Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ПУБЛИКАЦИИ. 2018 ГОД
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ ЗА 2018 ГОД <--


ЖЕНЫ И ДЕТИ УМЕРШЕГО ПЕВЦА ИЗ «ГОЛОСА» ОБОБРАЛИ ЕГО МАТЬ

93-летнюю женщину, прикованную к инвалидной коляске, выгоняют из собственной квартиры

 

Экс-солист легендарных групп «Високосное лето», «Виктория» и «Рок-ателье» Андрей Давидян, снискавший широкую известность блистательным выступлением в шоу Первого канала «Голос», скоропостижно скончался в возрасте 60 лет полтора года назад. Но только сейчас стало известно о том, какие поистине шекспировские страсти внезапно разгорелись после этого между многочисленными родственниками замечательного певца.

 

   - Незадолго до смерти Андрея Давидяна меня попросили представлять его интересы в судебном разбирательстве с заказчиком его выступления, - рассказала юрист Лаура Эскамилья Вега, обратившаяся на днях к нам в редакцию. - Этот человек пригласил его группу выступить на своем юбилее за 700 тысяч рублей. Заплатил им аванс – 300 тысяч. Но до последнего дня не мог договориться с ними об оплате необходимой звуковой аппаратуры. А потом обвинил группу Давидяна в срыве выступления и через суд потребовал с них в качестве компенсации 1 миллион 900 тысяч. Якобы вместо них ему пришлось за полтора миллиона пригласить другую группу. На самом деле она не стоила таких денег. Это были две никому неизвестные девочки, которым и по 10 тысяч никто бы не заплатил за их пение. И мне не составило труда доказать в суде необоснованность требований заказчика. В результате суд вынес решение в пользу группы Давидяна. Андрей был так вдохновлен этим успехом, что выдал мне генеральную доверенность и хотел, чтобы я урегулировала еще какие-то его дела. Но какие именно – сказать мне не успел. Внезапно его забрали в больницу с острой болью в животе. Выяснилось, что у него аппендицит. Оперироваться в обычной больнице он побоялся и настоял, чтобы его перевели в платную. Там ему занесли инфекцию, и возник перитонит. Пришлось делать еще одну операцию. Второй дозы общего наркоза его сердце не выдержало. Через несколько дней Андрей впал в кому. И 13 ноября 2016 года ушел из жизни.

 

   А дальше стали происходить совершенно невероятные события, которые я даже в страшном сне не могла себе представить. Все началось с того, что после поминок, проходивших у Альберта Сергина в клубе «Форте», где Давидян выступал около двадцати лет, мне позвонил пожилой мужчина, назвался старшим братом Андрея и спросил: «А нам с мамой кто-нибудь покушать привезет?». Я ничего не поняла и обратилась за помощью к концертному директору Давидяна Юрию Денисову, с которым познакомилась во время суда. «Да, у Андрея остались мама Злата Сергеевна Пляшкевич 1925 года рождения и старший брат Карэн 1948 года рождения, - просветил меня Юрий. – В силу возраста и состояния здоровья они фактически находились на его содержании». Я сразу же собрала какие-то продукты и полпервого ночи поехала к ним на квартиру в Крылатское. Оказалось, Злата Сергеевна, в прошлом известная пианистка, из-за травмы позвоночника прикована к инвалидной коляске, а Карэн страдает астмой и после перенесенного в детстве менингита не совсем дееспособен. С тех пор, как Андрей попал в больницу, к ним никто не приходил. И они остались без денег, без еды и без необходимой помощи. А самое ужасное – маме даже не сообщили, что ее младшего сына больше нет в живых. «Пойди и скажи ей об этом! – попросил меня брат. – Я не могу такое сказать». Из родственников Давидяна я знала только маму его младшей дочери Кати - его бывшую жену и бэк-вокалистку Анну Абрамочкину, которая присутствовала на похоронах. Я связалась с ней в надежде, что они с дочерью возьмут на себя заботу о Злате Сергеевне и Карэне. «Знаете, у нас с ними отношения не очень сложились», - заявила Абрамочкина. И дала мне понять, что помогать семье бывшего мужа в ее планы не входит.


   На девятый день все снова собрались в том же самом клубе «Форте» поминать Давидяна. Когда его друзья узнали от меня о бедственном положении мамы и брата, у них глаза вылезли на лоб. «Может, у Андрея остались какие-то сбережения?» - спросила их я. «Да, у него было собрано 15 миллионов на покупку жилья», -  вспомнили они. Проживал Андрей в последнее время не с мамой и братом в Крылатском, а на съемной квартире в районе метро «Аэропорт», где хранил свои концертные костюмы и аппаратуру. После того, как его увезли в больницу, в этой квартире продолжала оставаться его сожительница – стилист Виктория Колос, которая представилась врачам женой и забрала его ключи. Именно она давала нам костюм Давидяна и необходимые документы для похорон. «А что стало с деньгами и остальным имуществом Андрея?» - при всех друзьях поинтересовалась я у нее. «Деньги, которые находились у него в квартире, были нашими общими. Костюмы мы с ним тоже вместе покупали. Это все теперь по праву принадлежит мне», - огорошила меня Виктория. И на просьбу предоставить возможность осмотреть квартиру ответила категорическим отказом. Через консьержку, дежурившую в подъезде, мне удалось разыскать хозяйку квартиры, которая сдавала ее Давидяну. От нее я узнала, что Колос вернула ей ключи и отказалась от дальнейшей аренды. «Все имущество она забрала, - заверила меня хозяйка. – В квартире ничего не осталось». Консьержка подтвердила, что какие-то женщины и мужчины в течение недели выносили оттуда огромные баулы с вещами. А несколько дней спустя со двора забрали принадлежавший Андрею автомобиль «Лексус». По словам консьержки, его не смогли завести и увезли на эвакуаторе.

 

   Я обратилась в ОВД «Аэропорт» и сообщила о произошедшем хищении. «Нужно, чтобы об этом заявил кто-то из родственников покойного», - сказали мне полицейские. Анна Абрамочкина писать заявление отказалась. «Мы посоветовались с Викторией Колос и решили, что в этом нет необходимости», - объяснила она. А Злата Сергеевна, которую я продолжала каждый день навещать, по-прежнему не знала о смерти сына. «Где Андрей?» - настойчиво спрашивала меня она. «Может, он с какой-нибудь женщиной уехал», - пыталась успокоить ее я. Но маму мои выдумки не убедили. По ее словам, максимум – Андрей мог не звонить ей сутки или двое. А шел уже двенадцатый день, как он не появлялся. «Или вы мне говорите, что случилось с Андреем, или я звоню в полицию», - поставила ультиматум она. Мне ничего не оставалось, как сказать ей правду. Опасаясь, что ей станет плохо, я заранее вызвала платную службу скорой помощи. Но она так страшно кричала, что уколы обычного успокоительного на нее не действовали, и врачам пришлось сделать ей какой-то специальный укол, выключающий нервную систему. Когда Злата Сергеевна пришла в себя, я получила от нее доверенность и от ее имени написала заявление в ОВД «Аэропорт». Но полицейские не спешили ничего предпринимать для поиска пропавшего имущества. Свидетелей так и не опросили. Записи с камер видеонаблюдения не посмотрели. А потом и вовсе начали меня отшивать со словами: «Это наследственное дело. Разбирайтесь сами!». Единственное – они помогли нам забрать у Виктории Колос часть денег Андрея – 25 тысяч долларов и 9 тысяч евро. И то она отдала их лишь потому, что у него в съемной квартире лежал крупный аванс за не состоявшийся концерт в Алма-Ате, и поднялся вопрос о его возвращении, а иметь дело с заказчиками этого концерта, которые были людьми не такими беспомощными, как я, ей не хотелось. После этого Виктория поспешно легла в клинику неврозов и под предлогом, что я ее затерроризировала и довела до нервного срыва, от дальнейшего общения уклонялась. Злата Сергеевна просила оставить ей на память перчатки Андрея. «Хочу держать руки там, где были руки сына», - сказала она. Но даже такую малость от Виктории получить не удалось. Злату Сергеевну это настолько потрясло, что она попала в реанимацию. Оказалось, что у нее произошел инфаркт, и вся задняя сторона сердца умерла.


   А через полгода после смерти Андрея Злате Сергеевне пришло письмо от нотариуса Леонида Стрюкова, который спрашивал, будет ли она принимать положенную ей долю от наследства сына. Из письма выяснилось, что две дочери покойного – Катя от Анны Абрамочкиной и Маша от первой жены Ольги Гороховой – открыли наследственное дело и начали делить его имущество. Самое интересное, что в число этого имущества они включили квартиру Златы Сергеевны в Крылатском. Да, формально ее владельцем числился Андрей. Но фактически она всегда была собственностью его матери. Злата Сергеевна купила ее в 1987 году в ЖСК «Бобруйск» вместе с покойным мужем – певцом Сергеем Давидяном. А на сына переоформила только в 2003 году, когда уехала в Штаты преподавать фортепиано. Андрей тогда жил в этой квартире с Анной Абрамочкиной и их дочерью. Работы на тот момент у него практически не было. И Злате Сергеевне приходилось не только платить за квартиру, но и фактически содержать его семью. Преподаванием она зарабатывала в Штатах немного – около 3000 долларов. И почти все деньги перечисляла в Москву. А чтобы самой свести концы с концами, по ночам подряжалась играть в ресторанах. Из-за того, что Абрамочкина серьезно злоупотребляла алкоголем, Андрей через несколько лет с ней расстался. И после возвращения Златы Сергеевны из Штатов хотел передать квартиру обратно в ее собственность. Даже собственноручно написал заявление в правление ЖСК «Бобруйск» о переоформлении на нее членского пая. Но в 2014 году Злата Сергеевна попала на машине в серьезную аварию и сломала позвоночник. Естественно, им стало не до квартиры. Они ездили по больницам. А без их участия осуществить переоформление было невозможно. Все это мне рассказала председатель правления ЖСК и предоставила все документы. Я уведомила нотариуса Стрюкова, что вопрос о собственности квартиры является спорным, и потребовала приостановить все нотариальные действия по этому делу. Но, когда я приехала к нему в контору, адвокат, представляющий интересы дочерей Андрея, объявил мне, что они уже все разделили и получили свидетельства о праве на наследство. «Вы с ума посходили? – возмутилась я. – С каких пор у нас нотариус решает спор между наследниками? И, если вы разделили квартиру, где теперь будет жить брат Андрея, у которого нет другого жилья?». «Нас это не интересует, - отмахнулся адвокат. – Мы сейчас занимаемся оценкой «Лексуса», который принадлежал Андрею. Он нам тоже достался в порядке наследства».

 

   На этом все не закончилось. Прошло некоторое время, и мне позвонила помощница судьи из Кунцевского суда. «Скажите, пожалуйста, вам фамилия Давидян что-то говорит?» - осторожно спросила она. «Да, я представляла его интересы», - ответила я. «Приезжайте! У нас тут иск подали на его маму», - сказала помощница судьи. Понятное дело, сама Злата Сергеевна почту не проверяла и повестки, которые ей отправляли, не получала. Но судья была настолько шокирована этим иском, что сочла необходимым разыскать хоть кого-то, связанного с ней. И по доверенности Давидяна из Мосгорсуда нашла меня. Я такое видела первый раз в жизни. Суть иска состояла в том, что дочь Абрамочкиной Катя недополучила от внезапно умершего отца алименты в размере 160 тысяч рублей и требовала взыскать их с бабушки-инвалида, получающей пенсию 17600 рублей в месяц. Свое требование она мотивировала тем, что бабушка, проживая в собственной квартире, фактически приняла наследство сына и, стало быть, должна нести ответственность по его долгам. «Но есть еще один наследник – вторая дочь, - напомнила я в суде. – Она не хочет заплатить первой долг отца по алиментам?». «Нет, Маша тоже считает, что его нужно получить с бабушки», - заявил их адвокат. Цинизм этих людей настолько меня возмутил, что я не удержалась и позволила себе дважды назвать их оскорбительным словом. По идее, за это меня должны были вывести из зала суда или выписать мне штраф 100 тысяч рублей. Но судья ограничилась только замечанием. А в удовлетворении иска отказала. Тогда они подали новый иск с требованием понудить Злату Сергеевну продать квартиру и отдать двум дочерям причитающиеся им по наследству доли. «Вы можете бороться сколько угодно, но имущество, которое разделено, вы не вернете, - сказала мне на годовщине смерти Андрея знакомая Анны Абрамочкиной. - Советую вам не тратить напрасно усилий». И действительно все мои попытки остановить алчных наследников до сих пор ни к чему не привели. Я обращалась к депутатам. Писала жалобы в прокуратуру. И везде получала отлуп. В конце концов, я пожаловалась Президенту Российской Федерации Владимиру Владимировичу Путину. От него в ГУВД Москвы направили поручение разобраться в нашем деле. Но там опять все спустили на тормозах. Что я еще должна сделать, чтобы защитить от произвола двух беспомощных стариков-инвалидов? Выйти митинговать на Красную площадь?

 

   - Впервые обо всем этом слышу, - заявила в ответ на просьбу о комментариях Анна Абрамочкина. – Кто вам рассказал такой бред? Никаких претензий к матери Андрея Давидяна моя дочь не предъявляет. И квартиру у нее не отбирает. Просто решаются обычные внутрисемейные вопросы. Почему этим вообще интересуется ваша газета? Если кого-то что-то не устраивает, пусть жалуются в суд! Извините, больше не могу с вами говорить, - и с этими словами певица бросила телефонную трубку.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 18, 2018)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/516807/







ВАЛЕРИЯ ОТВЕРГЛА ПРЕДЛОЖЕНИЕ БЫВШЕГО ЛЮБОВНИКА АПИНОЙ

Участниц «Комбинации» на гастролях приходилось запирать на ночь в гостиничных номерах, чтобы ими не овладели поклонники

 

Тридцать лет назад, в 1988 году, вслед за «Ласковым маем» и «Миражом» на нашей эстраде появился еще один легендарный коллектив – женская группа из Саратова под двусмысленным названием «Комбинация». О том, как она создавалась и какими путями шла к вершинам музыкального Олимпа, с нами поделился воспоминаниями один из ее продюсеров и автор большинства песен – композитор Виталий Окороков.

 

   - Идея создания «Комбинации» возникла у покойного Саши Шишинина, - поведал Виталий Алексеевич. – В начале 80-х он работал в милиции. А когда наступила перестройка, организовал хозрасчетный молодежный центр при райкоме комсомола и занялся концертной деятельностью. Я познакомился с ним на фестивале саратовского рок-клуба. Меня как молодого и лояльно настроенного композитора пригласили туда в жюри. Помню, там выступал Александр Файфман – нынешний генеральный продюсер Первого канала. Он играл на барабанах в панк-группе «Похоронное бюро». А Шишинин привел на этот фестиваль своих протеже - каких-то «металлистов». Мы с ним разговорились. Узнав, что я учусь в консерватории, он сразу же предложил мне сотрудничать. И пригласил меня на концерт суперпопулярной тогда группы «Мираж», которую привозил в Саратов их молодежный центр. А после концерта с прямолинейностью бывшего милиционера спросил: «Ты же композитор? Можешь написать такие же песни, как у «Миража»?». И рассказал про свою идею – собрать аналогичную группу из одних девушек. «Ничего подобного мне делать не приходилось, - признался я. – Но можно попробовать».

 

   Через некоторое время я сочинил «Белый вечер», «Анжелику» и еще несколько песен для будущей группы. Параллельно начался отбор участниц. Шишинин приводил ко мне девчонок. А я оценивал их музыкальные способности. В какой-то момент Саша привел Таню Иванову. Он ее встретил на улице – на Саратовском проспекте. Ей было тогда 16 лет. Она еще училась в школе. Пела вроде неплохо. И мы решили взять ее солисткой. Но Шишинин хотел, чтобы в группе было две солистки, как в его любимых «АББА» и «Баккара». А со второй у нас возникли проблемы. Нам долго не удавалось найти никого подходящего. Помню, я делал предложение занять это место певице Валерии, которая тогда еще была Аллой Перфиловой и пела в ресторане. Ее совсем забитой девочкой нашел в городе Аткарске Саратовской области и пытался вывести в люди ее первый муж - музыкант Лёня Ярошевский. А я с ним дружил и даже выступал свидетелем на их свадьбе. Написанные мной песни Перфиловой понравились. Но она заявила: «Я буду петь только одна. Никаких других девочек мне не надо». И отказалась от моего предложения.

 

   От отчаяния я решил позвать на помощь свою первую любовь Лену Лёвочкину, которую знал с детства. К тому времени наши любовные отношения уже давно закончились. Лёвочкина вышла замуж за художника Валерия Апина, взяла его фамилию и стала Апиной. Но мы с ней остались хорошими друзьями. «Лена, надо попеть у нас в группе месяца два-три, - попросил ее я. - А потом мы кого-нибудь найдем и тебя заменим». Как постоянную солистку ее никто не рассматривал. Она была намного старше Тани Ивановой. Совершенно не умела двигаться на сцене. И на Шишинина впечатления не произвела. «Ну, ноги красивые, - сказал он. – А на лицо как-то не очень». Да и сама Лена не особенно горела желанием исполнять попсу. Она была девушка серьезная. Любила симфонии Прокофьева. Хорошо играла на фортепиано. По окончании музыкального училища поступила в консерваторию. Правда, как пианистка по конкурсу не прошла и училась на отделении народного вокала. Участие в нашей группе заинтересовало ее только с финансовой стороны. Я обещал ей платить по 10 рублей с концерта. «Это просто супер!» - обрадовалась Лена. И согласилась временно с нами поработать. Никто и подумать не мог, что она задержится в группе на несколько лет и станет ее лицом.


   Название «Комбинация», которое одновременно означало и сочетание разных стилей, и популярное в Советском Союзе женское белье, нам подсказал наш друг – меломан и завсегдатай всех саратовских музыкальных тусовок Андрей Цепов. Сначала мы хотели назвать группу «Анжелика». Но предложение Цепова так всем понравилось своей неоднозначностью на грани фола, что другие варианты уже не рассматривались. Осенью 1988 года мы приступили к работе и в саратовском ресторане «Центральный» записали наш первый альбом. Девочки на записи только пели. Все клавишные партии исполнял я сам. А на гитаре и барабанах по расписанным мной нотам играли ребята из ресторанного ансамбля. Сами участницы толком инструментами не владели. И на сцене только имитировали игру. Первые концерты «Комбинация» давала по колхозам Саратовской области. Выступала под дождем на летном поле авиазавода. Причем, наше название тогда многих пугало. И на афишах его не указывали. Писали просто «женская шоу-группа».

 

   Выйти на более серьезный уровень «Комбинации» помогла встреча с Сергеем Минаевым. Он был тогда ди-джеем номер один и гастролировал по всему Советскому Союзу с дискотекой, которую организовывала компания ЛИС’С Сергея Лисовского. Шишинин узнал, что у Минаева будет выступление в Волгограде. И чтобы показать ему нашу группу, купил на последние деньги билеты и повез девочек за 300 километров из Саратова в Волгоград. Это был очень смелый поступок. Представьте, Минаев выступал в огромном дворце спорта. С ним работали Владимир Маркин и другие популярные артисты. И вдруг к нему явились какие-то непонятные девочки из Саратова. По счастливой случайности, с Минаевым в тот раз приехал Лисовский, который обычно не выезжал на гастроли. Они прикололись и устроили прослушивание. У нас тогда уже появилась песня «Russian Girls». Девочки спели ее и «Белый вечер». Минаев сразу на них запал и убедил Лисовского взять «Комбинацию» с собой в гастрольный тур.

 

   У Минаева мы выступали блоком из 3-4 песен. Платили нам копейки. Когда в промежутках между гастролями мы попадали в Москву, у нас даже не было денег на гостиницу. У меня-то в Москве жила тетя. Я останавливался у нее. А девчонкам пару раз пришлось ночевать на Павелецком вокзале. Однако эти гастроли стали для «Комбинации» хорошей рекламой. Вскоре про нашу группу узнала вся страна. И нас пригласили записываться на московскую студию «Гала», которой руководил композитор Максим Дунаевский. До этого мы никогда не видели нормальной студии. В Саратове записывались, как «Битлз» в 60-х годах, на два катушечных магнитофона «Маяк» в четыре дорожки. На один магнитофон шел вокал, на второй – инструменты. Естественно, пели и играли все одновременно. Если кто-то ошибался, приходилось начинать запись заново. А «Гала» предоставила нам профессиональную аппаратуру, позволявшую записывать 16 дорожек. При необходимости можно было остановиться и перепеть какой-то кусок. Естественно, к инструментам девочек мы по-прежнему не подпускали. Помню, гитарные партии нам записывал будущий гитарист Пугачевой Александр Венгеров. А пару аранжировок даже делал Сергей Челобанов. Они только приехали в Москву из города Балаково Саратовской области, сидели без денег и брались за любую работу.

 

   Успешному продвижению «Комбинации» в значительной степени способствовали усилия Саши Шишинина. Он был фанатично одержим своим детищем. Сам бегал по музыкальным редакциям и упрашивал: «Возьмите нашу группу!». А на гастролях в каждом городе заставлял девочек писать по 5-6 писем на радио и телевидение от лица работниц какой-нибудь местной фабрики с просьбами поставить в эфир наши песни. В конце концов, Саша добился, что «Комбинация» зазвучала буквально из каждого утюга. Мы начали гастролировать с сольными концертами и неплохо зарабатывать. А через год уже перебрались на съемные квартиры в Москву. Правда, мне успехи нашей группы неожиданно вышли боком. К тому времени я окончил консерваторию. Моя дипломная симфония «Сатирикон» завоевала премию на международном конкурсе. После этого меня сразу приняли в Союз композиторов СССР. И направили в аспирантуру к Тихону Хренникову. Естественно, свою причастность к «Комбинации» я не афишировал. Но кто-то все-таки донес, что это мои песни. «Какой ужас! – негодовал Хренников. – Как вы могли дойти до такого?!». «Понимаете, у моего брата родились двойняшки, - оправдывался я. – Надо кормить семью. А симфониями много не заработаешь».


   В 1991 году «Комбинация» выпустила свой самый топовый альбом с песнями «American Boy» и «Бухгалтер». Текст «Бухгалтера», сочиненный Апиной, сначала поверг меня в ужас. «Что за бред?» - подумал я. Но песня неожиданно стала народным хитом. И на пике успеха продюсер Славы Малежика Саша Иратов увел из «Комбинации» Апину. У нас с Шишининым были исключительно рабочие отношения с участницами группы. И их личную жизнь мы особо не контролировали. Да, Шишинин на гастролях запирал девочек на ночь в гостиничных номерах. Но он просто боялся за их безопасность и оберегал их от ненормальных поклонников. А чтобы им вообще запрещали встречаться с мужчинами – такого у нас не было. Этим и воспользовался Иратов. Он был красавец, эдакий Кевин Костнер. Апина в него влюбилась. А он сообразил, что ей ни к чему кормить коллектив, когда она может зарабатывать одна. И убедил ее начать сольную карьеру. Его расчет оказался правильным. Апину мгновенно сделала звездой песня «Ксюша», написанная мной на стихи саратовского народного поэта Юры Дружкова, автора «Вишневой девятки», «Любовь уходит не спеша» и еще нескольких песен «Комбинации». Он работал в газетном киоске и сочинял по 10-15 текстов в день. В основном, это была полная графомания. Но раз в неделю у него получался хит. К сожалению, человек он был непутевый. Деньги, которые получал за свои тексты, раздавал алкашам. А сам ходил в дырявых сандалиях. Долгое время его опекала мама – бывшая тюремная надзирательница. А когда она умерла, Юра слетел с катушек. И его по пьянке убил один из собутыльников.

 

   А в 1993 году трагически оборвалась жизнь Саши Шишинина. Какой-то человек напал на него в подъезде и ударил заточкой в живот. Его гибель связывали с конфликтом между ним и компанией ЛИС’С. Действительно, Шишинин тогда отказался платить им проценты по контракту. С одной стороны, контракт был кабальный и невыгодный для нас. ЛИС’С свои обязательства не выполняли. Должны были снимать нам клипы, обеспечивать эфиры. И ничего не делали. С другой стороны, до окончания контракта оставалось всего полгода. «Комбинация» как раз записала новый хит «Два кусочека колбаски». Можно было немного потерпеть. Я пытался убедить в этом Шишинина. Как на грех, появились какие-то бывшие «афганцы». Насвистели ему, что помогут разрулить этот вопрос. И он меня не послушал. Но я не думаю, что ЛИС’С из-за этого заказали Сашу. Вряд ли они стали бы действовать так топорно. По моему мнению, это была роковая случайность. То же самое произошло на моих глазах с Игорем Тальковым. В убийстве Игоря обвиняли его директора Валерия Шляфмана. Говорили про еврейский заговор. А на самом деле там просто все были пьяные. Когда завязалась драка с директором Азизы Игорем Малаховым, Тальков первым выстрелил из газового пистолета. Дерущихся окутало облаком дыма. Малахов вытащил свой пистолет. Один из охранников стал его отбирать. В этот момент нажался спусковой крючок, и волей случая пуля попала Талькову в сердце. Шишинина тоже никто не хотел убивать. После удара заточкой он жил еще сорок минут. Его можно было спасти. Но заточка была такая тонкая, что рану практически не было видно. Кровь из нее вообще не шла. И, пока поняли, что с ним произошло, он умер от внутреннего кровоизлияния. Если бы его целенаправленно хотели убить, сделали бы контрольный выстрел или что-то подобное. Скорее всего, его просто хотели попугать и перестарались.

 

   После гибели Шишинина меня уговаривали взять руководство «Комбинацией» в свои руки. Но я боялся, что стану следующим. И свои услуги группе предложил продюсер Александр Толмацкий, до этого работавший с Олегом Газмановым. У меня с ним отношения не сложились. Помню, он поставил мне в машине модную тогда группу «Ace of Base» и сказал: «Вот какие песни надо делать! А у тебя стиль какой-то русопятый». Мне это не понравилось. Я был музыкальным руководителем группы, одним из ее создателей. Мной никто никогда не командовал. И уж тем более я не собирался получать указания от Толмацкого, который еще тот музыкант. У меня уже был готов для «Комбинации» новый альбом. Я распродал песни из него Пугачевой, Овсиенко, дуэту «Академия» и другим артистам. А от дальнейшей работы с «Комбинацией» отказался. Толмацкий попытался заменить меня Игорем Сарухановым. Но Игорь не поймал «фишку» группы. Не то, что его песни были хуже. Они были другие. За исключением «А я люблю военных», публика их не приняла. И постепенно популярность «Комбинации» угасла. Видимо, ей было предначертано взлететь, оставить след и незаметно уйти в небытие.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 17, 2018)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/514591/





КАЯ МЕТОВА ДЛЯ ШНУРА ПРИГЛАСИЛ ЗА МИЛЛИОН МУЖ ГЛЮКОЗЫ

Исполнитель «Position № 2» обещал лидеру «Ленинграда» научиться нецензурной брани

 

На днях в Санкт-Петербурге с размахом отпраздновал свое 45-летие лидер группы «Ленинград» Сергей Шнуров. Многих удивило, что развлекать юбиляра и его гостей пригласили звезду 90-х Кая Метова с его нетленным хитом «Position № 2». Как оказалось, для него самого выступление на этом торжестве стало полной неожиданностью.

 

   - Мне позвонили из питерского агентства по организации праздников и предложили Каю Метову выступить в одном из ресторанов Санкт-Петербурга, - рассказал представитель певца - директор компании «Кремль-концерт» Сергей Лавров. - «Что там будет за мероприятие?» - спросил я. «День рождения, - объяснили мне. – А чей – мы сами не знаем. Заказчиком выступает один из друзей виновника торжества. Хочет сделать ему такой подарок». Я назвал им стандартный гонорар Кая за выступление на корпоративе и сообщил, какая звуковая аппаратура ему нужна. Обычно все начинают ломаться: и этого у них нет, и того нет. Но в этот раз предоставили абсолютно все, что попросили. А когда Метов вышел на сцену, он просто охренел. Никак не ожидал попасть на день рождения Шнура. Собравшиеся у него гости тоже охренели. Среди них были серьезные бизнесмены и известные артисты. В общем, люди искушенные. Тем не менее, Кая приняли очень хорошо. Все танцевали и подпевали. Сам Шнур оказался очень компанейским парнем. После выступления позвал Метова выпить и даже предложил ему спеть дуэтом. «Серега, я очень рад, что нас судьба свела, - сказал Кай. - Если у нас срастется дуэт, я даже готов научиться материться». А потом обрушился с руганью на меня: «Что же ты заранее не узнал, к кому меня приглашали?! Я очень уважаю Шнура. И мне было неудобно, что я пел для него за деньги». «Наоборот, ты должен гордиться, - успокоил его я. – Все мечтают, чтобы у них на дне рождения спел Шнур. А к нему самому позвали петь тебя».

 

   По словам Лаврова, для них так и осталось неизвестным, кто из друзей Шнура заказал и оплатил выступление Метова. Но в питерском праздничном агентстве нам по секрету сообщили, что этим человеком был муж певицы Глюкозы – бизнесмен Александр Чистяков. И даже озвучили сумму полученного певцом гонорара – один миллион рублей.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 17, 2018)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/513580/





 




 

 

Памятные даты

 

 

 

17.08.1942 родился Муслим Магомедович Магомаев, певец ("Королева красоты", "Лучший город земли", "Ах, эта свадьба"), муж певицы Тамары Синявской, участник музыкальных фильмов ("Когда песня не кончается", "Похищение", "Низами") (умер 25.10.2008).

17.08.1964 родилась Наталья Игоревна Ветлицкая, певица ("Посмотри в глаза", "Мальчики-чики", "Глаза цвета виски"), экс-солистка группы "Мираж", бывшая жена певцов Павла Смеяна и Жени Белоусова, бизнесмена Кирилла Кирина, бывшая любовница певца Димы Маликова, бизнесменов Павла Ващекина, Сулеймана Керимова и Михаила Топалова.

17.08.1974 родилась Лариса Владимировна Шепелева (она же Черникова), певица ("Да ты не смейся", "Я люблю тебя, Дима", "Я Шура, ребенок нежный"), вдова бизнесмена Андрея Черникова.

18.08.1938 родился Вадим Иосифович Мулерман, певец ("Король-победитель", "Хмуриться не надо, Лада", "Трус не играет в хоккей"), бывший муж певицы Вероники Кругловой, бывшей жены Иосифа Кобзона.

18.08.1945 родился Владимир Георгиевич Мигуля, композитор и певец ("Поговори со мною, мама", "Аты-баты, шли солдаты", "Трава у дома") (умер 16.02.1996).

19.08.1922 родился Павел Кузьмич Аедоницкий, композитор ("Радоваться жизни самой") (умер 18.03.2003).

19.08.1929 умер Сергей Павлович Дягилев, импрессарио, организатор "Русских сезонов" в Париже (родился 31.03.1872).

19.08.1990 умер Александр Владимирович Варламов, композитор, дирижер, один из основоположников отечественного джаза (родился 19.07.1904).

19.08.2018 преображение господне (яблочный спас).

20.08.1971 родился Станислав Михайлович Костюшкин, участник дуэта "Чай вдвоем".

20.08.2009 умер Семен Львович Фердман (он же Фарада), актер, исполнитель песен ("Уно моменте") (родился 31.12.1933).

21.08.1962 родился Виктор Викторович Рыбин, лидер группы "Дюна".

21.08.1977 родилась Анна Васильевна Плетнева, солистка группы "Винтаж", экс-солистка группы "Лицей".

21.08.1982 родился Сергей Шестеперов (он же Мигель), участник мюзиклов "Метро" и "Notre Dame de Paris", участник "Фабрики звезд-5".

21.08.1995 в автокатастрофе погибла Татьяна Валерьевна Печенкина (она же Снежина), автор песен ("Позови меня с собой", "Музыкант", "Праздник лжи"), дочь бывшего заместителя Председателя ФСБ РФ генерала Валерия Печенкина (родилась 14.05.1972).

21.08.1997 умер Юрий Владимирович Никулин, клоун, киноактер, исполнитель песен ("Постой, паровоз", "Если б я был султан", "А нам все равно") (родился 18.12.1921).

22.08.1939 родился Анатолий Григорьевич Поперечный, поэт-песенник ("Соловьиная роща", "Малиновки заслыша голосок", "Аист на крыше").

22.08.1966 родился Дмитрий Анатольевич Нестеров, лидер группы "Свинцовый туман".

22.08.1982 родилась Елена Николаевна Мульганова (она же Кауфман), участница "Фабрики звезд-5".

22.08.2018 день государственного флага России.

22.08.1979 родился Марк Иосифович Тишман, участник "Фабрики звезд-7", экс-солист группы "Профсоюз".

23.08.1964 родилась Елена (она же Алена) Евгеньевна Апина, певица ("Ксюша, юбочка из плюша", "Узелок завяжется", "Электричка"), бывшая солистка группы "Комбинация", жена продюсера Александра Иратова.

23.08.1985 родилась Софья Владимировна Кузьмина, участница "Фабрики звезд-3", дочь певца Владимира Кузьмина.

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн