Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ПУБЛИКАЦИИ. 2018 ГОД
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ ЗА 2018 ГОД <--


У МУЛЕРМАНА ВРАЧИ НЕ СМОГЛИ ВОВРЕМЯ ВЫЯВИТЬ РАК ЛЕГКИХ

Когда легендарному певцу поставили диагноз, спасти его было уже невозможно

 

2 мая пришла печальная весть: не дожив буквально три месяца до 80-летнего юбилея, скончался кумир 60-70-х Вадим Мулерман – исполнитель «Хмурится не надо, Лада», «Трус не играет в хоккей» и многих других всеми любимых песен. Смерть настигла легендарного певца в Нью-Йорке, куда он три года назад вместе с женой Светланой Литвиновой и дочками Мариной и Эмилией перебрался из своего родного Харькова.

 

   - До нового года Вадим чувствовал себя более-менее нормально, - рассказала Светлана Литвинова-Мулерман. – Прошлым летом он даже работал - выступал с концертами в детских реабилитационных центрах. Для него всегда самым главным было обеспечивать свою семью. И его страшно угнетало, что в последнее время этим в большей степени приходилось заниматься мне. «Вадик, ты уже все, что мог, для нас сделал, - успокаивала его я. – Отдохни уже немного!». Но он никак не мог с этим смириться. И до последнего искал какую-то возможность заработать. На новый год мы ездили в Чикаго к его другу детства – писателю-сатирику Семену Ладыженскому. Долго беседовали, вспоминали молодость и наш родной Харьков. А когда вернулись в Нью-Йорк, Вадим вдруг начал жаловаться: «Света, я больше не могу. Мне тяжело. У меня уходят силы». У него пропал аппетит. Он сильно похудел. С трудом передвигался. На улицу практически не выходил. Только сидел у окошка и покуривал. Ему звонила его ученица – певица Лариса Гордъера. Предлагала организовать его юбилейные концерты. Но Вадим не решался дать согласие. «Я уже не вытяну целый концерт, - говорил он. – Максимум – смогу спеть три песни».

 

   Вадима наблюдали два терапевта. Наши русские эмигранты, которые здесь, в Америке, доучились или переучились. Из-за отсутствия языкового барьера с ними было проще общаться. Но Вадим ходить ко врачам категорически не хотел. «Давай проверимся!» - уговаривала я его. «Я не буду этого делать, - отказывался он. – Это бесполезно. Их рекомендации мне не помогают». Ему выписывали таблетки, стабилизирующие работу сердца, давление, уровень холестерина. Лучше от этого ему не становилось. И он как-то разуверился в медицине. Я буквально силком водила его от одного врача к другому. «Проверьте, что с ним! – просила я их. - Он плохо себя чувствует». Но ни от кого толком не могла добиться, что происходит. «Видимо, проблема в слабых почках, - говорили мне. – Они плохо фильтруют кровь. И из-за этого возникает состояние подавленности и плохое самочувствие». Анализы ничего подозрительного не показывали. Рентген тоже. Да, в легких нашли какое-то пятнышко. Даже не пятнышко, а крошечную точечку. Но этому не придали значения и сделать более глубокое обследование не посчитали нужным. Это американские врачи всегда перестраховывались. Боялись, что в случае чего их могут засудить. А наши ничего не боялись. Знали, что никто на них в суд подавать не будет.

 

   В последний месяц Вадима начали мучить сильные боли в области лопатки и позвоночника. У него плохо работали левая рука и нога. Подозрение на инсульт врачи отвергли. Но мне все это уже не нравилось. Я вызвала «скорую помощь» и настояла, чтобы Вадима госпитализировали. Хотела положить его в один из госпиталей на Манхэттене - самых лучших в Нью-Йорке. Там ему ранее сделали три успешные операции. Но сам он общаться с американскими врачами не мог. Мне нужно было постоянно находиться рядом с ним в качестве переводчика. А дома оставалась наша младшая дочь Эмичка. Ей тоже требовалась моя поддержка. В силу юного возраста она очень сильно переживала. Беспрерывно звонила и спрашивала: «Что происходит?». Ежедневно ездить в Манхэттен и обратно мне было слишком далеко. И пришлось выбрать более близкий к дому Maimonides Medical Center – еврейский госпиталь в Бруклине. Узнав, какие у Вадима симптомы, доктор из приемного покоя сразу заподозрил неладное и отправил его на МРТ. Результаты обследования подтвердили подозрения доктора. «У вашего мужа рак легких, - сообщил мне он. - Уже пошли метастазы».


   Вадиму о его страшном диагнозе ничего не сказали. Положили его в палату и начали тщательно обследовать все органы. Даже ночью ему не давали покоя. Все время будили, перекладывали с койки на каталку и куда-то везли – то брать анализы, то проводить очередные тесты. «Зачем это делать среди ночи? – возмущался он. – Дайте мне спокойно поспать!». И ругал исполнявших свой долг врачей русским матерным языком, который, к счастью, никто не понимал. Помню, как-то к нему пришел огромный онколог-американец. Встал над ним и начал громогласно спрашивать его по-английски: «Мистер Мулерман! Вы меня слышите? Какое сегодня число? Как вас зовут? Где вы находитесь?». В Америке доктора обычно задают такие вопросы, чтобы определить, в сознании находится пациент или нет. А Вадим перед этим как раз задремал и спросонья не мог ничего понять. «Что этот мужик так орет? – обратился он ко мне. – Что ему от меня надо? Ему больше делать нечего, как узнавать у меня сегодняшнее число?». Казалось, он совершенно не чувствовал, что конец уже близок. Или, может, был настолько сильным, что скрывал это от всех.

 

   Всего Вадим провел в госпитале восемь дней. «Ну, что, нашли что-нибудь? – каждый день спрашивал он меня. – Что я тут без толку лежу?». «Пока ищут», - уклончиво отвечала я ему. Пыталась поддерживать у него градус хорошего настроения. Потом выходила из палаты и украдкой плакала в туалете. А на восьмой день Вадима не стало. Ради семьи он пожертвовал своими последними годами. Поехал в Америку, чтобы у наших девчонок было будущее. И меня не покидало чувство вины, что я недостаточно для него сделала, что я могла предпринять еще какие-то меры и раньше установить ему диагноз. Да, многие из-за безалаберного отношения к своему здоровью пропускали онкологию. Но Вадим находился под наблюдением врачей. Регулярно сдавал анализы. У меня в голове не укладывалось – как получилось, что у него не заметили эту опухоль. Меня успокоила онколог-болгарка из госпиталя. «Если бы даже вы узнали про рак сразу после нового года и начали его лечить, вы бы только напрасно измучили мужа химией и облучением, - объяснила она. – Спасти его вы бы все равно не смогли. А так он почти до последнего дня находился дома, в окружении близких людей. И ушел из жизни со спокойным сердцем».

 

   Конечно, мне сейчас очень тяжело. Вадим слишком много занимал в моей жизни. И образовавшуюся пустоту невозможно ничем заполнить. Я за всю жизнь столько не плакала, сколько за последнее время. Никогда не думала, что во мне находится столько слез. У Эмички тоже была истерика, когда ей сообщили о смерти отца. Старшей дочери Марине пришлось забирать ее из школы. Она была в таком состоянии, что сама добраться до дома не могла. Хочу поблагодарить всех, кто поддержал нашу семью в эти трудные дни. Особенно владельцев похоронного бюро Lisovetsky Memorial Home Аллу и Дмитрия Лисовецких. Они полностью взяли на себя организацию прощания с Вадимом и оформление необходимых документов. Предавать его земле в Америке мы не стали. Решили его кремировать, а прах захоронить у него на родине – в Харькове. Надеюсь, нам удастся договориться об этом с харьковскими властями. В дальнейших наших планах – провести вечер памяти Вадима, установить ему достойный памятник и издать книгу о нем. Если кто-то захочет помочь нашей семье в осуществлении этих проектов, на странице Марины в Facebook есть номер счета, на который можно сделать пожертвования.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 20, 2018)


   Газетная версия (фото с похорон) https://www.eg.ru/showbusiness/528456/







БЫВШАЯ ВОЗЛЮБЛЕННАЯ ТИМАТИ НАЧАЛА ГОТОВИТЬСЯ К СВАДЬБЕ

Александра Чвикова посетила салон для новобрачных, чтобы выбрать платье, в котором пойдет под венец

 

Широкую известность украинской певице Александре Чвиковой, выступающей под сценическим псевдонимом Алекса, принесло в середине «нулевых» участие в российском телепроекте «Фабрика звезд-4» под руководством Игоря Крутого. Однако в последнее время она перестала выпускать новые песни и появляться на телеэкране. Оказалось, бывшую «фабрикантку» с головой поглотили хлопоты по устройству своей личной жизни.

 

   Еще до «Фабрики звезд» совсем юную тогда Чвикову пытались раскручивать у нее на родине – в Украине. Клип на ее главный хит «У меня машина красная, мы с ней парочка опасная» снимал знаменитый режиссер Михаил Хлебородов. А на презентацию ее дебютного альбома в Киев привозили Диму Билана и других московских звезд.

 

   - Не секрет, что Алекса - дочь очень богатого человека из Донецка, - свидетельствовал украинский политик Александр Бригинец, в то время возглавлявший музыкальный телеканал O-TV («ЭГ» № 18, 2004). – Ее раскруткой занималась продюсерская компания «LEVEL», которая специализировалась на проектах с хорошим финансированием. Но событием музыкальной жизни ни один из них так и не стал. В результате Алексу отправили в Россию на «Фабрику звезд». Видимо, решили, что это будет дешевле…

 

   Во время «Фабрики» у Чвиковой завязался бурный роман с участником того же проекта Тимуром Юнусовым, более известным как Тимати. Говорили, из-за этого даже сорвалась ее свадьба с каким-то угольным олигархом, которого ей сватали родители. Но Юнусов не оправдал ожиданий певицы, и после многочисленных скандалов она с ним рассталась.


   - Этот роман от начала до конца придумал сам Тим, - выдвигал неожиданную версию друживший с рэпером участник «Фабрики звезд-4» Антон Зацепин («ЭГ» № 46, 2007). - Он ее на это развел и так грамотно все преподнес, что все в это поверили. Тим вообще очень грамотный шоу-бизнесмен. К сожалению, Алекса была очень маленькая и глупенькая. Она не смогла соответствовать образу Тима. А ему не хватило терпения воспитать Алексу под себя. Поэтому их дальнейший совместный пиар и не заладился…

 

   Не сложилась у Чвиковой и музыкальная карьера. Ее «фабричный» продюсер Игорь Крутой, написавший для нее песню «Где же ты», не смог обеспечить ей раскрутку из-за конфликта с Первым каналом. А с продюсером Яной Рудковской, которая пыталась ее продвигать с англоязычным репертуаром, не нашла общего языка сама исполнительница.

 

   - Я отошла от шоу-бизнеса, так как насытилась им, и переехала к родителям в Донецк, а потом в Киев, - четыре года назад рассказывала бывшая «фабрикантка» в интервью Интернет-порталу Woman.ru. - Конечно, я люблю сцену, люблю петь, но жить по жестоким законам я не готова. Не люблю зависеть от кого-то, быть в каких-то рамках. Люблю делать то, что мне нравится, а не то, что диктуют люди со стороны…

 

   После того, как к власти в Украине пришли националисты, и на Донбассе началась война, Чвикова снова перебралась в Москву. Здесь у нее появился бойфренд – некий молодой человек по имени Артур. Чем он занимается – Александра не афишировала. Но охотно выкладывала в Instagram совместные фотографии с Артуром и подчеркивала, как ей с ним хорошо. А недавно на ее странице появилось несколько снимков, на которых она была запечатлена за примеркой свадебных платьев в салоне для новобрачных. Судя по всему, певица и ее бойфренд, наконец, созрели, чтобы узаконить свои отношения.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 19, 2018)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/524852/







ЖЕНЫ И ДЕТИ УМЕРШЕГО ПЕВЦА ИЗ «ГОЛОСА» ОБОБРАЛИ ЕГО МАТЬ

93-летнюю женщину, прикованную к инвалидной коляске, выгоняют из собственной квартиры

 

Экс-солист легендарных групп «Високосное лето», «Виктория» и «Рок-ателье» Андрей Давидян, снискавший широкую известность блистательным выступлением в шоу Первого канала «Голос», скоропостижно скончался в возрасте 60 лет полтора года назад. Но только сейчас стало известно о том, какие поистине шекспировские страсти внезапно разгорелись после этого между многочисленными родственниками замечательного певца.

 

   - Незадолго до смерти Андрея Давидяна меня попросили представлять его интересы в судебном разбирательстве с заказчиком его выступления, - рассказала юрист Лаура Эскамилья Вега, обратившаяся на днях к нам в редакцию. - Этот человек пригласил его группу выступить на своем юбилее за 700 тысяч рублей. Заплатил им аванс – 300 тысяч. Но до последнего дня не мог договориться с ними об оплате необходимой звуковой аппаратуры. А потом обвинил группу Давидяна в срыве выступления и через суд потребовал с них в качестве компенсации 1 миллион 900 тысяч. Якобы вместо них ему пришлось за полтора миллиона пригласить другую группу. На самом деле она не стоила таких денег. Это были две никому неизвестные девочки, которым и по 10 тысяч никто бы не заплатил за их пение. И мне не составило труда доказать в суде необоснованность требований заказчика. В результате суд вынес решение в пользу группы Давидяна. Андрей был так вдохновлен этим успехом, что выдал мне генеральную доверенность и хотел, чтобы я урегулировала еще какие-то его дела. Но какие именно – сказать мне не успел. Внезапно его забрали в больницу с острой болью в животе. Выяснилось, что у него аппендицит. Оперироваться в обычной больнице он побоялся и настоял, чтобы его перевели в платную. Там ему занесли инфекцию, и возник перитонит. Пришлось делать еще одну операцию. Второй дозы общего наркоза его сердце не выдержало. Через несколько дней Андрей впал в кому. И 13 ноября 2016 года ушел из жизни.

 

   А дальше стали происходить совершенно невероятные события, которые я даже в страшном сне не могла себе представить. Все началось с того, что после поминок, проходивших у Альберта Сергина в клубе «Форте», где Давидян выступал около двадцати лет, мне позвонил пожилой мужчина, назвался старшим братом Андрея и спросил: «А нам с мамой кто-нибудь покушать привезет?». Я ничего не поняла и обратилась за помощью к концертному директору Давидяна Юрию Денисову, с которым познакомилась во время суда. «Да, у Андрея остались мама Злата Сергеевна Пляшкевич 1925 года рождения и старший брат Карэн 1948 года рождения, - просветил меня Юрий. – В силу возраста и состояния здоровья они фактически находились на его содержании». Я сразу же собрала какие-то продукты и полпервого ночи поехала к ним на квартиру в Крылатское. Оказалось, Злата Сергеевна, в прошлом известная пианистка, из-за травмы позвоночника прикована к инвалидной коляске, а Карэн страдает астмой и после перенесенного в детстве менингита не совсем дееспособен. С тех пор, как Андрей попал в больницу, к ним никто не приходил. И они остались без денег, без еды и без необходимой помощи. А самое ужасное – маме даже не сообщили, что ее младшего сына больше нет в живых. «Пойди и скажи ей об этом! – попросил меня брат. – Я не могу такое сказать». Из родственников Давидяна я знала только маму его младшей дочери Кати - его бывшую жену и бэк-вокалистку Анну Абрамочкину, которая присутствовала на похоронах. Я связалась с ней в надежде, что они с дочерью возьмут на себя заботу о Злате Сергеевне и Карэне. «Знаете, у нас с ними отношения не очень сложились», - заявила Абрамочкина. И дала мне понять, что помогать семье бывшего мужа в ее планы не входит.


   На девятый день все снова собрались в том же самом клубе «Форте» поминать Давидяна. Когда его друзья узнали от меня о бедственном положении мамы и брата, у них глаза вылезли на лоб. «Может, у Андрея остались какие-то сбережения?» - спросила их я. «Да, у него было собрано 15 миллионов на покупку жилья», -  вспомнили они. Проживал Андрей в последнее время не с мамой и братом в Крылатском, а на съемной квартире в районе метро «Аэропорт», где хранил свои концертные костюмы и аппаратуру. После того, как его увезли в больницу, в этой квартире продолжала оставаться его сожительница – стилист Виктория Колос, которая представилась врачам женой и забрала его ключи. Именно она давала нам костюм Давидяна и необходимые документы для похорон. «А что стало с деньгами и остальным имуществом Андрея?» - при всех друзьях поинтересовалась я у нее. «Деньги, которые находились у него в квартире, были нашими общими. Костюмы мы с ним тоже вместе покупали. Это все теперь по праву принадлежит мне», - огорошила меня Виктория. И на просьбу предоставить возможность осмотреть квартиру ответила категорическим отказом. Через консьержку, дежурившую в подъезде, мне удалось разыскать хозяйку квартиры, которая сдавала ее Давидяну. От нее я узнала, что Колос вернула ей ключи и отказалась от дальнейшей аренды. «Все имущество она забрала, - заверила меня хозяйка. – В квартире ничего не осталось». Консьержка подтвердила, что какие-то женщины и мужчины в течение недели выносили оттуда огромные баулы с вещами. А несколько дней спустя со двора забрали принадлежавший Андрею автомобиль «Лексус». По словам консьержки, его не смогли завести и увезли на эвакуаторе.

 

   Я обратилась в ОВД «Аэропорт» и сообщила о произошедшем хищении. «Нужно, чтобы об этом заявил кто-то из родственников покойного», - сказали мне полицейские. Анна Абрамочкина писать заявление отказалась. «Мы посоветовались с Викторией Колос и решили, что в этом нет необходимости», - объяснила она. А Злата Сергеевна, которую я продолжала каждый день навещать, по-прежнему не знала о смерти сына. «Где Андрей?» - настойчиво спрашивала меня она. «Может, он с какой-нибудь женщиной уехал», - пыталась успокоить ее я. Но маму мои выдумки не убедили. По ее словам, максимум – Андрей мог не звонить ей сутки или двое. А шел уже двенадцатый день, как он не появлялся. «Или вы мне говорите, что случилось с Андреем, или я звоню в полицию», - поставила ультиматум она. Мне ничего не оставалось, как сказать ей правду. Опасаясь, что ей станет плохо, я заранее вызвала платную службу скорой помощи. Но она так страшно кричала, что уколы обычного успокоительного на нее не действовали, и врачам пришлось сделать ей какой-то специальный укол, выключающий нервную систему. Когда Злата Сергеевна пришла в себя, я получила от нее доверенность и от ее имени написала заявление в ОВД «Аэропорт». Но полицейские не спешили ничего предпринимать для поиска пропавшего имущества. Свидетелей так и не опросили. Записи с камер видеонаблюдения не посмотрели. А потом и вовсе начали меня отшивать со словами: «Это наследственное дело. Разбирайтесь сами!». Единственное – они помогли нам забрать у Виктории Колос часть денег Андрея – 25 тысяч долларов и 9 тысяч евро. И то она отдала их лишь потому, что у него в съемной квартире лежал крупный аванс за не состоявшийся концерт в Алма-Ате, и поднялся вопрос о его возвращении, а иметь дело с заказчиками этого концерта, которые были людьми не такими беспомощными, как я, ей не хотелось. После этого Виктория поспешно легла в клинику неврозов и под предлогом, что я ее затерроризировала и довела до нервного срыва, от дальнейшего общения уклонялась. Злата Сергеевна просила оставить ей на память перчатки Андрея. «Хочу держать руки там, где были руки сына», - сказала она. Но даже такую малость от Виктории получить не удалось. Злату Сергеевну это настолько потрясло, что она попала в реанимацию. Оказалось, что у нее произошел инфаркт, и вся задняя сторона сердца умерла.


   А через полгода после смерти Андрея Злате Сергеевне пришло письмо от нотариуса Леонида Стрюкова, который спрашивал, будет ли она принимать положенную ей долю от наследства сына. Из письма выяснилось, что две дочери покойного – Катя от Анны Абрамочкиной и Маша от первой жены Ольги Гороховой – открыли наследственное дело и начали делить его имущество. Самое интересное, что в число этого имущества они включили квартиру Златы Сергеевны в Крылатском. Да, формально ее владельцем числился Андрей. Но фактически она всегда была собственностью его матери. Злата Сергеевна купила ее в 1987 году в ЖСК «Бобруйск» вместе с покойным мужем – певцом Сергеем Давидяном. А на сына переоформила только в 2003 году, когда уехала в Штаты преподавать фортепиано. Андрей тогда жил в этой квартире с Анной Абрамочкиной и их дочерью. Работы на тот момент у него практически не было. И Злате Сергеевне приходилось не только платить за квартиру, но и фактически содержать его семью. Преподаванием она зарабатывала в Штатах немного – около 3000 долларов. И почти все деньги перечисляла в Москву. А чтобы самой свести концы с концами, по ночам подряжалась играть в ресторанах. Из-за того, что Абрамочкина серьезно злоупотребляла алкоголем, Андрей через несколько лет с ней расстался. И после возвращения Златы Сергеевны из Штатов хотел передать квартиру обратно в ее собственность. Даже собственноручно написал заявление в правление ЖСК «Бобруйск» о переоформлении на нее членского пая. Но в 2014 году Злата Сергеевна попала на машине в серьезную аварию и сломала позвоночник. Естественно, им стало не до квартиры. Они ездили по больницам. А без их участия осуществить переоформление было невозможно. Все это мне рассказала председатель правления ЖСК и предоставила все документы. Я уведомила нотариуса Стрюкова, что вопрос о собственности квартиры является спорным, и потребовала приостановить все нотариальные действия по этому делу. Но, когда я приехала к нему в контору, адвокат, представляющий интересы дочерей Андрея, объявил мне, что они уже все разделили и получили свидетельства о праве на наследство. «Вы с ума посходили? – возмутилась я. – С каких пор у нас нотариус решает спор между наследниками? И, если вы разделили квартиру, где теперь будет жить брат Андрея, у которого нет другого жилья?». «Нас это не интересует, - отмахнулся адвокат. – Мы сейчас занимаемся оценкой «Лексуса», который принадлежал Андрею. Он нам тоже достался в порядке наследства».

 

   На этом все не закончилось. Прошло некоторое время, и мне позвонила помощница судьи из Кунцевского суда. «Скажите, пожалуйста, вам фамилия Давидян что-то говорит?» - осторожно спросила она. «Да, я представляла его интересы», - ответила я. «Приезжайте! У нас тут иск подали на его маму», - сказала помощница судьи. Понятное дело, сама Злата Сергеевна почту не проверяла и повестки, которые ей отправляли, не получала. Но судья была настолько шокирована этим иском, что сочла необходимым разыскать хоть кого-то, связанного с ней. И по доверенности Давидяна из Мосгорсуда нашла меня. Я такое видела первый раз в жизни. Суть иска состояла в том, что дочь Абрамочкиной Катя недополучила от внезапно умершего отца алименты в размере 160 тысяч рублей и требовала взыскать их с бабушки-инвалида, получающей пенсию 17600 рублей в месяц. Свое требование она мотивировала тем, что бабушка, проживая в собственной квартире, фактически приняла наследство сына и, стало быть, должна нести ответственность по его долгам. «Но есть еще один наследник – вторая дочь, - напомнила я в суде. – Она не хочет заплатить первой долг отца по алиментам?». «Нет, Маша тоже считает, что его нужно получить с бабушки», - заявил их адвокат. Цинизм этих людей настолько меня возмутил, что я не удержалась и позволила себе дважды назвать их оскорбительным словом. По идее, за это меня должны были вывести из зала суда или выписать мне штраф 100 тысяч рублей. Но судья ограничилась только замечанием. А в удовлетворении иска отказала. Тогда они подали новый иск с требованием понудить Злату Сергеевну продать квартиру и отдать двум дочерям причитающиеся им по наследству доли. «Вы можете бороться сколько угодно, но имущество, которое разделено, вы не вернете, - сказала мне на годовщине смерти Андрея знакомая Анны Абрамочкиной. - Советую вам не тратить напрасно усилий». И действительно все мои попытки остановить алчных наследников до сих пор ни к чему не привели. Я обращалась к депутатам. Писала жалобы в прокуратуру. И везде получала отлуп. В конце концов, я пожаловалась Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. От него в ГУВД Москвы направили поручение разобраться в нашем деле. Но там опять все спустили на тормозах. Что я еще должна сделать, чтобы защитить от произвола двух беспомощных стариков-инвалидов? Выйти митинговать на Красную площадь?

 

   - Впервые обо всем этом слышу, - заявила в ответ на просьбу о комментариях Анна Абрамочкина. – Кто вам рассказал такой бред? Никаких претензий к матери Андрея Давидяна моя дочь не предъявляет. И квартиру у нее не отбирает. Просто решаются обычные внутрисемейные вопросы. Почему этим вообще интересуется ваша газета? Если кого-то что-то не устраивает, пусть жалуются в суд! Извините, больше не могу с вами говорить, - и с этими словами певица бросила телефонную трубку.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 18, 2018)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/516807/







 




 

 

Памятные даты

 

 

 

22.07.1914 родился Борис Савельевич Ласкин, поэт-песенник ("Спят курганы темные", "Три танкиста", "Эх, путь-дорожка фронтовая") (умер 1983).

22.07.1951 родился Олег Михайлович Газманов, автор ("Люси", "Единственная моя", "Москва, звонят колокола") и исполнитель песен ("Эскадрон", "Господа офицеры", "Мои ясные дни").

22.07.1983 родился Кирилл Александрович Толмацкий (он же Децл, он же Le Truk), рэпер ("Пятница", "Вечеринка у Децла дома", "Письмо"), сын продюсера Александра Толмацкого.

22.07.1983 родился Арсение Тодерас, экс-солист группы "O-Zone".

23.07.1915 родился Михаил Львович Матусовский, поэт-песенник ("Подмосковные вечера", "Сиреневый туман", "С чего начинается Родина") (умер 16.07.1990).

23.07.1963 родился Иван Иванович Демидов, бывший ведущий телепрограммы "МузОбоз", телепродюсер, создатель православного телеканала "Спас".

23.07.1968 родился Евгений Петрович Орлов, бывший продюсер групп "Неоновый мальчик", "Гости из будущего", "Smash!!" и рэпера Мистера Малого, продюсер групп "Отпетые мошенники", "Сливки", "Диско-мафия" и певца Вадима Азарха, исполнительный продюсер фестиваля "Новая волна" и "Фабрики звезд-4".

24.07.1941 родилась Людмила Ивановна Дороднова, домработница Аллы Пугачевой, бывшая домработница Тамары Миансаровой и Ларисы Мондрус.

25.07.1955 умер Исаак Осипович Дунаевский, композитор ("Широка страна моя родная", "Дорогая моя столица", "Ой, цветет калина в поле у ручья") (родился 30.01.1900).

25.07.1977 родилась Анастасия Владимировна Максимова, автор песен ("Если в сердце живёт любовь", "Как твои дела", "Привет"), певица ("Дива", "Просыпайся"), дочь ведущей телепрограммы "Музыкальный ринг" Тамары Максимовой, жена радиоведущего Марселя Гонсалеса.

25.07.1980 умер Владимир Семенович Высоцкий, актер, автор и исполнитель песен ("Кони привередливые", "Он не вернулся из боя", "Москва-Одесса"), участник музыкальных фильмов ("Вертикаль", "Интервенция", "Опасные гастроли") (родился 25.01.1938).

25.07.1983 родилась Дарья Ермолаева, экс-солистка группы "Сливки", бывшая любовница солиста группы "Отпетые мошенники" Сергея Аморалова.

25.07.1996 умер Микаэл Леонович Таривердиев, композитор ("Не думай о секундах свысока", "Мне нравится, что вы больны не мною", "Маленький принц") (родился 15.08.1931).

25.07.2008 умер Михаил Иванович Пугонькин (он же Пуговкин), киноактер, исполнитель танцев и песен ("Почто забрал, начальник, отпусти", "Приготовьтесь, фрау мадам", "Лед, лед, лед играет, серебрится") (родился 13.07.1923).

26.07.1929 родился Юрий Михайлович Чичков, композитор ("Из чего же, из чего же, из чего же сделаны наши девчонки", "Наташка-первоклашка", "Некогда стареть учителям") (умер 1990).

26.07.1970 родился Андрей Генрихович Григорьев-Апполонов, солист группы "Иванушки".

27.07.1841 под Пятигорском на дуэли отставным майором Николаем Мартыновым убит Михаил Юрьевич Лермонтов, поэт ("Белеет парус одинокий") (родился 15.10.1814).

27.07.1936 родился Марис Рудольф Эдуардович Лиепа, артист балета ("Лебединое озеро", "Жизель", "Спартак"), участник музыкальных фильмов ("Могила льва", "Четвертый", "Детство Бэмби") (умер 25.03.1989).

27.07.1956 родился Борис Борисович Ренский, владелец компьютерной фирмы "R&K", спонсор группы "Тату".

27.07.1964 родился Юрий Николаевич Клинских (он же Хой), лидер группы "Сектор Газа" (умер 04.07.2000).

28.07.1908 родился Владимир Александрович Нечаев, певец ("Вечер на рейде", "Сормовская лирическая", "Осенние листья"), сценический партнер Владимира Бунчикова (умер 11.04.1969).

28.07.1933 родился Александр Наумович Колкер, композитор ("Сегодня праздник у девчат", "Чудо-кони", "Карелия"), муж певицы Марии Пахоменко.

28.07.1956 родился Андрей Игоревич Романов (он же Дюша), флейтист группы "Аквариум" (умер 29.06.2000).

28.07.1994 умер Эдуард Савельевич Колмановский, композитор ("Я люблю тебя, жизнь", "Черное и белое", "Одна снежинка - еще не снег") (родился 09.01.1923).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн