Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ПУБЛИКАЦИИ. 2018 ГОД
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2020 год
    - 2019 год
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ ЗА 2018 ГОД <--


ЖЕНА «ОТПЕТОГО МОШЕННИКА» НАГУЛЯЛА ДВОИХ ДЕТЕЙ ОТ НЕГРА

Кто настоящий отец дочери Гарика Богомазова – его благоверная сама не знала, пока он не провел экспертизу ДНК

 

Уже более десяти лет экс-участнику группы «Отпетые мошенники» Гарику Богомазову не дает покоя его бывшая жена Юлия и через СМИ обвиняет его в нежелании общаться с 17-летней дочкой Варварой и уклонении от уплаты алиментов на ее содержание. «Богомазов усомнился в том, что Варвара его дочь, - возмущалась она в недавнем интервью журналу «Стар-хит». - Заставил ее через суд проходить ДНК-тест. На процедуре сделал вид, что не знает ее. Недавно она получила от него сообщение: «Ты выросла моральной уродкой!». И как с таким человеком общаться?». Сам Богомазов долгое время хранил молчание и отказывался комментировать претензии Юлии. Но, в конце концов, не выдержал и решил, как на духу, рассказать всю правду об отношениях с бывшей женой и дочерью.

 

   - С Юлей я познакомился в 1999 году в Санкт-Петербурге в компании режиссера Саши Игудина и ребят из группы «Руки вверх», - издалека начал свой рассказ Гарик. - Она приехала из Вышнего Волочка. Работала парикмахером без диплома. С прежним мужем развелась. И ходила по тусовкам в поисках нового мужчины. Мы с ней начали жить вместе. А через год она поставила меня перед фактом, что ждет ребенка и – хочу я этого или нет – будет рожать. И в категорической форме стала настаивать на регистрации брака. Я был к этому не готов. И продюсер «Отпетых мошенников» Женя Орлов меня отговаривал: «Это не та женщина, которая тебе нужна!». Но я его не послушал. В браке с Юлей мы прожили пять лет. На мои деньги приобрели в Питере трехкомнатную квартиру и сделали в ней ремонт. Причем, по требованию жены, собственность оформили в равных долях на меня, на нее и на нашу дочь Варвару. После этого Юля начала предъявлять мне претензии, что я в ее отсутствие пьянствую, а собака потом вытаскивает из-под кровати презервативы. Устраивала на этой почве скандалы и угрожала разводом. Я пытался ее остановить. Один раз даже за шкварник притащил ее в суд и заставил забрать заявление. Но она не успокоилась и в 2005 году все-таки со мной развелась. Во время очередных гастролей мне позвонила моя мама и сообщила, что Юля привезла ей мои вещи. А когда я вернулся в Питер, обнаружилось, что в нашей квартире уже врезаны новые замки.

 

   Первое время Юля не давала мне видеть Варвару. За встречу с ней требовала 3 тысячи долларов. Через два года подала в суд на алименты. По закону, на содержание ребенка ей полагалось 25% моих доходов. Но в продюсерской компании, где тогда работали «Отпетые мошенники», не светили реальные доходы. Официальная зарплата у нас была символическая. И я предложил вместо процентов платить ей фиксированную сумму 10 тысяч рублей в месяц. Юля хотела получать гораздо больше - 45 тысяч. Якобы столько она ежемесячно тратила на Варвару. Тем не менее, суд посчитал предложенную мной сумму достаточной. В течении двух лет я исправно выплачивал Юле эти 10 тысяч. Помимо этого, водил ее с Варварой в дорогие рестораны и магазины одежды, покупал дочке все, что просила мама. «Мне это платье не нравится», – говорила порой Варвара. «Бери! В хозяйстве все пригодится!» - наставляла ее Юля. А потом у бывшей супруги появился новый мужчина – негр-танцор из клуба «Кэндимен», пользовавшийся в Питере репутацией альфонса. Она родила от него двух детей – девочку и мальчика. Чтобы их содержать, моих алиментов уже не хватало. И во время нашего очередного похода в ресторан от Юли поступило предложение пересмотреть условия моей помощи Варваре. Договорились, что она официально отказывается от алиментов, а я оплачиваю дочке поездки за границу, занятия танцами, покупку всех необходимых вещей и т.д. Единственное – я никак документально не зафиксировал это соглашение. Поверил ей на слово. Это была моя большая ошибка, о которой я до сих пор сожалею.


   Аукнулось мне это пять лет спустя, когда я уже встречался с моей нынешней женой Викторией. В один прекрасный день мне позвонил «фабрикант» Миша Гребенщиков и сообщил: «Гарик, по телевизору говорят, что ты в федеральном розыске как злостный неплательщик алиментов». Оказалось, Юля забрала исполнительный лист у питерских приставов и отправила его в город Одинцово Московской области. На протяжении пяти лет тамошние приставы безуспешно искали меня по какому-то «левому» адресу, по которому я никогда не проживал. Хотя в исполнительном листе четко был прописан мой адрес в Санкт-Петербурге, и найти меня не составляло никакого труда. В результате по алиментам накопился долг 630 тысяч. В финансовом плане у меня тогда были не лучшие времена. В 2011 году доходы у «Отпетых мошенников» стали падать. И ребята посчитали, что им невыгодно делиться со мной. Мне пришлось уйти из группы и начать сольную карьеру. Но, несмотря на это, от помощи дочери я не уклонялся. При возможности дарил ей дорогие велосипеды, телефоны, плеера. И большую часть долга по алиментам, возникшего не по моей вине, на данный момент уже погасил. Другое дело, что дочь этих денег не увидела. «Мне кушать нечего», - пожаловалась как-то она. «Я же недавно перечислил тебе 200 тысяч», - удивился я. «Мама считает, что это ее деньги, - объяснила Варвара. – Она на них отправила сестру и брата с бабушкой отдыхать в Грецию».

 

   Заявления Юли, будто я с помощью ДНК-теста хотел оспорить свое отцовство и избежать выплаты алиментов, - полная ерунда! Даже если бы подтвердилось, что я не отец Варвары, по закону, ранее начисленные алименты все равно пришлось бы отдавать. На самом деле для проведения ДНК-теста была совсем другая причина. Еще перед свадьбой меня предупреждали, что ребенок Юли не мой. Срок беременности у нее не сходился на целый месяц. А в дальнейшем Юля, по свидетельствам наших общих знакомых, постоянно всем говорила, что сама не знает, от кого родила Варвару. У меня начали закрадываться сомнения. И в прошлом году я решил раз и навсегда разобраться в этом вопросе. С моей стороны, это не афишировалось и не выставлялось напоказ. И на наших отношениях с дочерью никак не отразилось. «Да, папа, сначала я немножко обиделась, - сказала мне она. – Но потом поняла, что тебе это было нужно. Давай забудем об этом!».

 

   И общения с Варварой вопреки утверждениям Юли я никогда не избегал. Постоянно поддерживал с дочерью связь по телефону и в соцсетях. Интересовался ее успехами в учебе. Варвара долгое время уверяла, что учится на «четверки» и «пятерки». Но потом в Питере я случайно встретил на улице знакомых, сын которых учился с Варварой в одном классе. И мне сказали, что с учебой у моей дочери все очень плачевно. Я забеспокоился, обратился в школу и получил доступ к ее электронному дневнику. Выяснилось, что никаких «четверок» и «пятерок» у нее нет, зато есть куча «двоек». По словам учителей, она часто пропускала школу, так как мама уходила по делам и оставляла на нее младших сестру и брата. «Девочку надо спасать», - сказала мне классная руководительница. Я пытался что-то сделать. Нашел для Варвары хороших репетиторов, которые могли бы ее подтянуть. На что услышал от нее в ответ: «Зачем ты ходишь к моим учителям и мешаешь мне жить? Не надо мне никаких репетиторов! Мне вообще учиться не надо. Когда вырасту, мне найдут богатого олигарха, и у меня все будет хорошо». При этом Варвара регулярно просила меня что-то ей купить или на что-то дать денег. Особенно меня напрягало, что она прикрывалась своим здоровьем. То ей было нужно 150 тысяч на исправление плоскостопия, то 150 тысяч на лечение колена, то миллион на операцию по выпрямлению перегородки в носу. А когда я предлагал ей бесплатно решить ее проблемы со здоровьем у знакомых врачей, у нее начиналась истерика, и в мой адрес сыпались оскорбления и угрозы, что скоро я буду целовать крышку ее гроба. Закончилось тем, что Варвара заявила: «Мне это надоело. Ты никакой не папа. Поэтому я тебя блокирую. Телефон у меня новый. Ты больше до меня не доколупаешься». И напоследок пожелала, чтобы у нас с Викторией родились неполноценные дети. Да, я сорвался и назвал ее «моральной уродкой». А как, по-вашему, я должен был на такое реагировать?!

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 46, 2018)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/669626





КАРАЧЕНЦОВА ПЕРЕД СМЕРТЬЮ ЛЕЧИЛИ СТВОЛОВЫМИ КЛЕТКАМИ

Но справиться с неоперабельной раковой опухолью знаменитому артисту это не помогло

 

26 октября, так и не оправившись от полученной 13 лет назад в автокатастрофе страшной черепно-мозговой травмы, ушел из жизни народный артист России Николай Караченцов. Рассказать об этом легендарном человеке мы попросили его друга из Киева - композитора Владимира Быстрякова, который работал и близко общался с ним более тридцати лет.

 

   - С Колей мы познакомились в начале 80-х во время записи моих песен к мультфильму «Алиса в зазеркалье», - поведал нам Владимир Юрьевич. – Его имя уже тогда гремело. Еще не было знаменитой «Юноны и Авось», но уже были спектакли «Тиль» и «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», были заметные роли в фильмах «Старший сын», «Собака на сене», «Приключения Электроника». На запись Коля приехал на своей первой машине – ржавой «семерке». Посмотрел ноты и сказал: «Что вы мне написали? Эта нота у меня сегодня скончалась на репетиции. А этой ноты у меня вообще никогда не было. А тут еще выше! Да вы не композитор, а скалолаз какой-то!». Я поначалу стушевался. Все-таки я человек из провинции. Первый раз приехал записываться с таким мастером. Но я нашел выход из положения. «Николай Петрович, раз такое дело, давайте я за вас спою! – предложил я. - А вы распишитесь в ведомости и будьте спокойны!». Тем самым я наступил ему на мозоль, которая называется «актерский кураж». Не знаю, откуда он взял силы, но у него сначала появилась та нота, которая скончалась на репетиции, следом – та, которой вообще не было, а потом он взял ноту, о которой даже мечтать не приходилось.

 

   Более близко мы сошлись во время работы над циклом романсов «Дорога к Пушкину» на стихи Владимира Гоцуленко. Когда я предложил их спеть Караченцову, никто в эту затею не поверил. Даже сам Николай Петрович. «Это не мой материал, - сказал он. – Я же хрипатый. Ковбойские песенки – пожалуйста! А о каких романсах вы говорите?». Но мы с Гоцуленко его уговорили. Коля вместе со своим аккомпаниатором Володей Камоликовым добросовестно разучил наши романсы. Приехал в Киев и попробовал записать самый легкий из них - «Под цыганским шатром». К моему ужасу, я не услышал у него ни одной живой ноты. Все звучало абсолютно мертво. Мы бились несколько часов. И никакого результата! Гоцуленко не выдержал, убежал домой и с горя напился. «Николай Петрович, давайте отложим это до другого раза!» - сказал я Караченцову, понимая, что другого раза, видимо, уже не будет. Но у Коли была такая черта – не отступать и использовать все шансы до последнего. «Я все-таки запишу еще один дубль», - сказал он. И в этом дубле я вдруг услышал правильную ноту, которую от него ждал. Правильную – не в смысле высоты и чистоты звука, а в смысле тонкости проникновения в материал. Я за это ухватился. Попросил его закрепить найденную интонацию. И после еще нескольких попыток он влез в этот романс, как рука в перчатку. Со сведенной на живую нитку записью мы приехали к Гоцуленко. Поэт был сильно нетрезв, весь в слезах и соплях. А когда послушал, что у нас получилось, начал плакать уже от счастья и радости.

 

   Работа над пушкинским диском продолжалась долгих восемь лет. Записывали его в Киеве, в Москве и даже во Франции, в Бургундии. Знакомая Пьера Кардена предоставила нам студию в своем замке. А все расходы на поездку оплатил убитый вскоре председатель правления «Техко-банка» Владимир Ровенский. Параллельно Коля пел и другие мои песни. Например, всем известную «Леди Гамильтон». Сначала я отдал ее Саше Малинину, с которым ранее успешно сотрудничал. Но его понесло не в ту степь. И он сделал из «Леди Гамильтон» что-то залихватское типа нэпманских «Бубличков» или «Лимончиков». А Караченцову сразу удалось проникнуться этой песней и спеть ее в лирическом ключе, как мне хотелось. К сожалению, наши совместные с ним работы оказались незаслуженно забытыми. А ведь в них Коля раскрылся с совершенно неожиданной стороны. Его привыкли видеть рубахой-парнем из «Криминального квартета» или «Человека с бульвара Капуцинов». А он был очень глубокий человек, который одним словом умел передать самые сложные переживания. Для меня это был артист калибра Шарля Азнавура. Если бы режиссеры, которые приглашали Колю на роли, видели его таким, каким я увидел, его фильмография могла бы пополниться более интересными актерскими работами.


   Любопытно, что поначалу у Караченцова не было такого узнаваемого тембра голоса. У него был тенор. А потом Коля его прокурил. Он же был заядлым курильщиком. Причем, предпочитал дешевые сигареты без фильтра «Прима». И ужасно страдал, что во время многочасовых перелетов за границу нельзя было подымить. Когда в 1996 году мы летели на гастроли в Австралию, он еле дотерпел до Сингапура. Там нашел SMOKING AREA и, наконец, вдоволь накурился. А дальше нужно было еще семь часов лететь до Мельбурна. В самолете настроение у него сразу упало. «Вова, раз курить нельзя, может, выпьем? – предложил он. – У тебя есть что-нибудь с собой?». А тогда в аэропортах так сильно не проверяли. И я достал из ручной клади «Рябиновую на коньяке». Но не успел я ее открыть, как подлетела стюардесса и забрала у меня бутылку. Коля завял окончательно. «Спокойно!» - сказал я и пошел к стюардессе разбираться. Начал ей втирать на ломаном английском, что мы летим защищать честь нашей страны на алкогольном чемпионате мира, и она своими действиями нанесла нам смертельное оскорбление. Каково же было мое изумление, когда выяснилось, что у них на борту запрещено пить спиртное, принесенное с собой, но они сами предлагают пассажирам широкий ассортимент напитков и при том совершенно бесплатно. «Что вы хотите?» - спросила стюардесса и начала перечислять названия. Я на все отвечал: «Yes». Закончилось тем, что она принесла нам кучу бутылок, начиная от коньяка «Курвуазье» и заканчивая «Смирновской». И мы с Колей так воспрянули духом, что по прибытии в Мельбурн забыли в самолете его гитару.

 

   В отличие от некоторых коллег алкоголем Караченцов особо не злоупотреблял. Он мне рассказывал, что у него была какая-то неприятная ситуация в театре, после которой он зарекся употреблять спиртное перед работой. Да, в свободное время мог выпить и любил это делать. Но в день спектакля, концерта или съемок не позволял себе даже полбокала пива. В начале 90-х я уговорил его сняться в фильме «Кошечка», к которому писал музыку. У Коли в графике было «окно» всего в две недели. «Надо уложиться в этот срок», - сказал он. А там собралась такая пьющая съемочная группа, что будьте здоровы. И, по моему совету, Коля потребовал установить на площадке «сухой закон». «Если унюхаю, что от кого пахнет спиртным, сразу сажусь на поезд и уезжаю», - пригрозил он. Но все карты спутала съемка сцены, по ходу которой Коля выбрасывал из окна гостиницы в Дагомысе 150 тысяч советских рублей. Наши художники сделали купюры настолько похожими на настоящие, что проходившие мимо граждане стали их подбирать и расплачиваться ими в магазинах и ресторанах. В результате к нам пришли сотрудники ОБХСС. Начали грозить статьей за изготовление фальшивых денег. И чтобы замять это дело, Караченцову пришлось целую ночь с ними выпивать и петь им под гитару.

 

   Коля был безотказный – со всеми позировал, обнимался, целовался, давал автографы. Однажды в Ялте на пляже гостиницы «Ореанда» Колю начали одолевать отдыхающие с просьбами о совместном фото. «Надо поставить этот процесс на коммерческие рельсы», - пошутил я и заорал на весь пляж: «Уважаемые жители и гости города-героя Ялты! Всего за 50 гривен вы можете сфотографироваться с народным артистом России Николаем Караченцовым». Ко мне тут же выстроилась очередь. На Колю перестали обращать внимание. Он стал для всех экспонатом, как мартышка у пляжного фотографа. В числе других запечатлеться с ним изъявила желание дама позднего бальзаковского возраста, завернутая в полотенце. «Я только переоденусь», - предупредила она. Все переодевание состояло в том, что дама сняла с себя полотенце и осталась топлесс. Причем, топлесс у нее был такой могучий, что упал ей на колени, как уши спаниеля. Одно «ухо» она водрузила Коле на плечо и в довершение всего сказала: «Кстати, вы мужчина в моем вкусе». После этих слов он чуть не задохнулся от смеха. Это было за полгода до той жуткой аварии.

 

   Две недели назад я навещал Колю в больнице. Мне показалось, что он хорошо выглядел – такой пополневший, румяный. Ему в Китае вводили стволовые клетки. Были надежды на улучшение. Но оказалось, что у него начала распадаться раковая опухоль, и, поскольку удалить ее было уже невозможно, пошла интоксикация организма. Когда Коля умер, я находился с семьей на отдыхе в Турции. В тот день в отеле всем желающим предлагали какой-то напиток. Я попробовал его и сразу узнал вкус анисовой водки Ricard, которой нас с Колей угощали в начале 90-х в Бургундии. С тех пор я эту водку больше никогда не пил. И почувствовал, что получил привет от Коли. Вечерами я приходил в холл отеля для души поиграть на рояле. Мне всегда аплодировали. Только в тот вечер аплодисментов не было. Я играл Колины песни – «Я тебя никогда не забуду», «Кленовый лист», «Что тебе подарить». И люди сразу усекли, почему это все звучит. Печально, что от нас уходят такие люди, как Коля. Уходят лучшие. Остается одно говно. И нам с этим говном дальше жить.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 45, 2018)







СОЛИСТ «НЭНСИ» УМЕР ПОСЛЕ ЛЕЧЕНИЯ В УКРАИНСКОЙ БОЛЬНИЦЕ

За помощь солистке «Фристайла» чудо-врачи из Киева тянули по $600 в день, но так и не вывели ее из комы

 

Чудовищные несчастья свалились в последнее время на русскоязычные поп-коллективы из Украины, снискавшие широкую известность в 90-е годы и на протяжении долгого времени с огромным успехом работавшие в России. Минувшим летом перенесла тяжелый инсульт и впала в кому солистка группы «Фристайл» и по совместительству жена ее руководителя Анатолия Розанова, исполнительница хита «Три сосны на бугорочке» - 55-летняя Нина Кирсо. А на днях коллег по шоу-бизнесу и поклонников потрясла внезапная смерть 31-летнего Сергея Бондаренко – одного из солистов группы «Нэнси», сына основного солиста и автора хита «Дым сигарет с ментолом» Анатолия Бондаренко.

 

   - Это просто кошмар! – признался гитарист группы «Мираж» Алексей Горбашов. – Мы много работали вместе с «Нэнси». Дружили семьями с Толиком Бондаренко и его женой Леной. И знали Сережку с самых малых лет. На наших глазах он рос и делал первые шаги на сцене. В Германии даже выходил с «Миражом» в качестве клавишника. И у «Нэнси» поначалу стоял за клавишами. Потом уже стал солистом. Умирать Сережка не собирался. Да, у него были какие-то проблемы со здоровьем. Но не настолько серьезные, чтобы привести к смерти в 31 год. Толик и Лена сами толком не поняли, что с ним произошло. По их словам, у него какая-то шишка вылезла на спине. В больнице ее вырезали. Но, согласитесь, от этого люди не умирают. Судя по всему, в организме развилась какая-то инфекция. После операции Сережке стало только хуже. Его увезли в реанимацию. Подключили к аппарату искусственного дыхания. А через два дня, 18 октября, он умер.

 

   Случилось все это в Киеве. Там Сережку и похоронили. В Константиновке Донецкой области, откуда родом их семья, как известно, с 2014 года шла война. Рядом как раз проходила линия разграничения. Ездить туда стало небезопасно. И последние годы вся их жизнь в основном протекала в столице Украины. До этого они долгое время жили в Москве. Но, если солист «Нэнси» Андрей Костенко, тоже выходец из Константиновки, официально стал гражданином России, то у них так и осталось украинское гражданство. «Почему вы не оформили себе российские паспорта? – спрашивал я Толика и Лену. – У вас же есть влиятельные знакомые в разных структурах. Давно бы решили этот вопрос». Но они принципиально не хотели этого делать. Говорили, что они патриоты своей страны.


   До 2016 года для украинцев действовал льготный режим пребывания, позволявший без визы и загранпаспорта въезжать в Россию на любой срок. А потом все изменилось. Находиться в России стало можно только 90 дней за полгода. Один раз Сережку даже депортировали из Москвы. Остановили на паспортном контроле, хлопнули по ушам, продержали всю ночь в «обезьяннике» и утром отправили обратно. Эту проблему потом как-то решили. Но их все равно считали здесь иностранцами. У них был вечный геморрой с получением виз в Германию. А в киевском консульстве эти визы украинцам выдавали без проблем. И они переехали в Киев. Я их никоим образом не осуждаю. Ну, значит, там им более комфортно. Несмотря ни на что, наша дружба продолжается. Определенные проблемы между нашими странами нам не мешают. Узнав о случившемся с Сережкой, мы сразу обзвонили наших общих друзей, собрали им денег. В общем, чем смогли, помогли.

 

   То же самое было и с «Фристайлом». Когда с Ниной Кирсо случилась беда, мы по мере возможностей их поддержали. Поначалу у нее вроде были какие-то проблески. И врачи попросили нас записали для нее приветствие. Ставили ей эту запись. Надеялись, что она услышит знакомых людей, и у нее включится сознание. К сожалению, пока изменений к лучшему нет. Нина по-прежнему находится в коме. Ее возили из их родной Полтавы в Киев. Какие-то украинские чудо-врачи обещали поставить ее на ноги. Уверяли, что знают, как ее лечить. Пребывание в их клинике стоило 600 долларов в день. Но они так и не смогли ничего сделать. В результате Нину вернули обратно в Полтаву. Там хотя бы более божеские условия по деньгам. И по-человечески в родном городе к ней лучше относятся.

 

   Оплачивать услуги врачей Толику Розанову помогают ребята из «Фристайла». Они продолжают выступать, что-то зарабатывают себе и скидываются Нине на лечение. Слава богу, с концертами у них нет проблем. На Украине в этой сфере образовался вакуум. Артисты из России туда ездить перестали. И для украинских исполнителей стало больше работы. Появились даже клоны российских коллективов. Например, «Лейся, песня. Made in Ukraine». Конечно, к легендарному ВИА «Лейся, песня» они никакого отношения не имеют. Но у них идут большие концертные туры. Нашему «Миражу» въезд на Украину пока не закрыт. Но мы сами туда не едем. Кто может гарантировать нашу безопасность? Вдруг на концерт придут какие-то радикалы и устроят провокацию. Или на пограничном контроле нас спросят, чей Крым, и предложат сделать заявление, что мы против Путина. Нам это совершенно не нужно. Проще туда не ездить, пока отношения между нашими странами не нормализуются. Может, со временем на Украине поменяется руководство, и к власти придет кто-то более вменяемый. А, может, этого не случится уже никогда.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 44, 2018)







 




 

 

Памятные даты

 

 

 

31.05.1955 родился Владимир Борисович Кузьмин, певец ("Симона", "Две звезды", "Сибирские морозы"), экс-участник ВИА "Самоцветы", групп "Карнавал" и "Динамик", экс-любовник певицы Аллы Пугачевой и актрисы Веры Сотниковой.

31.05.1973 родилась Наталья Владимировна Порывай (она же Наташа Королева), певица ("Желтые тюльпаны", "Дельфин и русалка", "Чуть-чуть не считается"), бывшая жена певца Игоря Николаева, жена стриптизера Сергея Глушко (Тарзана).

31.05.2020 всемирный день без табака.

01.06.1804 родился Михаил Иванович Глинка, композитор ("Я помню чудное мгновенье, "Веселится и ликует весь народ", "Славься"), автор "Патриотической песни", являвшейся в 1991-2001 государственным гимном РФ (умер 15.02.1857).

01.06.1930 родился Евгений Николаевич Птичкин, композитор ("Ромашки спрятались, поникли лютики", "Мы долгое эхо друг друга", "У беды глаза зеленые") (умер 28.11.1993).

01.06.1949 родилась Ксения Анестовна Георгиади, певица ("Ищу тебя").

01.06.1959 родилась Надежда Никитична Кадышева, солистка группы "Золотое кольцо".

01.06.1960 родилась Ольга Борисовна Кормухина, певица ("Старое такси"), жена лидера группы "Парк Горького" Алексея Белова.

01.06.2020 международный день защиты детей.

01.06.2010 умер Андрей Андреевич Вознесенский, поэт-песенник ("Миллион алых роз", "Танец на барабане", "Плачет девочка в автомате") (родился 12.05.1933).

02.06.1937 родилась Юнна Петровна Мориц, поэт-песенник ("Когда мы были молодые", "Ежик резиновый", "Большой секрет для маленькой компании").

02.06.1954 родился Ярослав Александрович Ангелюк, участник групп "Интеграл" и "Примус".

02.06.1988 родилась Анастасия Сергеевна Кочеткова (она же Нэсти), участница "Фабрики звезд-4", солистка созданной в результате группы "Банда", бывшая жена кинорежиссёра Резо Гигинеишвили, участница фильмов ("Жара").

02.06.1997 умер Евгений Викторович Белоусов, певец ("Девочка моя синеглазая", "Ночное такси", "Девчонка-девчоночка"), бывший бас-гитарист группы "Интеграл", бывший муж певицы Натальи Ветлицкой (родился 10.09.1964).

03.06.1898 родился Петр Константинович Лещенко, певец ("Чубчик", "Моя Марусечка", "Черные глаза") (умер 16.07.1954).

03.06.1907 родился Антонио Эммануилович Спадавеккиа, композитор ("Встаньте, дети, встаньте в круг") (умер 1954).

03.06.1908 родилась Надежда Сергеевна Надеждина, балетмейстер, создательница ансамбля "Березка" (умерла 1979).

04.06.1903 родился Евгений Александрович Мравинский, дирижер (умер 20.01.1988).

04.06.1926 в Индии далай-лама ввел для жителей Тибета налог на уши.

04.06.1975 группа "Роллинг Стоунз" стала первой западной рок-группой, которая получила гонорар за выпуск своих песен в СССР.

04.06.2020 международный день детей - жертв агрессии.

04.06.2012 умер Эдуард Анатольевич Хиль (он же Мистер Трололо), певец ("Как провожают пароходы", "Потолок ледяной, дверь скрипучая", "Будет жить любовь на свете") (родился 04.09.1933).

05.06.1798 родился Алексей Федорович Львов, композитор ("Боже, царя храни") (умер 28.12.1870).

05.06.1961 родился Карен Артаваздович Кавалерян, поэт-песенник ("Ах, карнавал", "Ночное рандеву", "Девочка с Севера").

05.06.1967 родился Валдис Евгеньевич Пельш, телеведущий, бывший солист группы "Несчастный случай".

05.06.2004 свадьба певицы Валерии и продюсера Иосифа Пригожина.

05.06.2020 всемирный день охраны окружающей среды.

05.06.2009 умер Борис Александрович Покровский, оперный режиссер, в 1952-1963 и 1970-1982 главный режиссер Большого театра, отец актрисы Аллы Покровской, дедушка актёра Михаила Ефремова (родился 23.01.1912).

06.06.1799 родился Александр Сергеевич Пушкин, поэт ("Я помню чудное мгновенье", "Я вас любил") (умер 10.02.1837).

06.06.1903 родился Арам Ильич Хачатурян, композитор ("Танец с саблями") (умер 01.05.1978).

06.06.1947 родился Бари Каримович Алибасов, продюсер группы "На-На".

06.06.1967 родился Владимир Александрович Левкин, экс-солист группы "На-На".

06.06.1972 родился Игорь Игошин, экс-участник группы "Ласковый май" (погиб 29.02.1992).

06.06.1987 родился Михаил (он же Майк) Анатольевич Мироненко, участник "Фабрики звезд-5".

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн