Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
Публикации за 2017 год
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

СТАВШЕГО МОНАХОМ ПОЭТА ОХМУРЯЛА ЛЮБОВНИЦА ВЫСОЦКОГО

Онегин Гаджикасимов оставил свою квартиру незнакомым людям и скитался по чужим углам

 

Совершенно незамеченным прошло в этом году 80-летие со дня рождения знаменитого поэта-песенника Онегина Гаджикасимова, автора «Алешкиной любви» и «Портрета работы Пабло Пикассо» ВИА «Веселые ребята», «Позвони» Полада Бюль-Бюль оглы, «Восточной песни» Валерия Ободзинского и многих других шлягеров. Появившийся на свет в Азербайджане в год 100-летия смерти Пушкина и названный матерью в честь любимого героя Александра Сергеевича, Онегин Юсиф оглы в конце 80-х неожиданно для всех порвал со своим прежним окружением и стал монахом в православном монастыре Оптина пустынь. Мы попытались выяснить, что побудило поэта столь радикальным образом изменить свою жизнь и как в результате сложилась его дальнейшая судьба.

 

   - Не помню в точности, какой именно это был год – 1988-й или 1989-й, зато дату нашей первой встречи с Гаджикасимовым я помню совершенно точно: это было 17 октября, день моего рождения, - поделилась воспоминаниями писательница Ольга Щелокова, автор популярного интернет-блога regenta.livejournal.com. - Я тогда жила в новой квартире, куда меня отселили родители по причине наличия у меня малолетней дочери Сашеньки. Средства на пропитание я зарабатывала трудом внештатного сотрудника отдела писем «Литературной газеты». Но не работа, конечно, была в моей жизни главным, потому больше всего мне нравилось тогда ходить в церковь, которую я посещала не только с рвением неофита, имевшего фантастический пятилетний срок воцерковленности, но и с удовольствием эстета. О, церковный устав! Да вы чего! Я его тогда знала почти наизусть и могла дать в этом вопросе сто очков вперед любому отцу Карпу-Поликарпу. Потому в масштабах прихода церкви Знамения Божией Матери, что в Переяславской слободе, близ метро «Рижская», я слыла своего рода авторитетом, и со мной водили знакомство многие, в том числе, Люда Дрознес по прозвищу «Цунами», слывшая в кругах благочестивой публики внештатной осведомительницей. В молодости, в 50-60-е годы, она работала фельдшером, что не мешало ей быть вхожей в тогдашнюю художественно-артистическую богему, однако не в качестве художницы, а в качестве «эффектной женщины», собиравшей на этой ниве разного рода трофеи, о которых из стыдливости умолчим, ограничившись лишь именем Володи Высоцкого, каковой как-то раз, после очередной пьянки, обнаружил в своей комнате эту «эффектную женщину», чем благочестивая Люда очень гордилась. В те поры уже пенсионерка, хотя и изрядно молодившаяся, она считала нужным меня опекать, водила по престольным праздникам и регулярно навещала нас с «младенцем Александрой», ее крестницей, одаривая церковным елеем, который она после всенощной ничтоже сумняшеся выцеживала из приходских лампадок в свои пузырьки.

 

   17 октября того самого года в мою квартиру позвонили. Открыв дверь, я обнаружила на пороге улыбающуюся Люду с букетом дешевеньких, но очаровательных фиолетовых осенних цветов, похожих то ли на ромашки, то ли на мелкие астры. Рядом с ней стоял высокий широкоплечий мужчина с иссиня-черными и слегка тронутыми сединой длинными, ниже плеч волосами. В руках он держал гигантского размера арбуз. Стоявшая рядом с незнакомцем Люда сияла, всем своим видом демонстрируя радость от того, что она не хухры-мухры, а, несмотря на свой пенсионный возраст и наличие взрослой внучки, все еще очень даже в состоянии нравиться и иметь в качестве своего спутника такого вот импозантного мужчину. Прощебетав свое поздравление, она поспешила протиснуться в квартиру, где вскорости уже сыпала обращенными неизвестно к кому замечаниями на предмет недостаточного, по ее мнению, количества икон в моих пенатах. Но мы ее не слышали. Он держал в руках арбуз и смотрел на меня удивленно и внимательно. Я держала на руках дочку Сашеньку и смотрела на него не менее удивленно и не менее внимательно. Так началось мое знакомство с Онегиным Гаджикасимовым – в то время уже носившим данное ему при крещении имя Олег, а потом, при пострижении в монашество, принявшим поочередно имена Афанасий, Силуан и Симон. Свидетели последних часов его жизни говорили, что, умирая, он простил всех своих многочисленных врагов и отошел в вечность, по выражению одной его почитательницы, «эфирным старчиком». «Эфирный старчик»? О нет, с трудом его себе таким представляю, потому что запомнила его таким, каким видела и в первый, и несколько лет спустя в последний раз – фантастической красоты человеком, настоящим восточным красавцем.


   Как правило, Олег был суров и сосредоточен. Эту духовную собранность многие принимали за угрюмость. Но, когда он бывал в хорошем и даже, так сказать, игривом настроении, он становился необыкновенно артистичен и умел, не изменившись в лице, представлять целые сцены из своей прежней жизни. Передать все это на письме невозможно, потому что это его актерство представляло собой целую совокупность ненарочитых жестов, мимических выражений и модуляций. При этом Олег никогда не смеялся: у него просто лучились глаза, когда он говорил или представлял что-то смешное. Например, рассказывая как-то эпизоды из жизни так называемой советской эстрады, он вспоминал то ли Кобзона, то ли Магомаева, который, исполняя в ресторане песню со словами: «…проплывает в тумане белая лебедь, подруга весны», вместо «белая лебедь» спел «белая лошадь». «Послушай, - сказал ему тогда наш герой, - все-таки лебедь, а?» – «Да какая разница! - отвечал ему певец. – Ресторан ведь. Все равно никто не слушает – что лебедь, что лошадь». Излишне говорить, что под впечатлением рассказа о проплывающей в тумане белой лошади я едва не каталась от смеха, и Олег вопреки своему обыкновению не пресекал этого приступа моей смешливости.

 

   Как-то с Олегом мы читали какой-то святоотеческий фолиант, в котором была приведена без перевода одна латинская цитата. И я с невинным кокетством начала переводить ее прямо с листа, смутно надеясь на ответное восхищение моего собеседника. И Боже мой праведный, каким же гениальным актером был наш герой! Слушая меня, он с невероятной естественностью имитировал именно то почтительное и восхищенное выражение лица, встретить которое я так надеялась. «Ну, надо же!» – с простодушным изумлением произнес он. Я ощущала себя на верху блаженства. Потом Олег встал, взял с плиты чайник, разлил чай по пиалам и, равнодушно, не глядя на меня, обратился к птичке за окном: «Правда, в данном случае слово «gratia» следует переводить не дативом, а аккузативом. Ты кушай халву, кушай!». Мне стало так стыдно, что у меня покраснели глаза, и я собралась заплакать. А Олег, чтобы вызволить меня из неловкого положения, едва ли не единственный раз за всю историю нашего знакомства начал предаваться семейным воспоминаниям: «Эх, сестричка Олечка, скольким же меня в детстве учили этим языческим премудростям! А зачем? Все это суета сует».

 

   Олег несколько раз вскользь упоминал о своих братьях, не называя имен и даже не уточняя, что речь шла и о родном младшем брате Низами, и о двух старших, от первого брака матери, Фахри и Фаиге Мустафаевых. Упоминал в том контексте, что «какая разница, что они братья по плоти, если не существует духовного родства». Но один его рассказ был более подробным и страшно-мистическим по своей сути. «Вот, Ольга, что значит воля Божия, - говорил Олег. - Ведь я бы запросто мог умереть в младенчестве и, собственно, меч, пресекающий нить человеческой судьбы, был надо мной уже занесен, но Господь не пожелал, чтобы я умер, не вкусив начатков спасения». Далее следовал сам рассказ. Видимо, это было или в год рождения нашего героя, или в следующий 1938-й. Мать с тремя сыновьями – двумя старшими Мустафаевыми и младенцем Онегиным – ехала куда-то на поезде. На какое-то время она вышла из купе, а, возвратившись, остолбенела: двое старших мальчишек перебрасывались младенцем, как мячом. Трудно сказать, что за этим стояло – то ли интуитивная, неосознанная неприязнь к «чужому» брату, похищавшему у них материнскую любовь, то ли, скорее всего, просто мальчишеский пофигизм и непонимание опасности. Но факт остается фактом: Онегин летал в воздухе от одного брата к другому и каждую секунду - а вагон-то, понятное дело, изрядно трясло - мог упасть и расшибиться. Но Бог не попустил.

 

   Свою последнюю жену Татьяну Олег вспоминал всего раз. «Какое счастье, что теперь мне больше не надо ничего покупать — ни лисьей шапки жене, ни шубы!» - признался он и иронически улыбнулся. Хотя сказал и нечто более серьезное. Сказал, что ему приснился сон, будто он с женой и ее дочерью от предыдущего брака, своей падчерицей, плыл на лодке, они упали за борт, а он, понимая, что бессилен их спасти, поплыл дальше. Уже после смерти Гаджикасимова мне довелось общаться с его племянницей Нигяр, дочерью его брата Низами. «Ничего не объяснив, дядя вдруг порвал со всеми всякие отношения и исчез, - рассказывала племянница. – Его жена рыдала: «Он ушел, все бросил». «Как мне жаль тебя», - сказала ему она. А он взглянул на нее и сказал: «Это мне вас жаль, вы ничего не поняли и не понимаете». Сколько я ни вспоминаю об этой коллизии, столько раз и говорю себе: «Высокая трагедия, где нет ни правых, ни виноватых». Я больше чем уверена, что, «оставив мертвым погребать мертвецов», Олег отнюдь не считал любивших его людей бесчувственными болванами, якобы не способными к духовной жизни. С одной стороны, не считал. А, с другой, был уверен, что ощущение Бога на пальцах не объяснишь и что, чем больше он стал бы объяснять, тем больше росло бы их отчуждение.


   О своем обращении к Богу Олег никогда подробно не говорил. Рассказывал только, что это ощущение приходило к нему постепенно. Непонятно и несказанно. Как я потом узнала от племянницы Гаджикасимова, его отец Юсиф, дворянин по происхождению, в 1905 году вступил в социал-демократическую партию, раздал свои имения и угодья малоимущим и после революции работал в НКВД, но в 40-х годах разочаровался в новой власти и ушел из органов преподавателем латинского языка в Азербайджанский университет. Эволюция взглядов Юсифа Гаджикасимова имела явные параллели в судьбе его сына. В свое время Онегин тоже был членом партии. Его доходы были, по советским временам, настолько колоссальными, что одни только его ежемесячные партийные взносы равнялись нескольким инженерским зарплатам. Но к концу 80-х у него на счет партии никаких иллюзий уже не осталось, если они у него, человека сугубо поэтичного, а потому и аполитичного, были вообще. Он никогда не был диссидентом. Просто, как и многие в те годы, не любил «коммуняк» и относился к ним с той брезгливостью, которую я назвала бы эстетической, а не идеологической. «Коммуняки», по его представлениям, внесли в русскую жизнь и жизнь вообще ложь, лицемерие, разлад и хаос. Так что его обращение к вере и Церкви, помимо сугубо религиозных, мистических причин, имело и свои эстетические и этические корни: в нем было оскорблено унаследованное от отца чувство Справедливости и унаследованное от матери чувство Красоты. Стало быть, то и другое, по его логике и его интуиции, должно было быть восстановлено. И восстановлено, естественно, в Боге и Церкви. В уверенности, что он начал абсолютно новую жизнь, Олег даже свою квартиру оставил незнакомым людям, отчего на старости лет скитался по чужим углам и в буквальном смысле иногда не имел где главу преклонить.

 

   Когда Олег собрался идти в монастырь, я, хорошо знавшая нравы русско-советского духовенства, отнеслась к этому довольно кисло и пыталась как можно деликатнее отговорить его от этого шага, который интуитивно казался мне опрометчивым, а в перспективе, возможно, и трагическим. Естественно, он меня не послушал, поскольку, скорее всего, считал, что мои советы продиктованы моей к нему привязанностью и даже пристрастием, боязнью остаться без его общества и его покровительства. Принимая решения, он принимал их с железной решимостью и абсолютной бесповоротностью, так что спорить с ним, убеждать его было совершенно бесполезно и, более того, совершенно неприлично, чего окружавшие его русские и еврейские женщины катастрофически не понимали, пытаясь его поучать и диктовать ему свои представления. Я с ним не спорила, но достаточно решительно, хотя и по возможности мягко, ему сказала: «Мне кажется, Олег, монастырь – это не твое место, не твой путь». В тот раз он находился в умиротворенном, располагающем и даже несколько юмористическом состоянии духа и потому позволил мне продолжить излагать мои соображения. «Не мой? – спросил он. – А мой – это какой, как ты думаешь?» – «Ну… - стала размышлять я. – Ну, например, странствующего епископа… Такого, знаешь, странника, миссионера, наблюдателя и судьи в священном сане. Тебе стоило бы, как Ходже Насреддину, разъезжать по городам и весям на ишаке, кормиться, чем Бог пошлет, проповедовать Слово Божие и водворять между людьми мир, устанавливать справедливость». Олег рассмеялся - единственный раз на моей памяти: мысль о Ходже Насреддине православного исповедания и о своего рода народно-аристократическом судье ему очень понравилась. И мне отчасти, конечно, жаль, что он воспринял ее только с юмором. А то так бы, как знать, может, до сих пор был бы жив и ездил бы на осле по равнинам его второй родины – России.

 

   - Я встречал Онегина Гаджикасимова в 1997 году, когда он уже принял монашество, - поведал музыковед Сергей Фролов, один из создателей энциклопедии «Легенды ВИА». –Я тогда устроился работать завхозом на базу отдыха «Космос» в подмосковном Домодедово. Это было легендарное место, куда, по слухам, привозили многих известных людей – от курировавшего строительство аэропорта Лаврентия Берия до опоздавшего на самолет Владимира Высоцкого. Однажды наш директор-азербайджанец Вагиф Анверович Караев попросил меня съездить на моей «шестерке» за священником. Забирал я его в селе Константиново, где находился так называемый «дом путешественника Пржевальского». Сопровождала его женщина в монашеской одежде. Дорога там в то время была вся разбитая. Машину сильно трясло и подбрасывало на ухабах. Я извинился перед моими пассажирами за эти неудобства. Священник ответил философски: «Нет у нас дорог плохих. Есть одна наша дорога, которая нам предназначена». Когда мы приехали к нам на базу отдыха, он зашел в домик к директору и долго с ним общался. А вечером я отвез священника и его спутницу обратно в Константиново. Я и предположить не мог, что возил великого поэта, чьи песни любил с детства. Я даже не знал, как он выглядит. А Вагиф Анверович мне ничего не объяснил. Спустя несколько месяцев священник снова появился у нас. Его пригласили на день рождения мамы директора, где собралась вся их азербайджанская родня. На этот раз возил его племянник Вагифа Анверовича, который еще удивленно спросил: «Зачем тут русский батюшка?». А я только встречал его и помогал ему дойти от машины до места празднования. Как мне показалось, ему было тяжело ходить. А на улице уже был снег и лед. Пробыл он на дне рождения не очень долго. Сказал виновнице торжества какие-то правильные слова и вскоре откланялся. А после дня рождения директор неожиданно попросил меня записать на кассету песни на стихи нашего гостя. Тут-то я и узнал, что это был Онегин Гаджикасимов. Естественно, у меня возникло желание с ним пообщаться. Но я был так загружен работой, что тогда до этого дело так и не дошло. Спохватился я только в начале нулевых, когда Гаджикасимова начал разыскивать композитор Сергей Дьячков, написавший на его стихи «Алешкину любовь». К сожалению, выяснилось, что Онегин уже умер. «А я не верю, - говорил Сергей Константинович. – И пока не увижу его могилу, не поверю. Часто бывает, что человека объявляют умершим, а он оказывается жив». Но вскоре нашлась и могила великого поэта. Я на своей «шестерке» ездил из Домодедово в Егорьевск. И, проезжая мимо Лямцевского кладбища, обратил внимание на огромный шатер над одной из могил. Оказалось, что под именем иеросхимонаха Симона там похоронен Онегин Гаджикасимов.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 38, 2017)


   Газетная версия http://www.eg.ru/showbusiness/385439/


КОММЕНТАРИИ ПО ТЕМЕ


ДОБАВЛЕНИЕ НОВОГО СООБЩЕНИЯ
Введите код, указанный на картинке
Никнейм
E-mail
Город
Текст сообщения

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

20.06.1932 родился Роберт Иванович Рождественский, поэт-песенник ("Не думай о секундах свысока", "Мы долгое эхо друг друга", "Позвони мне, позвони") (умер 20.03.1994).

20.06.1934 родился Юрий Иосифович Визбор, автор и исполнитель песен ("Охотный ряд", "Ты у меня одна", "То взлет, то посадка"), участник фильмов ("Июльский дождь", "Белорусский вокзал", "Семнадцать мгновений весны") (умер 17.09.1984).

20.06.1962 родился Валерий Александрович Белоцерковский, бывший продюсер Вадима Байкова и Алсу Сафиной, создатель группы "Любовные истории".

20.06.1984 умерла Фаина Гиршевна Фельдман (она же Фаина Георгиевна Раневская), актриса, исполнительница роли ресторанной таперши в фильме "Александр Пархоменко" (родилась 27.08.1896).

21.06.1941 родился Валерий Сергеевич Золотухин, актер, исполнитель песен ("Ходят кони", "Где среди пампасов бегают бизоны", "Вдруг, как в сказке, скрипнула дверь").

21.06.1962 родился Виктор Робертович Цой, лидер группы "Кино", участник музыкальных фильмов ("Асса", "Игла") (погиб 15.08.1990).

21.06.1967 родился Евгений Иосифович Фридлянд, бывший продюсер группы "Браво", Валерия Меладзе и Николая Трубача, создатель группы "Премьер-министр", продюсер Бориса Моисеева и участников "Народного артиста".

22.06.1957 родился Георгий Леонардович Васильев, бард ("Приходи ко мне, Глафира"), один из создателей мюзикла "Норд-Ост", постоянный соавтор и сценический партнер Алексея Иващенко.

22.06.1959 родился Владимир Владимирович Шахрин, лидер группы "Чайф".

22.06.1970 родился Отар Кушанашвили, музыкальный журналист, шоумен.

22.06.1995 умер Леонид Петрович Дербенев, поэт-песенник ("Есть только миг", "Этот мир придуман не нами", "Все пройдет") (родился 12.04.1931).

22.06.2018 день Святого Томаса Мора, покровителя президентов, политиков и бюрократов.

22.06.2018 день памяти и скорби (в этот день в 1941 началась Великая Отечественная война, стоившая нашему народу десятки миллионов жизней).

23.06.1868 Кристофер Лэтем Шоулз из Висконсина запатентовал пишущую машинку.

23.06.1888 на празднике печатников французского города Лилля впервые прозвучал "Интернационал" на музыку Пьера Дегейтара и стихи Эжена Потье, являвшийся до 1944 государственным гимном СССР.

23.06.1889 родилась Анна Андреевна Горенко (она же Ахматова), поэт ("Темнеет дорога", "Смятение"), жена поэта Николая Гумилева (умерла 05.03.1966).

23.06.1962 родилась Светлана Альбертовна Разина, экс-солистка группы "Мираж", сестра продюсера Степана Разина, жена поэта Валерия Соколова.

23.06.1965 родился Валерий Шотаевич Меладзе, певец ("Не тревожь мне душу, скрипка", "Девушки из высшего общества", "Спрячем слезы от посторонних"), брат композитора Константина Меладзе.

24.06.1908 родилась Марина Алексеевна Ладынина, киноактриса, исполнительница песен ("А ну-ка девушки", "Друга я никогда не забуду, если с ним повстречался в Москве", "Каким ты был, таким остался"), одна из жен кинорежиссера Ивана Пырьева (умерла 10.03.2003).

24.06.1920 родился Владимир Гаврилович Харитонов, поэт-песенник ("День Победы", "Мой адрес - Советский Союз", "Марш коммунистических бригад") (умер 14.08.1981).

24.06.1963 в студии Би-Би-Си в Лондоне был впервые продемонстрирован бытовой видеомагнитофон.

24.06.1963 родился Юрий Дмитриевич Каспарян, гитарист группы "Кино".

24.06.1969 родился Константин Александрович Михайлов, ведущий музыкальных радиопрограмм, сын киноактера Александра Михайлова.

24.06.1976 родилась Елена Вячеславовна Перова, экс-солистка групп "Лицей" и "А-Мега".

25.06.1907 родился Арсений Александрович Тарковский, поэт ("Только этого мало"), отец кинорежиссера Андрея Тарковского (умер 1989).

25.06.1951 в США вышла в эфир первая цветная коммерческая телепередача.

25.06.2018 день единения славян.

26.06.1879 родилась Агриппина Яковлевна Ваганова, артистка балета ("Лебединое озеро"), автор методики преподавания класического танца (умерла 05.11.1951).

26.06.1950 умерла Антонина Васильевна Нежданова, оперная певица ("Руслан и Людмила", "Царская невеста", "Иоланта") (родилась 16.06.1873).

26.06.1957 родился Виктор Васильевич Началов, композитор, отец певицы Юлии Началовой.

26.06.1963 родился Владимир Ферапонтов, генеральный продюсер компании "Неотстой Мьюзик Групп".

26.06.1969 родился Вячеслав Борисович Петкун, лидер группы "Танцы минус".

26.06.1977 умер Сергей Яковлевич Лемешев, оперный певец ("Евгений Онегин", "Риголетто", "Севильский цирюльник"), участник музыкальных фильмов ("Музыкальная история") (родился 10.07.1902).

26.06.1977 родилась Марианна Владимировна Белецкая, бывшая солистка группы "Стрелки Интернейшнл", участница "Фабрики звезд-2" и "Секрета успеха-1", солистка созданной в результате группы "Королева".

26.06.2018 международный день борьбы с наркотиками.

26.06.2018 международный день в поддержку жертв пыток.

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн