Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2022 год
    - 2021 год
    - 2020 год
    - 2019 год
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [178] [179] [180] [181] [182] [183] [184] [185] [186] [187] [188] [189] [190] [191] [192] [193] [194] [195] [196] [197] [198] [199] [200] [201] [202] [203] [204] [205] [206] [207] [208] [209] [210] [211] [212] [213] [214] [215] [216] [217] [218] [219] [220] [221] [222] [223] [224] [225] [226] [227] [228] [229] [230] [231] [232] [233] [234] [235] [236] [237] [238] [239] [240] [241] [242] [243] [244] [245] [246] [247] [248] [249] [250] [251] [252] [253] [254] [255] [256] [257] [258] [259] [260] [261] [262] [263] [264] [265] [266] [267] [268]

БЫВШЕМУ ЛЮБИМЧИКУ ЭРНСТА ГРОЗИТ СРОК ЗА ЛОЖНЫЙ ДОНОС

По словам бизнесмена Константина Иевского, доктор Курпатов засадил его сына в Кресты за отказ заниматься с ним сексом

 

В центре грязного скандала неожиданно оказался 47-летний врач-психотерапевт, советник главы Сбербанка Германа ГРЕФА Андрей КУРПАТОВ, в прошлом близко связанный с генеральным директором Первого канала Константином ЭРНСТОМ и руководивший производством для него «Фабрики звезд» и других популярных телешоу. По заявлению Андрея Владимировича, полиция Санкт-Петербурга недавно арестовала его помощника и по совместительству любовника – 25-летнего Алексея ИЕВСКОГО, который якобы украл у бедного доктора автомобиль Porsche Cayenne за 9 миллионов 300 тысяч рублей, часы Breguet за 1 миллион 250 тысяч и бриллиантовые серьги Mercury за 2 миллиона 600 тысяч.

 

   - О том, что мой сын состоял в гомосексуальной связи с Курпатовым, я узнал, когда он уже находился в следственном изоляторе Кресты, - признался «Экспресс газете» отец Алексея – бизнесмен Константин Иевский. - Мы с женой приехали на его съемную квартиру, чтобы навести там порядок после обыска. И наткнулись под кроватью на один из его телефонов, который каким-то чудом не изъяли при аресте. В нем обнаружилась двухлетняя переписка сына с Курпатовым, из которой мне стало понятно, как складывались их отношения и что на самом деле у них произошло. Познакомились они в 2019 году. Сын тогда работал бортпроводником в авиакомпании «Россия». И обслуживал Курпатова в одном из перелетов. Вскоре Курпатову понадобился помощник. Алексей послал ему свое резюме. Успешно прошел собеседование. И стал работать у него. Первое время называл его в переписке на Вы и по имени-отчеству. Создал и возглавил фирму «Онлайн-продакшн», которая занималась продажей его онлайн-курсов для госучреждений и банков. А потом, по инициативе Курпатова, их рабочие отношения перетекли в личные. Когда он прилетел откуда-то из-за границы, сын встречал его в аэропорту. Курпатов предложил заехать к нему домой и отметить его приезд. После этого у них все и началось. В их переписке появились поцелуйчики, сердечки, обращения «мой любимый», «малыш», «зайчик» и т.д. Кто из них был «мужем», а кто – «женой», я не разобрался. Они оба называли друг друга «муж». Так или иначе, деньги у них, как в семье, считались общими. Курпатов выдал Алексею генеральную доверенность на совершение любых покупок по его банковской карте. А сын оформил в его пользу завещание на все свое имущество. В начале сентября 2020 года они решили купить машину. По предложению Курпатова, выбрали тот самый Porsche Cayenne. В телефоне сына сохранилась переписка с менеджером автосалона. Он просил привезти копию паспорта для оформления. На что мой сын ответил ему: «Андрей Владимирович сказал оформить на меня. Можете у него уточнить». После этого Курпатов вместе с Алексеем и своим бывшим водителем забрали эту машину из салона. И до момента объявления в розыск мой сын ездил на ней один год и один месяц.


То же самое было и с якобы украденными часами Breguet. В мае 2021 года Алексей отправил Курпатову фото этих часов и спросил его: «Малыш, ты не против, если я их возьму?». В ответ Курпатов написал, мол, да, конечно, и отправил ему код для получения скидки. Сын тоже дарил ему дорогие подарки. Например, картину Пабло Пикассо за 20 тысяч евро. Все это время они жили в квартире Курпатова. Начали строить дом в деревне Приветнинское под Петербургом. Вместе ездили отдыхать в Грецию и на Мальдивы. В общем, у них была полная идиллия. Но в определенный момент мой сын застал Курпатова со своим бывшим любовником. У них произошел скандал. Алексей ушел от него. Снял квартиру и стал жить с другим. «Все закончено, - сказал он. – Наши отношения остаются только рабочими». Курпатов пытался всячески его вернуть. На день рождения 6 июля подарил сыну серьги Mercury с бриллиантами. «Я любил тебя со всей силой. Мечтал с тобой прожить всю жизнь и записывал на тебя все, чтобы умереть, и у тебя проблем не возникло. Ну, что ты так со мной поступаешь?» - давил на жалость он. А когда понял, что Алексей жить с ним больше не намерен, потребовал, чтобы он вернул все подаренное и оформленное на него имущество. Спрашивал, не жмут ли ему сережки. «Мы вместе работали, и я был в нашем деле не последний человек, - возражал ему сын. - В «Онлайн Продакшн» я был не только генеральным директором, но и единственным учредителем. Я ее создал с нуля и продвинул. Как ты можешь теперь говорить, что это все твое?». Курпатова это взбесило. И в начале октября Алексей оказался в Крестах. Я встречался с Курпатовым и пытался разрулить эту ситуацию мирным путем. Предлагал переписать на него то, что он хотел. Но этого ему было мало. Ему надо было наказать моего сына. Когда обнаружился телефон с их перепиской, Курпатов поначалу присел на жопу. В обмен на то, что мы отдадим ему эту переписку вместе с телефоном и не будем никуда выносить это говно, обещал решить вопрос об освобождении сына из следственного изолятора. А потом отказался выполнять свое обещание под предлогом, что обнаружил в своей спальне установленное Алексеем прослушивающее устройство. Начал настаивать, чтобы сын дал признательные показания о незаконном присвоении автомобиля и драгоценностей. Мол, только тогда его отпустят. Между тем, выяснилось, что до заявления в полицию о краже Курпатов подавал в суд Невского района Санкт-Петербурга гражданский иск о разделе имущества и взыскании неосновательного обогащения. В суде его послали куда подальше. Но этим иском он фактически признал, что никакой кражи не было, а был просто имущественный спор. И мы сейчас намерены добиваться возбуждения на Курпатова уголовного дела за заведомо ложный донос.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 48, 2021)


   Газетная версия https://www.eg.ru/society/1650582








СУКАЧЕВУ НА ПОПОЙКИ АВТОБУСАМИ ПРИВОЗИЛИ ПРОСТИТУТОК

Сын Кобзона прятался от убийц Отари Квантришвили на квартире у бывшего клавишника «Самоцветов»

 

Отметившего в этом году 65-летие Андрея МИАНСАРОВА чаще всего упоминали в СМИ как сына легендарной исполнительницы «Черного кота» и «Пусть всегда будет солнце» Тамары МИАНСАРОВОЙ («ЭГ» № 9, 2021). Но он состоялся и как самостоятельная творческая личность. Сотрудничал в качестве пианиста и аранжировщика со многими известными артистами и коллективами. И музыкальный обозреватель «Экспресс газеты» предложил ему по случаю юбилея поделиться воспоминаниями о своем бурном прошлом.

 

   - Не доучившись в консерватории, я попал в армию, и там судьба свела меня с обалденным гитаристом из Донецка Славой Абашидзе, - поведал Миансаров. - До призыва он работал в группе «Апрель», собранной бывшим гитаристом ВИА «Самоцветы» и одним из создателей ВИА «Лейся, песня» Валерой Селезневым. Благо наша служба проходила под Москвой, мы со Славой иногда вырывались в гости к Селезневу. И по дембелю в 1979 году Валера позвал меня клавишником в «Апрель». У них как раз частично поменялся состав. Изначально группа почти целиком состояла из донецких музыкантов. Там играли бывшие участники коллектива Валеры Ободзинского - бас-гитарист Олег Кичигин и барабанщик Александр Цыгальницкий. Вокалистом был первый исполнитель песни «Остановите музыку» Валера Павлов. А потом почти все донецкие, кроме Славы Абашидзе, ушли. И вместо них взяли меня, никому тогда неизвестного Игоря Талькова и еще нескольких новых ребят. Работал «Апрель» от Архангельской филармонии. У нас было много совместных гастролей с Володей Мигулей. В одном отделении мы аккомпанировали ему. А в другом выступали со своей программой. Основную часть музыки у нас писал Селезнев. Также мы играли «Earth, Wind & Fire» и другую «фирму». Делали пародийные номера на «Boney M.», где я танцевал под негра.

 

   На всех гастролях меня селили в одном номере с Тальковым. Мы с ним нормально уживались и даже подружились. Игорь признавался мне, что после армии мечтал познакомиться с Аллой Пугачевой, дневал и ночевал у нее в подъезде в Вешняках, чтобы ее встретить, но безрезультатно. Он тогда страшно комплексовал из-за своей внешности. У него была беда с кожей. И каждое гастрольное утро у нас начиналось с того, что я только просыпался, а Игорь уже стоял у зеркала и наносил на лицо достаточно серьезный слой тонального крема. Иногда мы с ним тусовались и в Москве. Нашими любимыми местами отдыха были пивняк «Пльзень» в парке Горького и кафе «Метелица» на Арбате. Как-то мы выпивали в «Метелице». И Игорь познакомился с симпатичной девушкой - своей будущей женой Танюхой. После этого мы поехали на дачу моей мамы в Пушкино. Там у них все и состоялось первый раз. Честно говоря, я тогда даже предположить не мог, что Тальков так далеко пойдет. В «Апреле» он играл на бас-гитаре. Да, был хороший музыкант. Но не могу сказать, что такой виртуоз, как Коля Ширяев из группы «Второе дыхание», работавший одно время с моей мамой. Своих песен Игорь в то время, по-моему, не исполнял. У него была в программе сольная песня, но чьего авторства – не помню. Однажды на гастролях под Душанбе как раз на этой песне Талькова чуть не убило током. Видимо, работники местного дворца культуры при подключении аппаратуры попутали фазу. Игорь коснулся губами микрофона. А рука у него находилась на бас-гитаре. И его капитально долбануло. Он буквально прилип к микрофону. Его всего трясло. Старший брат Талькова Володя, который работал у нас технарем, сразу же вырубил ток. Игоря оторвали от микрофона, и он свалился, как подкошенный. Вызвали «скорую». К счастью, для него все обошлось без последствий. А зрители, по-моему, ничего не поняли. Наверное, подумали, что так и было запланировано, что это был такой элемент шоу.


   Через год в «Апреле» произошел разлад. Помню, Селезнев пришел к нам в номер, и мы с Тальковым объявили ему, что разбегаемся. Игоря не устраивала работа в группе. Ему хотелось чего-то большего. И вскоре после ухода из «Апреля» он стал руководителем аккомпанирующего коллектива Людмилы Сенчиной. Как-то я встретил его около шашлычной в Лужниках. Вид у него был горделивый и даже надменный. Как я понял, он был доволен своей жизнью. А меня в декабре 1979 года Владимир Петрович Пресняков позвал в «Самоцветы». С ним дружил тромбонист «Апреля» Юра Очкасов. Как-то мы с Юрой заехали в гости к Петровичу. Он тогда жил по соседству с Таней Анциферовой в общаге Москонцерта в районе Сретенки. К нему как раз приволокли синтезатор Roland, который он купил за большущие деньги пополам с руководителем «Самоцветов» Юрием Маликовым. А я с этой техникой уже был знаком. Достаточно бойко продемонстрировал, как на нем можно играть. И через пару дней меня пригласили на «самоцветовскую» базу на улице 25 октября на смотрины к Маликову. А в январе 1980 года я уже поехал с ними на гастроли. В «Самоцветах» я застал хорошие времена. Туда как раз пришли ребята из рок-тусовки - Сережа Беликов из «Аракса», Андрюха Сапунов из «Воскресения», Сашка Слизунов из группы Стаса Намина. Был клевый музыкальный уровень, за который было не стыдно. Даже песни с идеологическим содержанием делали интересно. Сапунов пел «День без выстрела». Беликов – «Стоп, мистер Рейган!». Это был настоящий хард-рок!

 

   Но в «Самоцветах» не все было так просто. Маликов занимал должность секретаря парторганизации Москонцерта. И никаких вольностей у себя в коллективе не допускал. На сцену нельзя было надевать майки с надписями и почему-то часы. Нельзя было выходить с длинными волосами. Я был вынужден приминать волосы и делать себе приличную прическу. Правда, бакенбарды, которые я тогда носил, Юрий Федорович мне позволил оставить. Они вроде как вызывали ассоциации с нашим классиком Александром Сергеевичем Пушкиным. У меня и кликуха в «Самоцветах» была Пушкин. Заработать лишних бабок Маликов нам тоже не давал. По тогдашним правилам, артистам запрещалось работать больше 20 концертов в месяц. Руководители других коллективов эти правила разными способами обходили. А Юрий Федорович боялся за свою репутацию. Сам-то он еще получал пополам с Пресняковым авторские отчисления за песни Петровича. А остальным музыкантам платили только 13 или 14 рублей с концерта. И из этих копеек с нас еще собирали на разные нужды – на подарки начальству Москонцерта, чтобы пробить нам ставки и получить звуковую аппаратуру Dynacord, на костюмы, на бензин и даже на лампочки для цветомузыки. Вдобавок ко всему до 1983 года меня не брали в зарубежные поездки. С коллективом ездила жена Маликова Люся в качестве танцовщицы. Ей был нужен партнер. И на меня не хватало места. На клавиши за рубежом приходилось вставать Преснякову. Петрович возмущался по этому поводу. А я по две-три недели, пока они ездили, сидел без работы. Первая поездка, в которую меня взяли, была в Венгрию. Тут сработала моя коммерческая жилка. У жены моего отца (пианиста Эдуарда Миансарова, лауреата конкурса имени Чайковского – М.Ф.) были друзья в Будапеште. Я им привез цветной телевизор «Шилялис». В Венгрии это был дефицит. И на вырученные за него деньги я накупил кучу шмоток, которых не было в Советском Союзе. Собственный синтезатор Korg Poly-800, который стоил тогда, как автомобиль, 5 тысяч рублей, я смог купить только в 1984 году. И то мне помогла деньгами моя бабуля. А перед этим на гастролях в Ростове у нас из погрузочного кармана дворца спорта украли ящик, в котором находились москонцертовский Minimoog, флэнжеры для гитар, все наши ноты и личные тарелки Paiste барабанщика Володьки Полонского. Меня еще таскали в милицию. Заподозрили, что я причастен к этой краже. Спрашивали: «На какие деньги вы купили себе такие дорогие клавиши?». При этом ранее у меня самого во дворце культуры имени Кирова в Питере сперли Crumar Performer, который я брал на гастроли у приятеля. Он тоже стоил в районе пятерки. И я лет пять за него расплачивался.


   В «Самоцветах» у меня сложилась отдельная от всего коллектива компашка, в которую входили Сапунов и Слизунов. На гастролях мы собирались у кого-нибудь в номере и ночами резались в кости. А когда я сошелся с моей женой Ларисой, и первое время нам негде было жить, мы ночевали то у Сапуна, то у Слизуна. Продолжилась наша дружба и после ухода из «Самоцветов». С Сапуном, пока он вместе с Лешей Романовым не возродил «Воскресение», я даже играл в нескольких его проектах. Позднее в нашу компашку влился сын Иосифа Кобзона Андрюшка, который с 1992 года начал выступать с «Воскресением» в качестве барабанщика. Для меня и моей жены он стал как родной. У нас появилась своя квартира в Кунцево. И Андрюшка по дороге на их дачу в Баковке часто заезжал к нам в гости. Иногда привозил с собой сына режиссера Светланы Дружининой, сына телевизионного деятеля Эдуарда Сагалаева и других своих небедных друзей. Он тогда носил длинные волосы и серьгу в ухе. Одевался как хиппи. А однажды вдруг явился при параде - в костюме и с галстуком. «Ты что, из гроба встал?» - удивилась Лариса. «Папа узнал, что я собираюсь к вам, и заставил меня переодеться», - пожаловался Андрюшка. На пальце у него красовалось кольцо с брюликом карат на 5. «У папы взял, - объяснил он. – Все равно валялось без дела». Бывало, в тяжелые моменты Андрюшка жил у нас неделями. Например, в нашей квартире он прятался, когда в 1994 году убили близкого друга его папы Отарика Квантришвили, и были серьезные опасения за жизнь не только Иосифа Давыдовича, но и членов его семьи. И когда загулявшего Андрюшку бросила девушка – его будущая жена Катя Полянская, он тоже зависал у нас. Потом Андрюшка остепенился, избавился от длинных волос и занялся ресторанным бизнесом. Когда он открыл в гостинице «Националь» ресторан «Максим», куда ходила вся Госдума, я около года работал там пианистом. Получал в месяц «штуку» баксов да еще на халяву отъелся всякими деликатесами. А в андрюшкином пивняке «Жигули» я не только играл, но и какое-то время был арт-директором. На открытие я пригласил группу «Ленинград», и все закончилось танцами на столах и хоровым пением бухими гостями матерных песен. Сотрудничал я и папой Андрюшки. Я знал его с детства. В начале 60-х был период, когда Иосиф Давыдович ухаживал за моей мамой. Помню, как он приезжал к нам домой на Мосфильмовскую улицу и покупал мне в магазине конфеты. Но у мамы с ним что-то не срослось. А в 90-х я вместе с «Воскресением» дневал и ночевал в студии Кобзона на Сретенке. По просьбе его постоянного аккомпаниатора Алексея Евсюкова, делал Иосифу Давыдовичу аранжировки для всех юбилеев, свадеб и других семейных праздников. А потом даже записал с ним целый альбом одесских песен на музыку Оскара Фельцмана.

 

   Аранжировки я делал многим - и первый альбом группе «Лицей», и «Девочку в красном» Богдану Титомиру, и «Хочешь, но молчишь» и «Когда муж пошел за пивом» Лолитке Милявской, и некоторые песни Ире Аллегровой и Ларисе Долиной. Моей работой все неизменно оставались довольны. Только с Ладой Дэнс у меня не срослось. «Я вообще с аранжировщиками не разговариваю, - с пафосом заявила мне она. – Что вы мне сделали? Разве это R'n'B? Это какой-то джаз-рок!». Тяжело иметь дело с непрофессионалами, которые сами не знают, чего хотят. И у Гарика Сукачева в группе «Неприкасаемые», куда меня позвали в начале нулевых, когда у их клавишника Рушана Аюпова случился инсульт, я продержался только год. «Моя бабушка курит трубку» - это по музыке совсем не мое. А самое ужасное – в коллективе все бухали, как подорванные. Особенно сам Сукачев, которого называли Горынычем. Если он начинал пить, его уже было не остановить. За ним и следили, и в номере его запирали, и даже скручивали – все было бесполезно. Из-за этого концерты нередко оказывались под угрозой срыва. Помню, когда мы приехали на концерт памяти Виктора Цоя в питерский СКК, Гарик был уже в полном невменозе. «Я не пойду выступать», - бормотал он. Там уже стояли две «скорые». Держали наготове капельницы. Гарика кое-как вытащили на сцену. Лишь к третьей песне он немного протрезвел. Это было просто позорище! Да, Сукачев не всегда нажирался перед концертами. Но уж после концертов обязательно. Устраивались банкеты с участием всего коллектива. Заказывались проститутки. Их автобусом привозили в гостиницу. И участники «Неприкасаемых» выбирали: «Эта не подойдет! А эта подойдет!». Оставаться трезвым в такой обстановке было невозможно. Приходилось бухать со всеми. Бывало, я выезжал с ними на гастроли на два дня, а потом еще четыре дня приходил в себя. Если бы я от них не ушел, наверное, я бы просто спился. Правда, тогда была финансовая стабильность. Хотя Сукачев платил мне вдвое меньше, чем постоянным музыкантам, соточку в месяц я имел. А сейчас сижу на пенсии 10 тысяч рублей. Раньше хоть еще десятку доплачивала соцзащита как неработающему пенсионеру. А потом эту доплату у меня отобрали из-за того, что Российское авторское общество периодически перечисляло мне по 1500-1000 рублей за исполнение моей инструментальной музыки, написанной много лет назад. «Раз вы получали деньги от РАО, значит, вы работали, - сказали мне. – Доплата вам не полагается. Мы будем у вас вычитать все, что раньше заплатили». Такая же ситуация с пенсией была и у Сапунова. Когда в прошлом году он умер, жене даже не на что было его хоронить. Спасибо Андрюшке Кобзону, который оплатил его похороны!

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 47, 2021)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/1624822





БЫВШИЙ ТЕСТЬ БАСКОВА ФИНАНСИРОВАЛ СПИКЕРА ГОСДУМЫ

А дочь умершего партнера по бизнесу оставил без средств к существованию

 

Одним из фигурантов громкого уголовного дела о взяточничестве, по которому задержали губернатора Пензенской области Ивана БЕЛОЗЕРЦЕВА, оказался бывший член Совета Федерации, глава группы фармацевтических компаний «Биотэк» Борис ШПИГЕЛЬ, в прошлом известный как продюсер и тесть «золотого голоса России» Николая БАСКОВА. По словам представителя Следственного комитета Светланы ПЕТРЕНКО, с января по сентябрь 2020 года за поддержку при заключении госконтрактов на поставку лекарств Белозерцев получил от Шпигеля, его супруги и директора ОАО «Фармация» Антона КОЛОСКОВА взятки на сумму не менее 31 миллиона рублей. В коррупционных связях с представителями власти Бориса Исааковича на самом деле подозревали уже давно. Про финансовые вливания, поступавшие от него высоким должностным лицам, стало известно еще в 2001 году от первого продюсера Баскова – композитора Александра МОРОЗОВА.

 

   - С Борисом Шпигелем мы познакомились благодаря моему близкому другу – в то время Председателю Госдумы Геннадию Селезневу, - рассказывал «Экспресс газете» Морозов. - У Геннадия Николаевича был фонд «Стабильность» для поддержки малоимущих семей и детей погибших шахтеров. Шпигель, как и я, являлся одним из членов правления этого фонда. И когда я организовывал на 9 мая благотворительный концерт для ветеранов в Театре советской армии, в числе других гостей Селезнев пригласил и его. Там Борис Исаакович увидел Баскова и предложил свою финансовую помощь по его промоушену. В первую очередь мы сняли клип «Памяти Карузо». Потом Шпигель очень мощно ротировал его на ТВ. После этого произошел очень резкий взлет. И поскольку никаких контрактных отношений с Колей у меня не было, так случилось, что в силу разных обстоятельств контракт был подписан между ним и Шпигелем. Мне же было предложено продать мою студию и продюсерскую фирму «М.С.К.» («Музыка. Совершенство. Красота.»). Я там остался в небольшом долевом участии. А возглавил все новый хозяин Баскова – Борис Исаакович Шпигель. Разумеется, мне не очень хотелось отдавать студию и фирму, которые были мною созданы. Но у меня были личные материальные проблемы. Студию мне помогли купить спонсоры. Содержать ее мне было сложно. Оборудование устарело. Нужно было покупать новое. А у меня такой возможности не было…

 

Чеченские деньги

 

   Выложенная на одном из Интернет-сайтов база данных Московской регистрационной палаты 90-х годов позволила проследить, как создавался бизнес Шпигеля. Свою первую компанию по оптовой торговле медпрепаратами ТОО «Биотэк» приехавший из украинского города Хмельницкого бизнесмен учредил в 1991 году совместно с москвичами Георгием Муромцевым, Георгием Симоняном и Евгением Быстровым, которые внесли 23, 23 и 10 процентов уставного капитала соответственно. А в 1995 году им было зарегистрировано ЗАО Фармацевтическая производственно-дистрибьюторская корпорация «Биотэк». Из прежних учредителей в нем остались только сам Шпигель (внес 40000 рублей) и Симонян (5000 рублей). Зато к ним добавились москвич Юрий Бабков (5000 рублей), Муса Мальсагов (20000 рублей) и Хажмурат Мальсагов (20000 рублей), проживавшие в селе Альтиево Чечено-Ингушской АССР, и выходец из тех же краев Тамерлан Костоев (10000 рублей), обосновавшийся в подмосковном Павловом Посаде.

 

   - Я знаю Бориса Исааковича с тех пор, как он приехал в Москву, и всегда исключительно хорошо к нему относилась, - поведала Дарья Муромцева - дочь умершего в 1999 году Георгия Муромцева. - Он был очень близким другом моего отца. И я, честно говоря, никак не думала, что с папиной смертью наши отношения так изменятся. У отца была достаточно большая доля в «Биотеке». И Шпигель сделал все возможное, чтобы я ее не получила ни в каком виде. Я хотела остаться в числе акционеров. Но мне предложили уйти, обещав, что и так будут мне помогать. Как только же я все подписала, помощь сразу закончилась. Вы, видимо, пишите какую-то заказную хорошую статью о Шпигеле. Мне бы не хотелось говорить о нем плохо. Но сказать хорошо я при всем желании не могу. Думаете, он настолько занят, что забыл о моем существовании? Нет, я думаю, что такая ситуация сложилась не по случайности, а по внутреннему состоянию души и в целом жизненной позиции: когда люди становятся не нужны, их просто вычеркивают и идут дальше. Мне это на самом деле очень неприятно. Видимо, по собственной тупости, я воспринимала Бориса Исааковича как близкого родственника и была уверена, что меня может обмануть кто угодно, но только не он. Когда человек на кладбище говорит над гробом: «Я вас никогда не оставлю», думается, что это, наверное, все-таки не пустые слова, что в этом смысле человеку стоит верить. Но сейчас я понимаю, что это, видимо, мое идиллическое восприятие мира, не имеющее к жестокой реальности никакого отношения. Сначала мне обещали хотя бы какую-то зарплату платить. А потом, когда я звонила на кассу, мне начинали по-хамски говорить, что меня из этого списка уже вычеркнули. И сколько бы Шпигель потом не говорил, что он об этом не знал, на самом деле без его ведома в «Биотэке» ничего не делалось. Все решал сам Борис Исаакович. А все остальные… Бабков был очень милый молодой человек. Старался быть воспитанным и по возможности светским. Но к деловым вопросам он имел мало отношения. Симоняна, если меня, конечно, не обманули, вывели из состава «Биотека» одновременно со мной. А Мальсаговы вообще не были учредителями. Говорите, они значились ими по документам? - Дарья Георгиевна явно была озадачена. - Какие-то странные у вас документы…


Льготы для инвалидов

 

   С помощью базы регистрационной палаты удалось также разобраться, что связывало Шпигеля со спикером Госдумы. Оказалось, что Борис Исаакович, его партнер Муса Мальсагов из Чечено-Ингушетии и их ЗАО «Биотэк» выступали соучредителями упомянутого Александром Морозовым благотворительного фонда Геннадия Селезнева.

 

   - Вы не совсем правильно формулируете: наша организация официально называется не фонд Селезнева, а фонд «Стабильность», - осторожно поправил руководитель фонда Александр Удовиченко. - Да, мы контактируем со Шпигелем. Он хороший человек. Но я не знаю, какого рода информацию я могу вам сообщить. Мне надо знать, в каком контексте будут использованы мои слова. Если в общих чертах, да, Борис Исаакович является одним из учредителей нашего фонда и его вице-президентом. Он занимается вопросами, связанными с социальной поддержкой населения. Это благотворительная помощь медицинским учреждениям. В частности, ежегодная акция в госпитале МВД, которому передаются медикаменты и другие вещи. Помогает он и пострадавшим в Чечне, и целому ряду других категорий, которые проходят через его корпорацию «Биотек»…

 

   А вот продюсерский центр «М.С.К.» среди учрежденных Шпигелем фирм в базе не фигурировал. Его учредителем действительно числился Александр Морозов. Непонятно было только, зачем Шпигелю понадобилось выкупать его у композитора. Всего за 400-500 долларов он мог легко зарегистрировать свою фирму. Данные регистрационной палаты помогли раскрыть и этот секрет. Дело в том, что «М.С.К.» учреждался Морозовым вместе с предприятием общественной организации инвалидов «СК-Пресс-Видео» и лично его руководителем Александром Кичаевым. Судя по всему, положенные инвалидным структурам налоговые льготы и привлекли к детищу Морозова внимание Шпигеля.

 

   - Да, мы были одними из соучредителей продюсерского центра «М.С.К.», - подтвердил Александр Кичаев. - Да, наша фирма - это благотворительная инвалидная организация. Она финансирует проекты по реабилитации людей с ограниченными возможностями. Но Шпигель не имел к ней отношения. Центр «М.С.К.» мы учреждали вместе с Морозовым. Что же касается перехода центра к Шпигелю… О, это такой вопрос, что вот так непонятно кому я не могу на него ответить. Мало ли, откуда вы. Я тоже могу представиться, что я из аппарата Путина. Могу сказать только, что мы с Морозовым стояли у истоков раскрутки Баскова. У нас был проект типа «Алло, мы ищем таланты». Мы пытались заниматься благотворительной деятельностью не только с инвалидами. Но потом наших сил не хватило. И мы все это отдали Шпигелю, так как он имел источники, способствующие раскрутке таких талантливых парней. До этого Шпигель ничем подобным не занимался. Просто ему Басков очень понравился. И он решил сделать его своим главным проектом…

 

Вокалисты на ночь

 

   Свою продюсерскую деятельность Шпигель вел не менее своеобразными способами, чем фармацевтический бизнес. Например, муж и продюсер Вики Цыгановой Вадим Цыганов признавался, что Борис Исаакович выкупил у него все права на созданную им мальчуковую группу «Охо-хо», в которой пел сын Александра Малинина – никому тогда неизвестный Никита Выгузов. Однако, ожидавшейся мощной раскрутки этого коллектива так и не последовало. Вместо этого Шпигель сменил название группы на «Презент» и оставил в ее составе лишь двух из трех прежних участников - Никиту Выгузова и Сергея Шмыкова. В шоу-тусовке еще посмеивались, что третий участник Тимур Гвания, видимо, не удовлетворил требовательного продюсера. И, похоже, посмеивались не напрасно.


   - Я учился на 2-ом курсе ГИТИСа и в надежде пробиться в шоу-бизнес разносил диски со своими записями во все продюсерские центры, но откликнулись только из центра «М.С.К.», принадлежавшего Шпигелю, - вспоминал солист Центрального пограничного ансамбля ФСБ России Илья Викторов, известный по роли Трубадура в мюзикле «Бременские музыканты». - И то лишь благодаря тому, что с ним сотрудничала в качестве бэк-вокалистки Баскова моя однокашница по Егорьевскому музыкально-педагогическому колледжу Наташа Фатеева. Однажды в полночь у меня дома раздался телефонный звонок. «Это Борис Шпигель, - услышал я в трубке характерный голос. - Я хочу тебя прослушать». «Да, я готов, - обрадовался я. – А когда?». «Прямо сейчас!» - ответил Борис Исаакович. Он прислал за мной роскошный черный лимузин. И где-то в час-два ночи меня привезли к нему на квартиру в районе Филевского парка. Конечно, я был наслышан о своеобразных нравах в шоу-бизнесе, но по молодости лет не верил, что это правда. Слава Богу, более опытная в этом плане Наташа Фатеева, узнав, что я собираюсь к Шпигелю, попросила своего директора Володю Хозяенко поехать со мной и поручила ему смотреть в оба, чтобы меня там никто не напоил или еще чего. Сначала Шпигель попросил меня исполнить что-то официально-патриотическое. Я спел «Дорогая моя столица». Потом он захотел послушать что-то лирическое. Я спел «Лебединую верность». Так я пел ему до пяти утра. После этого он предложил мне остаться у него. Мол, время уже позднее, и куда-то ехать нет смысла. Но Хозяенко, помня поручение Наташи Фатеевой, сказал, что мне рано утром надо где-то выступать. И настоял, чтобы меня отвезли домой. Где-то год-полтора я ездил с Басковым на гастроли и выступал номером в его сольных концертах. Ездил уже без Баскова петь в поддержку на выборах экс-спикера Госдумы Геннадия Селезнева. Все это время мне платили зарплату – для студента очень неплохую. Но ни телесъемок, ни другого промоушена не делали. И квартиру, как в свое время Баскову, давать не спешили. Борис Исаакович, напротив, всегда угрожающим тоном повторял: «Тебе выпал уникальный шанс – понравиться мне и работать со мной. Ты должен дни и ночи пахать без перерыва и делать все, что я тебе скажу. А если тебе что-то не нравится, иди отсюда! Я найду другого. Кругом полно ребят, которые хотят попасть на эстраду». Потом у Шпигеля появился новый проект - совсем молоденький мальчик, которого тоже звали Илья. Все усилия были направлены на работу с ним. А ко мне Шпигель постепенно начал терять интерес. В какой-то момент мне перестали платить зарплату. Стало понятно, что просто так для меня никто ничего делать не будет, и от меня что-то требуется взамен. Я был к этому не готов и сказал Шпигелю: «До свидания!». Слава Богу, никаких контрактов с ним я не подписывал. И Борис Исаакович без проблем меня отпустил.

 

«Без говна день впустую»

 

   После общения с людьми, сотрудничавшими со Шпигелем, была предпринята попытка получить комментарии по поводу сказанного ими непосредственно у самого главы корпорации «Биотэк». Он поначалу весьма охотно вступил в разговор. Но первый же вопрос о некрасивой ситуации с дочерью Георгия Муромцева поставил его в тупик.

 

   - Э-э-э… - протяжно мычал Борис Исаакович в течение почти целой минуты, явно не зная, что сказать. - Даше Муромцевой после того, как умер ее отец, было предложено остаться в учредителях «Биотэка», но она сама отказалась. Об этом имеются все документы. Она добровольно их подписала. Ее никто не заставлял. Она была в здравом уме и трезвом сознании. А если у нее с головой не все в порядке, пусть идет и лечится! У нас организация в принципе особо не прибыльная. Мы понесли большие убытки за счет дефолта 1998 года и до сих пор расплачиваемся с кредитом Сбербанка. Но поскольку Даша осталась одна, без отца, мы не хотели, чтобы она страдала. Мы же отвечаем за долги «Биотэка». А зачем девочку втягивать в эти дела? Если она хочет вернуться в учредители, я готов взять ее хоть завтра. Но когда придет Сбербанк за долгами, я не знаю, что она будет делать. Я считаю, что, выведя ее из состава учредителей, мы, наоборот, ей помогли. Тем более, за это она получила компенсацию в размере 50 тысяч долларов. Сначала мы взяли ее на работу, платили ей 20 тысяч рублей в месяц. Но она на работу не ходила. Тогда мы решили помочь ей открыть собственное дело. Отдали ей один из офисов, принадлежащих «Биотэку». Купили компьютеры, мебель, столы. Зарегистрировали ей за свой счет туристическую фирму. Думаю, она по-прежнему работает. Во всяком случае, Даша ко мне ни с какими жалобами не обращалась. Пусть скажет мне, если у нее что-то не сложилось! Мы и дальше ей будем помогать. Мы же не отказываемся от помощи. Да, после ухода Даши Муромцевой мы взяли в учредители новых людей, которые начали работать в фирме. Но не Мальсаговых. Да вы с ума сошли! Эти Мальсаговы вообще к нам никакого отношения не имеют. И при чем здесь Селезнев?! У меня есть три знакомых с такой фамилией. Какого вы имеете в виду? Геннадия Николаевича? Да, я являюсь соучредителем и вице-президентом его фонда. И что дальше? Какой вообще материал вы готовите?! Нужно делать объективные материалы, давать честную и справедливую информацию, а не искать говно. Вы уже выпустили статью о моих взаимоотношениях с Морозовым. Там не было ни одного слова правды. Потом Морозов написал в редакцию письмо о том, что он такого не говорил. Говорите, в его письме, наоборот, утверждалось, что его слова воспроизведены верно? А у меня лежит совсем другое письмо. Видите, как нас разводят! У меня столько недоброжелателей! Но к тому, что про меня пишут отрицательно, я отношусь совершенно равнодушно. Я беру пример с генерала Де Голля. Он каждое утро говорил помощнику: «Какое-нибудь говно про меня написали? Нет? Значит, день прошел зря». Поэтому мне все равно, что вы про меня сейчас напишите. Если бы я не хотел, чтобы вы вообще про меня писали, я бы не стал с вами разговаривать, а решил эту проблему по-другому. Поверьте, у меня есть такие возможности…

 

   Александр БОЙКОВ, Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 46, 2021)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/1598692





[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [178] [179] [180] [181] [182] [183] [184] [185] [186] [187] [188] [189] [190] [191] [192] [193] [194] [195] [196] [197] [198] [199] [200] [201] [202] [203] [204] [205] [206] [207] [208] [209] [210] [211] [212] [213] [214] [215] [216] [217] [218] [219] [220] [221] [222] [223] [224] [225] [226] [227] [228] [229] [230] [231] [232] [233] [234] [235] [236] [237] [238] [239] [240] [241] [242] [243] [244] [245] [246] [247] [248] [249] [250] [251] [252] [253] [254] [255] [256] [257] [258] [259] [260] [261] [262] [263] [264] [265] [266] [267] [268]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

29.09.1897 в Буэнос-Айресе на сцене театра "Олимпо" впервые было исполнено танго.

29.09.1971 родился Андрей Вячеславович Лысиков (он же Дельфин), автор песен и певец ("Дилер"), экс-участник группы "Мальчишник".

29.09.1978 родился Михаил Юрьевич Веселов (он же Макс), певец ("Цветочек"), участник "Фабрики звезд-5".

29.09.1993 у подъезда Юрия Шатунова на Кантемировской улице застрелен Михаил Петрович Сухомлинов, экс-участник группы "Ласковый май" (родился 21.11.1974).

29.09.1930 родилась Светлана Ильинична Аннапольская, режиссер, постановщик музыкальных телепрограмм ("Голубой огонек", "Утренняя почта", "Песня года"), покровительница Валерия Леонтьева, Филиппа Киркорова, Игоря Талькова, Игоря Наджиева (умерла 04.10.2008).

30.09.1908 родился Давид Федорович Ойстрах, скрипач (умер 24.10.1974).

30.09.1960 родился Николай Николаевич Фандеев, музыкальный журналист.

30.09.2022 день интернета.

01.10.1904 родился Владимир Самойлович Горовиц, пианист (умер 05.11.1989).

01.10.2022 международный день музыки.

02.10.1973 родился Андрей Михайлович Данилко (он же Верка Сердючка), певец ("Горилка", "Если вам немного за тридцать", "Все будет хорошо"), ведущий телепередачи "СВ-шоу", участник музыкальных фильмов ("Золушка", "Женитьба Фигаро", "За двумя зайцами").

03.10.1895 родился Сергей Александрович Есенин, поэт ("Клен ты мой опавший", "Я московский озорной гуляка", "Мне осталась одна забава") (покончил с собой 28.12.1925).

03.10.1964 родился Вадим Рудольфович Самойлов, лидер группы "Агата Кристи".

03.10.1975 родился Алексей Юрьевич Горшенев, лидер группы "Кукрыниксы".

04.10.1964 родился Евгений Викторович Осин, певец ("Плачет девочка в автомате", "Качка", "Таня плюс Володя").

04.10.1984 родилась Елена Сергеевна Катина, солистка группы "Тату".

04.10.2008 умерла Светлана Ильинична Аннапольская, режиссер, постановщик музыкальных телепрограмм ("Голубой огонек", "Утренняя почта", "Песня года"), покровительница Валерия Леонтьева, Филиппа Киркорова, Игоря Талькова, Игоря Наджиева (родилась 29.09.1930).

05.10.1959 родился Андрей Григорьевич Шатуновский, барабанщик, экс-участник групп "Черный кофе", "Мастер", "Хеллрейзер", "Динамик".

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн