Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
Публикации за 2018 год
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

У МУЛЕРМАНА ВРАЧИ НЕ СМОГЛИ ВОВРЕМЯ ВЫЯВИТЬ РАК ЛЕГКИХ

Когда легендарному певцу поставили диагноз, спасти его было уже невозможно

 

2 мая пришла печальная весть: не дожив буквально три месяца до 80-летнего юбилея, скончался кумир 60-70-х Вадим Мулерман – исполнитель «Хмурится не надо, Лада», «Трус не играет в хоккей» и многих других всеми любимых песен. Смерть настигла легендарного певца в Нью-Йорке, куда он три года назад вместе с женой Светланой Литвиновой и дочками Мариной и Эмилией перебрался из своего родного Харькова.

 

   - До нового года Вадим чувствовал себя более-менее нормально, - рассказала Светлана Литвинова-Мулерман. – Прошлым летом он даже работал - выступал с концертами в детских реабилитационных центрах. Для него всегда самым главным было обеспечивать свою семью. И его страшно угнетало, что в последнее время этим в большей степени приходилось заниматься мне. «Вадик, ты уже все, что мог, для нас сделал, - успокаивала его я. – Отдохни уже немного!». Но он никак не мог с этим смириться. И до последнего искал какую-то возможность заработать. На новый год мы ездили в Чикаго к его другу детства – писателю-сатирику Семену Ладыженскому. Долго беседовали, вспоминали молодость и наш родной Харьков. А когда вернулись в Нью-Йорк, Вадим вдруг начал жаловаться: «Света, я больше не могу. Мне тяжело. У меня уходят силы». У него пропал аппетит. Он сильно похудел. С трудом передвигался. На улицу практически не выходил. Только сидел у окошка и покуривал. Ему звонила его ученица – певица Лариса Гордъера. Предлагала организовать его юбилейные концерты. Но Вадим не решался дать согласие. «Я уже не вытяну целый концерт, - говорил он. – Максимум – смогу спеть три песни».

 

   Вадима наблюдали два терапевта. Наши русские эмигранты, которые здесь, в Америке, доучились или переучились. Из-за отсутствия языкового барьера с ними было проще общаться. Но Вадим ходить ко врачам категорически не хотел. «Давай проверимся!» - уговаривала я его. «Я не буду этого делать, - отказывался он. – Это бесполезно. Их рекомендации мне не помогают». Ему выписывали таблетки, стабилизирующие работу сердца, давление, уровень холестерина. Лучше от этого ему не становилось. И он как-то разуверился в медицине. Я буквально силком водила его от одного врача к другому. «Проверьте, что с ним! – просила я их. - Он плохо себя чувствует». Но ни от кого толком не могла добиться, что происходит. «Видимо, проблема в слабых почках, - говорили мне. – Они плохо фильтруют кровь. И из-за этого возникает состояние подавленности и плохое самочувствие». Анализы ничего подозрительного не показывали. Рентген тоже. Да, в легких нашли какое-то пятнышко. Даже не пятнышко, а крошечную точечку. Но этому не придали значения и сделать более глубокое обследование не посчитали нужным. Это американские врачи всегда перестраховывались. Боялись, что в случае чего их могут засудить. А наши ничего не боялись. Знали, что никто на них в суд подавать не будет.

 

   В последний месяц Вадима начали мучить сильные боли в области лопатки и позвоночника. У него плохо работали левая рука и нога. Подозрение на инсульт врачи отвергли. Но мне все это уже не нравилось. Я вызвала «скорую помощь» и настояла, чтобы Вадима госпитализировали. Хотела положить его в один из госпиталей на Манхэттене - самых лучших в Нью-Йорке. Там ему ранее сделали три успешные операции. Но сам он общаться с американскими врачами не мог. Мне нужно было постоянно находиться рядом с ним в качестве переводчика. А дома оставалась наша младшая дочь Эмичка. Ей тоже требовалась моя поддержка. В силу юного возраста она очень сильно переживала. Беспрерывно звонила и спрашивала: «Что происходит?». Ежедневно ездить в Манхэттен и обратно мне было слишком далеко. И пришлось выбрать более близкий к дому Maimonides Medical Center – еврейский госпиталь в Бруклине. Узнав, какие у Вадима симптомы, доктор из приемного покоя сразу заподозрил неладное и отправил его на МРТ. Результаты обследования подтвердили подозрения доктора. «У вашего мужа рак легких, - сообщил мне он. - Уже пошли метастазы».


   Вадиму о его страшном диагнозе ничего не сказали. Положили его в палату и начали тщательно обследовать все органы. Даже ночью ему не давали покоя. Все время будили, перекладывали с койки на каталку и куда-то везли – то брать анализы, то проводить очередные тесты. «Зачем это делать среди ночи? – возмущался он. – Дайте мне спокойно поспать!». И ругал исполнявших свой долг врачей русским матерным языком, который, к счастью, никто не понимал. Помню, как-то к нему пришел огромный онколог-американец. Встал над ним и начал громогласно спрашивать его по-английски: «Мистер Мулерман! Вы меня слышите? Какое сегодня число? Как вас зовут? Где вы находитесь?». В Америке доктора обычно задают такие вопросы, чтобы определить, в сознании находится пациент или нет. А Вадим перед этим как раз задремал и спросонья не мог ничего понять. «Что этот мужик так орет? – обратился он ко мне. – Что ему от меня надо? Ему больше делать нечего, как узнавать у меня сегодняшнее число?». Казалось, он совершенно не чувствовал, что конец уже близок. Или, может, был настолько сильным, что скрывал это от всех.

 

   Всего Вадим провел в госпитале восемь дней. «Ну, что, нашли что-нибудь? – каждый день спрашивал он меня. – Что я тут без толку лежу?». «Пока ищут», - уклончиво отвечала я ему. Пыталась поддерживать у него градус хорошего настроения. Потом выходила из палаты и украдкой плакала в туалете. А на восьмой день Вадима не стало. Ради семьи он пожертвовал своими последними годами. Поехал в Америку, чтобы у наших девчонок было будущее. И меня не покидало чувство вины, что я недостаточно для него сделала, что я могла предпринять еще какие-то меры и раньше установить ему диагноз. Да, многие из-за безалаберного отношения к своему здоровью пропускали онкологию. Но Вадим находился под наблюдением врачей. Регулярно сдавал анализы. У меня в голове не укладывалось – как получилось, что у него не заметили эту опухоль. Меня успокоила онколог-болгарка из госпиталя. «Если бы даже вы узнали про рак сразу после нового года и начали его лечить, вы бы только напрасно измучили мужа химией и облучением, - объяснила она. – Спасти его вы бы все равно не смогли. А так он почти до последнего дня находился дома, в окружении близких людей. И ушел из жизни со спокойным сердцем».

 

   Конечно, мне сейчас очень тяжело. Вадим слишком много занимал в моей жизни. И образовавшуюся пустоту невозможно ничем заполнить. Я за всю жизнь столько не плакала, сколько за последнее время. Никогда не думала, что во мне находится столько слез. У Эмички тоже была истерика, когда ей сообщили о смерти отца. Старшей дочери Марине пришлось забирать ее из школы. Она была в таком состоянии, что сама добраться до дома не могла. Хочу поблагодарить всех, кто поддержал нашу семью в эти трудные дни. Особенно владельцев похоронного бюро Lisovetsky Memorial Home Аллу и Дмитрия Лисовецких. Они полностью взяли на себя организацию прощания с Вадимом и оформление необходимых документов. Предавать его земле в Америке мы не стали. Решили его кремировать, а прах захоронить у него на родине – в Харькове. Надеюсь, нам удастся договориться об этом с харьковскими властями. В дальнейших наших планах – провести вечер памяти Вадима, установить ему достойный памятник и издать книгу о нем. Если кто-то захочет помочь нашей семье в осуществлении этих проектов, на странице Марины в Facebook есть номер счета, на который можно сделать пожертвования.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 20, 2018)


   Газетная версия (фото с похорон) https://www.eg.ru/showbusiness/528456/




КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ


ДОБАВЛЕНИЕ НОВОГО СООБЩЕНИЯ
Введите код, указанный на картинке
Никнейм
E-mail
Город
Текст сообщения

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

22.09.1965 родился Аркадий Владимирович Кудряшов, директор певца Юрия Шатунова.

22.09.1968 свадьба Софии Ротару и Анатолия Евдокименко.

22.09.1976 родилась Анна Леонидовна Пономарева (она же Беата Ардеева), бывшая ведущая Муз-ТВ и MTV, бывшая пресс-атташе группы "Тату", в 2003 в результате автокатастрофы надолго потеряла трудоспособность.

22.09.1987 родилась Надежда Олеговна Игошина, участница "Фабрики звезд-4".

22.09.1989 умер Израиль Исидорович Бейлин (он же Ирвинг Берлин), композитор ("Боже, благослови Америку") (родился 11.05.1888).

23.09.1930 Иоганн Остермайер запатентовал фотовспышку.

23.09.1972 родился Игнат Александрович Солженицын, пианист, сын писателя Александра Солженицына.

24.09.1945 родилась Лариса Алексеевна Рубальская, поэт-песенник ("Напрасные слова", "Виноват я, виноват", "Морозов").

24.09.1952 родился Алексей Романов, лидер группы "Воскресение".

24.09.1964 газета "Известия" опубликовала "Предложения по усовершенствованию русского языка", согласно которым следовало писать "доч", "жури", "заец".

24.09.1990 умер Матвей Исаакович Блантер, композитор ("Катюша", "Лучше нету того цвету", "Летят перелетные птицы") (родился 10.02.1903).

24.09.1991 родился Всеволод (он же Влад) Андреевич Соколовский, участник "Фабрики звезд-7", солист созданной в результате группы "БиС", сын руководителя группы "ИКС-Миссия" Андрея Соколовского.

24.09.2002 умер Борис Николаевич Рычков, джазовый пианист, композитор ("Все могут короли") (родился 05.03.1937).

24.09.2003 вследствие злоупотребления наркотиками умер Вадим Евгеньевич Покровский, участник группы "Два самолета" (родился 25.03.1967).

25.09.1906 родился Дмитрий Дмитриевич Шостакович, композитор ("Нас утро встречает прохладой", "Тучи над городом встали", "Тоска по Родине"), автор музыки к первому звуковому фильму киностудии "Ленфильм" ("Одна") (умер 09.08.1975).

25.09.1961 родился Александр Козлов, клавишник группы "Агата Кристи" (умер 01.03.2001).

25.09.1968 английский хит-парад впервые возглавила русская песня - романс "Дорогой длинною", исполненный Мэри Хопкин под названием "Those Were the Days".

25.09.1997 умерла Мария Николаевна Мордасова, "королева частушек" (родилась 14.02.1915).

26.09.1959 родился Илья Валерьевич Кормильцев, автор текстов группы "Наутилус-Помпилиус" (умер 04.02.2007).

26.09.1968 родился Илья Леонидович Абатуров, создатель гей-клубов "Премьера", "Три обезьяны" и "Центральная станция".

26.09.1971 родился Николай Тимофеев, участник группы "Дискотека Авария".

27.09.1958 родился Юрий Николаевич Дружков, поэт-песенник ("Ксюша, юбочка из плюша", "Леха, мне без тебя так плохо", "Гриша, прохудилась крыша") (убит 04.01.2006).

27.09.1959 родился Георгий Кузнецов, бизнесмен из Донецка, один из создателей премии "Овация".

27.09.1960 заложены первые железобетонные блоки в основание Останкинской телебашни.

27.09.1964 родился Михаил Михайлович Макаренков, клипмейкер ("Ты бросил меня" группы "Стрелки", "Обращение к небу" Константина Крестова).

28.09.1964 умер Михаил Аркадьевич Светлов, поэт-песенник ("Гренада", "Каховка", "Застенчивым девушкам, жадным и юным") (родился 17.06.1903).

28.09.1996 в автокатастрофе на Севастопольском проспекте в Москве погиб Юрий Владиславович Барабаш (он же Петлюра), певец ("Видно, не судьба", "Курочка", "Споем, жиган") (родился 14.04.1974).

28.09.1968 родился Роман Львович Горбунов (он же Трахтенберг), культуролог, теле- и радиоведущий, певец ("Ключик золотой в жопу себе вставь", "Проезжали педики на велосипедике"), участник фильмов ("Лука Мудищев", "Русский спецназ", "Путь самца") (умер 20.11.2009).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн