Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162]

ЭДУАРД ХИЛЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ ПРИЗНАЛСЯ В ЛЮБВИ ПЕВИЦЕ ИЗ ИЗРАИЛЯ

Злата Раздолина начала встречаться с легендарным баритоном, когда ей еще не исполнилось 16 лет

 

Три года назад в Петербурге в возрасте 77 лет ушел из жизни исполнитель хита «Потолок ледяной, дверь скрипучая» и многих других популярных песен Эдуард Хиль, известный во всем мире как Мистер Трололо. Нам удалось разыскать человека, осуществившего последнюю видеосъемку легендарного певца, где он, словно предчувствуя свой скорый уход, исполнил «Прощальный романс» на стихи Николая Гумилева. Этот человек – проживающая с 1990 года в Израиле певица и композитор Злата Раздолина, которую на протяжении долгих лет связывали с Эдуардом Анатольевичем близкие отношения.

 

   - С Хилем я познакомилась в Ленинграде в середине 70-х, когда он уже был признанным певцом, народным артистом России, а мне было только 16 или, может быть, даже 15 лет, - поведала Злата Абрамовна. - Я тогда написала первый большой цикл песен «Ни строчки о войне» на стихи Вадима Шефнера. Мне хотелось, чтобы эти песни исполнил Хиль. И я пришла к нему за кулисы после концерта в зале «Октябрьский». Точнее говоря, меня привел за ручку мой папа – бывший военно-морской врач. Сама я боялась подойти к великому артисту. Эдуард Анатольевич без всяких «Я занят» или «Я устал» принял меня и сразу же предложил мне сесть за инструмент. Я сыграла ему несколько песен. «Ты так хорошо поешь! – сказал он. - Зачем мы тебе нужны? Ты должна петь сама». Я ужасно расстроилась. «Наверное, ему не понравилось мое творчество, - подумала я. – И он решил меня таким образом красиво отфутболить». Тем не менее, Хиль оставил мне свой домашний телефон и выразил желание продолжить со мной знакомство. А через некоторое время записал мой военный цикл на стихи Шефнера для Ленинградского радио. Я стала бывать у него дома на Фонтанке. Предлагала ему для исполнения новые песни. Так постепенно у нас завязались теплые дружеские отношения.

 

   Эдуард Анатольевич очень помог моему становлению как певицы. До встречи с ним я считала себя только композитором. А он своим авторитетом убедил меня, что я могу петь. И я начала выступать от «Ленконцерта» как автор-исполнитель. Сначала я получала, как все начинающие, 7 рублей за концерт. Но уже через несколько лет мне дали право на сольное отделение и существенно повысили ставку. Солистам «Ленконцерта», которые исполняли мои песни, платили от 7 до 16 рублей. А мне – целых 26 рублей. Моим успехам тогда многие завидовали. В начале 80-х у меня должен был состояться большой авторский концерт в Ленинградской академической капелле с участием Хиля и многих других артистов. Весь город был увешан афишами. Билеты продавались шикарно. Но за два дня до концерта, по требованию Ленинградского Союза композиторов, его без объяснения причин отменили. Потом главный редактор «Ленконцерта» рассказал, как композиторы обмывали мне кости на партийном собрании. «Хочу обратить внимание на недостойное поведение нашей коллеги - комсомолки Златы Раздолиной, - негодовал муж певицы Марии Пахоменко Александр Колкер. - Она посмела запланировать свой концерт на святой сцене Ленинградской капеллы. Даже многие наши корифеи не удостаивались такой чести». «Ну, что вы прицепились к этому концерту? – возразил кто-то. - Его же отменили». «Да, отменили. Но афиша-то была», - не унимался Александр Наумович.


   С 1987 года я начала писать романсы на стихи Анны Ахматовой, Николая Гумилева и других поэтов «серебряного века». Хилю они очень понравились. Но записать их мы тогда не успели. Случилось так, что в 1989 году мой «Реквием» на стихи Ахматовой был премирован на двух конкурсах и отобран комиссией по празднованию 100-летия Анны Андреевны для исполнения на юбилейном вечере в Колонном зале. После этого мне начали поступать звонки с угрозами от общества «Память»: «Если ты еще раз тронешь нашу Ахматову, мы прибьем тебя и твою семью. Убирайся в свой Израиль!». Особенно их возмущало, что я взяла фамилию Раздолина, хотя по рождению я Розенфельд. От таких «замаскировавшихся» евреев они хотели очистить Ленинград. Весь ужас состоял в том, что у меня было уже трое детей. Был и муж - театровед Александр Ласкин, сын писателя Семена Ласкина. Обратиться за помощью к Хилю я не решилась. Его самого многие ошибочно считали евреем. И я не хотела его во все это впутывать. Об угрозах я рассказала только одному человеку - поэту Михаилу Дудину. «Не волнуйся! – сказал он. – Мне тоже говорят, что я пархатый жид. Я скоро поеду в Москву и наведу там порядок». А потом моего старшего сына, которому было 9 лет, зверски избили во дворе какие-то взрослые парни. Причем, они сказали ему: «Передай привет маме!». Я сильно испугалась. В то время была на слуху жуткая история, произошедшая в Москве с преуспевающей адвокатессой-еврейкой. Она тоже получила подобные угрозы от «Памяти» и послала их по известному адресу. В итоге эту адвокатессу сожгли в ее доме вместе с мамой и дочкой. Я поняла, что мне нужно все бросать и бежать из обожаемого мной Ленинграда.

 

   В этот момент меня пригласили на гастроли в Финляндию. И я решила воспользоваться этим для побега в Израиль. С мужем, который не хотел уезжать из Советского Союза, я развелась. Взяла с собой детей и своих родителей. Таможенницу на границе насторожило, что я еду со всей семьей и большим количеством багажа, половину которого составляли ноты. Это было явно не похоже на гастрольную поездку. Она хотела меня обыскать. А у меня под платьем были спрятаны наши советские паспорта. Если бы их нашли, я могла бы сразу же сесть в тюрьму. К счастью, все обошлось, и нас благополучно пропустили через границу. Но на этом проблемы не закончились. В Хельсинки я обратилась в израильское посольство и попросила убежища в их стране. «Возвращайтесь обратно в Ленинград и нормально оформляйте документы на выезд! – неожиданно ответили мне. – Мы ждем большую официальную репатриацию из СССР. И не хотим из-за вас портить отношения с советскими властями». Тут вмешалась моя подруга – журналистка с радио Хельсинки. «Если вы не поможете Раздолиной и ее семье, мы поднимем шум на всю Европу, что вы отказываетесь спасать еврейку, бежавшую от преследования антисемитов», - пригрозила она сотрудникам посольства. И уже через два дня нам сделали израильские документы.


   В течение нескольких лет, пока не распался СССР, я как невозвращенка не могла приезжать на Родину. Из-за этого наше общение с Хилем прервалось. Лишь в конце 90-х Эдуард Анатольевич приехал с гастролями в Израиль. Я пришла к нему на концерт. И мы снова стали общаться. К тому времени я успела в Израиле выйти замуж. И Хиль постоянно шутил, как повезло моему мужу. Причем, шутки на эту тему он отпускал не только в приватной обстановке, но и со сцены на концертах. В 2003 году я впервые после долгого перерыва посетила мой родной Ленинград, снова ставший Петербургом. И первое, что я сделала, - пригласила Хиля выступить со мной в Доме архитекторов. Концерт был благотворительный. Но Эдуард Анатольевич отличался исключительным бескорыстием и без всяких вопросов спел бесплатно. Еще один бесплатный концерт мы потом дали с ним в Ахматовском музее. Помню, после одного из концертов к нему подошла старушка-блокадница. Начала рассказывать ему про все свои беды. Другой бы не стал ее слушать. А Эдуард Анатольевич проговорил с этой старушкой полчаса. Он всегда был готов поддержать окружающих, дать какой-то добрый совет. Я сама постоянно ощущала на себе его внимание и заботу. Когда заболел мой младший сын, Хиль первым пришел мне на помощь и нашел для сына очень хорошего врача, который его вылечил.

 

   В каждый следующий приезд в Петербург я оставляла Эдуарду Анатольевичу ноты новых романсов. Он потихоньку их репетировал и доводил до нужной кондиции. А потом мы пробовали что-то записывать. Последний раз я приехала в самом начале апреля 2012 года. Это было буквально за несколько дней до его инсульта. «Эдуард Анатольевич, давайте, наконец, сделаем нормальную запись! – сказала я ему. – Мне кажется, вы уже готовы». «Ты знаешь, у меня сейчас то врачи, то еще что-то, - неожиданно стал отказываться Хиль. – Может, лучше в следующий раз?». Но я настояла, что нужно это сделать сейчас. Договорилась о видеосъемке в Доме архитекторов. Мы записали несколько романсов, часть из которых он исполнил сольно, часть – дуэтом со мной. Помимо этого, отсняли также небольшое интервью с Эдуардом Анатольевичем. Он там очень хорошо говорил перед камерой обо мне: «За что мы любим Злату Раздолину? За ее душу. За то, что она никогда не изменяла Петербургу». Как потом выяснилось, это была его последняя прижизненная съемка. На следующий день я вернулась в Израиль. А через пару недель до меня дошла страшная новость, что Эдуард Анатольевич лежит в коме, и состояние его безнадежно. Несмотря на все старания врачей, 4 июня 2012 года его не стало. Для меня это был большой удар. Я потеряла очень близкого человека – не просто исполнителя моих песен, а часть моей жизни, часть моей души, часть моего мира…

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» спецвыпуск от 16 ноября, 2015)







СОЛИСТКА «ПРОПАГАНДЫ» ПОПАЛА В РАБСТВО К ТОРГОВЦУ ПАРФЮМОМ

Виктория Воронина три года жила на пенсию мамы и от переживаний похудела на 28 кг

 

На волне успеха проекта НТВ «Хочу в «ВИА Гру» на телеканале MUSICBOX недавно запустили аналогичный проект под названием «Попади в «Пропаганду». Его участницам предложили посоревноваться за право стать новой солисткой группы «Пропаганда», снискавшей известность в начале нулевых хитами «Мелом», «Супердетка» и «Яблоки ела». Мы решили выяснить, откуда в этом коллективе вдруг взялись свободные вакансии и что стало с прежними солистками, которые когда-то полюбились публике.

 

   - Люди, в данный момент называющие себя «Пропагандой», не имели к ее созданию никакого отношения и пришли в группу, когда она уже была известна всей стране, - огорошила нас бывшая участница и автор всех хитов коллектива Виктория Воронина, которую нам удалось разыскать через одну из социальных сетей. - А у истоков группы стояли я и мои подруги из подмосковного поселка Чкаловский – Вика Петренко и Юля Гаранина, с которыми я познакомилась во время учебы в цирковом училище. Мы втроем постоянно тусили у меня дома. Я играла на пианино и сочиняла песни. А девчонки вместе со мной их исполняли. Алексей Козин из рекордс-компании «CD-Land» случайно нашел наши записи в коробке, куда в одном из московских ночных клубов выкидывали не прослушанные кассеты и диски. И убедил заняться нашим продвижением бывшего продюсера «Отпетых мошенников» и «Гостей из будущего» Сергея Изотова. Сначала наша группа называлась «Влияние», а потом получила всем известное название «Пропаганда». Наш первый альбом «Детки» продался огромным тиражом. Поклонники после концертов рвали на память куски от нашей одежды. Мы могли бы стать непотопляемой группой. К сожалению, наши отношения с Викой и Юлей не выдержали испытания славой. Я хотела развиваться и работать дальше. Поскольку родители у меня не воровали, в нашей семье всегда было плохое материальное положение. До 21 года я не имела джинсов и мобильного телефона. И меня вполне устраивало получать за концерт 100 долларов, что было сопоставимо с месячной зарплатой моих родителей. А девочки подхватили звездную болезнь. Начали высказывать недовольство Изотовым. Им казалось, что он все делает не так – не по тому сценарию снимает клип, не в ту одежду нас одевает и т.д. В итоге Сергей Евгеньевич их уволил. Из-за этого мы с девочками разругались и перестали общаться. Лишь через полтора года Вика и Юля мне позвонили и признались, что были неправы. Мы встретились, плакали, обнимались. Но было уже поздно.

 

   После Вики Петренко и Юли Гараниной я работала с двенадцатью другими составами. Каждые полгода-год кто-то менялся и переставлялся. Бывало, я приезжала на концерт и не знала, кто будет стоять со мной на сцене. А в 2006 году у Сергея Изотова появился другой бизнес – алкогольный. И он объявил, что больше не будет заниматься «Пропагандой». Для меня это был тяжелый удар. Помню, от переживаний за две недели я похудела на 28 кг. На мне «висел» кредит на машину – «Ниссан Микра». Богатого любовника у меня не было. Были только родители-пенсионеры. И я не знала, что делать и как жить дальше. За поддержкой я обратилась к концертному директору «Пропаганды» Сергею Иванову. Раньше он торговал парфюмерией. К нам в коллектив пришел в 2004 году. И стал для меня очень близким другом. «Хоть ты нас не бросай! – сказала я ему. – Давай будем как-то вместе выживать!». Со слов Иванова, он долго вел переговоры с Изотовым и, в конце концов, выкупил у него права на «Пропаганду». «Теперь я ваш продюсер, - сказал он нам летом 2007 года. – Подписываем новые контракты со мной». Я настолько человеку доверяла, что, толком не вникая, подписала все, что он просил. Более того, дважды я расписалась ему на пустых листах, которые, по его словам, предназначались для фанатов. Мне и в голову не приходило, что Сергей может меня каким-то образом обмануть.


   Очень скоро я поняла, какая я была дура. Ссылаясь на необходимость платить за нас отступные Изотову, Иванов начал забирать почти все деньги с наших концертов. Моя ежемесячная зарплата составляла в среднем 6 тысяч рублей. А мне надо было красить волосы, заправлять машину, оплачивать съемную квартиру. Мама три года отдавала мне свою пенсию. Но и этих денег на жизнь не хватало. «Можно я пойду в «Макдональдс» работать?» - спрашивала я Иванова. «Нет, нельзя, - отвечал он. – Ты медийное лицо». Продавать песни другим исполнителем мне тоже не разрешалось. Оказалось, что, по контракту, я передала Иванову права на все, что я написала и напишу в будущем. За попытку пообщаться с кем-то из коллег или их продюсеров он меня штрафовал. Фактически я стала его рабом. Летом 2010 года я не выдержала и сказала Иванову: «Сережа, либо ты мне поднимаешь зарплату, либо я ухожу из группы. За такие деньги я больше работать не могу». «Я лучше подниму зарплату другим девочкам, - ответил он. – А ты, старая, кривая, горбатая и толстая, коллективу не особо нужна». После этого «Пропаганда» какое-то время работала без меня. Иванов мне звонил. Но я была обижена на него и не брала трубку. «Наверное, он хочет извиниться, что погорячился, - подумала я. – А на фиг мне это нужно?!». Через месяц мы все-таки созвонились, встретились и договорились, что я дорабатываю в группе до конца года, а потом расторгаю с ним контракт и начинаю выступать сольно. Последний раз я вышла на сцену в составе «Пропаганды» в ночь с 31 декабря 2010 года на 1 января 2011 года. Однако расторгать со мной контракт Иванов и не подумал. Вместо этого он начал, как фокусник, вытаскивать на свет божий какие-то бумажки якобы о срыве мной концертов и грозить мне судебными исками. Сказал, что не отдаст мне мою трудовую книжку. И даже зарплату за новогоднюю ночь выплатить отказался. В общем, повел себя не как друг, а как настоящий изверг.

 

   Целый год я приходила в себя и даже не пыталась заниматься сольной карьерой. Мне казалось, что все пути в шоу-бизнес для меня закрыты. Потом подруга из Перми показала мой контракт с Ивановым адвокатам. «Этой бумажкой можно подтереться, - заверили они. – В ней допущена куча нарушений. Как можно передавать права на еще не созданные песни?! Это полная фигня». Я воспрянула духом и стала добиваться расторжения контракта через суд. Рассмотрение моего иска по месту регистрации Иванова в Сергиевом Посаде успехом не увенчалось. Их судья никогда не сталкивался с такими делами и, не разобравшись, отклонил мои требования. В ответ Иванов обратился в Хамовнический суд Москвы и потребовал взыскать с меня штрафы по 5 тысяч долларов за невыполнение контракта, а также запретить мне что-либо делать без его ведома - давать концерты, записывать мой голос, использовать мое изображение и т.д. Но его иск тоже был оставлен без удовлетворения. А самое главное - в решении Хамовнического суда наш контракт был признан по факту прекратившим действие с 2011 года. Тем не менее, Иванов продолжал утверждать, что я принадлежу ему, и не давал мне самостоятельно работать. На все мои концерты вызывал УБЭП и пытался их сорвать. Пользуясь тем, что меня мало знали как Вику Воронину и в афишах указывали как экс-участницу «Пропаганды», обвинял меня, что я выдавала себя за его группу. В Санкт-Петербурге он даже сам явился с УБЭПовцами в клуб, чтобы меня схватить. Мне еле удалось убежать от него, сесть в машину и уехать. А в Москве после моего выступления в клубе «Arena Moscow» его стараниями и вовсе возбудили уголовное дело. Интересно, что допрашивал меня как свидетеля по этому делу друг Иванова, который ранее приходил с ним на концерты «Пропаганды». Потом этого человека уволили из органов, и дело закрыли. Не нашли нарушений мной закона и в других случаях. Но нервов мне потрепали немало. Как мне передавали знакомые, Иванов прямо говорит: «Моя задача – ее уничтожить. Пока я ее не засужу, я не успокоюсь». Видимо, никак не может пережить, что потерял курочку, несущую золотые яички.


   - Пару лет назад по ТВ вместе с Викой Ворониной показывали двух девочек из первого состава, которые утверждали, что они и есть настоящая «Пропаганда», и я им запрещаю выступать, но за 12 лет работы с группой я с этими девочками ни разу не сталкивался, - признался Сергей Иванов. – А Воронина сама ушла из коллектива в 2010 году. Сказала, что ей надоело петь. На самом деле она испытывала женскую ревность к другим участницам - Маше Букатарь и Насте Шевченко, которые в определенный момент стали как артистки на голову выше ее. «Убери их из коллектива! – требовала Вика. – Я тут главная звезда. А на меня никто не обращает внимания. Все смотрят только на них». «Почему я должен их убирать? – возражал я. – Меня они устраивают». После этого в «Пропаганде» работали только две участницы – Маша и Настя. Мы пытались брать третью, но дольше трех месяцев никто не задерживался. С Ворониной у меня остался действующий контракт, заключенный до 2017 года. В нем было прописано, что в случае ее ухода она должна выплатить мне неустойку 300 тысяч долларов. Но я отнесся к ней с пониманием и этих денег с нее не требовал. Два года от нее не было ни слуху, ни духу. А потом Вика снова захотела вернуться на сцену, и ей понадобилось расторгнуть контракт. Если бы она пришла ко мне и по-человечески попросила, это был бы другой разговор. Но Воронина сразу подала на меня в суд. На заседаниях устраивала истерики и беззастенчиво врала, будто я годами не выплачивал ей зарплату. «Зачем же вы тогда работали? – справедливо заметил на это судья. – Ну, ладно - месяц или два можно потерпеть. Но не несколько же лет!». Претензии Ворониной по поводу прав на ее песни тоже были ложью. Она их продала еще прежнему продюсеру «Пропаганды» Сергею Изотову. Когда он перестал работать с группой, Вика пришла вся в слезах и попросила меня выкупить эти песни, так как у нее самой не было средств. Я долго рассчитывался с Изотовым. Залез в долги. И судья признал меня законным правообладателем. В общем, суд Воронина полностью проиграла. Да, я действительно обращался в полицию и требовал отмены ее концертов. Никто не запрещал ей сочинять, записывать и исполнять новые песни. Но Вика выступала со старыми, принадлежащими мне. Плюс использовала в афишах название «Пропаганда», которое зарегистрировано мной как товарный знак. Тем самым она мешала работе нашей группы и наносила нам ущерб. Уголовное дело по факту ее выступления в «Arena Moscow» не закрыто до сих пор. Следователи не могут найти ее для допроса. Насколько мне известно, Воронина скрывается за границей – в США, в городе Сент-Луис. Да, я мог бы махнуть на нее рукой и расторгнуть с ней контракт. Мне от этого ни холодно, ни жарко. Но Вика так себя повела, что я ради принципа не буду ничего расторгать.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 45, 2015)







УЧАСТНИЦУ «ГОЛОСА» СБЛИЗИЛ С МАКАРЕВИЧЕМ ЕВРЕЙСКИЙ КОНГРЕСС

По совету Марии Кац, опальный рок-музыкант купил за 30 миллионов рублей жилье в Израиле

 

42-летняя певица Мария Кац, первая российская участница «Евровидения» и студийная бэк-вокалистка Григория Лепса, Валерия Меладзе, Филиппа Киркорова и многих других звезд, выступающая сейчас в команде того же Лепса в телешоу «Голос» на Первом канале, никогда не афишировала свою личную жизнь. Даже отца своей 15-летней дочери Серафимы – депутата Государственной думы второго созыва (1995-1999), создателя общественно-политического движения «Союз налогоплательщиков России» Сергея Петренко – она тщательно скрывала и не показывала широкой общественности. Каково же было всеобщее удивление, когда в последнее время Марию вдруг стали регулярно видеть на различных мероприятиях в обнимку с 61-летним лидером группы «Машина времени» Андреем Макаревичем. В Интернете даже промелькнула информация, будто она уговорила его приобрести за 30 миллионов рублей роскошные апартаменты в израильском курортном городе Нетания. Поползли слухи, что певица явно неспроста уделяет «машинисту» столько внимания, и между ними, судя по всему, завязался роман.

 

   - В том, что Макаревича и Кац часто видят вместе, нет ничего удивительного, - объяснил член общественного совета Российского Еврейского Конгресса (РЕК) – поэт-песенник Александр Елин, написавший «Хочу такого, как Путин» и «Круто ты попал на ТВ». – Они оба участвуют в деятельности РЕК. Андрей, как и я, входит в общественный совет. А Маша – в Женскую лигу, которая занимается благотворительностью. А поскольку там вся публика в основном бизнесовая, и не с кем поговорить, что называется, «за работу», музыканты на всех мероприятиях кучкуются отдельной темой. Плюс у Макаревича в какой-то момент появился проект «Идиш-джаз», в котором Маше стало интересно попеть. Это их дополнительно объединило. Вообще, если кто не знает, Маша – моя кума. Она училась с первой женой моего младшего брата и была свидетельницей на их свадьбе. А жена брата в конце 80-х играла на бас-гитаре в моей рок-группе «Примадонна». И приводила ко мне Машу в качестве певицы. Но я ей тогда сказал: «Рок тебе петь нельзя. Ты слишком воздушная девушка». С тех пор мы с Машей дружим. И моя дочка сейчас дружит с машиной дочкой Симой. В одном из выпусков «Голоса» постоянно показывали «группу поддержки Маши Кац». Это как раз были наши дочки. Вот отца Симы я никогда не видел. В то время, когда Маша состояла с ним в браке, я жил на «исторической родине» и с ней не пересекался. Потом ее мужем долгое время был Коля Прахницкий – нынешний директор ее группы «Balls of fire». А недавно я узнал еще одного ее бывшего мужа – пластического хирурга. Правда, как его зовут, я не запомнил. В памяти отложилось только, что он очень маленького роста, меньше нее. Маша приходила вместе с ним на наше последнее мероприятие. Как я понял, они очень дружат. И, может быть, он даже ей немножко помогает в плане внешности. Я и жен Макаревича знал, как минимум, трех. Последняя, по-моему, уехала в Аргентину. Насколько близкие отношения связывают его с Машей – я не вникал. Но лично мне кажется, что он не слишком подходящая для нее пара.


И вовсе не из-за его политических взглядов, за которые он подвергался гонениям. Эта тема уже отошла на 15-й план. Уже никого не волнует, как Макаревич относится к российско-украинскому конфликту. Как говорится, перегорело. Конечно, если он сейчас что-то скажет про Сирию, шумиха вокруг него снова возродится. Но он уже немного наученный опытом и вряд ли будет это делать. А Маше Макаревич не подходит, на мой взгляд, из-за достаточно большой разницы в возрасте. Все-таки ему глубоко за шестьдесят. Как сказали про одного моего знакомого, очередь девушек к нему очень длинная, но зато быстро идет. Про Макаревича можно сказать то же самое.

 

   - Я не считаю нужным обсуждать мою личную жизнь, - заявила в ответ на просьбу о комментариях Мария Кац. - У меня растет дочь, и мне не хочется, чтобы ее как-то коснулась грязь, которую люди про меня придумывают. Андрея Макаревича я знаю очень давно. Много лет я сотрудничала и дружила с его партнером по «Машине времени» Александром Кутиковым. А три года назад в «Машину» пригласили играть гитариста моего коллектива Игоря Хомича. С Андреем Вадимовичем меня связывает большая и очень теплая человеческая дружба. Я очень горжусь тем, что он есть в моей жизни. Но нас напрасно решили связать в пару. Мы вовсе не всегда ходим куда-то вместе. Например, на последнее мероприятие еврейского конгресса мы пришли совершенно автономно друг от друга. Макаревича приглашал центральный аппарат. А я пришла по умолчанию, так как мы с подругами из Женской лиги запускали большой благотворительный проект. Выступаем мы вместе с Андреем Вадимовичем тоже крайне редко. И то не как Андрей Макаревич и Маша Кац, а в составе его проекта «Идиш-джаз». Что касается апартаментов в Нетании… Да, я приходила вместе с Макаревичем их смотреть. Просто в тот момент я находилась в Израиле. Но я не уговаривала его ничего покупать. Все, кто знают Андрея Вадимовича, в курсе, что уговорить его невозможно. Он просто со мной советовался, где ему лучше купить недвижимость. А я очень люблю Израиль и конкретно город Нетанию. Там очень многие наши артисты обосновались. И я высказала ему свое совещательное мнение. Все, что происходит вокруг Макаревича на политической арене, мне фиолетово. Что бы Андрей ни делал и ни говорил, он мой друг. А друзья на то и друзья, чтобы всегда быть рядом. Сама я к оппозиции никакого отношения не имею. Разумеется, у меня есть свои политические взгляды. Но я их держу при себе. Одно дело – Андрей Вадимович. Это рупор эпохи, чьи песни нашли отклик в душах миллионов людей. И даже если его мнение не совпадает с мнением большинства, никто не вправе спускать его в туалет. А вот певице вроде меня публично высказываться о политике, по-моему, смешно. Это все равно, что цирковой клоун будет избираться в Думу. Мое дело – петь и радовать людей по любую сторону баррикад. Разумеется, если речь не идет о маньяках и скотах. А тем, кого интересует моя личная жизнь, официально сообщаю, что я три раза необыкновенно удачно была замужем, но в данный момент замуж пока ни за кого не собираюсь. Впрочем, мы, певицы, такие ветреницы. Возможно, завтра я передумаю и неожиданно соберусь.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 43, 2015)







[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

23.04.1891 родился Сергей Сергеевич Прокофьев, композитор ("Вставайте, люди русские", "Петя и волк") (умер 05.03.1953).

23.04.1957 родился Павел Евгеньевич Смеян, певец ("Я тебя никогда не забуду"), экс-участник группы "Рок-ателье", бывший муж певицы Натальи Ветлицкой (умер 11.07.2009).

23.04.1964 основана фирма грамзаписи "Мелодия".

23.04.2017 всемирный день книг и авторского права.

23.04.2007 умер Борис Николаевич Ельцин, политический деятель, первый Президент России, по совместительству дирижер, ложечник-виртуоз и эстрадный танцор (родился 01.02.1931).

24.04.1928 родился Борис Васильевич Матвеев, барабанщик-виртуоз, "звезда" оркестра Эдди Рознера, участник музыкальных фильмов ("Карнавальная ночь", "Время жестоких") (умер 28.03.2006).

24.04.1980 родился Михаил Михайлович Решетников, участник "Фабрики звезд-2".

24.04.1986 умер Юрий Александрович Гуляев, певец ("Знаете, каким он парнем был", "Если я заболею", "Письмо к матери") (родился 09.08.1930).

24.04.1988 родился Ратмир Юльевич Шишков, участник "Фабрики звезд-4", солист созданной в результате группы "Банда", сын цыганской певицы Ляли Шишковой (погиб 22.03.2007).

24.04.1988 родилась Юлианна Юрьевна Караулова, участница "Фабрики звезд-5", экс-солистка группы "Yes".

24.04.1982 умер Алексей Гургенович Экимян, генерал-майор МВД, заместитель начальника ГУВД Московской области, по совместительству композитор ("Вся жизнь впереди", "Снегопад", "Случайность") (родился 10.05.1927).

25.04.1907 родился Василий Павлович Соловьев-Седой, композитор ("Первым делом самолеты", "Подмосковные вечера", "Если бы парни всей земли") (умер 02.12.1979).

25.04.1946 родился Владимир Вольфович Жириновский, политический деятель, лидер ЛДПР, по совместительству шоумен и певец, участник музыкальных фильмов ("Корабль двойников").

25.04.1960 родился Сергей Федорович Лисовский, бывший ди-джей, создатель продюсерской фирмы ЛИС`С, рекламного агентства "Премьер СВ" и телеканала МУЗ-ТВ, организатор предвыборного тура "Голосуй или проиграешь!" и тура Аллы Пугачевой "Да!", участник музыкальных фильмов ("Наш человек в Сан-Ремо").

25.04.1970 в Новосибирске бросилась под поезд Екатерина Федоровна Савинова, киноактриса, исполнительница роли певицы-самородка Фроси Бурлаковой в фильме "Приходите завтра" (родилась 26.12.1926).

25.04.1973 родилась Светлана Львовна Гейман (она же Линда), певица ("Мало огня", "Ворона", "Мама-марихуана"), дочь главы "Лада-банка" Льва Геймана.

25.04.1987 родилась Александра Борисовна Балакирева, участница "Фабрики звезд-5", солистка созданной в результате группы "КуБа".

26.04.1997 умер Валерий Владимирович Ободзинский, певец ("Эти глаза напротив", "Восточная", "Колдовство") (родился 24.01.1942).

27.04.1983 родилась Мария Владимировна Алалыкина, фотомодель, участница "Фабрики звезд-1", экс-солистка созданной в результате группы "Фабрика".

27.04.2007 умер Мстислав Леопольдович Ростропович, виолончелист, дирижер, муж певицы Галины Вишневской, бывший любовник певицы Зары Долухановой (родился 27.03.1927).

27.04.2017 день Святой Зиты, покровительницы лакеев и домработниц.

27.04.1969 родился Станислав (он же Стас) Владимирович Михайлов, автор и исполнитель песен ("Свеча", "К тебе иду", "Без тебя").

28.04.2009 умерла Екатерина Сергеевна Максимова, балерина ("Жизель", "Лебединое озеро", "Спящая красавица"), участница музыкальных фильмов ("Галатея", "Анюта", "Фуэте"), жена артиста балета Владимира Васильева (родилась 01.02.1939).

28.04.1959 родилась Ирина Игоревна Шведова, певица ("Америка-разлучница").

28.04.1994 умер Альберт (он же Олег) Иванович Борисов, актер, участник музыкальных фильмов ("За двумя зайцами", "Рецепт ее молодости", "По главной улице с оркестром") (родился 08.11.1929).

29.04.1931 в СССР проведена первая опытная телепередача.

29.04.1950 родился Геннадий Александрович Руссу, организатор концертов, бывший директор Аллы Пугачевой и Филиппа Киркорова.

29.04.2017 международный день танца.

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн