Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163]

ПЕРВАЯ БРАЧНАЯ НОЧЬ НАТАЛИИ БОГУНОВОЙ ПРОШЛА В ДУШЕВОЙ

Михаил Барышников плакался звезде «Большой перемены», что его не выпускают за границу

 

9 августа в возрасте 65 лет ушла из жизни актриса Наталия Богунова, запомнившаяся всем ролью учительницы Светланы Афанасьевны в фильме «Большая перемена». Ее первым и единственным мужем был кинорежиссер Александр Стефанович, с которым она состояла в браке в молодые годы. Два года назад он поделился воспоминаниями о ней с «Экспресс газетой». Но тогда, по ряду причин, его интервью не было опубликовано.

 

   - У Наташи Богуновой была интересная судьба, - рассказывал нам Александр Борисович. - Она хотела стать балериной. Училась в ленинградском Вагановском училище. Ее одноклассником и близким другом был Миша Барышников. Помню, когда она уже вышла замуж за меня, однажды во дворе ее дома в Ленинграде мы встретили плачущего Барышникова. Он бросился к Наташе, стал ее обнимать и жаловаться: «Представляешь, как со мной поступают! Я премьер Кировского театра. Я ездил на гастроли в Испанию. А теперь меня не выпускают в Румынию». Вот такие у них были трогательные отношения! Но в отличие от Барышникова Наташа так и не закончила Вагановку. С 14 лет она начала сниматься в кино. Ассистенты по актерам часто обращаются в балетные училища, потому что там много стройных, симпатичных девочек. Немало известных киноактрис у нас и за рубежом вышли именно из балета. Например, Людмила Савельева, сыгравшая Наташу Ростову в «Войне и мире», тоже попала в кино из балетного училища. Но балет – очень жестокое искусство, требующее большой самоотдачи. Это фактически армия. Если ты ежедневно не стоишь у станка и не занимаешься по несколько часов, ты теряешь форму. И когда девочки из балета попадают в кино, где совершенно другой стиль жизни и режим, как правило, в балет они уже не возвращаются. Так произошло и с Наташей. Киносъемки занимали у нее по 8-10 часов в день. Ей нанимали школьного учителя, с помощью которого она закончила общеобразовательную школу. А на балет у нее просто не оставалось времени.

 

   После школы Наташа поступила в Институт кинематографии (ВГИК). Ее педагогом был Борис Андреевич Бабочкин – легендарный Чапаев. А на одном курсе с ней учились мать Милы Йовович Галина Логинова и Наталья Гвоздикова. Во ВГИКе и произошло наше с ней знакомство. Наташа была совершенно очаровательной девушкой. Я увидел ее в коридоре и сразу влюбился. Встречаться мы начали весной 1968 года. А в августе, во время известных событий в Чехословакии, уже состоялась наша свадьба. Поскольку мы с Наташей оба были из Ленинграда, и там жили наши родители и родственники, свадебные торжества проходили в Ленинграде, в гостинице «Европейская». Вдова Михаила Булгакова Елена Сергеевна, с которой я дружил, души не чаяла в Наташе и подарила ей роскошное свадебное платье. До свадьбы мы с Наташей жили в общежитии ВГИКа. Все студенты размещались в комнатах по 4 человека одного пола. Естественно, для романтических отношений там не было никаких условий. Но мы с Наташей договорились с комендантом и захватили отдельное помещение – душевую комнату с кафельными стенами на одном из этажей. Потом мы некоторое время снимали квартиры. Одна из них находилась в Медведково. Другая - на Ленинском проспекте в доме, где тогда был магазин «Кинолюбитель». Эта квартира по тем временам была весьма необычная – двухэтажная. Один этаж занимала хозяйка, а второй сдавала нам с Наташей.


   Правда, побыть вместе нам удавалось нечасто. Наташа на несколько месяцев уезжала на съемки. А я практически постоянно находился в Ленинграде - снимал там для телевидения документальные фильмы и параллельно писал с Александром Шлепяновым сценарий своей первой художественной картины «Вид на жительство». После окончания ВГИКа меня взяли режиссером на «Мосфильм». А Наташу пригласили работать в Театр имени Моссовета. Дали ей комнату в трехкомнатной коммунальной квартире на улице Белинского. В театре она играла главные роли. Ей покровительствовала сама Вера Петровна Марецкая. Помню, как мы с Наташей приходили на приемы в американское посольство, и на нее с восхищением смотрели дипломаты и наши звезды того времени – Евтушенко, Вознесенский, Илья Глазунов. К сожалению, у нас с ней жизнь не сложилась. Наш брак был слишком ранний, не очень продуманный. Чувства у нас были искренние. Но мы их не сохранили, хотя прожили вместе целых семь лет. После «Большой перемены» не заладилась у Наташи и карьера в кино. Как пела Пугачева: «Актерская доля – то наземь, то ввысь – счастливая, горькая доля». Многое зависит от того, выберет ли тебя режиссер, от потребности в определенном образе. В юности Наташа была востребована. А когда повзрослела, для нее не находилось достойных ролей. Безусловно, когда после громкого успеха тебя забывают, это отражается на человеке. Но Наташа не опустила руки. Стала членом правления московского отделения Союза кинематографистов. Как могла, помогала своим коллегам.

 

   Меня неприятно удивила недавняя публикация «Экспресс газеты», в которой соседи и некоторые коллеги Наташи утверждали, будто в последнее время она лишилась рассудка. Мы развелись с ней почти 40 лет назад и в последние годы виделись очень редко. Но так получилось, что буквально за день до выхода этой публикации я случайно встретился и пообщался с Наташей в гардеробе Дома кино. Она была очень грустная. Это было неудивительно. Незадолго до этого у нее произошла большая трагедия. Погибла, выпав из окна, ее тяжело больная мать, которую Наташа долгие годы лечила. Наверное, у любого человека, пережившего что-то подобное, было бы не очень хорошее настроение. Но при этом Наташа производила впечатление абсолютно вменяемого, нормального человека. И говорить о ней, что она сошла с ума, - это нечестно и несправедливо. Я не исключаю, что кто-то был заинтересован выставить Наташу сумасшедшей. Мы уже сталкивались с ситуациями, когда наших знаменитых артистов или их наследников объявляли больными, а потом к ним приходили бандиты, отправляли их в психушку или вывозили куда-нибудь и захватывали их квартиры. Так погиб мой знакомый Саша Зайцев – бывший музыкант из группы «Машина времени». А чтобы вернуть квартиру сыну актера Бориса Новикова, понадобились огромные усилия Союза кинематографистов. Когда ваша газета выставляет в неприглядном виде какие-нибудь «поющие трусы», я вас всецело поддерживаю. Это нормально и правильно. Всяких бездарных выскочек нужно ставить на место. Но, когда начинается глумление над актерами, которые являются нашей национальной гордостью, это меня возмущает. Кино – это не эстрада. Это большое искусство. И Наташа Богунова внесла в него значительный вклад. Она сыграла яркие роли в фильмах «Вступление», «До свидания, мальчики», «Мальчик и девочка», «Бегущая по волнам», не говоря уже про всеми любимую «Большую перемену». И никак не заслужила, чтобы ее топтали ногами.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 33, 2013)







РОМАН АЛЕКСЕЯ ВОРОБЬЕВА С ДАЙНЕКО РАЗРУШИЛ МАТВИЕНКО

военкомат признал певца негодным к службе в армии из-за проблем с мозгом

 

После нашумевшей истории с автокатастрофой в Америке о здоровье 25-летнего актера и музыканта Алексея Воробьева говорили много всяких небылиц («ЭГ» № 11, 2013). И когда он ненадолго прилетел в Москву, я напросился к нему в гости, чтобы своими глазами увидеть, в каком состоянии он сейчас находится. Приехав немного раньше назначенного времени, я застал Воробьева во дворе его дома в районе Пречистенки поднимающим гантели и выполняющим упражнения на турнике.

 

   - Знаешь, Леша, если бы не официальное подтверждение американских врачей, я бы не поверил, что ты всего полгода назад лежал в больнице, - признался я. - У тебя такой бодрый вид, что хоть сейчас в армию забирай!

   - На самом деле я бы с удовольствием пошел в армию, - огорошил меня Воробьев. - На съемках программы «Армейский магазин» мне дали пострелять из снайперской винтовки, и я не сделал ни одного промаха, хотя в жизни никогда не стрелял. Армейских трудностей я не боюсь. Привык «пахать» с детства. И то, в какой я сейчас форме, - результат ежедневной многочасовой работы. А служить в армии, мне кажется, это очень здорово - стрелять, бегать, прыгать с парашютом. В этом есть какая-то мужская романтика. И к реальности возвращает. Я вот так однажды напялил на себя ободранные джинсы, шапку и темные очки, взял гитару и своего пса Элвиса и пошел петь в подземный переход под Новым Арбатом. У меня тогда каждый день шли съемки, и мне нужно было как-то встряхнуться. В переходе меня никто не узнал. За два часа я заработал 524 рубля. Правда, чаще всего подавали не мне, а Элвису. Этот ушастый сидел в чехле от гитары и смотрел на всех такими грустными глазами, как будто я не кормил его уже недели две. Но, похоже, попасть в армию мне не суждено. Недавно мне понадобилось получить рабочую визу в США. А у меня закончились свободные страницы в загранпаспорте. И чтобы оформить новый паспорт, мне пришлось поехать в Петербург и побывать в военкомате. Отсрочки, которые мне давали на время учебы, у меня уже закончились. Но, по состоянию здоровья, служить меня не взяли. Признали негодным к службе из-за проблем с сердцем и мозгом. Решили, что мне даже сидеть и нажимать кнопки нельзя доверить, - рассмеялся Алексей. - Через год я снова поеду в военкомат, и они будут еще раз проверять мое здоровье. Хотя в моей ситуации трудно рассчитывать на какие-то кардинальные изменения.


   - А почему ты ездил в военкомат в Петербург? Разве ты прописан не в Москве?

   - Нет, в Москве я никогда не был прописан. Зачем мне это?! Да, один раз, когда я только приехал сюда и передвигался на метро, меня прищучили за отсутствие прописки. Но потом мне сделали временную регистрацию в общежитии Гнесинского эстрадно-джазового колледжа, где я тогда учился. И больше я по этому поводу не парился. Когда у меня появилась машина, я зарегистрировал ее на моего знакомого. И всегда без проблем ездил по доверенности. До прошлого года я оставался прописанным в своей родной Туле, в квартире родителей. Но прошлым летом мои родители неожиданно сменили место жительства. Они съездили на экскурсию в Петербург и, вернувшись, сказали мне: «Мы влюбились в этот город и хотим туда переехать». Я сначала не воспринял это всерьез. «Может, вам лучше переехать в Краснодар, - предложил я. – Там потеплее и море рядом». «Нет, только в Питер», - стояли на своем родители. А потом я подумал: «Питер так Питер. Какая разница!». В Туле их все равно ничего не держало. Мама еще где-то работала. А папа уже давно не работал. Да, он нас с братом вырастил и прокормил. Но он очень многое в жизни потерял. «Подумай, чего бы ты мог добиться, если бы ты не пил и все время не бросал работу!» - всегда говорил я ему. В итоге родители продали квартиру в Туле. Я добавил денег. И мы купили им квартиру в центре Петербурга, на Московском проспекте. Для меня было потрясением, когда я приехал к родителям, мы пошли гулять по городу, и мой отец, простой русский мужик, который то бомбилой работал, то еще как-то перебивался, начал мне взахлеб рассказывать: «Смотри, сынок, это дом Меншикова. А здесь Петр Первый прошел и сказал такие-то слова». Причем, за два с лишним часа он не произнес ни одного матерного слова. Я чуть не расплакался, глядя на него.

 

   - А что ты собираешься делать в Америке? Зачем тебе понадобилась туда рабочая виза?

   - Мне дали специальную визу «для особо талантливых людей», которая дает возможность работать в США по своей профессии без грин-карты. Дело в том, что я сейчас приступаю к съемкам в американском фильме «Ватиканские записи». Его ставит режиссер Марк Невелдайн, известный по фильмам «Адреналин», «Геймер» и «Призрачный гонщик-2». Он взял меня на небольшую роль доктора в больнице. А если все сложится удачно, возможно, через год я сам буду снимать кино в Америке как режиссер. Когда я попал в больницу и был отключен от нормальной жизни, я занялся умственным трудом и написал сценарий полнометражного фильма. Идея сценария появилась у меня в голове уже давно. Но времени заняться этим не было. А в больнице все равно делать было нечего. К тому же меня пичкали таблетками, которые заставляют мозг работать сильнее, - Воробьев продемонстрировал мне лежавший на столе пакет с лекарствами. – Под воздействием этих таблеток мне было сложно ни о чем не думать. У меня постоянно фонтанировал поток мыслей. И я начал диктовать сцену за сценой. Готовый сценарий прочитал мой знакомый - продюсер одной американской компании. Ему жутко понравилось. Он дал мне возможность снять тизер будущего фильма и сейчас ищет под него финансирование. А я пока тренируюсь, снимая короткометражки.


   - А как у тебя обстоят дела на личном фронте? – поинтересовался я, заметив в пакете с лекарствами пачку презервативов.

   - На данный момент я свободен, - замялся Алексей. - С девушками мне всегда везло. Они у меня все были замечательные. Но по разным причинам я со всеми расстался. С Оксаной Акиньшиной я перестал встречаться еще до выхода на экран фильма «Самоубийцы», на съемках которого мы сблизились. Расставание произошло по моей вине. Я очень переживал, что причинил ей боль. И рад, что она нашла свое счастье, и у нее все хорошо. Оксана как никто этого заслуживает. Не сложились у меня отношения и с Викой Дайнеко. Я прожил с ней почти 8 месяцев. А потом вдруг обнаружил, что я ее совершенно не знаю. Та Вика, какой она была наедине со мной, и та, какой она представала перед окружающими, - это были два разных человека. Читая ее интервью, я не видел в ней той чудесной девушки, с которой мы ночи напролет пили чай на кухне и вместе пели песни. Складывалось впечатление, что эти интервью за нее пишет продюсерский центр Игоря Матвиенко. А я привык быть свободным человеком и ни от кого не зависеть. Она видела, что я сам решаю, где и как мне работать, в каких фильмах сниматься. Я пытался подарить ей эту свободу – в музыке. Однажды она напела мне песню, которую сама сочинила в 14 лет. Это была довольно сложная джазовая композиция с переходами в тональностях, с модуляциями. Я не мог понять, как у нее в голове укладывалась гармония. У нее же нет никакого музыкального образования. Я на слух подобрал эту песню, сделал аранжировку и записал с ней. Песня всем очень понравилась. Вика почувствовала, что артист может делать все, что захочет, может сам сочинять и записывать песни, и ему необязательно исполнять только то, что ему дают продюсеры. Рядом со мной она стала меняться, но перепутала творческую свободу и свободу от обязательств. И в один прекрасный день сообщила мне, что решила уйти от Игоря Матвиенко, найти инвесторов и уехать записывать альбом за границу. Мол, ее продюсерский центр требовал, чтобы она со мной рассталась, а таким образом мы сможем быть вместе. От всего этого я пришел в ужас. Я отлично понимал, что, если Вика под влиянием эмоций сделает это, ее карьере наступит конец. А предложить ей взамен мне было нечего. Но я так и не сумел убедить ее, что людей, которые дали тебе все, нельзя «кидать» ни ради любви, ни ради более интересной работы. И тогда я принял единственно возможное, на мой взгляд, решение – расстаться с ней. Это произошло где-то недели за две до ее дня рождения. Но Вика почему-то до последнего ждала, что я приду к ней на этот день рождения. А потом представила все людям так, как будто я бросил ее накануне. Это было неправдой. Я не такая скотина. Я даже поздравил ее по телефону и передал ей подарок. Тем не менее, Вика очень обиделась на меня. И ее можно понять. Лишь недавно мы с ней помирились и снова стали общаться.

 

   - А о том, чтобы жениться и завести детей, ты еще не задумывался?

   - Конечно, я бы хотел создать семью, но я боюсь, как многие, по молодости совершить ошибку и испортить кому-то жизнь. Вот мой родной брат, который на два года старше меня, уже женился. У него есть ребенок. Он по-прежнему живет в Туле и не хочет никуда уезжать. Работает в местном оркестре как аккордеонист и второй дирижер. Он любит свою жену, считает, что это женщина его жизни, и живет ради нее и ради ребенка. А я пока не готов быть к кому-то привязанным навсегда. Мне хочется идти вперед и чего-то добиться. А чтобы идти быстро, надо это делать одному. Когда ты кого-то с собой берешь, всегда теряешь время. И потом прежде, чем создавать семью, я должен быть уверен, что завтра я проснусь, мой ребенок попросит меня о чем-то, и мне не нужно будет думать, где взять на это денег, как это было в моем детстве. Да, мои родители дарили мне огромную любовь и внимание. Но иногда мне, мальчишке, было невыносимо обидно, что я, например, не мог с командой выйти в дождь на футбольное поле, потому что у родителей не было возможности купить мне бутсы. В 13 лет я уже пошел работать охранником на склад цветных металлов, чтобы начать зарабатывать и помогать родителям. А с 15 лет пел в ресторанах. И сейчас я делаю все для того, чтобы у моего ребенка была другая судьба.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 32, 2013)








НАСЛЕДНИКИ ЛЮДМИЛЫ ЗЫКИНОЙ ОКАЗАЛИСЬ ОЛИГОФРЕНАМИ

не имея возможности иметь своих детей, певица хотела забрать сына у двоюродной сестры Веры Васильевой

 

Уже четыре года не утихают склоки из-за наследства великой русской певицы Людмилы Зыкиной, ушедшей из жизни 1 июля 2009 года. Сначала наследники Людмилы Георгиевны воевали с ее помощницей Татьяной Свинковой и пытались обвинить ее в присвоении хозяйских бриллиантов. А когда бриллианты нашлись, переругались друг с другом из-за того, как ими распорядиться. О родных и близких певицы и их непростых отношениях музыкальному обозревателю «ЭГ» откровенно рассказала ее двоюродная сестра Вера Васильева – дочь родной сестры ее отца Георгия Петровича Зыкина.

 

   - Родственники всегда были для Люси закрытой темой, и тому имелись причины, - объяснила Вера Кирилловна. – После смерти матери ее отец – как мы его называли, дядя Жоржик – снова женился, и у нее сразу не сложились отношения с мачехой – тетей Машей. Жили они тогда на Канатке (в районе Канатчиковой дачи - психиатрической больницы имени Алексеева – М.Ф.), и когда их расселяли, Люсе дали комнату в коммуналке на развилке Варшавки и Каширки, а ее отцу с новой семьей – двухкомнатную квартиру около Даниловского рынка. Потом Люся получила отдельную однушку в серой 12-этажке напротив завода имени Орджоникидзе. Дядя Жоржик часто ездил к ней на трамвайчике. Он уже был на пенсии и не работал. Честно говоря, сильно пил. Сказать, что он был нормальный, - не скажешь. У него же не было одного глаза, и все лицо было изуродовано в результате ранения на войне. Он носил широкую черную повязку, закрывавшую отсутствовавший глаз. И вел себя дядя Жоржик неадекватно. Допускал всякие высказывания. Люся начала его стесняться. Поменяла его квартиру на дом в Геленджике и отправила его туда вместе с тетей Машей и их сыном Сашкой на постоянное жительство. Когда дядя Жоржик умер, там его и похоронили. Сашка вырос и женился. Жена Татьяна родила ему троих детей – Сережку, Жорика и Катю. Но их семейная жизнь не сложилась. Татьяна была очень вольная девочка. Через нее прошло слишком много мужчин. Детьми она не занималась. Узнав об этом, Люся в 1986 году забрала Сашку, его детей и тетю Машу в Москву. Купила им трехкомнатную квартиру на улице Обручева. Сашкиной дочке Кате тогда не было двух лет. А старшему сыну Сережке было уже шесть. Но он еще не разговаривал. У нас с Люсей была еще одна двоюродная сестра – педагог по профессии. И она учила Сережку говорить. Он же был олигофреном. Естественно, Люся никогда не распространялась об этом. Сами понимаете, ей было неудобно. Он и сейчас такой же. Как что-то скажет, так хоть стой, хоть падай! В принципе, все Сашкины дети были такого плана. Но самый тяжелый по заболеванию был Сережка. Жорка и Катя уже росли более нормальными. Здесь, в Москве, они оказались в другой среде. С ними уже занимались, разговаривали. Потом Люся их трехкомнатную квартиру на Обручева поменяла на двухкомнатную в своем доме на Котельнической набережной. Сашку устроила работать к себе в ансамбль водителем. Но он толком не работал. Постоянно пил водку. Если честно, человек он был никчемный. Люся сосватала ему женщину, которая следила бы за ним и за детьми. У этой женщины было трое своих детей. В двухкомнатной квартире им было тесно. Тогда Люся купила им дом в городе Наровчат Пензенской области. И в середине 90-х Сашка со своей семьей переехал туда.

 

   В Наровчате Сережка закончил радиотехническое ПТУ. Работал в мастерской по ремонту аппаратуры. От армии Сережку прятали. Его бы туда и так никто не взял. Но Люся не хотела, чтобы в официальных документах фигурировало его заболевание. В армии только Жорка служил. Он тоже отучился в профессиональном училище. Получил специальность столяра-краснодеревщика. А Катьку, когда она немного подросла, Люся вообще собиралась удочерить. Своих детей она ведь иметь не могла. Помню, у меня с ней был разговор по этому поводу. «Ну, хорошо, Люсь, ты ее возьмешь, - сказала я ей. – А кто будет за ней ухаживать? Кто ее будет воспитывать? Разве у тебя есть на это время? Ты же вечно на гастролях». В свое время она даже просила меня отдать ей моего сына, которому тогда было три года. Хотела, чтобы он был ее наследником. Но я ей ответила: «Люсь, как бы мне тяжело не было, я сына никогда никому не отдам». И от удочерения Катьки я ее отговорила. «Не бери на себя такую ответственность! - посоветовала я. – Лучше помогай ей деньгами! Но не делай официально, что она твоя дочь!». Слава Богу, Люся меня послушалась. Катька лет пять жила с ней. Училась на повара. Но толку из нее не вышло. У нее была очень непостоянная натура: сейчас – одно, через полчаса – другое. Она никого не слушала. Никому не верила. Последние годы жизни Люся старалась всем родственникам чем-то помочь, чтобы ее помнили. Одаривала всех деньгами. А Кате и ее братьям купила по однокомнатной квартире в Москве. Но Сережка свою квартиру почти сразу продал. А буквально за неделю до Люсиной смерти продал по доверенности и квартиру Жорика. Самое интересное, что обе эти квартиры купила Люсина помощница Таня Свинкова. Выяснилось это во время похорон. По указаниям Свинковой, Сережку и Жорика на похороны не пускали. Пришлось мне вмешаться и всюду их сопровождать. «Если бы я знал, что моя квартира достанется Таньке, я бы ее не продал», - возмущенно заявил Жорик. «Да какая тебе разница, кому продать!» - начал успокаивать его Сережка. Между тем, для Свинковой эта покупка была очень выгодной. Еще когда она работала в жилконторе, ей выделили комнату в коммуналке в той же высотке на Котельнической, где жила Люся. Она переселила соседей в однушки, купленные по дешевке у Сережки и Жорика. И стала единоличной владелицей роскошной трехкомнатной квартиры.


   Первый раз я увидела Свинкову, когда Люся пригласила меня к себе на дачу в Ватутинки и послала Татьяну встретить меня на автобусной остановке. У нее тогда была длинная рыжая коса. «Ты посмотри, какая красавица!» - все время повторяла Люся. Сначала Татьяна вела себя тихо и скромно. Услужливо спрашивала: «Что подать? Что принести?». Но потом она резко изменилась. Первый раз меня неприятно удивило ее поведение, когда по пьяни убили сына дяди Жоржика Сашу. Похоронили его на Троекуровском кладбище, рядом с тетей Машей и через 2-3 могилы от Гридня (последнего мужа Зыкиной Виктора Гридина – М.Ф.). А поминки Люся устраивала под Серпуховым, в Протвино, где у нее было два дома. Хотя у нас были свои машины, по предложению Люси, поехали туда все вместе на автобусе. И только Татьяна – на своей «Оке», которую она только-только купила. По дороге, на МКАДе, «Ока» сломалась. Люся посоветовала ей воспользоваться машиной техпомощи «Ангел», которая как раз проезжала мимо. В Протвино Татьяна приехала ужасно злая и закатила скандал. Стала орать, почему ее не подождали. К моему удивлению, Люся промолчала и никак на это не отреагировала. Раньше она никогда не позволяла на себя кричать и ругаться. А последние несколько лет Свинкова уже практически полностью ее контролировала. Звонить Люсе приходилось в 6 утра. Потом Татьяна забирала ее трубку и всем отвечала за нее. От общения с родственниками она старалась Люсю всячески оградить. Возводила на нас поклеп, что мы ходим к ней только ради денег. «Люсь, мы у тебя когда-нибудь просили хоть копейку? – не выдержала однажды я. – Нам твои деньги не нужны. Слава Богу, у нас свои есть». Когда-то она звала меня к себе в ансамбль бухгалтером. Но я ей сразу сказала: «Боже сохрани! Ты хочешь, чтобы мы с тобой ругались? Нет? Значит, мы не будем вместе работать». Отказалась идти к ней на работу и моя мама, которой она предлагала быть у нее домоправительницей. Когда я напомнила ей об этом, Люся страшно обиделась. «Вы от меня ничего не получите, - заявила она. – Я все отдам государству». «Отдай! – сказала ей я. – Тебе скажут «спасибо». Только перестань попрекать нас своими деньгами! Когда Сашка умер, и тебе было плохо, ты пришла ко мне: «Вера, что делать?». И когда у тебя были другие проблемы, ты приходила ко мне. Зачем же ты сейчас говоришь мне такие гадости?». Мы всегда так с Люсей общались. Высказывали друг другу в лицо все, что думали. У нас бабушка была такая же – палец в рот не клади. И мы все пошли в нее.

 

   Когда Люся уже стала сдавать, я предлагала Свинковой свою помощь: «Если надо, я готова не работать и с ней сидеть». «Да, хорошо», - согласилась она. Незадолго до смерти Люся позвонила мне и попросила, чтобы я забрала ее к себе. Я стала звонить Татьяне, чтобы узнать, куда приехать. Но она на звонки не отвечала. И до Люси я больше дозвониться не могла. Как потом выяснилось, с ней сидела ее бывшая костюмерша Люда Оськина. По ее словам, когда Люсе стало плохо, она доложила об этом Татьяне. Татьяна вызвала доктора Володю Константинова, который в последнее время лечил Люсю. Он приехал и сделал ей какой-то укол. Заверил, что она будет спать несколько часов. Но Люся проснулась раньше, и ей стало хуже. После цепочки звонков снова приехал Володя, донес ее на руках до машины и отвез в 83-ю больницу на Ореховом бульваре, где он работал. Там Люся и умерла. «А зачем он повез ее на своей машине? – рассуждала потом я. – Нельзя было «скорую» вызвать? И почему она очутилась именно в этой больнице? У нее же в ЦКБ была своя палата». В общем, для меня в этой истории осталось много непонятного. Потом говорили, что этот доктор Володя всерьез намеревался жениться на Люсе. Вполне возможно, что так и было. Перед похоронами он подвозил на своей машине меня и Сережку с Жоркой. По дороге ребята спросили его об этом. И он им сказал, что в этот день как раз должен был разговаривать с женой насчет развода. У Володи еще был брат-близнец Виктор – тоже доктор. Володя был кардиолог. А его брат – психотерапевт. Он вводил Люсю в состояние транса, и она ему что-то рассказывала. На 40 дней Виктор обещал рассказать обо всем, что он от нее услышал. Но на сороковинах он не появился. Отсутствовал и Володя, который на похоронах не отходил от Свинковой и через каждые полчаса делал ей какие-то уколы. «Где же ваш доктор? – спросила я у Татьяны. – Что это его не видно?». «Ой, ты знаешь, у него случилось большое несчастье, - сказала она. – У него же брат умер. Сейчас его как раз хоронят». По словам Свинковой, Виктор поехал к маме куда-то в Подмосковье, и его нашли мертвым на автобусной остановке, где он просидел три дня. Сам Володя потом рассказывал: «Я опознал брата только по деревянному крестику. У меня был точно такой же. Нам их мама на шеи повесила». «Что за идиотизм?! – недоумевала я. – Неужели за три дня сидящего на остановке человека никто не заметил? И почему Володя не мог его опознать? Он что, был избитый до неузнаваемости?». Согласитесь, вся эта история тоже довольно странная.


   Когда Сережка, Жорик и Катя как ближайшие родственники заявили о своих правах на наследство, Володя начал везде говорить, что якобы никаких бриллиантов у Люси не было, и она носила одну бижутерию. Складывалось впечатление, что он специально так говорил, чтобы наследники ничего не искали. Дело в том, что у Люси на казенной даче в Архангельском был металлический сейфик для хранения драгоценностей. И в течение нескольких дней после ее смерти, пока всех не вытурили с дачи, Володя с Татьяной вместо того, чтобы положить этот сейфик в банковскую ячейку, зачем-то возили его с собой туда и обратно. Какие там были драгоценности и в каком количестве – никто ведь толком не знал. Часть их пропала еще при жизни Люси. Ее же дважды обкрадывали в поезде. Свои самые дорогие цацки она всегда носила при себе – или в мешочке, или в платочке, как наша бабушка. В купе, кроме нее и Татьяны, никого не было. Ну, кто мог взять этот узелок с цацками? Вывод напрашивался сам собой. Тем не менее, Люся даже в милицию не обращалась. «Все равно никто не будет ничего искать», - объясняла она. Что стало с ее двумя домами в Протвино – тоже непонятно. Я была там и видела эти дома своими глазами. Но потом они словно испарились. Не очень честная история получилась и с домом на Волге, который Люся отдала двоюродной сестре Нине Воробьевой. Сын Нины Саша работал у Люси в ансамбле. И, когда Газпром предоставил Люсе казенную дачу в Архангельском, она попросила Сашу жить в этом доме на Волге и присматривать за ним. В один прекрасный день Люся приехала туда и узнала, что он без ее ведома прописал туда Нину. А я работала бухгалтером в юридической консультации. И она начала мне жаловаться, что они ее обманули, подделали ее подпись и т.д. «Что же ты сидишь и молчишь?! – удивилась я. – Обращайся в суд!». «Да ты что! – отмахнулась Люся. – Это сейчас поднимется скандал. Будут говорить, что мои родственники – жулики и воры». «Зачем ты тогда мне об этом рассказываешь? – разозлилась я. - В таком случае нечего и говорить на эту тему». А через полгода Люся оформила Нине и ее сыну дарственную на этот дом. После ее смерти я прямо спросила у Нины: «Надеюсь, у тебя хватит совести больше не лезть в наследники?». «Да, сын мне сказал, что нам лучше туда не соваться», - ответила она. Сама я ни на какое наследство не претендовала. И вмешалась лишь через три года, когда увидела, как все разбазаривается и уходит в основном адвокату Георгию Левчуку, взявшемуся представлять интересы Сережки, Жорика и Кати. Мне просто стало обидно. Сначала Сережка кричал: «Мы сделаем музей тети Люси». А что в музее-то показывать, если ничего не останется – ни драгоценностей, ни платьев, ни ваз, ни картин?! К сожалению, суд встал на сторону Левчука. Судья посмотрела документы из архива, подтверждающие мое родство с Люсей, и заявила, что это подделка, и я не имею к наследству никакого отношения. Что-то доказывать было бесполезно. Не секрет, что в наших судах все решают большие деньги. А у меня не было таких денег, как у Левчука.

 

   Я с самого начала предлагала Сережке проверенных адвокатов из юридической консультации, в которой я работала. Но оказалось, что он уже договорился с этим Левчуком, которого нашел по интернету. Левчук первым делом сказал ему, что для вступления в наследство нужна большая сумма денег. Сережке пришлось взять кредит. Но этого оказалось недостаточно. И тогда Сережка заставил Катю продать квартиру на Абельмановской заставе, которую ей купила Люся. На что ушли все эти деньги – непонятно. Видимо, на оплату услуг Левчука. Все имущество, полученное ребятами по наследству, Левчук спешил скорее распродать. С этого он получал еще по 10 процентов от его стоимости. Вдобавок ко всему он на пустом месте втягивал Сережку в никому не нужные судебные тяжбы. Чего стоила хотя бы история с еще одной «наследницей»! Дело в том, что мать Сережки, Жорика и Кати Татьяна после расставания с их отцом Сашкой родила от разных мужчин еще девятерых детей. И по документам все они были Зыкины. В свое время про одну из девочек Татьяна кричала, будто она тоже Сашкина дочка. Люся даже ездила к ней разбираться с этим. А когда начали делить Люсино наследство, эта девочка приехала в Москву и пыталась добиться включения в число наследников. Левчук разрешил ей поселиться и прописаться в квартире Люси на Котельнической. Она родила там ребенка. Потом привезла туда мужа и еще одну сестру. «Вы что, совсем одурели?! – возмутилась я. – На каком основании вы вселили эту красавицу, которая никто и звать никак?». «Ну, она же говорит, что она тоже наследница», - принялся оправдываться Левчук. А после этого он от имени ребят подал на нее в суд и долго добивался ее выселения из квартиры. Потом он подбил Сережку судиться с кем-то из артистов за нелестное высказывание о нем в какой-то телепередаче. И за все это выставлял все новые и новые счета. Когда я первый раз увидела Левчука, он ездил на «Москвиче». А сейчас у него иностранная машина за несколько миллионов. При этом Жорке и Катьке вообще не дали ни копейки. Жорка еще более-менее устроен. У него трое детей. И жена его крепко держит в руках. А Катька с ребенком осталась без жилья и без средств к существованию. Мы долго уговаривали ее отказаться от услуг Левчука. Слава Богу, до нее, наконец, дошло. Недавно она взяла себе нового адвоката. После долгих препирательств Сережка с Левчуком вроде бы купили Катьке квартиру. Но документы на нее так и не отдали. «Я заберу у тебя ребенка, а тебя отправлю в дурдом», - заявил ей Левчук. Насколько я знаю, он уже сделал фотографии, свидетельствующие, что она живет с пьяницей в каких-то трущобах, где ребенку не место, и начал готовить документы, чтобы поставить вопрос о признании Катьки психически больной. Новый Катькин адвокат сказал мне, что будет требовать проведения судебно-психиатрической экспертизы. «Тогда пусть и Сережке делают такую экспертизу! – сказала я. – Пусть всем делают! Чем Сережка лучше?!».

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 32, 2013)







[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

27.05.1949 родился Александр Николаевич Лосев, солист группы "Цветы" (умер 01.02.2004).

27.05.1960 родился Александр Николаевич Башлачев, рок-бард ("Время колокольчиков", "Ванюша", "Егоркина былина") (покончил с собой 17.02.1988).

27.05.1972 родился Олег Михайлович Крестовский, экс-солист группы "Ласковый май".

27.05.1977 Президиум Верховного Совета СССР утвердил новый текст гимна СССР, в котором были заменены строки с упоминанием Сталина.

27.05.2017 общероссийский день библиотек (в этот день в 1795 императрица Екатерина II основала Российскую национальную библиотеку).

28.05.1966 родился Иван Николаевич Шаповалов, создатель группы "Тату", продюсер группы "7Б" и певицы NATO.

28.05.1968 родился Алексей Игоревич Лебединский (он же Профессор Лебединский), певец ("Я убью тебя, лодочник").

28.05.1973 родился Илья Владимирович Калинников, лидер группы "Високосный год".

28.05.1982 умер Борис Петрович Чирков, киноактер, исполнитель песен ("Крутится, вертится шар голубой", "Любо, братцы, любо", "Плыла, качалась лодочка по Яузе-реке") (родился 13.08.1901).

28.05.2017 день пограничника.

29.05.2012 умер Марк Анатольевич Минков, композитор ("Наша служба и опасна, и трудна", "Не отрекаются любя", "Старый рояль") (родился 25.11.1944).

30.05.1912 родился Лев Иванович Ошанин, поэт-песенник ("Эх, дороги", "Течет река Волга", "А у нас во дворе") (умер 31.12.1996).

30.05.1946 родилась Роксана Рубеновна Бабаян, певица ("Нельзя любить чужого мужа"), жена актера Михаила Державина.

30.05.1960 умер Борис Леонидович Пастернак, поэт ("Никого не будет в доме", "Снег идет") (родился 10.02.1890).

30.05.1997 начала вещание радиостанция "Хит-FM".

30.05.2017 день Святого Фердинанда Кастильского, покровителя заключенных и многодетных.

31.05.1955 родился Владимир Борисович Кузьмин, певец ("Симона", "Две звезды", "Сибирские морозы"), экс-участник ВИА "Самоцветы", групп "Карнавал" и "Динамик", экс-любовник певицы Аллы Пугачевой и актрисы Веры Сотниковой.

31.05.1973 родилась Наталья Владимировна Порывай (она же Наташа Королева), певица ("Желтые тюльпаны", "Дельфин и русалка", "Чуть-чуть не считается"), бывшая жена певца Игоря Николаева, жена стриптизера Сергея Глушко (Тарзана).

31.05.2017 всемирный день без табака.

01.06.1804 родился Михаил Иванович Глинка, композитор ("Я помню чудное мгновенье, "Веселится и ликует весь народ", "Славься"), автор "Патриотической песни", являвшейся в 1991-2001 государственным гимном РФ (умер 15.02.1857).

01.06.1930 родился Евгений Николаевич Птичкин, композитор ("Ромашки спрятались, поникли лютики", "Мы долгое эхо друг друга", "У беды глаза зеленые") (умер 28.11.1993).

01.06.1949 родилась Ксения Анестовна Георгиади, певица ("Ищу тебя").

01.06.1959 родилась Надежда Никитична Кадышева, солистка группы "Золотое кольцо".

01.06.1960 родилась Ольга Борисовна Кормухина, певица ("Старое такси"), жена лидера группы "Парк Горького" Алексея Белова.

01.06.2017 международный день защиты детей.

01.06.2010 умер Андрей Андреевич Вознесенский, поэт-песенник ("Миллион алых роз", "Танец на барабане", "Плачет девочка в автомате") (родился 12.05.1933).

02.06.1937 родилась Юнна Петровна Мориц, поэт-песенник ("Когда мы были молодые", "Ежик резиновый", "Большой секрет для маленькой компании").

02.06.1954 родился Ярослав Александрович Ангелюк, участник групп "Интеграл" и "Примус".

02.06.1988 родилась Анастасия Сергеевна Кочеткова (она же Нэсти), участница "Фабрики звезд-4", солистка созданной в результате группы "Банда", бывшая жена кинорежиссёра Резо Гигинеишвили, участница фильмов ("Жара").

02.06.1997 умер Евгений Викторович Белоусов, певец ("Девочка моя синеглазая", "Ночное такси", "Девчонка-девчоночка"), бывший бас-гитарист группы "Интеграл", бывший муж певицы Натальи Ветлицкой (родился 10.09.1964).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн