Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167]

ЛЮБИМУЮ ЖЕНЩИНУ МИХАИЛА МУРОМОВА ПОСАДИЛИ НА СЕМЬ ЛЕТ

Единственная официальная жена Тамара рассталась с певцом из-за его бесконечных измен

 

18 ноября отметил 65-летие композитор и исполнитель легендарных хитов «Яблоки на снегу» и «Странная женщина» Михаил Муромов. Широкая известность пришла к нему в середине 80-х, когда ему было уже далеко за тридцать. Чем он занимался до этого и как пробился на эстраду – у юбиляра выяснил музыкальный обозреватель «Экспресс газеты».

 

   - По диплому я биохимик, - поведал Михаил Владимирович. - Учился в мясомолочном институте, где моя мама возглавляла профком. Поскольку у меня была слишком бурная молодость, она меня держала под приглядом. Но на шее у нее я никогда не сидел. С 16-ти лет сам зарабатывал и помогал маме деньгами. На первом курсе института у меня уже появился собственный автомобиль – ижевский «Москвич-412». А потом я покупал в автокомиссионке в Южном порту машины, которые сдавали туда иностранные посольства и фирмы. Одно время у меня были «Жигули», принадлежавшие до этого московскому отделению «Бритиш Эйрлайнс». Был даже канадский «Форд», доставшийся мне всего за 8 тысяч рублей. Такие машины тогда продавали далеко не каждому. Но моей подружкой была замдиректора южнопортовой комиссионки - красавица Света Шевченко. Я не смог перед ней устоять. Она передо мной, видимо, тоже. К сожалению, потом Свету поймали на каких-то нарушениях и посадили на семь лет. «Ну, что же ты делаешь? – говорил я сотруднику ОБХСС, который вел ее дело. – Тебе все это зачтется в плохую сторону». В итоге у него случился инсульт, и он лет десять пролежал парализованный.

 

   Я тоже зарабатывал не очень законным путем. Перепродавал джинсы, водолазки, туфли «Масис», разную радиоаппаратуру и пластинки. Сейчас это называется «бизнес». А тогда называлось «фарцовка» и преследовалось как уголовное преступление. Один разок я серьезно попался. Приятель меня уговорил заняться обменом валюты. И на Пушкинской улице я нарвался на оперативников, которые перед днем милиции с целью чистки ходили по Москве под видом иностранцев. Собственно говоря, ничего обменять я не успел. Только сказал им: «Chenge money!». Мне показали удостоверение. И я сразу сделал ноги. В принципе, они бы меня не догнали. Но в тот момент на Пушкинскую вывалила публика из театра оперетты, театра Станиславского и театра «Ромэн». Бежать через толпу было трудно. И я свернул во двор. А он оказался тупиковым. Пришлось сдаться. Я был готовый пряник – бери и увози! При мне было двое часов, 400 рублей и 800 долларов. А уже за само наличие валюты в то время сажали. Правда, такой статьи в Уголовном кодексе не было. Была только статья 88 за незаконные валютные операции. И на суде я так грамотно все развел, что в итоге мне вернули все деньги и приговорили меня лишь к административному аресту на 15 суток. «Вам бы адвокатом стать, - сказала мне потом судья. – Другому на вашем месте «пятерочку» легко бы влепили».

 

   Свои 15 суток я отбывал на Петровке. Подружился там с самим начальником УВД Мосгорисполкома - генералом Вадимом Самохваловым. Так как в институте я был главным редактором стенгазеты, меня ему порекомендовали как художника. Я нарисовал для него большую карту Москвы 3x4 метра и написал несколько громадных транспарантов «Да здравствует советская милиция!». Самохвалов остался очень доволен и в качестве награды отдал мне в камеру целый поднос бутербродов, оставшихся у него после банкета. Этим моя помощь милиции не ограничилась. Вдобавок ко всему я пробежал за Петровку эстафету по Садовому кольцу – 420 метров от Яузы до Курского вокзала. В юности я профессионально занимался спортом. В 14 лет уже был кандидатом в мастера спорта по плаванию. Выступал за деньги на профсоюзных соревнованиях от «Динамо». А в армии мы вдвоем с приятелем плавали за всю дивизию. Меняли то трусы, то шапочки, чтобы нас не узнали. В итоге наш коллектив физкультуры занял 2-е место.


   Моим друганом по фарцовке был первый продюсер советской земли Юра Айзеншпис. Только я фарцевал ширпотребом. А он занимался более серьезными вещами - золотом и валютой. Подружились мы на почве любви к музыке. У Шпица была группа «Серебряные яблоки Луны», которая потом стала называться «Соколы». Он купил им обалденную аппаратуру у одного чёрта по фамилии Королев. И по выходным устраивал их концерты в клубе «Энергетик». У меня тоже с 8-го класса были свои группы. Одна из них называлась «Хрустальные кактусы». Другая – «Торосы». Играли мы арт-рок или, как тогда говорили, сайкоделик. Я был лысый и ходил в белых джинсах - настоящих «Левис деним» диагонального плетения. Джинсы и аппаратуру нам помогал доставать японец, который учился в нашем институте. Потом он стал членом нашей группы. Звали его Акира Анигава. Нет, вру, Акира Ямада. А Анигава – это у меня была подружка-японка из телекомпании NHK, вещавшей на русском языке. Она сама меня нашла. У нас с ней случилась сильная любовь. Но это было уже значительно позже – в «яблочный» период.

 

   Моя личная жизнь всегда была очень бурной. А вот официальная жена у меня была только одна – Тамара Николаевна. Мы с ней до сих пор дружим, изредка созваниваемся и общаемся. Она профессор, специалист по полимерам. Одно время возглавляла завод по производству упаковочных материалов для молочных продуктов. А познакомились мы, когда были аспирантами. У нас была сумасшедшая любовь. Но наш брак продлился всего три года – с 1973 по 1976 год. Я быстро понял, что семейная жизнь – это не моё. Меня захватывали новые любовные увлечения. А Тамара была слишком ревнива. Такие полюса не могли сойтись. Тем не менее, уйти от нее я не решался. Если бы я ушел, Тамара этого не пережила бы. Она меня слишком любила. У нее и без этого возникли проблемы со здоровьем. И я сделал так, чтобы Тамара сама меня выгнала. Подстроил, чтобы она услышала мой разговор с какой-то женщиной. И первый раз в жизни не переночевал дома. После этого Тамара сказала мне: «Уходи! Даю тебе 40 минут на сборы».

 

   Тогда я бросил аспирантуру и пошел работать метрдотелем в ресторан «Старый замок» в Павшино. У меня уже была готова кандидатская диссертация. Но я посчитал, что после ее защиты я буду зарабатывать столько денег, сколько мне совсем не надо. Кандидату наук платили всего 153 рубля. Ну, что это такое?! Тьфу! Я и без всякой диссертации зарабатывал в 7 раз больше. А в ресторане у меня и вовсе получалось 2 тысячи рублей в неделю. Это в те времена, когда «Жигули» стоили 5 тысяч. Да, за мной охотились ребята из ОБХСС. Но они тоже хотели есть бутерброды с икрой. И проблем с ними у меня никогда не возникало. Публика к нам в «Старый замок» приходила непростая. У нас постоянно отдыхала внучка самого Леонида Ильича Вика Брежнева. Частыми гостями были журналист из ФРГ Норберт Кухинке, сыгравший профессора в фильме «Осенний марафон», и друг Высоцкого - иранский бизнесмен Бабек Серуш. Развлекал гостей певец Володя Базенков. Бабы платили за него немеренно денег – лишь бы он пел. А на барабанах у нас играл Юра Черенков – тогдашний муж певицы Тани Зайцевой и отец ее сына Алексея, который недавно трагически погиб в метро.

 

   После «Старого замка» я поработал в других ресторанах - в «Иверии» на Минке, откуда мы вышибли грузин, в «Виктории» в Апрелевке, в «Салтыковке» по соседству с «Русской избой». А в какой-то момент приятель уговорил меня серьезно заняться музыкой. И я поступил в театр Станиславского на должность артиста оркестра. На самом деле оркестра в театре не было. Но должность такая была. Я купил хороший синтезатор и делал фоновую музыку к спектаклям. Приходилось мне и самому выходить на сцену. В одном из спектаклей Светланы Враговой у артистов никак не получалось читать молитву по латыни. А мне это не составило никакого труда. Одновременно я начал выступать как актер и композитор в кино. Я туда особо не рвался. Но меня уговорила женщина, в которую я тогда влюбился. Моей первой киноролью был старший лейтенант милиции в фильме «Единственный мужчина». Работа эта была не столько актерская, сколько каскадерская. Я должен был ехать на мотоцикле с коляской и поставить его на попа. Сзади меня сидел актер Игорь Васильев – барон фон Шлоссер из «Варианта «Омега». Он меня в итоге завалил, и я еле удержал мотоцикл от падения. А моей первой композиторской работой в кино был детский фильм «Просто ужас!». Для него я написал песню на стихи Михаила Танича, которую вместо мальчика пела Катя Семенова.


   На телевидение меня как автора-исполнителя долгое время не пускали. Моя песня «Стюардесса», вышедшая на кассете «Эстрада-82», звучала во всех самолетах. Я уже успешно гастролировал с «Метелицей», «Флюгером», «Теплыми ливнями». Давал по 60 концертов в месяц. А из всех телепрограмм меня вырезали. Мне очень помогла Оля Молчанова из программы «Шире круг!». Мы вместе ездили на фестиваль «Зелена Гура» в Польшу. Она увидела, как меня там принимали, как зал вставал с плакатами «Мишаня, давай!». И когда снимала с поляками ответную программу у нас в Витебске, поперла против министерства культуры и настояла, чтобы меня пропустили в эфир. Правда, до этого я не мог попасть к ней в «Шире круг!» целых пять лет. У нее уже были Антонов и Малежик. И еще одному автору-исполнителю с гитарой места не находилось. Антонов, как тогда говорили, «заряжал» всех музыкальных редакторов, чтобы меня вообще никуда не брали. В то время у многих известных артистов на ТВ сидели свои люди, которые ежемесячно получали от них зарплату и, соответственно, делали, что им говорили.

 

   Я долго боролся с этой системой и добился увольнения главного редактора музыкальной редакции ТВ Людмилы Эрнестовны Кренкель. После моих афганских гастролей и написания песни «Афганистан» меня пригласили к заместителю заведующего отделом пропаганды ЦК КПСС Владимиру Севруку. Там сидели Фрадкин, Птичкин, Тухманов и другие маститые композиторы. «А что же вы молчите, молодой человек?» - обратился ко мне Севрук. «Меня и так нет на телеэкране, а если я начну говорить, меня там вообще не будет», - ответил я. «Как же так? – удивился он. - Напишите нам в ЦК КПСС! Мы рассмотрим этот вопрос». На телевидение как раз пришел новый руководитель - Леонид Кравченко. Ему переслали мое письмо. Кренкель отчитали и вскоре отправили в архив. Только после этого ситуация изменилась. С «Яблоками на снегу», которые уже звучали из каждого утюга, меня пригласили в «Песню года». А у Оли Молчановой в «Шире круг!» я стал выступать не только как исполнитель, но и как ведущий.

 

   С Молчановой в ходе совместной работы у меня даже завязалась любовь. Одно время мы были очень близки. Помню, однажды у Оли возникли проблемы. Сосед пытался отнять у нее квартиру. Я тогда приехал с Игорем Крутым к ней в жилконтору и пригласил туда двух полковников милиции. «Вы очень неправильно поступаете, - сказали мы. – Надо оформить документы на Молчанову». И Оля осталась с квартирой. Вообще, рассказывать об отношениях с женщинами мне не очень скромно. Женщины для меня – такая глобально-космическая тема. Я слишком ими злоупотребляю. Сколько их было у меня до и после брака, а также во время него, не сосчитать. Такая же ситуация у меня с детьми. В браке с Тамарой детей у нас не было. А вне брака их было примерно столько, сколько городов в СССР. По физиономическим и антропологическим данным нескольких сыновей я признал как своих. До 18 лет растил их и все им оплачивал. По идее, теперь сыновья должны оказывать мне помощь. Но они не особо балуют меня своим вниманием. Ничего, я на днях решил несколько вопросов. А там, глядишь, и новые дети будут…

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 47, 2015)







УВОЛЕННЫЙ ИЗ «MBAND» СОЛИСТ СМЕНИЛ ЖЕНУ С ДОЧКОЙ НА МИШУ

По мнению друзей Владислава Рамма, слухи о его близких отношениях с мужчинами распространила обиженная баба

 

Не успела мальчуковая группа «MBAND», созданная в рамках проекта НТВ «Хочу к Меладзе», отметить первую годовщину своего существования, как разнеслась весть об уходе из нее одного из четырех солистов – 20-летнего Владислава Рамма. Сам он объявил в соцсети Instagram, что решил уйти в связи с намерением начать сольную карьеру. Однако продюсер группы Константин Меладзе в эфире «Love-радио» опроверг его и сообщил, что Рамм уволен за профнепригодность и до конца контракта, заключенного до 2021 года, не сможет самостоятельно работать на сцене. В околомузыкальных кругах высказывались и другие версии происшедшего – более затейливые и скандальные.

 

   - Фанаты давно обратили внимание на весьма двусмысленные отношения Влада Рамма с самым молодым солистом группы – 17-летним Никитой Киоссе, - поведала участница посвященного «MBAND» Интернет-сообщества Мара Беляк. – У многих сложилось впечатление, что они были больше, чем просто друзьями. Конечно, явно ребята этого не показывали. Но это можно было проследить по тому, как они общались друг с другом, по их взглядам, жестам. И когда стало известно, что Влад ушел из «MBAND», сразу возникли предположения, что причиной его увольнения послужило именно это.  «Рамм спалил их отношения с Киоссе, и его под зад мешалкой, - писали фанаты. – Меладзе не нужна шумиха, что мальчики из его группы – геи». Правда, не совсем понятно, почему одного выгнали, а второго оставили. Ведь можно было всего-навсего попросить их не показывать на публике ничего лишнего. Непонятно и двуличное поведение Киоссе, который вместе с другими участниками «MBAND» поспешил осудить Рамма как предателя. Как он мог так быстро отречься от человека, когда еще недавно совсем не по-братски его обнимал, вступался за него в разных ситуациях и рассказывал, как он его любил и как они вместе жили у друга Влада Андрея Витвитского?!

 

   - Да, после проекта Владислав и Никита действительно жили у меня, - подтвердил участник «Хочу к Меладзе» Андрей Витвитский. – Ребята же не москвичи. Собственным жильем в Москве еще не обзавелись. Потом Костя помог им снять квартиру. Взять первую попавшуюся они не могли. Им нужно было что-то хорошее. И пока для них подыскивали подходящий вариант, на этот период времени я их и приютил. Но никакие другие отношения, кроме сугубо дружеских и рабочих, Влада и Никиту не связывают. Все остальное, что про них говорят, – ничем не подтвержденные Интернет-слухи. Ребята совершенно нормальные, традиционные. Меладзе, у которого уже был печальный опыт с одним из солистов группы «БиС», именно по такому принципу их и отбирал. Никита вообще школьник. У него еще нет ни с кем серьезных отношений. А Влад встречается с Мишей Романовой из нового состава группы «ВИА Гра». Это вовсе не пиар. У них все по-настоящему. У Влада и ребенок есть – дочка Николь.


Правда, с его матерью Вероникой Генераловой он расстался. Просто любовь прошла. Может, она теперь и распускает слухи про его отношения с мужчинами. Обиженная баба всегда говорит, что ее бросили не из-за того, что она какая-то не такая, а из-за того, что мужчина не такой. В любом случае к уходу Рамма из «MBAND» все это отношения не имеет. Насколько мне известно, решение уйти принял сам Владислав. Он созрел для сольной карьеры, о которой давно мечтал, и ему стало тесно в рамках группы. Да, был подписан контракт до 2021 года. Но у каждого развитие происходит по-разному. Кто-то «вырастает» через несколько лет. А Владу хватило одного года. Понимаете, у всех участников «MBAND» характеры сложные. Каждый на самом деле пытается тянуть одеяло на себя. Просто кто-то продолжает играть в игру: «Вот мы такие классные ребята, мы все вместе». А Влад имел смелость открыто заявить о своих амбициях. Что же касается слов Меладзе про его профнепригодность… Мне кажется, Костя просто не захотел его отпускать, разозлился и выдал такую информацию. Согласитесь, зачем ему на контракте человек, которого он считает профнепригодным?! Лично я на стороне Влада вне зависимости от того – прав он или не прав. На мой взгляд, он вполне профпригоден. И у него большое будущее как у артиста.

 

   - Если Рамм не будет работать в группе «MBAND», наверное, это правильное решение, - поделился своими соображениями Вячеслав Басюл, который также участвовал в «Хочу к Меладзе». - Думаю, Костя неправильных решений не принимает. Я не в курсе личностных отношений участников «MBAND». Как говорится, свечку не держал. Но, насколько я знаю Рамма по проекту, он человек достаточно своевольный и позволяет себе слишком много свободы. Еще во время проекта Рамм постоянно везде опаздывал. Что, по моему мнению, недопустимо, когда делаешь с кем-то общее дело, и от каждого многое зависит. А если ему что-то не нравилось, он сразу обижался и вставал в позу. Было такое, что он чуть не в драку полез, когда его начали подкалывать по поводу отношений с Киоссе. Но тогда конфликт быстро уладили. Скорее всего, Костю все это напрягало. Да и ребят, наверное, тоже. С другой стороны, уход Рамма – хороший инфоповод перед выходом фильма с участием «MBAND» и их большим гастрольным туром по России. Фанатки сейчас плачут и режут вены. У меня даже мелькнула мысль, что всю эту историю с уходом специально придумали, чтобы создать ажиотаж. Ну, какой смысл Рамму покидать группу, когда впереди такие большие мероприятия?! Возможно, это лишь временный момент, а завтра или послезавтра, на радость фанаткам, все вернется на круги своя.

 

   - Вы откуда-то с Луны выхватываете совершенно умопомрачительные версии, и я даже не знаю, как их комментировать, - развел руками PR-агент  «MBAND» Денис Орлов. - Что Рамма выгнали из группы из-за его любви к Киоссе – это абсолютный бред! Ничего бредовее я еще не слышал. Все, кто знают Влада и Никиту, в курсе, что они давно находятся в отношениях. Но отнюдь не друг с другом. А от работы в «MBAND» Влад ОТСТРАНЕН за профнепригодность. Мы коротко и ясно об этом сообщили. Безусловно, профнепригодным он стал не внезапно. Почему же Меладзе взял его в группу? К сожалению, невозможно набрать сразу всех идеально. Все люди имеют право на ошибку.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 46, 2015)








ЭДУАРД ХИЛЬ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ ПРИЗНАЛСЯ В ЛЮБВИ ПЕВИЦЕ ИЗ ИЗРАИЛЯ

Злата Раздолина начала встречаться с легендарным баритоном, когда ей еще не исполнилось 16 лет

 

Три года назад в Петербурге в возрасте 77 лет ушел из жизни исполнитель хита «Потолок ледяной, дверь скрипучая» и многих других популярных песен Эдуард Хиль, известный во всем мире как Мистер Трололо. Нам удалось разыскать человека, осуществившего последнюю видеосъемку легендарного певца, где он, словно предчувствуя свой скорый уход, исполнил «Прощальный романс» на стихи Николая Гумилева. Этот человек – проживающая с 1990 года в Израиле певица и композитор Злата Раздолина, которую на протяжении долгих лет связывали с Эдуардом Анатольевичем близкие отношения.

 

   - С Хилем я познакомилась в Ленинграде в середине 70-х, когда он уже был признанным певцом, народным артистом России, а мне было только 16 или, может быть, даже 15 лет, - поведала Злата Абрамовна. - Я тогда написала первый большой цикл песен «Ни строчки о войне» на стихи Вадима Шефнера. Мне хотелось, чтобы эти песни исполнил Хиль. И я пришла к нему за кулисы после концерта в зале «Октябрьский». Точнее говоря, меня привел за ручку мой папа – бывший военно-морской врач. Сама я боялась подойти к великому артисту. Эдуард Анатольевич без всяких «Я занят» или «Я устал» принял меня и сразу же предложил мне сесть за инструмент. Я сыграла ему несколько песен. «Ты так хорошо поешь! – сказал он. - Зачем мы тебе нужны? Ты должна петь сама». Я ужасно расстроилась. «Наверное, ему не понравилось мое творчество, - подумала я. – И он решил меня таким образом красиво отфутболить». Тем не менее, Хиль оставил мне свой домашний телефон и выразил желание продолжить со мной знакомство. А через некоторое время записал мой военный цикл на стихи Шефнера для Ленинградского радио. Я стала бывать у него дома на Фонтанке. Предлагала ему для исполнения новые песни. Так постепенно у нас завязались теплые дружеские отношения.

 

   Эдуард Анатольевич очень помог моему становлению как певицы. До встречи с ним я считала себя только композитором. А он своим авторитетом убедил меня, что я могу петь. И я начала выступать от «Ленконцерта» как автор-исполнитель. Сначала я получала, как все начинающие, 7 рублей за концерт. Но уже через несколько лет мне дали право на сольное отделение и существенно повысили ставку. Солистам «Ленконцерта», которые исполняли мои песни, платили от 7 до 16 рублей. А мне – целых 26 рублей. Моим успехам тогда многие завидовали. В начале 80-х у меня должен был состояться большой авторский концерт в Ленинградской академической капелле с участием Хиля и многих других артистов. Весь город был увешан афишами. Билеты продавались шикарно. Но за два дня до концерта, по требованию Ленинградского Союза композиторов, его без объяснения причин отменили. Потом главный редактор «Ленконцерта» рассказал, как композиторы обмывали мне кости на партийном собрании. «Хочу обратить внимание на недостойное поведение нашей коллеги - комсомолки Златы Раздолиной, - негодовал муж певицы Марии Пахоменко Александр Колкер. - Она посмела запланировать свой концерт на святой сцене Ленинградской капеллы. Даже многие наши корифеи не удостаивались такой чести». «Ну, что вы прицепились к этому концерту? – возразил кто-то. - Его же отменили». «Да, отменили. Но афиша-то была», - не унимался Александр Наумович.


   С 1987 года я начала писать романсы на стихи Анны Ахматовой, Николая Гумилева и других поэтов «серебряного века». Хилю они очень понравились. Но записать их мы тогда не успели. Случилось так, что в 1989 году мой «Реквием» на стихи Ахматовой был премирован на двух конкурсах и отобран комиссией по празднованию 100-летия Анны Андреевны для исполнения на юбилейном вечере в Колонном зале. После этого мне начали поступать звонки с угрозами от общества «Память»: «Если ты еще раз тронешь нашу Ахматову, мы прибьем тебя и твою семью. Убирайся в свой Израиль!». Особенно их возмущало, что я взяла фамилию Раздолина, хотя по рождению я Розенфельд. От таких «замаскировавшихся» евреев они хотели очистить Ленинград. Весь ужас состоял в том, что у меня было уже трое детей. Был и муж - театровед Александр Ласкин, сын писателя Семена Ласкина. Обратиться за помощью к Хилю я не решилась. Его самого многие ошибочно считали евреем. И я не хотела его во все это впутывать. Об угрозах я рассказала только одному человеку - поэту Михаилу Дудину. «Не волнуйся! – сказал он. – Мне тоже говорят, что я пархатый жид. Я скоро поеду в Москву и наведу там порядок». А потом моего старшего сына, которому было 9 лет, зверски избили во дворе какие-то взрослые парни. Причем, они сказали ему: «Передай привет маме!». Я сильно испугалась. В то время была на слуху жуткая история, произошедшая в Москве с преуспевающей адвокатессой-еврейкой. Она тоже получила подобные угрозы от «Памяти» и послала их по известному адресу. В итоге эту адвокатессу сожгли в ее доме вместе с мамой и дочкой. Я поняла, что мне нужно все бросать и бежать из обожаемого мной Ленинграда.

 

   В этот момент меня пригласили на гастроли в Финляндию. И я решила воспользоваться этим для побега в Израиль. С мужем, который не хотел уезжать из Советского Союза, я развелась. Взяла с собой детей и своих родителей. Таможенницу на границе насторожило, что я еду со всей семьей и большим количеством багажа, половину которого составляли ноты. Это было явно не похоже на гастрольную поездку. Она хотела меня обыскать. А у меня под платьем были спрятаны наши советские паспорта. Если бы их нашли, я могла бы сразу же сесть в тюрьму. К счастью, все обошлось, и нас благополучно пропустили через границу. Но на этом проблемы не закончились. В Хельсинки я обратилась в израильское посольство и попросила убежища в их стране. «Возвращайтесь обратно в Ленинград и нормально оформляйте документы на выезд! – неожиданно ответили мне. – Мы ждем большую официальную репатриацию из СССР. И не хотим из-за вас портить отношения с советскими властями». Тут вмешалась моя подруга – журналистка с радио Хельсинки. «Если вы не поможете Раздолиной и ее семье, мы поднимем шум на всю Европу, что вы отказываетесь спасать еврейку, бежавшую от преследования антисемитов», - пригрозила она сотрудникам посольства. И уже через два дня нам сделали израильские документы.


   В течение нескольких лет, пока не распался СССР, я как невозвращенка не могла приезжать на Родину. Из-за этого наше общение с Хилем прервалось. Лишь в конце 90-х Эдуард Анатольевич приехал с гастролями в Израиль. Я пришла к нему на концерт. И мы снова стали общаться. К тому времени я успела в Израиле выйти замуж. И Хиль постоянно шутил, как повезло моему мужу. Причем, шутки на эту тему он отпускал не только в приватной обстановке, но и со сцены на концертах. В 2003 году я впервые после долгого перерыва посетила мой родной Ленинград, снова ставший Петербургом. И первое, что я сделала, - пригласила Хиля выступить со мной в Доме архитекторов. Концерт был благотворительный. Но Эдуард Анатольевич отличался исключительным бескорыстием и без всяких вопросов спел бесплатно. Еще один бесплатный концерт мы потом дали с ним в Ахматовском музее. Помню, после одного из концертов к нему подошла старушка-блокадница. Начала рассказывать ему про все свои беды. Другой бы не стал ее слушать. А Эдуард Анатольевич проговорил с этой старушкой полчаса. Он всегда был готов поддержать окружающих, дать какой-то добрый совет. Я сама постоянно ощущала на себе его внимание и заботу. Когда заболел мой младший сын, Хиль первым пришел мне на помощь и нашел для сына очень хорошего врача, который его вылечил.

 

   В каждый следующий приезд в Петербург я оставляла Эдуарду Анатольевичу ноты новых романсов. Он потихоньку их репетировал и доводил до нужной кондиции. А потом мы пробовали что-то записывать. Последний раз я приехала в самом начале апреля 2012 года. Это было буквально за несколько дней до его инсульта. «Эдуард Анатольевич, давайте, наконец, сделаем нормальную запись! – сказала я ему. – Мне кажется, вы уже готовы». «Ты знаешь, у меня сейчас то врачи, то еще что-то, - неожиданно стал отказываться Хиль. – Может, лучше в следующий раз?». Но я настояла, что нужно это сделать сейчас. Договорилась о видеосъемке в Доме архитекторов. Мы записали несколько романсов, часть из которых он исполнил сольно, часть – дуэтом со мной. Помимо этого, отсняли также небольшое интервью с Эдуардом Анатольевичем. Он там очень хорошо говорил перед камерой обо мне: «За что мы любим Злату Раздолину? За ее душу. За то, что она никогда не изменяла Петербургу». Как потом выяснилось, это была его последняя прижизненная съемка. На следующий день я вернулась в Израиль. А через пару недель до меня дошла страшная новость, что Эдуард Анатольевич лежит в коме, и состояние его безнадежно. Несмотря на все старания врачей, 4 июня 2012 года его не стало. Для меня это был большой удар. Я потеряла очень близкого человека – не просто исполнителя моих песен, а часть моей жизни, часть моей души, часть моего мира…

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» спецвыпуск от 16 ноября, 2015)







[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

17.08.1942 родился Муслим Магомедович Магомаев, певец ("Королева красоты", "Лучший город земли", "Ах, эта свадьба"), муж певицы Тамары Синявской, участник музыкальных фильмов ("Когда песня не кончается", "Похищение", "Низами") (умер 25.10.2008).

17.08.1964 родилась Наталья Игоревна Ветлицкая, певица ("Посмотри в глаза", "Мальчики-чики", "Глаза цвета виски"), экс-солистка группы "Мираж", бывшая жена певцов Павла Смеяна и Жени Белоусова, бизнесмена Кирилла Кирина, бывшая любовница певца Димы Маликова, бизнесменов Павла Ващекина, Сулеймана Керимова и Михаила Топалова.

17.08.1974 родилась Лариса Владимировна Шепелева (она же Черникова), певица ("Да ты не смейся", "Я люблю тебя, Дима", "Я Шура, ребенок нежный"), вдова бизнесмена Андрея Черникова.

18.08.1938 родился Вадим Иосифович Мулерман, певец ("Король-победитель", "Хмуриться не надо, Лада", "Трус не играет в хоккей"), бывший муж певицы Вероники Кругловой, бывшей жены Иосифа Кобзона.

18.08.1945 родился Владимир Георгиевич Мигуля, композитор и певец ("Поговори со мною, мама", "Аты-баты, шли солдаты", "Трава у дома") (умер 16.02.1996).

19.08.1922 родился Павел Кузьмич Аедоницкий, композитор ("Радоваться жизни самой") (умер 18.03.2003).

19.08.1929 умер Сергей Павлович Дягилев, импрессарио, организатор "Русских сезонов" в Париже (родился 31.03.1872).

19.08.1990 умер Александр Владимирович Варламов, композитор, дирижер, один из основоположников отечественного джаза (родился 19.07.1904).

19.08.2017 преображение господне (яблочный спас).

20.08.1971 родился Станислав Михайлович Костюшкин, участник дуэта "Чай вдвоем".

20.08.2009 умер Семен Львович Фердман (он же Фарада), актер, исполнитель песен ("Уно моменте") (родился 31.12.1933).

21.08.1962 родился Виктор Викторович Рыбин, лидер группы "Дюна".

21.08.1977 родилась Анна Васильевна Плетнева, солистка группы "Винтаж", экс-солистка группы "Лицей".

21.08.1982 родился Сергей Шестеперов (он же Мигель), участник мюзиклов "Метро" и "Notre Dame de Paris", участник "Фабрики звезд-5".

21.08.1995 в автокатастрофе погибла Татьяна Валерьевна Печенкина (она же Снежина), автор песен ("Позови меня с собой", "Музыкант", "Праздник лжи"), дочь бывшего заместителя Председателя ФСБ РФ генерала Валерия Печенкина (родилась 14.05.1972).

21.08.1997 умер Юрий Владимирович Никулин, клоун, киноактер, исполнитель песен ("Постой, паровоз", "Если б я был султан", "А нам все равно") (родился 18.12.1921).

22.08.1939 родился Анатолий Григорьевич Поперечный, поэт-песенник ("Соловьиная роща", "Малиновки заслыша голосок", "Аист на крыше").

22.08.1966 родился Дмитрий Анатольевич Нестеров, лидер группы "Свинцовый туман".

22.08.1982 родилась Елена Николаевна Мульганова (она же Кауфман), участница "Фабрики звезд-5".

22.08.2017 день государственного флага России.

22.08.1979 родился Марк Иосифович Тишман, участник "Фабрики звезд-7", экс-солист группы "Профсоюз".

23.08.1964 родилась Елена (она же Алена) Евгеньевна Апина, певица ("Ксюша, юбочка из плюша", "Узелок завяжется", "Электричка"), бывшая солистка группы "Комбинация", жена продюсера Александра Иратова.

23.08.1985 родилась Софья Владимировна Кузьмина, участница "Фабрики звезд-3", дочь певца Владимира Кузьмина.

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн