра.

 

   - А как вы с ней познакомились?

   - Все началось в 2004 году, когда я услышал на петербургском радио «Студио» песню «Трудный возраст». Она мне очень понравилась. У знакомых радийщиков я узнал, что эту песню скачали с сайта «Топ-хит», и ее исполняет проект Maxi-M. Сейчас Марина говорит в интервью, что ее так назвали по ошибке. На самом деле она в то время именно так и называлась – не певица МакSим, а проект Maxi-M. Как продюсер я сразу почувствовал, что эта артистка будет собирать стадионы. С помощью своего московского коллеги Михаила Бебинга я разыскал ее и устроил ей выступление на фестивале «Хит-парад радио «Рекорд», который проходил в Петербурге во дворце спорта «Юбилейный» при участии таких звезд, как «Звери» и «Дискотека «Авария». Марина впервые выступала на таком глобальном мероприятии. И имела большой успех. Вместе с ней пел весь зал. Как она сама недавно рассказывала в одной из телепередач, именно видеозапись этого выступления впоследствии привлекла к ней внимание компании «Гала Рекордс». Правда, о том, кому она была обязана этим выступлением, Марина почему-то умолчала. После этого фестиваля я сказал ей: «Хочешь я тебя продвину и дальше?». И начал работать с ней как продюсер – записывал ей песни, организовывал концерты. Именно я на концерте в Выборге посоветовал ей отказаться от названия Maxi-M и попросил ведущего объявить ее как МакSим. Именно я надоумил ее всем говорить, что ей 18 лет, хотя тогда ей уже было 21 или 22 года. До меня Мариной всерьез никто не занимался. Да, у нее были какие-то отношения с известным московским продюсером Вадимом Ботнарюком. Да, он закинул ее песню на сайт «Топ-хит». Но реально он для нее больше ничего не сделал. Параллельно Марина пела у другого продюсера в группе «Губы». Уже при мне был момент, когда она выступала в «Метелице» одновременно как МакSим и как солистка «Губ». Я относился к этому с ревностью. «Губы» – это лажа, - объяснял я ей. – Зачем тебе это, когда у тебя свои классные песни?!». Но Марина не хотела уходить из «Губ». Она пробовала – что быстрее пойдет? Боялась, что вдруг выстрелят «Губы», и она останется у разбитого корыта.


   - Вы заключали с ней какой-то контракт?

   - Нет, письменного контракта у нас с ней не было. Какой в этом смысл?! Артисты все равно уходят и кидают продюсеров. И никакие контракты не помогают. Так произошло и с Мариной. Наше сотрудничество  продолжалось около года. У нас сложились настолько доверительные отношения, что Марина никогда не просила у меня вперед гонорары за концерты. Когда у нас было подряд несколько концертов в разных городах, обычно я расплачивался с ней в конце поездки. И она забирала деньги, даже не пересчитывая. Гонорары у нее тогда были небольшие – не более 25-30 тысяч рублей за концерт. Приходилось работать и за 18, и за 15 тысяч. И даже за такие деньги ее не везде хотели брать. Помню, хозяин клуба в городе Отрадное под Петербургом говорил мне: «18 тысяч за никому неизвестную девочку слишком дорого. Я за 4 тысячи могу привезти шоу-балет». «Вы не пожалеете, если ее возьмете! – убеждал я. - Вот увидите, эта девочка скоро станет звездой!». Но, как только компания «Гала Рекордс» предложила Марине более выгодные условия, она сразу же ушла к ним. И хотя на ее официальном сайте, который я ей сделал, было написано, что я ее продюсер, со мной даже никто не связался и не посчитал нужным договориться. Марина просто поставила меня перед свершившимся фактом. Она такой человек. Идет к цели любыми путями. Марина забыла не только обо мне, но и о других людях, которые ей помогали. «Нежность», «Трудный возраст» и другие ее первые песни делал ее земляк из Казани - аранжировщик Олег Прозетов. Она давала ему наброски песен. А он на 50 процентов придумывал музыку со всеми вступлениями, проигрышами и т.д. Мой друг Алексей Васильев, который делал ей аранжировку для песни «Сон», и вовсе поменял в ней аккорды. Но, если вы возьмете ее первый альбом, она там не указала ни Олега Прозетова, ни Алексея Васильева. Вместо них там значатся фамилии каких-то «левых» людей, которые просто переиграли их аранжировки.

 

   - Как я понял, вас связывали не только рабочие отношения…

   - Один мой знакомый, у которого на студии записывается Елена Ваенга, сейчас всем рассказывает, что МакSим чуть не стала моей женой. Действительно, у меня был с ней роман. Он начался в первый же день нашего знакомства, когда она приехала в Петербург на «Хит-парад радио «Рекорд». Я заранее узнал, что она любит ромашки. Но ромашек нигде найти не смог. И при встрече подарил ей похожие цветы - хризантемы. Встречать ее я приехал на «Лексусе» своего друга и прямо с вокзала привез к себе домой. Хотя заранее я не договаривался с ней, что она будет жить у меня дома, это ее нисколько не смутило. Я же сразу не набросился на нее и не стал к ней приставать. «Раздевайся! – сказал я ей. – Вот ванна! Вот холодильник, если хочешь что-нибудь попить или покушать!». «Я хочу поспать», - сказала она. На тот момент у меня не было никаких дел. Но, чтобы ее не пугать, я сказал, что мне надо куда-то ехать по делам. И, оставив ее в квартире одну, несколько часов гулял где-то по городу. А вечером после выступления в «Юбилейном» Марина сама подошла и прижалась ко мне, как это делают дети. Начала рассказывать, как она счастлива. «У меня такого никогда не было, - восторженно говорила она. – Такой концерт! Столько народу!». На улицу мы вышли, уже держась за руки. Поймали такси и поехали ко мне домой отмечать ее успех. По дороге я купил в универсаме куру-гриль, какие-то салаты и 700 граммов коньяку. Вдруг Марина тоже встала в очередь в отдел со спиртным. «Зачем? – удивился я. – Ведь я уже купил коньяк». «Я хочу купить еще бутылку, - ответила она. – Не люблю потом бегать». Как ни странно, вторая бутылка не оказалась лишней, и за ночь мы допили обе. Я вовсе не хочу сказать, что она какая-то алкоголичка. Но она любила в меру выпить. Причем, предпочитала коньяк и виски. Во время нашей совместной работы мы с ней постоянно выпивали и перед концертами, и после концертов. И после ухода в «Гала Рекордс» у нее в гримерке всегда стоял коньяк. Когда Марина выпивала, она становилась очень веселая и заводная. Бывает, кто-то выпьет рюмку и уже носом клюет. А она всегда очень хорошо держалась. В день нашего знакомства ей только под утро стало немножко плоховато. Даже я быстрее начал клевать носом. А она все никак не могла угомониться. Рассказывала мне про свою жизнь в Казани. По ее словам, у нее там был какой-то продюсер или директор. Но Марина интересовала его только как вокалистка. Он считал, что ее песни – полная ерунда, и предлагал ей петь что-то другое. В итоге Марина рассталась с ним и уехала в Москву. Ее родные очень волновались. «Тебе надо сначала устроить семейную жизнь и родить ребенка», - говорила ей мама. «Нет, это потом, - возражала Марина. – У меня на первом месте карьера».

 

   - А она вам рассказывала про свои отношения с Виталием Маншиным, Андреем Сейроняном и другими людьми из Москвы, которые тоже ей помогали?

   - Нет, о том, что одновременно со мной в Москве у нее был кто-то еще, я узнал только в 2008 году из публикации «Экспресс газеты». Сама Марина мне об этом ничего не говорила. А оснований что-то подозревать у меня не было. В то время мы с Мариной виделись очень часто. Она регулярно приезжала ко мне в Петербург. Иногда я приезжал к ней в Москву, где она снимала квартиру в Царицыно вскладчину с какой-то девочкой-продавщицей. Конечно, я не держал ее все время на привязи. Так или иначе, она с кем-то общалась. И уже тогда люди, которые относились ко мне с завистью, пытались ее со мной рассорить. Однажды на празднике города в Красном селе кто-то ей про меня сказал какую-то гадость. Марина сразу поменялась в лице. И ходила весь день, надувшись. У нее есть такая черта характера. Достаточно первому встречному сказать ей, что тот или иной человек из ее окружения плохой, и она может, даже не проверив информацию, порвать с этим человеком все отношения.

Но, видимо, в тот раз Марина остыла и здраво рассудила: «Человек ни разу в жизни меня не обманул, не подвел. Может, я напрасно из-за каких-то «левых» людей на него так обозлилась». После выступления мы пошли есть шашлыки. И в знак примирения она начала кормить меня с рук шашлыками. Не буду скрывать, я был в нее очень сильно влюблен. Может быть, даже и сейчас у меня какие-то чувства остались. Любила ли меня Марина – утверждать не берусь. Она мне о своих чувствах напрямую никогда не говорила. Но однажды я не смог поехать с ней на гастроли и спросил: «Куда ты поедешь после гастролей – к себе в Москву или ко мне в Петербург?». «К тебе», - ответила она. И этот ее выбор значил для меня гораздо больше любых слов о любви. Когда Марина ушла в «Гала Рекордс», все, что было у нас в личной жизни, осталось в прошлом. Но мы еще несколько лет продолжали общаться просто как друзья. Она время от времени мне звонила. Приглашала меня на свои выступления в Петербурге. Помню, в 2007 году я был на ее сольном концерте в Ледовом дворце. Меня встретили у служебного входа, привели к ней в гримерку. И мы очень тепло с ней пообщались.

 

   - Почему же ваши отношения прервались?

   - К этому приложили руку ее администраторы из «Гала Рекордс» - Маргарита Соколова и ее дочка Галя. В 2008 году, когда Марина выступала в Петербурге на каком-то сборном концерте, она, как обычно, позвонила мне и сказала: «Юра, приезжай! Я хочу тебя видеть». Однако на этот раз меня никто не встретил. Я набирал Марине на мобильный. Но она в это время находилась на сцене. Вместо нее отвечала Маргарита Соколова и говорила, что она очень занята и не может за мной выйти. Я простоял час у служебного входа и уехал ни с чем. Потом выяснилось, что Соколова доложила Марине, что меня встретили и провели. Это выглядело так, что я приехал и даже не зашел к ней в гримерку. «Встретимся в другой раз!» - сказала мне Марина. А потом я позвонил ей, чтобы поздравить ее с днем рождения. И она вдруг мне заявила: «Я узнала, что ты что-то кому-то сказал про меня. Я больше не хочу с тобой разговаривать». Что и кому я сказал – она даже не объяснила. Но я на нее за это не сильно обижаюсь. Маргарита Соколова и ее дочка стравливали Марину со всеми, как собаку. Не только с такими людьми, как я, но даже с поклонницами, которые подходили к ней ближе, чем на три метра. Например, поклонницы спрашивали Марину: «Можно с тобой сфотографироваться?». «Да, конечно», - отвечала она. Потом к ней подходила Галя Соколова и что-то ей нашептывала. После чего Марина говорила поклонницам: «Я с вами фотографироваться не буду. Мне сказали, что вы про меня плохо говорите». Я неоднократно пытался с ней помириться. Писал ей «эсэмэски» и письма по электронной почте. Просил объяснить – в чем я виноват. Поздравлял с праздниками. Но ответа ни разу не получил. Недавно был случай, когда мошенники в Петербурге пытались от ее имени представлять какую-то «левую» группу. Я сообщил об этом Марине. Мне перезвонили из «Гала Рекордс». И я помог им уладить этот вопрос. А сама она на связь так и не вышла.

 

   - Что вы думаете по поводу ее нынешнего творчества?

   - Во всех интервью Марина заявляет, что у нее не было и нет продюсера. Уверяет молоденьких девочек, что они тоже могут сами всего добиться. Уже доходит до смешного. Недавно она была в Киришах под Петербургом. И местный ди-джей на радио с ухмылкой спросил ее: «И что, вы так до сих пор без продюсера?». «Да, в свободном полете», - на полном серьезе ответила Марина, не поняв, что он над ней прикалывался. На самом деле сейчас ее продвижением занимается даже не отдельный продюсер, а целая компания с американским капиталом – «Гала Рекордс». К сожалению, они умеют только раскручивать готовый продукт. А сами создать ничего не могут. Последние песни Марины, записанные под их руководством, стали совсем никакие. Если бы она стартовала с такими песнями, она бы никогда не стала звездой. Или вот ей сняли клип, где она ходит по городу, как Жанна Фриске. На мой взгляд, это для нее шаг назад. Девочки, которые раньше ходили на ее концерты, думали, что она такая же, как они. И, когда она сменила имидж, у них пропал к ней интерес. А до Жанны Фриске она не дотянула. И поклонников у нее не забрала. Я как продюсер сразу понял, что у нее после этого упадет гонорар, как минимум, в 5 раз. Еще недавно она стоила 35 тысяч евро. Такую сумму объявляла за нее Маргарита Соколова. А знаете, сколько она стоит сейчас? 350 тысяч рублей. Миллион из гонорара куда-то делся. И все из-за неправильного продюсирования! При этом она работает с «живой» группой. И тоже зря. Сейчас проводится много праздников городов – до ста за лето. Но на таких мероприятиях не приветствуются «живые» музыканты. Кому нужно, чтобы они настраивались целый час?! Предпочтение отдается артистам, выступающим с подтанцовкой. Из-за этого она теряет много концертов. А молодежь, которая раньше слушала МакSим, сейчас переключилась на «прорыв года» - певицу Нюшу. Я когда-то работал вместе с ее папой Владимиром Шурочкиным в группе «Ласковый май»: он был вокалистом, а я – администратором. Шурочкин – настоящий профессионал и очень грамотный продюсер. Думаю, Нюша у него не будет совершать таких ошибок, как МакSим, и ее карьера сложится более удачно.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 25, 2011)







ПРОДЮСЕР «РАНЕТОК» ЧУТЬ НЕ СПИЛСЯ ИЗ-ЗА ЛЮБВИ К ЮНОЙ СОЛИСТКЕ

дочь Сергея Мильниченко от первого брака оказалась на год старше его нынешней жены

 

Личная жизнь продюсера группы «Ранетки» Сергея Мильниченко недавно оказалась в центре громкого скандала из-за журналистки и певицы Екатерины Гордон. На съемках программы НТВ «Музыкальный ринг» она неожиданно выступила с резкой критикой «Ранеток» и, в частности, недвусмысленно обвинила продюсера в совращении своих малолетних подопечных («ЭГ» № 10, 2011). Возмущенный такой постановкой вопроса, Мильниченко с помощью адвоката Сергея Жорина возбудил в мировом суде Донского района г. Москвы уголовное дело в отношении Гордон по части 2 статьи 130 УК РФ «Оскорбление». А музыкального обозревателя «Экспресс газеты» пригласил на чашку чая к себе домой и, чтобы пресечь дальнейшие пересуды, согласился впервые откровенно рассказать, когда и с кем у него на самом деле были близкие отношения.

 

   - Продюсер группы «На-На» Бари Алибасов, у которого вы в 90-х годах работали на студии звукорежиссером и аранжировщиком, рассказывал мне, что вашу первую жену Ларису Алину вы привезли в Москву из родного Томска («ЭГ» № 20, 2009).

   - На самом деле брак с Ларисой был у меня вторым по счету. Первый раз я женился в 1988 году в Томске. Мою первую жену звали Оксана. Она профессионально занималась танцами. Сейчас она живет и работает в Италии. Там же живет наша дочь Настя, которая родилась в 1989 году. К сожалению, наша совместная жизнь с Оксаной не сложилась. Я был слишком увлечен музыкой и мало времени уделял семье. В результате в 1993 году мы развелись. И моей женой стала Лариса, которую связывала со мной общая музыкальная деятельность. Правда, наши отношения долгое время официально не были оформлены. Мы несколько лет жили гражданским браком и расписались только в 1996 или 1997 году, когда уже обосновались в Москве, и встал вопрос об оформлении прописки.

 

   - Откуда у вас вдруг появилась московская жилплощадь, чтобы на ней прописаться?

   - Естественно, когда в 1993 году мы приехали покорять Москву, у нас вообще ничего не было. Мы с Ларисой каждый день на 5 тысяч рублей покупали джинсы у вьетнамцев и продавали с рук на рынке в Лужниках. Периодически нас гоняла конная милиция, и мы убегали по Лужникам от лошадей. На вырученные деньги мы снимали какое-то убогое жилье и ели в дешевой служебной столовой на 5-м этаже универмага «Московский» у трех вокзалов. О собственном творчестве, ради которого мы стремились в Москву, нам надолго пришлось забыть. Его продвижение требовало немалых вложений. А тут нам самим надо было как-то выживать. Потом я устроился работать на студию к Бари Алибасову, и у меня появились какие-то деньги. Как сейчас помню, снимать однокомнатную квартиру тогда стоило 60 долларов. А я зарабатывал немного побольше. И даже мог что-то откладывать. Сначала я накопил себе на какое-то оборудование, необходимое для работы над музыкой – компьютер, клавиши. А потом мы с Ларисой купили комнату в коммуналке на площади Ильича. Тогда цены на жилье были не такие астрономические, как сейчас. И эта комната обошлась нам всего в 5 или 6 тысяч долларов. Но прописаться в ней смогла только Лариса, на которую  юридически была оформлена собственность. А чтобы сделать прописку мне, нам пришлось оформить официальный брак. Такие в то время были глупые порядки. Так или иначе, когда в 1998 году у нас с Ларисой родилась дочь Рассвета, мы уже были законными супругами.

 

   - В конце 90-х годов вы начали продвигать собственную группу «Fantasy», в которой пела Лариса. Правда ли, что создать ее вам помог «мальчик-бродяга» Андрей Губин?

   - Действительно, на начальном этапе Андрей имел отношение к нашей группе. Он познакомился со мной на студии у Бари Алибасова. И пригласил меня к себе на работу в качестве музыкального продюсера. Я записал Андрею альбом «Зима-холода». А в 1998 году ему предложила контракт на семь лет канадская рекорд-компания. Мы поехали в Канаду и начали работать на студии «Пиколло», где записывалась Селин Дион. Андрей настаивал, чтобы к записи привлекли модного шведского саунд-продюсера Макса Мартина. Но он был занят работой с Бритни Спирс и мог приехать только через несколько месяцев. Из-за этого у нас возник конфликт с рекорд-компанией. Канадцы почему-то решили, что во всем виноват я, и стали требовать, чтобы Губин от меня избавился. К чести Андрея, он отказался это сделать. И в 1999 году мы ни с чем вернулись в Москву. Тогда-то я и предложил Губину совместно заняться группой «Fantasy». Но вскоре он потерял интерес к этому проекту. И продвигать его мне пришлось своими силами. За время работы с Губиным я накопил денег и купил для своих родителей квартиру в Медведково. Но родителям в Москве не понравилось, и они вернулись обратно в Томск. Тогда я продал эту квартиру и на вырученные деньги снял и зарядил в эфир пять клипов группы «Fantasy» - «Ты беременна», «Я не девочка», «Ребенок от тебя», «Люди не птицы», «Я буду ждать тебя». Но с группой ничего не происходило, пока мы не заключили контракт с дочерним предприятием «Русского Радио» - компанией «Граммофон Рекордс». Нашу песню «Ты беременна» начали крутить на «Русском радио». И уже на четвертый день нам посыпались предложения о гастролях.

 

   - Почему же столь успешно стартовавший проект вскоре заглох?

   - Произошел какой-то личностный конфликт между кем-то из руководства «Граммофон Рекордс» и программным директором «Русского Радио». На какой-то вечеринке кто-то что-то не так сказал. И хотя с нашей группой это не было никак связано, на следующий день наши песни убрали из эфира. В сложившейся ситуации директор «Граммофон Рекордс» Сергей Балдин поступил по-джентльменски. Обычно артистов, с которыми заключен контракт, держат до последнего. А он сказал: «Я не могу вам гарантировать дальнейшее продвижение проекта. Пока проект еще живой, давайте расторгнем контракт, чтобы вы были свободными!». И мы ушли из «Граммофона» в компанию «Стиль Рекордс». У меня был вагон идей. Но они стали вязнуть в чем-то липком. Вроде мне все улыбались и одобрительно кивали. А никакого движения не происходило. Было ощущение, что мы попали в болото. Мой последний разговор с директором «Стиля» Олегом Лобовым был очень напряженным. Мы старался говорить культурно. Но чувствовалось, что нам хотелось сказать друг другу совсем другие слова. Проговорив полтора часа, мы опять ни к чему не пришли и решили продолжить общение через несколько дней. После этого я ему больше не звонил, и он мне тоже не звонил. Вся эта возня привела к полному развалу группы «Fantasy». И в 2004 году я занялся созданием двух новых коллективов – подростковой группы из девчонок и такой же группы из пацанов. Раньше я уже приходил с этой идей к Лобову в надежде, что он окажет мне поддержку. Но он не проявил никакого интереса. Пришлось начинать все на пустом месте. С пацанской группой у меня как-то не заладилось. Все пацаны, приходившие на кастинг, были какие-то чумазые, в банданах, косухах и черных майках с надписями «Ария» или «Пилот». А я хотел, чтобы группа вызывала положительные эмоции, чтобы не было никакой агрессии и «чернухи». Я сменил 7 или 8 составов, и только недавно нарисовался более-менее подходящий состав, получивший название «Воробьи». А вот девчоночий коллектив удалось собрать почти сразу. Так и появилась группа «Ранетки».


   - Как на все это реагировала Лариса? Не требовала продолжать раскручивать ее?

   - Лариса реагировала стойко и терпимо. Ничего не требовала. Ко всему относилась правильно и с пониманием. Наверное, она очень переживала. Возможно, плакала где-то в подушку, когда меня не было рядом. Но она полностью полагалась на меня и доверяла всем моим действиям. «Мы обязательно прорвемся», - все время говорила она. В самом начале становления группы «Ранетки» Лариса помогала мне решать многие вопросы бытового плана – кормила девчонок, ездила с ними по магазинам покупать одежду для первой фотосессии. Они же были еще маленькие – по 14-15 лет. Только двоим было по 17.

 

   - Зачем же вы набирали таких малолеток?

   - Чтобы научить людей хоть как-то слаженно играть в коллективе, нужно, как минимум, 2-3 года. И если взять 23-24-летних ребят, то они сыграются только к 25-26 годам. Для старта это уже слишком поздно. И эстрада, и спорт в последнее время сильно помолодели. Если ты в 15-16 лет не стал чемпионом мира по художественной гимнастике, то ты им уже не станешь. 20-летних чемпионов сейчас не бывает. Нечто похожее происходит и на эстраде. Конечно, если делать фонограммный проект, все упрощается. Но я никаким образом не хотел связываться с фонограммой. Поэтому и искал 13-14-летних.

 

   - От Дмитрия Попова из студии «Туки-туки», принимавшего участие в создании первого альбома «Ранеток», я слышал, что первоначальный состав группы несколько отличался от того, который в итоге стал известен широкой публике («ЭГ» № 7, 2010).

   - Да, в «Ранетках» были две девочки, которые потом ушли – бас-гитаристка Алина Петрова и солистка Лена Гальперина. Они были единственные, кто попал в группу по результатам кастинга. Клавишницу мне сосватали Таня и Саша Огурцовы, с которыми мы дружим семьями. «Наша дочь Женька на фортепиано училась, - сказали они. – Возьми ее в свою группу!». Самым сложным было найти барабанщицу. Я вспомнил, что у Алибасова на одном концерте выходили девушки в гусарских костюмах и маршировали с барабанами. И начал через знакомых искать на них выход. Мне дали один-единственный телефон. Это был телефон Леры Козловой. Гитаристкой я предполагал сделать Лену Гальперину. Начал с ней заниматься. Она девчонка очень талантливая. Бог дал ей харизму и очень узнаваемый голос. Но ей не хватало усидчивости и терпения. После 10 занятий стало понятно, что никаких сдвигов не происходит. «Давай ты будешь просто петь!» - предложил я. Найти другую гитаристку долго не получалось. Чтобы репетиции хоть как-то шли, я сам подыгрывал девчонкам на гитаре. Потом появились сразу две гитаристки – Аня Руднева и Наташа Щелкова. Первоначально я планировал взять только одну из них. Но у Ани лучше получался аккомпанемент. А у Наташи – соло. И решил оставить обеих, чтобы они друг друга дополняли. Летом 2005 года все разъехались на каникулы. А когда через месяц встретились на репетиции, Лена Гальперина неожиданно объявила, что решила уйти из группы, так как репетиции мешают ее учебе в школе. Для меня это был реальный шок. Я как раз договорился с телеканалом MTV, чтобы они прослушали девчонок. «В какое положение ты нас ставишь?! – стал я укорять Лену. - Как же нам теперь быть с прослушиванием?!». «Ничего не знаю», - заявила Гальперина и ушла. Тогда я сказал: «Девчонки! Давайте кто-то из вас попробует петь!». Лучше всего это получилось у Леры Козловой. А потом начались разногласия с Алиной Петровой. Она стала прогуливать репетиции. Могла опоздать на 2-3 часа. Мы с девчонками решили, что так дальше продолжаться не может, и надо ее менять. А все это время я не оставлял попыток собрать группу пацанов. И вместе с очередным парнем на прослушивание пришла Лена Третьякова. Я попросил ее сыграть на гитаре. И сразу понял, что это тот человек, который должен быть в нашем коллективе. На следующий день мы сказали Алине: «Извини, пожалуйста, но работать вместе мы не будем». Она очень сильно переживала, плакала. Девчонки ее успокаивали. В итоге они остались в хороших отношениях.

 

   - Если не секрет, на какие средства вы продвигали «Ранеток»? Или у вас нашлась еще одна ненужная квартира?

   - Вечерами я делал аранжировки для разных исполнителей. На деньги, которые мне за это платили, существовала вся моя семья, и из них же оплачивались все расходы по «Ранеткам». Первые наши репетиции проходили на базе в подвале института новых антибиотиков. Словами невозможно передать – насколько это было ужасное место. Единственным достоинством этой базы были ее администраторы Волк и Курт. За 3 часа они брали всего 150 или 200 рублей. А когда у нас совсем не было денег, они шли нам навстречу и позволяли репетировать в долг. Когда коллектив более-менее сформировался, я стал показывать его разным людям из шоу-бизнеса. Однажды к нам на репетицию пришел продюсер группы «Чайф» Дмитрий Гройсман. Уже не помню, как я его уговорил. Ему понравилось, как девчонки играют. И он устроил им выступление у Валеры Марьянова в программе ТВЦ «Открытый проект». А через неделю после этого эфира мы подписали контракт с компанией «Мегалайнер». Было еще предложение от компании «Монолит». «Мы тебе даем наличные деньги и становимся совладельцами коллектива», - предлагали они. Антон и Лера Гришины из «Мегалайнера» денег мне сразу не давали. Но они сказали: «Мы верим в успех вашего коллектива и тоже хотим быть его совладельцами». От них исходила какая-то хорошая энергетика. И я отдал предпочтение им. Как оказалось, это было правильное решение. Именно ребята из «Мегалайнера» смогли пробить для «Ранеток» участие в аналоге «Фабрики звезд» - программе MTV «Делаем деток». Именно они смогли вставить песню «Зима-зима» в сериал «Солдаты», а потом песни «Мы ранетки» и «Она одна» - в сериал «Кадетство». После этого «Ранетками» заинтересовался продюсер СТС Вячеслав Муругов и предложил снять сериал о том, как девчонки создали свою группу. Я считаю, что на 90% «Ранетки» раскрутились благодаря этому сериалу. Если бы его не было, для раскрутки нам понадобилось бы еще лет пять. А сериал смог все сделать за полтора месяца.

 

   - Почему в разгар продвижения «Ранеток» вы ушли из семьи?

   - Я с утра до ночи занимался «Ранетками». Наверное, Ларисе было трудно смотреть, что я постоянно нахожусь в компании молодых девушек. Если сначала она была для «Ранеток» достаточно близким человеком, то с начала 2006 года она стала очень редко приходить на репетиции и постепенно отстранилась от коллектива. В конце концов, наши отношения рухнули. Я видел, что Ларисе тяжело приходить домой. И мне было тяжело туда приходить. Напряжение с каждым днем нарастало. Стало понятно, что дальше так продолжаться не может. И в конце 2006 года я принял решение уйти. Расставались мы со слезами. «Ты понимаешь, что ты делаешь? – говорила мне Лариса. – Мы же вместе столько всего прошли». «Я не могу себя перебороть», - отвечал ей я. При этом уходить мне было некуда. Я уходил в пустоту. Как я уже говорил, у нас с Ларисой была комната в коммуналке. Но после рождения Рассветы жить всем в одной комнате стало сложно. Я же занимался музыкой. У меня дома стояла аппаратура. А ребенка нужно было по часам укладывать спать. Поэтому мы переехали на съемную квартиру, где были три маленькие комнаты. А комнату в коммуналке сдали. Снимать еще одну квартиру мне было не по карману. Пришлось попросить постояльцев освободить нашу комнату и перебраться туда. Где-то год я жил один в этой коммуналке. Чтобы не скучать, завел себе кошечку.

 

   - А как же Лера Козлова, с которой у вас тогда были близкие отношения? Разве она не жила вместе с вами?

   - Она жила у себя дома с родителями. В то время у нас все только начиналось. Появилась какая-то симпатия. Девушка она красивая. И – раз-раз-раз! – я сам не заметил, как мы начали встречаться. Лера пригласила меня к себе домой. Познакомила со своей семьей. Я стал ездить к ним в гости. В общем, все было хорошо. Но из-за того, что я стал оказывать Лере знаки ухаживания, она почему-то подумала, что теперь она занимает в коллективе какое-то особое положение, и ей можно лишний раз покапризничать. А я совершил ошибку и позволил ей так себя вести. Лера начала всем рулить. После каждого концерта высказывала недовольство, как остальные девчонки вели себя на сцене. В итоге это привело к ужасным последствиям. В какой-то момент я понял, что уже не могу контролировать ситуацию в коллективе. Допустим, я назначал репетицию. А Лера говорила: «Зачем мне репетировать? Я и так все знаю». «Будем репетировать без нее», - говорил я девчонкам. «Ах, вы будете репетировать без меня?!» - начинала возмущаться Лера. И так на ровном месте постоянно возникали скандалы. Поочередно кто-то из девчонок – то Аня, то Женя, то Наташа - что-то не так ей говорил и навлекал на себя ее гнев. «Пусть она уходит из группы! – кричала Лера. – Или я, или она!». Я уже сам был не рад, что приблизил ее к себе. Но обратного пути уже не было.


   - Почему же вы сразу не предложили ей уйти, как Алине Петровой?

   - На кону стоял сериал «Ранетки», который тогда только готовился к запуску. Если бы я в тот момент обрубил мои отношения с Лерой и убрал ее из группы, продюсеры сериала могли подумать, что у нас происходит какой-то разброд, и с нами лучше не связываться. А я не хотел из-за моих личных проблем всех подставить и испортить будущее всему коллективу. Нужно было показать, что у нас все нормально. Я сказал девчонкам: «Я буду терпеть до тех пор, пока меня хватит». «Мы тебя понимаем», - сказали они. К осени 2008 года мое терпение уже было на исходе. Я никогда в жизни не пил алкоголь. Первый раз попробовал шампанское только в 33 года. Но тут я реально начал пить. Тогда мы участвовали в еще одном телепроекте – «СТС зажигает суперзвезду». В последних выпусках Лера только пела с «Ранетками» одну песню в самом начале. А когда девчонки садились в жюри и отбирали конкурсантов, ее вместе со всеми уже не было. «У меня болит голова, - говорила она. – Я поехала домой спать». На самом деле все девчонки уставали. Ночами они снимались в сериале. Заканчивали в 7 утра. И к 10 часам уже приезжали на съемки «СТС зажигает суперзвезду». Но все терпели. Коллектив есть коллектив. А Лерка даже на объявление победителей не сочла нужным остаться. В итоге 16 октября у нас с ней произошел очень серьезный конфликт. После этого мы две недели вообще не разговаривали. У нее появилась своя компания. Те люди, которые раньше были для нее чужими, вдруг стали родными. До конфликта, приезжая на съемки сериала в школу, Лера никогда не заходила через центральный вход и все время просила оградить ее от фанатов. А после конфликта все фанаты сразу стали для нее лучшими друзьями.

 

   - Лера в своих интервью жаловалась, что вы очень некрасиво с ней расстались.

   - Единственное, в чем я реально могу себя упрекнуть, - что Лера узнала об увольнении из группы не от меня. 1 ноября у нас был сольный концерт в Лужниках. А с 20 ноября начинался большой гастрольный тур по 50 или 60 городам. Стало понятно, что работать с Лерой дальше будет невозможно, и нужно искать другую барабанщицу. Еще во время проекта «СТС зажигает суперзвезду» я обратил внимание на Нюту Байдавлетову. В одном из выпусков она даже пела вместе с «Ранетками». 20 октября я встретился с ней и ее мамой. У Нюты уже был куплен на 29 октября билет домой в Ставрополь. «Может, ты останешься и будешь у нас барабанщицей?» - предложил я. «Но у вас же есть Лера», - удивилась Нюта. «Лера, скорее всего, больше не будет с нами работать», - объяснил я. Каким-то образом о моем предложении Нюте узнала клавишница из их группы. 1 ноября все участники «СТС зажигает суперзвезду» были приглашены на концерт «Ранеток» в Лужники. И эта клавишница, подойдя за кулисами к Лере, спросила: «А правда, что ты уходишь?». Лера была в шоке. Я-то хотел, чтобы мы отыграли Лужники. А 2 или 3 ноября собирался пойти с Лерой в кафе и все ей объяснить. Получилось реально некрасиво. Тем не менее, в самом первом интервью после ухода из группы Лера не предъявляла мне никаких претензий. Перед тем, как его давать, она позвонила мне и спросила: «Сережа, что мне говорить?». «Говори, что хочешь», - ответил я. И она сказала: «Я сама виновата в том, что произошло. Я очень переживаю, но понимаю, что ничего нельзя вернуть». А потом у нее появился новый продюсер. Ей нужно было как-то заявлять о себе. И тут полилась грязь в адрес «Ранеток». Лера раздула все так, что против нее был вселенский заговор, что девчонки выпинывали ее из группы и т.д. В общем, начала нести какой-то бред. Подговаривала детей-поклонников рвать плакаты группы «Ранетки» и пикетировать компанию «Мегалайнер», которая сделала ее популярной. Я позвонил Лере и спросил: «Зачем ты это делаешь?». На что она мне ответила: «Ты же понимаешь, это грязный шоу-бизнес». Но до этого момента у нас не было никаких грязных пиар-историй. И мы бы дальше без них обошлись. Я и так два с половиной года терпимо переносил обвинения во всех смертельных грехах и не вмешивался ни в какие конфликты. Я не хотел этой грязной возни. И девчонок просил никак не комментировать ее высказывания. Ну, хочет Лера облить их грязью – пусть обливает! По-любому – что бы они ни говорили – это будет выглядеть так, что они оправдываются. При том, что девчонки тут вообще были не при чем. Они сами оказались жертвами сложившейся ситуации.

 

   - Как же после всего, что произошло с Лерой, вы решились завести близкие отношения с другой участницей «Ранеток» Наташей Щелковой, которая в 2009 году стала вашей женой? Не боялись второй раз наступить на те же грабли?

   - Тут совсем другая история. Знаете, говорят, для того, чтобы ощутить свободу, нужно побывать в тюрьме. Так вот для меня Наташа – это свобода. Раньше я был как будто слепой. Мне светили, но я ничего не видел. А потом я внезапно прозрел и понял: «Вот человек, который мне нужен!». Когда люди знакомятся, они хотят друг другу понравиться. Мы же с девчонками после нескольких лет работы друг друга знали как облупленных – кто что ест, как спит, как чешет нос или ухо, каким дезодорантом пользуется и т.д. И мне не надо было думать – как я выгляжу, побрился ли я, почистил ли я зубы. У нас с Наташей сразу сложилось полное взаимопонимание. Бывало, только вдыхаешь, чтобы что-то спросить, и уже слышишь ответ. Что-то делаешь и уже знаешь, какая будет реакция. Я уверен, что по-другому уже не будет. Сейчас я на самом деле счастлив. Я достиг полного душевного благополучия, о котором прежде и мечтать не мог.

 

   - Ходили слухи, что родители Наташи были категорически против вашей свадьбы из-за большой разницы в возрасте: вы родились в 1966 году, а Наташа – в 1990 году.

   - На самом деле с Наташиными родителями у меня не было никаких проблем. Они очень хорошие люди. Тоже музыканты. Когда я пришел к ним просить руки их дочери, мама Наташи сказала: «Ну, привет, сынок! Давно мечтала о таком ребенке». А все эти слухи, видимо, появились из-за того, что Наташиных родителей не было на нашей регистрации в ЗАГСе. Они в это время встречали гостей на корабле, где проходило торжество. А журналисты подумали, что у нас какие-то разногласия, и стали это раздувать. Моих родителей на свадьбе вообще не было. Они уже старенькие, и им было трудно добраться в Москву из Томска. Так в каком-то издании написали: «Мильниченко даже не пригласил своих родителей на свадьбу». Ну, откуда они взяли такую информацию?!

 

   - А личную жизнь других участниц группы вы как-то контролируете?

   - Нет, в этом плане у нас полная свобода. Я не требую, как некоторые продюсеры, чтобы девочки ни с кем не встречались и не выходили замуж. Из всех участниц «Ранеток» на данный момент не занято сердце только у самой младшей – Нюты Байдавлетовой. Женя Огурцова с прошлого года замужем за музыкантом Павлом Авериным. Аня Руднева собирается замуж осенью. Ей недавно сделал официальное предложение актер Павел Сердюк, известный по сериалу «Моя прекрасная няня». Лена Третьякова встречается с певцом Димой Пряновым, с которым я сотрудничаю как саунд-продюсер. Даже если кто-то из девочек забеременеет и уйдет в декрет, я возражать не буду. Да, это может нарушить работу всего коллектива. Но, по моему мнению, личная жизнь важнее, чем какие-то контрактные обязательства. В конце концов, если девчонки захотят выйти замуж и родить, они все равно это сделают вне зависимости от того, будут ли подписаны контракты или нет. Никакая бумажка их не остановит. А заставлять девчонок, как в некоторых коллективах, делать аборты – это грех, который я себе на душу никогда не возьму.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 22, 2011)








УЧАСТНИЦЫ ГРУППЫ «АССОРТИ» ПОСТАВИЛИ ПРОДЮСЕРА РАКОМ

Евгения Фридлянда выручила Оксана Казакова, которую остальные девушки не любили и всячески травили

 

Нынешней весной продюсер Евгений Фридлянд неожиданно объявил о наборе нового состава группы «Ассорти», созданной им в 2003 году из финалисток телепроекта «Народный артист». От старого состава в коллективе осталась одна-единственная участница – Оксана Казакова. А все остальные девушки ушли из продюсерского центра Фридлянда и продолжили работать самостоятельно под новым названием «N.A.O.M.I.».

 

   - 11-го марта у нас закончился контракт с Фридляндом, - объяснила экс-участница «Ассорти» Мария Зайцева – жена «народного артиста» Алексея Гомана. - Еще за год до его окончания мы все понимали, что при любых раскладах не хотим терять друг друга и имеем огромное желание продолжать совместную работу. Только Оксана Казакова на тот момент озвучила решение, что она хочет работать сольно и контракт с Фридляндом точно пролонгировать не будет. Прошлой осенью нам с девочками был предложен контракт на пролонгацию. Оксана сразу отказалась его подписывать. А мы в процессе переговоров так и не пришли к варианту, который устраивал бы обе стороны. В контракте содержались пункты, которые мы не имели возможность подписать. В итоге Ольга Ватлина, Анна Алина, Ирина Топорец и я приняли решение не пролонгировать контракт и создать свой собственный коллектив. К нам также присоединилась Наташа Паволоцкая, которая ушла из «Ассорти» полтора года назад. До этого мы проработали вместе  с ней пять лет и теперь с удовольствием продолжили совместную деятельность. Наш коллектив получил название «N.A.O.M.I.», состоящее из первых букв наших имен. Недавно мы приняли участие в кастинге на «Новую волну» и успешно его прошли. Так что в конце июля будем представлять Россию на этом конкурсе. Правда, выступать на «Новой волне» мы будем без Анны Алиной. Она сейчас ждет ребенка и планирует войти в наши ряды с осени.

 

   Рассказ Марии Зайцевой мало что прояснил и только вызвал кучу новых вопросов. Если Оксана Казакова так не хотела продлять контракт с Фридляндом, почему же она в итоге осталась в «Ассорти»? И почему к ушедшим из группы девушкам вдруг присоединилась Наталья Паволоцкая, если еще недавно она сама отказалась с ними работать? К сожалению, ответов на эти вопросы у экс-солистки «Ассорти» получить так и не удалось. Пришлось обратиться за разъяснениями к продюсеру группы Евгению Фридлянду.

 

   - Маша Зайцева наглым образом врет, - заявил Евгений Иосифович. - Оксана Казакова вовсе не хотела уходить из «Ассорти». Она не хотела работать с ними. Они ее почему-то невзлюбили и постоянно над ней издевались. В августе прошлого года Оксана выходила замуж. За два дня до свадьбы мне позвонила моя помощница. «Женя, что делать? – спросила она. – У «Ассорти» концерт в ресторане «Загородный очаг» в Одинцово. Но из-за того, что в Москве сильный смог, они отказываются работать и хотят уехать в Питер».


«А как же свадьба Оксаны Казаковой?» – удивился я. «Они говорят, что им насрать на ее свадьбу, - ответила помощница. – Мол, им предстоит рожать, и они не хотят подвергать свое здоровье опасности». В итоге на свадьбу они все-таки приехали. А девичник, который проходил накануне и снимался каналом Муз-ТВ, демонстративно проигнорировали. Просто взяли и кинули ее. Оксане пришлось в последний момент приглашать на него девчонок из «Тутси» и других групп. В конце августа я собрал участниц «Ассорти» и спросил, будут ли они продлять контракт. «Нет, работать по контракту мы не хотим, - сказали они. – Мы хотим быть партнерами в бизнесе». «Ради Бога!» - согласился я. Предложил им делить прибыль в равных долях. Они долго вели со мной переговоры. Но их постоянно не устраивали какие-то условия. А в конце декабря они вдруг заявили, что работать со мной не будут. Тем самым они поставили меня в положение раком. До окончания их контрактов оставалось два с небольшим месяца. А заменить их мне было некем. Тогда я позвонил Оксане Казаковой и предложил ей остаться. «С удовольствием, - сказала она. – С вами, Женя, я готова работать всегда». Мы объявили кастинг и вместе с ней набрали новый состав. А участницы старого состава просто водили меня за нос. Они рассчитывали, что я им подарю название «Ассорти» и весь репертуар. Самая ушлая и хитрая из них - Маша Зайцева. Она главный разрушитель всего. У нее мама – армянка. А папа – еврей. Это просто чудовищный замес. Маша приходила ко мне в офис, обнимала меня и говорила: «Евгений, вы даже не представляете, как мы рады продолжению сотрудничества с вами». А сама в это время у меня за спиной вела переговоры с бывшими участниками моей группы «Премьер-министр», чтобы вместе пойти на передачу к Андрею Малахову и выступить против меня. Мне об этом рассказал Саша Панайотов. Его тоже пытались вовлечь в эти интриги. Но он сразу соскочил и сказал им: «Я в этом не участвую». У них еще поворачивается язык осуждать Оксану Казакову. Она-то как работала у меня в группе «Ассорти», так и работает. А вот они повели себя как настоящие предательницы. Особенно обидно, что с ними вместе оказалась Наташа Паволоцкая. Они ее так же недолюбливали, как и Казакову, и два года назад слили из группы. А у меня она всегда была любимицей. И я взял ее на содержание, чтобы она могла хоть как-то существовать в Москве. Оформил ее в коллектив Панайотова и год платил ей зарплату, хотя Панайотову она была на фиг не нужна. «Возможно, ты мне еще понадобишься», - говорил ей я. «Я всегда готова», - заверяла она. Когда встал вопрос о наборе нового состава «Ассорти», я очень на нее рассчитывал. Она несколько недель компостировала мне мозги. Говорила, что ей нужно поехать к родителям и все с ними обсудить. А потом я вдруг узнал, что она уже репетирует со старым составом. Алина-то у них забеременела. А им нужно было как-то работать. И они, наступив на собственное самолюбие, позвали к себе Паволоцкую. Я никак не ожидал такого. Они просто конченые мрази. А что их сейчас взяли на «Новую волну» - нет ничего удивительного. Генеральный директор этого конкурса – Александр Румянцев. Когда-то я привел его в компанию к Игорю Крутому. Потом у нас произошел конфликт. Он до сих пор не может это пережить и не упускает случая мне досадить. Когда от меня ушли старые «премьер-министры», Румянцев и их поддерживал. И где они теперь? В полной заднице!

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 21, 2011)







 




 

 

Памятные даты

 

 

 

18.08.1938 родился Вадим Иосифович Мулерман, певец ("Король-победитель", "Хмуриться не надо, Лада", "Трус не играет в хоккей"), бывший муж певицы Вероники Кругловой, бывшей жены Иосифа Кобзона.

18.08.1945 родился Владимир Георгиевич Мигуля, композитор и певец ("Поговори со мною, мама", "Аты-баты, шли солдаты", "Трава у дома") (умер 16.02.1996).

19.08.1922 родился Павел Кузьмич Аедоницкий, композитор ("Радоваться жизни самой") (умер 18.03.2003).

19.08.1929 умер Сергей Павлович Дягилев, импрессарио, организатор "Русских сезонов" в Париже (родился 31.03.1872).

19.08.1990 умер Александр Владимирович Варламов, композитор, дирижер, один из основоположников отечественного джаза (родился 19.07.1904).

19.08.2017 преображение господне (яблочный спас).

20.08.1971 родился Станислав Михайлович Костюшкин, участник дуэта "Чай вдвоем".

20.08.2009 умер Семен Львович Фердман (он же Фарада), актер, исполнитель песен ("Уно моменте") (родился 31.12.1933).

21.08.1962 родился Виктор Викторович Рыбин, лидер группы "Дюна".

21.08.1977 родилась Анна Васильевна Плетнева, солистка группы "Винтаж", экс-солистка группы "Лицей".

21.08.1982 родился Сергей Шестеперов (он же Мигель), участник мюзиклов "Метро" и "Notre Dame de Paris", участник "Фабрики звезд-5".

21.08.1995 в автокатастрофе погибла Татьяна Валерьевна Печенкина (она же Снежина), автор песен ("Позови меня с собой", "Музыкант", "Праздник лжи"), дочь бывшего заместителя Председателя ФСБ РФ генерала Валерия Печенкина (родилась 14.05.1972).

21.08.1997 умер Юрий Владимирович Никулин, клоун, киноактер, исполнитель песен ("Постой, паровоз", "Если б я был султан", "А нам все равно") (родился 18.12.1921).

22.08.1939 родился Анатолий Григорьевич Поперечный, поэт-песенник ("Соловьиная роща", "Малиновки заслыша голосок", "Аист на крыше").

22.08.1966 родился Дмитрий Анатольевич Нестеров, лидер группы "Свинцовый туман".

22.08.1982 родилась Елена Николаевна Мульганова (она же Кауфман), участница "Фабрики звезд-5".

22.08.2017 день государственного флага России.

22.08.1979 родился Марк Иосифович Тишман, участник "Фабрики звезд-7", экс-солист группы "Профсоюз".

23.08.1964 родилась Елена (она же Алена) Евгеньевна Апина, певица ("Ксюша, юбочка из плюша", "Узелок завяжется", "Электричка"), бывшая солистка группы "Комбинация", жена продюсера Александра Иратова.

23.08.1985 родилась Софья Владимировна Кузьмина, участница "Фабрики звезд-3", дочь певца Владимира Кузьмина.

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн