Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
Публикации за год
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

НАСЛЕДНИКИ ЛЮДМИЛЫ ЗЫКИНОЙ ОКАЗАЛИСЬ ОЛИГОФРЕНАМИ

не имея возможности иметь своих детей, певица хотела забрать сына у двоюродной сестры Веры Васильевой

 

Уже четыре года не утихают склоки из-за наследства великой русской певицы Людмилы Зыкиной, ушедшей из жизни 1 июля 2009 года. Сначала наследники Людмилы Георгиевны воевали с ее помощницей Татьяной Свинковой и пытались обвинить ее в присвоении хозяйских бриллиантов. А когда бриллианты нашлись, переругались друг с другом из-за того, как ими распорядиться. О родных и близких певицы и их непростых отношениях музыкальному обозревателю «ЭГ» откровенно рассказала ее двоюродная сестра Вера Васильева – дочь родной сестры ее отца Георгия Петровича Зыкина.

 

   - Родственники всегда были для Люси закрытой темой, и тому имелись причины, - объяснила Вера Кирилловна. – После смерти матери ее отец – как мы его называли, дядя Жоржик – снова женился, и у нее сразу не сложились отношения с мачехой – тетей Машей. Жили они тогда на Канатке (в районе Канатчиковой дачи - психиатрической больницы имени Алексеева – М.Ф.), и когда их расселяли, Люсе дали комнату в коммуналке на развилке Варшавки и Каширки, а ее отцу с новой семьей – двухкомнатную квартиру около Даниловского рынка. Потом Люся получила отдельную однушку в серой 12-этажке напротив завода имени Орджоникидзе. Дядя Жоржик часто ездил к ней на трамвайчике. Он уже был на пенсии и не работал. Честно говоря, сильно пил. Сказать, что он был нормальный, - не скажешь. У него же не было одного глаза, и все лицо было изуродовано в результате ранения на войне. Он носил широкую черную повязку, закрывавшую отсутствовавший глаз. И вел себя дядя Жоржик неадекватно. Допускал всякие высказывания. Люся начала его стесняться. Поменяла его квартиру на дом в Геленджике и отправила его туда вместе с тетей Машей и их сыном Сашкой на постоянное жительство. Когда дядя Жоржик умер, там его и похоронили. Сашка вырос и женился. Жена Татьяна родила ему троих детей – Сережку, Жорика и Катю. Но их семейная жизнь не сложилась. Татьяна была очень вольная девочка. Через нее прошло слишком много мужчин. Детьми она не занималась. Узнав об этом, Люся в 1986 году забрала Сашку, его детей и тетю Машу в Москву. Купила им трехкомнатную квартиру на улице Обручева. Сашкиной дочке Кате тогда не было двух лет. А старшему сыну Сережке было уже шесть. Но он еще не разговаривал. У нас с Люсей была еще одна двоюродная сестра – педагог по профессии. И она учила Сережку говорить. Он же был олигофреном. Естественно, Люся никогда не распространялась об этом. Сами понимаете, ей было неудобно. Он и сейчас такой же. Как что-то скажет, так хоть стой, хоть падай! В принципе, все Сашкины дети были такого плана. Но самый тяжелый по заболеванию был Сережка. Жорка и Катя уже росли более нормальными. Здесь, в Москве, они оказались в другой среде. С ними уже занимались, разговаривали. Потом Люся их трехкомнатную квартиру на Обручева поменяла на двухкомнатную в своем доме на Котельнической набережной. Сашку устроила работать к себе в ансамбль водителем. Но он толком не работал. Постоянно пил водку. Если честно, человек он был никчемный. Люся сосватала ему женщину, которая следила бы за ним и за детьми. У этой женщины было трое своих детей. В двухкомнатной квартире им было тесно. Тогда Люся купила им дом в городе Наровчат Пензенской области. И в середине 90-х Сашка со своей семьей переехал туда.

 

   В Наровчате Сережка закончил радиотехническое ПТУ. Работал в мастерской по ремонту аппаратуры. От армии Сережку прятали. Его бы туда и так никто не взял. Но Люся не хотела, чтобы в официальных документах фигурировало его заболевание. В армии только Жорка служил. Он тоже отучился в профессиональном училище. Получил специальность столяра-краснодеревщика. А Катьку, когда она немного подросла, Люся вообще собиралась удочерить. Своих детей она ведь иметь не могла. Помню, у меня с ней был разговор по этому поводу. «Ну, хорошо, Люсь, ты ее возьмешь, - сказала я ей. – А кто будет за ней ухаживать? Кто ее будет воспитывать? Разве у тебя есть на это время? Ты же вечно на гастролях». В свое время она даже просила меня отдать ей моего сына, которому тогда было три года. Хотела, чтобы он был ее наследником. Но я ей ответила: «Люсь, как бы мне тяжело не было, я сына никогда никому не отдам». И от удочерения Катьки я ее отговорила. «Не бери на себя такую ответственность! - посоветовала я. – Лучше помогай ей деньгами! Но не делай официально, что она твоя дочь!». Слава Богу, Люся меня послушалась. Катька лет пять жила с ней. Училась на повара. Но толку из нее не вышло. У нее была очень непостоянная натура: сейчас – одно, через полчаса – другое. Она никого не слушала. Никому не верила. Последние годы жизни Люся старалась всем родственникам чем-то помочь, чтобы ее помнили. Одаривала всех деньгами. А Кате и ее братьям купила по однокомнатной квартире в Москве. Но Сережка свою квартиру почти сразу продал. А буквально за неделю до Люсиной смерти продал по доверенности и квартиру Жорика. Самое интересное, что обе эти квартиры купила Люсина помощница Таня Свинкова. Выяснилось это во время похорон. По указаниям Свинковой, Сережку и Жорика на похороны не пускали. Пришлось мне вмешаться и всюду их сопровождать. «Если бы я знал, что моя квартира достанется Таньке, я бы ее не продал», - возмущенно заявил Жорик. «Да какая тебе разница, кому продать!» - начал успокаивать его Сережка. Между тем, для Свинковой эта покупка была очень выгодной. Еще когда она работала в жилконторе, ей выделили комнату в коммуналке в той же высотке на Котельнической, где жила Люся. Она переселила соседей в однушки, купленные по дешевке у Сережки и Жорика. И стала единоличной владелицей роскошной трехкомнатной квартиры.


   Первый раз я увидела Свинкову, когда Люся пригласила меня к себе на дачу в Ватутинки и послала Татьяну встретить меня на автобусной остановке. У нее тогда была длинная рыжая коса. «Ты посмотри, какая красавица!» - все время повторяла Люся. Сначала Татьяна вела себя тихо и скромно. Услужливо спрашивала: «Что подать? Что принести?». Но потом она резко изменилась. Первый раз меня неприятно удивило ее поведение, когда по пьяни убили сына дяди Жоржика Сашу. Похоронили его на Троекуровском кладбище, рядом с тетей Машей и через 2-3 могилы от Гридня (последнего мужа Зыкиной Виктора Гридина – М.Ф.). А поминки Люся устраивала под Серпуховым, в Протвино, где у нее было два дома. Хотя у нас были свои машины, по предложению Люси, поехали туда все вместе на автобусе. И только Татьяна – на своей «Оке», которую она только-только купила. По дороге, на МКАДе, «Ока» сломалась. Люся посоветовала ей воспользоваться машиной техпомощи «Ангел», которая как раз проезжала мимо. В Протвино Татьяна приехала ужасно злая и закатила скандал. Стала орать, почему ее не подождали. К моему удивлению, Люся промолчала и никак на это не отреагировала. Раньше она никогда не позволяла на себя кричать и ругаться. А последние несколько лет Свинкова уже практически полностью ее контролировала. Звонить Люсе приходилось в 6 утра. Потом Татьяна забирала ее трубку и всем отвечала за нее. От общения с родственниками она старалась Люсю всячески оградить. Возводила на нас поклеп, что мы ходим к ней только ради денег. «Люсь, мы у тебя когда-нибудь просили хоть копейку? – не выдержала однажды я. – Нам твои деньги не нужны. Слава Богу, у нас свои есть». Когда-то она звала меня к себе в ансамбль бухгалтером. Но я ей сразу сказала: «Боже сохрани! Ты хочешь, чтобы мы с тобой ругались? Нет? Значит, мы не будем вместе работать». Отказалась идти к ней на работу и моя мама, которой она предлагала быть у нее домоправительницей. Когда я напомнила ей об этом, Люся страшно обиделась. «Вы от меня ничего не получите, - заявила она. – Я все отдам государству». «Отдай! – сказала ей я. – Тебе скажут «спасибо». Только перестань попрекать нас своими деньгами! Когда Сашка умер, и тебе было плохо, ты пришла ко мне: «Вера, что делать?». И когда у тебя были другие проблемы, ты приходила ко мне. Зачем же ты сейчас говоришь мне такие гадости?». Мы всегда так с Люсей общались. Высказывали друг другу в лицо все, что думали. У нас бабушка была такая же – палец в рот не клади. И мы все пошли в нее.

 

   Когда Люся уже стала сдавать, я предлагала Свинковой свою помощь: «Если надо, я готова не работать и с ней сидеть». «Да, хорошо», - согласилась она. Незадолго до смерти Люся позвонила мне и попросила, чтобы я забрала ее к себе. Я стала звонить Татьяне, чтобы узнать, куда приехать. Но она на звонки не отвечала. И до Люси я больше дозвониться не могла. Как потом выяснилось, с ней сидела ее бывшая костюмерша Люда Оськина. По ее словам, когда Люсе стало плохо, она доложила об этом Татьяне. Татьяна вызвала доктора Володю Константинова, который в последнее время лечил Люсю. Он приехал и сделал ей какой-то укол. Заверил, что она будет спать несколько часов. Но Люся проснулась раньше, и ей стало хуже. После цепочки звонков снова приехал Володя, донес ее на руках до машины и отвез в 83-ю больницу на Ореховом бульваре, где он работал. Там Люся и умерла. «А зачем он повез ее на своей машине? – рассуждала потом я. – Нельзя было «скорую» вызвать? И почему она очутилась именно в этой больнице? У нее же в ЦКБ была своя палата». В общем, для меня в этой истории осталось много непонятного. Потом говорили, что этот доктор Володя всерьез намеревался жениться на Люсе. Вполне возможно, что так и было. Перед похоронами он подвозил на своей машине меня и Сережку с Жоркой. По дороге ребята спросили его об этом. И он им сказал, что в этот день как раз должен был разговаривать с женой насчет развода. У Володи еще был брат-близнец Виктор – тоже доктор. Володя был кардиолог. А его брат – психотерапевт. Он вводил Люсю в состояние транса, и она ему что-то рассказывала. На 40 дней Виктор обещал рассказать обо всем, что он от нее услышал. Но на сороковинах он не появился. Отсутствовал и Володя, который на похоронах не отходил от Свинковой и через каждые полчаса делал ей какие-то уколы. «Где же ваш доктор? – спросила я у Татьяны. – Что это его не видно?». «Ой, ты знаешь, у него случилось большое несчастье, - сказала она. – У него же брат умер. Сейчас его как раз хоронят». По словам Свинковой, Виктор поехал к маме куда-то в Подмосковье, и его нашли мертвым на автобусной остановке, где он просидел три дня. Сам Володя потом рассказывал: «Я опознал брата только по деревянному крестику. У меня был точно такой же. Нам их мама на шеи повесила». «Что за идиотизм?! – недоумевала я. – Неужели за три дня сидящего на остановке человека никто не заметил? И почему Володя не мог его опознать? Он что, был избитый до неузнаваемости?». Согласитесь, вся эта история тоже довольно странная.


   Когда Сережка, Жорик и Катя как ближайшие родственники заявили о своих правах на наследство, Володя начал везде говорить, что якобы никаких бриллиантов у Люси не было, и она носила одну бижутерию. Складывалось впечатление, что он специально так говорил, чтобы наследники ничего не искали. Дело в том, что у Люси на казенной даче в Архангельском был металлический сейфик для хранения драгоценностей. И в течение нескольких дней после ее смерти, пока всех не вытурили с дачи, Володя с Татьяной вместо того, чтобы положить этот сейфик в банковскую ячейку, зачем-то возили его с собой туда и обратно. Какие там были драгоценности и в каком количестве – никто ведь толком не знал. Часть их пропала еще при жизни Люси. Ее же дважды обкрадывали в поезде. Свои самые дорогие цацки она всегда носила при себе – или в мешочке, или в платочке, как наша бабушка. В купе, кроме нее и Татьяны, никого не было. Ну, кто мог взять этот узелок с цацками? Вывод напрашивался сам собой. Тем не менее, Люся даже в милицию не обращалась. «Все равно никто не будет ничего искать», - объясняла она. Что стало с ее двумя домами в Протвино – тоже непонятно. Я была там и видела эти дома своими глазами. Но потом они словно испарились. Не очень честная история получилась и с домом на Волге, который Люся отдала двоюродной сестре Нине Воробьевой. Сын Нины Саша работал у Люси в ансамбле. И, когда Газпром предоставил Люсе казенную дачу в Архангельском, она попросила Сашу жить в этом доме на Волге и присматривать за ним. В один прекрасный день Люся приехала туда и узнала, что он без ее ведома прописал туда Нину. А я работала бухгалтером в юридической консультации. И она начала мне жаловаться, что они ее обманули, подделали ее подпись и т.д. «Что же ты сидишь и молчишь?! – удивилась я. – Обращайся в суд!». «Да ты что! – отмахнулась Люся. – Это сейчас поднимется скандал. Будут говорить, что мои родственники – жулики и воры». «Зачем ты тогда мне об этом рассказываешь? – разозлилась я. - В таком случае нечего и говорить на эту тему». А через полгода Люся оформила Нине и ее сыну дарственную на этот дом. После ее смерти я прямо спросила у Нины: «Надеюсь, у тебя хватит совести больше не лезть в наследники?». «Да, сын мне сказал, что нам лучше туда не соваться», - ответила она. Сама я ни на какое наследство не претендовала. И вмешалась лишь через три года, когда увидела, как все разбазаривается и уходит в основном адвокату Георгию Левчуку, взявшемуся представлять интересы Сережки, Жорика и Кати. Мне просто стало обидно. Сначала Сережка кричал: «Мы сделаем музей тети Люси». А что в музее-то показывать, если ничего не останется – ни драгоценностей, ни платьев, ни ваз, ни картин?! К сожалению, суд встал на сторону Левчука. Судья посмотрела документы из архива, подтверждающие мое родство с Люсей, и заявила, что это подделка, и я не имею к наследству никакого отношения. Что-то доказывать было бесполезно. Не секрет, что в наших судах все решают большие деньги. А у меня не было таких денег, как у Левчука.

 

   Я с самого начала предлагала Сережке проверенных адвокатов из юридической консультации, в которой я работала. Но оказалось, что он уже договорился с этим Левчуком, которого нашел по интернету. Левчук первым делом сказал ему, что для вступления в наследство нужна большая сумма денег. Сережке пришлось взять кредит. Но этого оказалось недостаточно. И тогда Сережка заставил Катю продать квартиру на Абельмановской заставе, которую ей купила Люся. На что ушли все эти деньги – непонятно. Видимо, на оплату услуг Левчука. Все имущество, полученное ребятами по наследству, Левчук спешил скорее распродать. С этого он получал еще по 10 процентов от его стоимости. Вдобавок ко всему он на пустом месте втягивал Сережку в никому не нужные судебные тяжбы. Чего стоила хотя бы история с еще одной «наследницей»! Дело в том, что мать Сережки, Жорика и Кати Татьяна после расставания с их отцом Сашкой родила от разных мужчин еще девятерых детей. И по документам все они были Зыкины. В свое время про одну из девочек Татьяна кричала, будто она тоже Сашкина дочка. Люся даже ездила к ней разбираться с этим. А когда начали делить Люсино наследство, эта девочка приехала в Москву и пыталась добиться включения в число наследников. Левчук разрешил ей поселиться и прописаться в квартире Люси на Котельнической. Она родила там ребенка. Потом привезла туда мужа и еще одну сестру. «Вы что, совсем одурели?! – возмутилась я. – На каком основании вы вселили эту красавицу, которая никто и звать никак?». «Ну, она же говорит, что она тоже наследница», - принялся оправдываться Левчук. А после этого он от имени ребят подал на нее в суд и долго добивался ее выселения из квартиры. Потом он подбил Сережку судиться с кем-то из артистов за нелестное высказывание о нем в какой-то телепередаче. И за все это выставлял все новые и новые счета. Когда я первый раз увидела Левчука, он ездил на «Москвиче». А сейчас у него иностранная машина за несколько миллионов. При этом Жорке и Катьке вообще не дали ни копейки. Жорка еще более-менее устроен. У него трое детей. И жена его крепко держит в руках. А Катька с ребенком осталась без жилья и без средств к существованию. Мы долго уговаривали ее отказаться от услуг Левчука. Слава Богу, до нее, наконец, дошло. Недавно она взяла себе нового адвоката. После долгих препирательств Сережка с Левчуком вроде бы купили Катьке квартиру. Но документы на нее так и не отдали. «Я заберу у тебя ребенка, а тебя отправлю в дурдом», - заявил ей Левчук. Насколько я знаю, он уже сделал фотографии, свидетельствующие, что она живет с пьяницей в каких-то трущобах, где ребенку не место, и начал готовить документы, чтобы поставить вопрос о признании Катьки психически больной. Новый Катькин адвокат сказал мне, что будет требовать проведения судебно-психиатрической экспертизы. «Тогда пусть и Сережке делают такую экспертизу! – сказала я. – Пусть всем делают! Чем Сережка лучше?!».

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 32, 2013)




КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ


ДОБАВЛЕНИЕ НОВОГО СООБЩЕНИЯ
Введите код, указанный на картинке
Никнейм
E-mail
Город
Текст сообщения

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

24.05.1925 вышел первый номер газеты "Комсомольская правда".

24.05.1982 по инициативе секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева была принята Продовольственная программа.

24.05.2017 день славянской письменности и культуры.

25.05.1921 родился Михаил Павлович Зив, композитор ("Раскудрявая девчонка", "Не гляди назад, не гляди") (умер 1994).

25.05.1934 родился Евгений Владимирович Бачурин, бард ("Дерева вы мои, дерева").

25.05.1927 родился Олег Николаевич Хромушин, композитор ("Потому, что весна", "Сколько нас?").

25.05.1952 родился Александр Алексеевич Суханов, бард ("Ах, телега ты моя, вдребезги разбитая").

25.05.1971 родилась Кристина Эдмундовна Орбакайте, певица ("Пусть говорят", "Не бей любовь об пол", "Просто любить тебя"), участница фильмов ("Чучело", "Лимита", "Любовь-морковь"), дочь Аллы Пугачевой, бывшая гражданская жена певца Владимира Преснякова-младшего и бизнесмена Руслана Байсарова.

26.05.1878 родилась Айседора Дункан, танцовщица, основоположница танца в стиле "модерн", жена поэта Сергея Есенина (погибла 14.09.1927).

26.05.1910 родился Адольф (он же Эдди) Игнатьевич Рознер, джазовый трубач, руководитель оркестра своего имени (умер 08.08.1976).

26.05.1969 родилась Мария (она же Анжелика) Юрьевна Варум, певица ("Художник, что рисует дождь", "Ля-ля-фа", "Городок"), дочь композитора Юрия Варума, жена певца Леонида Агутина.

26.05.1980 родилась Екатерина Владимировна Кравцова (она же Радистка Кэт), экс-солистка группы "Стрелки".

27.05.1949 родился Александр Николаевич Лосев, солист группы "Цветы" (умер 01.02.2004).

27.05.1960 родился Александр Николаевич Башлачев, рок-бард ("Время колокольчиков", "Ванюша", "Егоркина былина") (покончил с собой 17.02.1988).

27.05.1972 родился Олег Михайлович Крестовский, экс-солист группы "Ласковый май".

27.05.1977 Президиум Верховного Совета СССР утвердил новый текст гимна СССР, в котором были заменены строки с упоминанием Сталина.

27.05.2017 общероссийский день библиотек (в этот день в 1795 императрица Екатерина II основала Российскую национальную библиотеку).

28.05.1966 родился Иван Николаевич Шаповалов, создатель группы "Тату", продюсер группы "7Б" и певицы NATO.

28.05.1968 родился Алексей Игоревич Лебединский (он же Профессор Лебединский), певец ("Я убью тебя, лодочник").

28.05.1973 родился Илья Владимирович Калинников, лидер группы "Високосный год".

28.05.1982 умер Борис Петрович Чирков, киноактер, исполнитель песен ("Крутится, вертится шар голубой", "Любо, братцы, любо", "Плыла, качалась лодочка по Яузе-реке") (родился 13.08.1901).

28.05.2017 день пограничника.

29.05.2012 умер Марк Анатольевич Минков, композитор ("Наша служба и опасна, и трудна", "Не отрекаются любя", "Старый рояль") (родился 25.11.1944).

30.05.1912 родился Лев Иванович Ошанин, поэт-песенник ("Эх, дороги", "Течет река Волга", "А у нас во дворе") (умер 31.12.1996).

30.05.1946 родилась Роксана Рубеновна Бабаян, певица ("Нельзя любить чужого мужа"), жена актера Михаила Державина.

30.05.1960 умер Борис Леонидович Пастернак, поэт ("Никого не будет в доме", "Снег идет") (родился 10.02.1890).

30.05.1997 начала вещание радиостанция "Хит-FM".

30.05.2017 день Святого Фердинанда Кастильского, покровителя заключенных и многодетных.

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн