Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167]

НАСЛЕДНИКИ ЛЮДМИЛЫ ЗЫКИНОЙ ОКАЗАЛИСЬ ОЛИГОФРЕНАМИ

не имея возможности иметь своих детей, певица хотела забрать сына у двоюродной сестры Веры Васильевой

 

Уже четыре года не утихают склоки из-за наследства великой русской певицы Людмилы Зыкиной, ушедшей из жизни 1 июля 2009 года. Сначала наследники Людмилы Георгиевны воевали с ее помощницей Татьяной Свинковой и пытались обвинить ее в присвоении хозяйских бриллиантов. А когда бриллианты нашлись, переругались друг с другом из-за того, как ими распорядиться. О родных и близких певицы и их непростых отношениях музыкальному обозревателю «ЭГ» откровенно рассказала ее двоюродная сестра Вера Васильева – дочь родной сестры ее отца Георгия Петровича Зыкина.

 

   - Родственники всегда были для Люси закрытой темой, и тому имелись причины, - объяснила Вера Кирилловна. – После смерти матери ее отец – как мы его называли, дядя Жоржик – снова женился, и у нее сразу не сложились отношения с мачехой – тетей Машей. Жили они тогда на Канатке (в районе Канатчиковой дачи - психиатрической больницы имени Алексеева – М.Ф.), и когда их расселяли, Люсе дали комнату в коммуналке на развилке Варшавки и Каширки, а ее отцу с новой семьей – двухкомнатную квартиру около Даниловского рынка. Потом Люся получила отдельную однушку в серой 12-этажке напротив завода имени Орджоникидзе. Дядя Жоржик часто ездил к ней на трамвайчике. Он уже был на пенсии и не работал. Честно говоря, сильно пил. Сказать, что он был нормальный, - не скажешь. У него же не было одного глаза, и все лицо было изуродовано в результате ранения на войне. Он носил широкую черную повязку, закрывавшую отсутствовавший глаз. И вел себя дядя Жоржик неадекватно. Допускал всякие высказывания. Люся начала его стесняться. Поменяла его квартиру на дом в Геленджике и отправила его туда вместе с тетей Машей и их сыном Сашкой на постоянное жительство. Когда дядя Жоржик умер, там его и похоронили. Сашка вырос и женился. Жена Татьяна родила ему троих детей – Сережку, Жорика и Катю. Но их семейная жизнь не сложилась. Татьяна была очень вольная девочка. Через нее прошло слишком много мужчин. Детьми она не занималась. Узнав об этом, Люся в 1986 году забрала Сашку, его детей и тетю Машу в Москву. Купила им трехкомнатную квартиру на улице Обручева. Сашкиной дочке Кате тогда не было двух лет. А старшему сыну Сережке было уже шесть. Но он еще не разговаривал. У нас с Люсей была еще одна двоюродная сестра – педагог по профессии. И она учила Сережку говорить. Он же был олигофреном. Естественно, Люся никогда не распространялась об этом. Сами понимаете, ей было неудобно. Он и сейчас такой же. Как что-то скажет, так хоть стой, хоть падай! В принципе, все Сашкины дети были такого плана. Но самый тяжелый по заболеванию был Сережка. Жорка и Катя уже росли более нормальными. Здесь, в Москве, они оказались в другой среде. С ними уже занимались, разговаривали. Потом Люся их трехкомнатную квартиру на Обручева поменяла на двухкомнатную в своем доме на Котельнической набережной. Сашку устроила работать к себе в ансамбль водителем. Но он толком не работал. Постоянно пил водку. Если честно, человек он был никчемный. Люся сосватала ему женщину, которая следила бы за ним и за детьми. У этой женщины было трое своих детей. В двухкомнатной квартире им было тесно. Тогда Люся купила им дом в городе Наровчат Пензенской области. И в середине 90-х Сашка со своей семьей переехал туда.

 

   В Наровчате Сережка закончил радиотехническое ПТУ. Работал в мастерской по ремонту аппаратуры. От армии Сережку прятали. Его бы туда и так никто не взял. Но Люся не хотела, чтобы в официальных документах фигурировало его заболевание. В армии только Жорка служил. Он тоже отучился в профессиональном училище. Получил специальность столяра-краснодеревщика. А Катьку, когда она немного подросла, Люся вообще собиралась удочерить. Своих детей она ведь иметь не могла. Помню, у меня с ней был разговор по этому поводу. «Ну, хорошо, Люсь, ты ее возьмешь, - сказала я ей. – А кто будет за ней ухаживать? Кто ее будет воспитывать? Разве у тебя есть на это время? Ты же вечно на гастролях». В свое время она даже просила меня отдать ей моего сына, которому тогда было три года. Хотела, чтобы он был ее наследником. Но я ей ответила: «Люсь, как бы мне тяжело не было, я сына никогда никому не отдам». И от удочерения Катьки я ее отговорила. «Не бери на себя такую ответственность! - посоветовала я. – Лучше помогай ей деньгами! Но не делай официально, что она твоя дочь!». Слава Богу, Люся меня послушалась. Катька лет пять жила с ней. Училась на повара. Но толку из нее не вышло. У нее была очень непостоянная натура: сейчас – одно, через полчаса – другое. Она никого не слушала. Никому не верила. Последние годы жизни Люся старалась всем родственникам чем-то помочь, чтобы ее помнили. Одаривала всех деньгами. А Кате и ее братьям купила по однокомнатной квартире в Москве. Но Сережка свою квартиру почти сразу продал. А буквально за неделю до Люсиной смерти продал по доверенности и квартиру Жорика. Самое интересное, что обе эти квартиры купила Люсина помощница Таня Свинкова. Выяснилось это во время похорон. По указаниям Свинковой, Сережку и Жорика на похороны не пускали. Пришлось мне вмешаться и всюду их сопровождать. «Если бы я знал, что моя квартира достанется Таньке, я бы ее не продал», - возмущенно заявил Жорик. «Да какая тебе разница, кому продать!» - начал успокаивать его Сережка. Между тем, для Свинковой эта покупка была очень выгодной. Еще когда она работала в жилконторе, ей выделили комнату в коммуналке в той же высотке на Котельнической, где жила Люся. Она переселила соседей в однушки, купленные по дешевке у Сережки и Жорика. И стала единоличной владелицей роскошной трехкомнатной квартиры.


   Первый раз я увидела Свинкову, когда Люся пригласила меня к себе на дачу в Ватутинки и послала Татьяну встретить меня на автобусной остановке. У нее тогда была длинная рыжая коса. «Ты посмотри, какая красавица!» - все время повторяла Люся. Сначала Татьяна вела себя тихо и скромно. Услужливо спрашивала: «Что подать? Что принести?». Но потом она резко изменилась. Первый раз меня неприятно удивило ее поведение, когда по пьяни убили сына дяди Жоржика Сашу. Похоронили его на Троекуровском кладбище, рядом с тетей Машей и через 2-3 могилы от Гридня (последнего мужа Зыкиной Виктора Гридина – М.Ф.). А поминки Люся устраивала под Серпуховым, в Протвино, где у нее было два дома. Хотя у нас были свои машины, по предложению Люси, поехали туда все вместе на автобусе. И только Татьяна – на своей «Оке», которую она только-только купила. По дороге, на МКАДе, «Ока» сломалась. Люся посоветовала ей воспользоваться машиной техпомощи «Ангел», которая как раз проезжала мимо. В Протвино Татьяна приехала ужасно злая и закатила скандал. Стала орать, почему ее не подождали. К моему удивлению, Люся промолчала и никак на это не отреагировала. Раньше она никогда не позволяла на себя кричать и ругаться. А последние несколько лет Свинкова уже практически полностью ее контролировала. Звонить Люсе приходилось в 6 утра. Потом Татьяна забирала ее трубку и всем отвечала за нее. От общения с родственниками она старалась Люсю всячески оградить. Возводила на нас поклеп, что мы ходим к ней только ради денег. «Люсь, мы у тебя когда-нибудь просили хоть копейку? – не выдержала однажды я. – Нам твои деньги не нужны. Слава Богу, у нас свои есть». Когда-то она звала меня к себе в ансамбль бухгалтером. Но я ей сразу сказала: «Боже сохрани! Ты хочешь, чтобы мы с тобой ругались? Нет? Значит, мы не будем вместе работать». Отказалась идти к ней на работу и моя мама, которой она предлагала быть у нее домоправительницей. Когда я напомнила ей об этом, Люся страшно обиделась. «Вы от меня ничего не получите, - заявила она. – Я все отдам государству». «Отдай! – сказала ей я. – Тебе скажут «спасибо». Только перестань попрекать нас своими деньгами! Когда Сашка умер, и тебе было плохо, ты пришла ко мне: «Вера, что делать?». И когда у тебя были другие проблемы, ты приходила ко мне. Зачем же ты сейчас говоришь мне такие гадости?». Мы всегда так с Люсей общались. Высказывали друг другу в лицо все, что думали. У нас бабушка была такая же – палец в рот не клади. И мы все пошли в нее.

 

   Когда Люся уже стала сдавать, я предлагала Свинковой свою помощь: «Если надо, я готова не работать и с ней сидеть». «Да, хорошо», - согласилась она. Незадолго до смерти Люся позвонила мне и попросила, чтобы я забрала ее к себе. Я стала звонить Татьяне, чтобы узнать, куда приехать. Но она на звонки не отвечала. И до Люси я больше дозвониться не могла. Как потом выяснилось, с ней сидела ее бывшая костюмерша Люда Оськина. По ее словам, когда Люсе стало плохо, она доложила об этом Татьяне. Татьяна вызвала доктора Володю Константинова, который в последнее время лечил Люсю. Он приехал и сделал ей какой-то укол. Заверил, что она будет спать несколько часов. Но Люся проснулась раньше, и ей стало хуже. После цепочки звонков снова приехал Володя, донес ее на руках до машины и отвез в 83-ю больницу на Ореховом бульваре, где он работал. Там Люся и умерла. «А зачем он повез ее на своей машине? – рассуждала потом я. – Нельзя было «скорую» вызвать? И почему она очутилась именно в этой больнице? У нее же в ЦКБ была своя палата». В общем, для меня в этой истории осталось много непонятного. Потом говорили, что этот доктор Володя всерьез намеревался жениться на Люсе. Вполне возможно, что так и было. Перед похоронами он подвозил на своей машине меня и Сережку с Жоркой. По дороге ребята спросили его об этом. И он им сказал, что в этот день как раз должен был разговаривать с женой насчет развода. У Володи еще был брат-близнец Виктор – тоже доктор. Володя был кардиолог. А его брат – психотерапевт. Он вводил Люсю в состояние транса, и она ему что-то рассказывала. На 40 дней Виктор обещал рассказать обо всем, что он от нее услышал. Но на сороковинах он не появился. Отсутствовал и Володя, который на похоронах не отходил от Свинковой и через каждые полчаса делал ей какие-то уколы. «Где же ваш доктор? – спросила я у Татьяны. – Что это его не видно?». «Ой, ты знаешь, у него случилось большое несчастье, - сказала она. – У него же брат умер. Сейчас его как раз хоронят». По словам Свинковой, Виктор поехал к маме куда-то в Подмосковье, и его нашли мертвым на автобусной остановке, где он просидел три дня. Сам Володя потом рассказывал: «Я опознал брата только по деревянному крестику. У меня был точно такой же. Нам их мама на шеи повесила». «Что за идиотизм?! – недоумевала я. – Неужели за три дня сидящего на остановке человека никто не заметил? И почему Володя не мог его опознать? Он что, был избитый до неузнаваемости?». Согласитесь, вся эта история тоже довольно странная.


   Когда Сережка, Жорик и Катя как ближайшие родственники заявили о своих правах на наследство, Володя начал везде говорить, что якобы никаких бриллиантов у Люси не было, и она носила одну бижутерию. Складывалось впечатление, что он специально так говорил, чтобы наследники ничего не искали. Дело в том, что у Люси на казенной даче в Архангельском был металлический сейфик для хранения драгоценностей. И в течение нескольких дней после ее смерти, пока всех не вытурили с дачи, Володя с Татьяной вместо того, чтобы положить этот сейфик в банковскую ячейку, зачем-то возили его с собой туда и обратно. Какие там были драгоценности и в каком количестве – никто ведь толком не знал. Часть их пропала еще при жизни Люси. Ее же дважды обкрадывали в поезде. Свои самые дорогие цацки она всегда носила при себе – или в мешочке, или в платочке, как наша бабушка. В купе, кроме нее и Татьяны, никого не было. Ну, кто мог взять этот узелок с цацками? Вывод напрашивался сам собой. Тем не менее, Люся даже в милицию не обращалась. «Все равно никто не будет ничего искать», - объясняла она. Что стало с ее двумя домами в Протвино – тоже непонятно. Я была там и видела эти дома своими глазами. Но потом они словно испарились. Не очень честная история получилась и с домом на Волге, который Люся отдала двоюродной сестре Нине Воробьевой. Сын Нины Саша работал у Люси в ансамбле. И, когда Газпром предоставил Люсе казенную дачу в Архангельском, она попросила Сашу жить в этом доме на Волге и присматривать за ним. В один прекрасный день Люся приехала туда и узнала, что он без ее ведома прописал туда Нину. А я работала бухгалтером в юридической консультации. И она начала мне жаловаться, что они ее обманули, подделали ее подпись и т.д. «Что же ты сидишь и молчишь?! – удивилась я. – Обращайся в суд!». «Да ты что! – отмахнулась Люся. – Это сейчас поднимется скандал. Будут говорить, что мои родственники – жулики и воры». «Зачем ты тогда мне об этом рассказываешь? – разозлилась я. - В таком случае нечего и говорить на эту тему». А через полгода Люся оформила Нине и ее сыну дарственную на этот дом. После ее смерти я прямо спросила у Нины: «Надеюсь, у тебя хватит совести больше не лезть в наследники?». «Да, сын мне сказал, что нам лучше туда не соваться», - ответила она. Сама я ни на какое наследство не претендовала. И вмешалась лишь через три года, когда увидела, как все разбазаривается и уходит в основном адвокату Георгию Левчуку, взявшемуся представлять интересы Сережки, Жорика и Кати. Мне просто стало обидно. Сначала Сережка кричал: «Мы сделаем музей тети Люси». А что в музее-то показывать, если ничего не останется – ни драгоценностей, ни платьев, ни ваз, ни картин?! К сожалению, суд встал на сторону Левчука. Судья посмотрела документы из архива, подтверждающие мое родство с Люсей, и заявила, что это подделка, и я не имею к наследству никакого отношения. Что-то доказывать было бесполезно. Не секрет, что в наших судах все решают большие деньги. А у меня не было таких денег, как у Левчука.

 

   Я с самого начала предлагала Сережке проверенных адвокатов из юридической консультации, в которой я работала. Но оказалось, что он уже договорился с этим Левчуком, которого нашел по интернету. Левчук первым делом сказал ему, что для вступления в наследство нужна большая сумма денег. Сережке пришлось взять кредит. Но этого оказалось недостаточно. И тогда Сережка заставил Катю продать квартиру на Абельмановской заставе, которую ей купила Люся. На что ушли все эти деньги – непонятно. Видимо, на оплату услуг Левчука. Все имущество, полученное ребятами по наследству, Левчук спешил скорее распродать. С этого он получал еще по 10 процентов от его стоимости. Вдобавок ко всему он на пустом месте втягивал Сережку в никому не нужные судебные тяжбы. Чего стоила хотя бы история с еще одной «наследницей»! Дело в том, что мать Сережки, Жорика и Кати Татьяна после расставания с их отцом Сашкой родила от разных мужчин еще девятерых детей. И по документам все они были Зыкины. В свое время про одну из девочек Татьяна кричала, будто она тоже Сашкина дочка. Люся даже ездила к ней разбираться с этим. А когда начали делить Люсино наследство, эта девочка приехала в Москву и пыталась добиться включения в число наследников. Левчук разрешил ей поселиться и прописаться в квартире Люси на Котельнической. Она родила там ребенка. Потом привезла туда мужа и еще одну сестру. «Вы что, совсем одурели?! – возмутилась я. – На каком основании вы вселили эту красавицу, которая никто и звать никак?». «Ну, она же говорит, что она тоже наследница», - принялся оправдываться Левчук. А после этого он от имени ребят подал на нее в суд и долго добивался ее выселения из квартиры. Потом он подбил Сережку судиться с кем-то из артистов за нелестное высказывание о нем в какой-то телепередаче. И за все это выставлял все новые и новые счета. Когда я первый раз увидела Левчука, он ездил на «Москвиче». А сейчас у него иностранная машина за несколько миллионов. При этом Жорке и Катьке вообще не дали ни копейки. Жорка еще более-менее устроен. У него трое детей. И жена его крепко держит в руках. А Катька с ребенком осталась без жилья и без средств к существованию. Мы долго уговаривали ее отказаться от услуг Левчука. Слава Богу, до нее, наконец, дошло. Недавно она взяла себе нового адвоката. После долгих препирательств Сережка с Левчуком вроде бы купили Катьке квартиру. Но документы на нее так и не отдали. «Я заберу у тебя ребенка, а тебя отправлю в дурдом», - заявил ей Левчук. Насколько я знаю, он уже сделал фотографии, свидетельствующие, что она живет с пьяницей в каких-то трущобах, где ребенку не место, и начал готовить документы, чтобы поставить вопрос о признании Катьки психически больной. Новый Катькин адвокат сказал мне, что будет требовать проведения судебно-психиатрической экспертизы. «Тогда пусть и Сережке делают такую экспертизу! – сказала я. – Пусть всем делают! Чем Сережка лучше?!».

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 32, 2013)







ПЬЯНКА В ДОМЕ СОЗДАТЕЛЯ «ЛАСКОВОГО МАЯ» ПРИВЕЛА К ТРАГЕДИИ

звукорежиссер Сергея Кузнецова скончался от отравления неизвестным препаратом

 

В центре криминального скандала опять оказался создатель легендарной группы «Ласковый май», автор хитов «Белые розы», «Седая ночь», «Розовый вечер» и многих других – 49-летний композитор Сергей Кузнецов. Очередная пьянка в его квартире в Оренбурге завершилась трагедией – смертью звукорежиссера и аранжировщика Влада Леонова, который сотрудничал с ним в последние годы.

 

   - 21 июля мы с Владом взяли билеты, чтобы ехать на гастроли, - рассказал Сергей Борисович. – Потом зашли ко мне и на радостях выпили водочки. Выпили совсем немножко. Даже одна бутылка осталась недопитой. После этого Влад уехал по своим делам. Уехал совершенно нормальным. А потом мне позвонили и сообщили, что ночью его нашли где-то в палисаднике на улице Горького. Подробностей, что с ним произошло, я не знаю. Какое-то отравление от чего-то. Я просто в шоке. Надеюсь, расследование установит причину случившегося. Не просто же так человек умер…

 

   - По предварительному заключению судмедэкспертов, смерть моего сына наступила от отравления неизвестным препаратом, - подтвердил отец Влада Леонова Евгений Николаевич. - Окончательное заключение будет готово только через месяц. Но и без всякой экспертизы понятно, к кому ведут все ниточки. Сергея Кузнецова я знаю еще с молодости. Я сам в прошлом музыкант и певец. И мне приходилось вместе с ним ездить на гастроли по Оренбуржью. Ни для кого не секрет, что Кузнецов употребляет не только водку, но и таблетки. Причем, мешает одно с другим. Очевидно, что они с Владиком вместе напились и наелись таблеток. Может быть, один в меньшем количестве, а другой – в большем. И ушел Владик от Кузнецова под наркотическим кайфом. «Скорая» подобрала его на улице уже без сознания. Я в это время был на работе. Мне позвонили с телефона Владика. Я подумал, что это он звонит. Взял трубку. А вместо него ответил врач наркологического отделения. «Мы везем вашего сына в 1-ю городскую больницу», - сказал он. Как потом выяснилось, сначала «скорая» привезла его в железнодорожную больницу. Там он пролежал какое-то время в приемном покое. Но его не приняли и отправили в наркологическое отделение. Часа три в бессознательном состоянии катали его по городу. Возможно, его еще можно было спасти. Но помощь ему своевременно никто не оказал, хотя при нем был паспорт и страховой полис. В результате я потерял сына. Мне очень тяжело. Я третьи сутки не сплю. Пью корвалол. Владика приглашали работать в Москву. Зачем он связался с этим «Ласковым маем»?! У них все плохо заканчивают. По-моему, Владик по счету уже двенадцатый, кто ушел из жизни…

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ (www.eg.ru, 2013)







ВЕТЛИЦКАЯ ЗА СЧЕТ КРИЗИСА КУПИЛА ДОМ В ИСПАНИИ ЗА ПОЛЦЕНЫ

экс-любовница Сулеймана Керимова перебралась с дочерью за границу и возвращаться в Россию не собирается

 

Одна из самых ярких эстрадных звезд 90-х Наталья Ветлицкая уже давно не появляется на телеэкране, не участвует в светских тусовках и не общается с журналистами. О своем существовании она напоминает лишь ядовитыми постами о шоу-бизнесе и политике в «живом журнале» и других социальных сетях. Мы решили выяснить, куда пропала любимица многих российских мужчин, и обратились к тем, кто с ней работал и общался.

 

   - Именно я когда-то открыл Наташу Ветлицкую широкой публике, - не преминул похвастаться легендарный продюсер Андрей Разин. - Мы познакомились с ней в середине 80-х на гастролях в Саратове. Я тогда был директором группы «Мираж». А она выступала со своим мужем Павлом Смеяном и параллельно танцевала у Сережи Минаева. Однажды я проходил по гостиничному коридору и увидел, как из номера Смеяна вылетела девчонка с подбитым глазом, а вслед за ней - чемодан. Смеян послал девчонку матом и закрылся в номере. Она стала бить кулаками в дверь и обзывать его «мудаком» и другими словами. Я ее успокоил и спросил: «Что случилось?». «Я жена Смеяна, - объяснила она. – Он меня приревновал к Минаеву, избил и выкинул». Поскольку она осталась на улице, и идти ей было некуда, я принял решение взять ее в группу «Мираж» костюмером. Вскоре на гастролях в Алма-Ате я разругался с солистками группы Наташей Гулькиной и Светой Разиной. Они меня достали. Требовали повышенную заработную плату – 50 вместо 25 рублей. Хотя всего лишь открывали рот под «фанеру» Маргариты Суханкиной. И я убедил продюсеров «Миража» Андрея Литягина и Сашу Букреева их выгнать и поставить на их место Ветлицкую и жену клавишника Славы Громадского Таню Овсиенко, которая тоже работала у нас костюмером. Правда, этому всячески препятствовал автор текстов Валера Соколов, который был безумно влюблен в Разину. Но я все-таки добился своего. С первого дня, когда Ветлицкая появилась с фингалом, я почувствовал в ней большой потенциал. По сравнению с этими колхозницами Гулькиной и Разиной Наташа выглядела как гора Эльбрус высотой 5,5 тысяч метров рядом со 100-метровой горой Подкумок. А как красиво она танцевала! Лучше всех в группе! Неудивительно, что после «Миража» она сразу стала звездой. К сожалению, ее тайные мужья-олигархи, которые давали ей деньги на дорогие клипы и телеэфиры, фактически утопили в ней артистку. Эти собственники ревновали ее к каждому столбу и никуда ее не пускали. Хотели, чтобы она сидела дома. «Ну, почему ты не гастролируешь? – спросил я как-то ее. – У тебя такая популярность». «Мне не разрешает муж», - ответила она. Из этой трясины Наташа не вылезла по сегодняшний день. Она перечеркнула все. Ведет закрытый образ жизни. Как худрук Олимпийского комитета и директор международного олимпийского фестиваля я несколько раз пытался устроить ее концерты. Но все было бесполезно.

 

   - На новый 1989-й год мне довелось быть свидетелем на свадьбе Наташи Ветлицкой и Жени Белоусова, который начинал у меня в группе «Интеграл», - предался воспоминаниям другой легендарный продюсер Бари Алибасов. - Вторым свидетелем был осветитель «Интеграла» Андрей Попов. Сначала мы вместе с Женей и Наташей отправились в ЗАГС в одном из рабочих районов Москвы. Долго ходили по серым одинаковым улочкам с одинаковыми хрущевско-брежневскими домами. Потом пришли в однокомнатную квартиру Наташи, чтобы отпраздновать бракосочетание. Кроме новогодней елки, стоявшей посреди комнаты, в квартире не было абсолютно ничего – ни стола, ни стульев, ни кровати. Помню, мы выпили из горлышка шампанского с водкой и очень долго искали, на что бы прилечь. В конце концов, постелили на полу какую-то тряпицу и вчетвером провели на ней первую брачную ночь. Наше с Поповым присутствие молодоженам нисколько не помешало. Поскольку закуси практически не было, после выпитого они отрубились и забыли о своих супружеских обязанностях. А через девять дней брак Жени и Наташи благополучно завершился. Честно говоря, я так и не понял, зачем он вообще был заключен. Да, до этого у них были близкие отношения. В те времена я еще жил в Зеленограде. И они несколько раз вдвоем приезжали ко мне в Зеленоград. Даже оставались ночевать. Эта пора спаривания продолжалась у них чуть ли не целый год. Но, возможно, к моменту заключения брака у них все уже выкипело. А в начале 90-х у Наташи сложился очень удачный тандем с бизнесменом Павлом Ващекиным. С его помощью она сняла «Посмотри в глаза» и еще пару интересных клипов, выступив родоначальницей определенного стиля в музыке и в видеоряде. До нее у нас никто не делал ничего подобного. Это было очень самобытно, эффектно и свежо. Созданный ею образ успешной светской львицы в дальнейшем переняли Ксения Собчак и многие другие медийные персоны. Но саму Наташу я уже много лет не видел и не слышал. Говорят, она стала затворницей и посвятила себя то ли благотворительности, то ли каким-то духовным поискам. Впрочем, в последнее время не видно и не слышно многих артистов, ярко заявивших о себе в 90-е годы. Это проблема нашего шоу-мать его!-бизнеса. Талантливых людей просто вымывают, чтобы расчистить дорогу для чьих-то новых протеже.


   - С Наташей Ветлицкой мы неожиданно подружились 13 лет назад, - поведала певица Татьяна Анциферова. – Ее привел ко мне в дом солист группы «Калинов мост» Дима Ревякин. Он сказал, что Наташа - моя давняя поклонница и очень хочет со мной познакомиться. В то время она жила гражданским браком с Сулейманом Керимовым. Но ни про него, ни про других своих мужчин она мне никогда ничего не рассказывала. Мы общались в основном на музыкальные темы. Например, мне всегда очень нравилась певица Мина. Я следила за ней еще с 60-х годов. А Наташа, как выяснилось, тоже увлекалась ее творчеством. У нее даже были записи Мины, которых не было у меня. Этим она сразу меня к себе расположила. Когда Наташа рассталась с Керимовым, я познакомила ее с Мишей Топаловым. Он тогда продвигал группу «Smash», просил меня заниматься вокалом с ребятами и сам часто ко мне приезжал. В один из его приездов у меня в гостях как раз оказалась Наташа. У них завязались страстные отношения. Говорили даже про скорую свадьбу. Но в итоге что-то не сложилось. Последний раз мы виделись с Наташей в 2009 году. Ее дочери тогда было 5 лет. Девочка была очень красивая – светловолосая, голубоглазая. В отцы ей приписывали и Топалова, и Керимова. От кого на самом деле Наташа ее родила – не знаю. Может быть, она даже воспользовалась донорским генетическим материалом из банка данных. У меня одна ученица таким способом родила дочку. Ходила куда-то и выбрала. Где папа – никто не знает. Сведения из банка данных не разглашаются. Может, и Наташа так поступила. Сейчас она живет с дочерью в Испании. По ее словам, за границей жить спокойней. Время от времени я получаю от нее ссылки в социальных сетях – то на какие-то фотографии, то на выдержки из йоги, то на советы, как «отпустить мозг». Но общаюсь я с ней крайне редко. Мы как-то отдалились друг от друга. Несмотря на то, что здоровье не позволяет мне выступать, я все-таки продолжаю заниматься музыкой. А Наташа потеряла к ней всякий интерес. Как-то друзья из Израиля прислали мне свои песни. Я попросила у Наташи совета, кому их можно предложить. «Я со всеми в шоу-бизнесе порвала связи, - ответила она. – Я теперь далека от всего этого». Мне было очень странно это слышать. Если музыка – это твое призвание, мне кажется, его нельзя просто так взять и забросить. Может быть, и Наташа еще вздрогнет и напомнит всем о себе. Лично мне очень жаль, что она больше не поет. У нас на эстраде полным-полно ненавистной мне музыкальной «деревенщины». А таких интеллигентных «городских» певиц, как Ветлицкая, практически нет.

 

   - Думаю, я один из немногих, кто в последнее время общался с Наташей Ветлицкой, - предположил композитор и аранжировщик Максим Зотов (по его просьбе, имя изменено). – Она всегда была человеком настроения, и сохранить с ней хорошие отношения удавалось не всем. Наше знакомство завязалось еще в середине 90-х. Наташа тогда рассталась с Пашей Ващекиным и тусовалась с Владом Сташевским, с которым я сотрудничал. Когда Сташевский записывался у Аркадия Укупника на студии в «Олимпийском», она постоянно с ним приезжала и уезжала. Часто ездила к нему на квартиру, где он жил с мамой. Привозила ему подарки. А потом они неожиданно разругались в пух и прах. У них был совместный концерт в клубе «Арлекино» в Киноцентре. И у Ветлицкой возник конфликт то ли с гримером, то ли с костюмером, который что-то сделал не так. А продюсер Сташевского Юрий Айзеншпис имел неосторожность вмешаться. Наташа психанула и начала на него орать. Дело дошло чуть ли не до драки. После этого ни с Айзеншписом, ни со Сташевским она больше не общалась. Доставалось от Ветлицкой даже ее директору Андрею Черникову, который работал с ней еще с тех времен, когда она жила с Димой Маликовым. «Наташа меня иногда избивает, - жаловался он мне. - Когда у нее плохое настроение, она как даст мне по морде!». Познакомившись с Сулейманом Керимрвым, Ветлицкая не скрывала своего восторга. «Я офигела, какой это человек! – говорила мне она. - Он для меня ничего не жалеет. Деньги сумками дает». Но свалившиеся на нее материальные блага имели и обратную сторону. Однажды Сташевский в каком-то интервью упомянул, что Ветлицкая была его любовницей. Керимов рассвирепел и начал наезжать на Айзеншписа: «Что это за фигня?! Ты мне должен в качестве компенсации 100 тысяч долларов. Если через два дня ты не принесешь эти деньги, я тебя заколбашу». Айзеншпис, который обычно сам грозил всех зарезать и закопать, так перепугался, что слег в больницу с сердечным приступом. Как рассказывала Ветлицкая, не угодил Керимову и ее директор Андрей Черников. «Что это за лысый педик рядом с тобой крутится? – возмущался он. – Ненавижу педиков! Убери его на фиг!». Постепенно Наташа практически перестала общаться с коллегами по шоу-бизнесу. Выступала только на телесъемках и на дорогих «заказниках», где ей платили по 30-40 тысяч евро. И то, по словам Ветлицкой, Керимов напрягался: «Какие на фиг концерты?! Сколько тебе надо? «Поллимона» долларов? Вот возьми и никуда не езди!». А четыре года назад Наташа с дочкой перебралась в Испанию. Ее дом находится на побережье напротив острова Ибица. Она рассказывала, что купила его с большой скидкой – чуть ли не за полцены. Тогда как раз был самый разгар кризиса. Цены на недвижимость рухнули. И она удачно воспользовалась этой ситуацией. Во время нашего последнего разговора по телефону Наташа сетовала, что хочет продать свой дом на Новой Риге, который ей оставил Керимов, но никак не может найти покупателя. Дом у нее огромный – 3000 квадратных метров. Весь напичкан электронной начинкой. Как сейчас говорят, «умный дом». Можно, допустим, находясь в Америке, нажать на кнопку, и камеры покажут, кто куда зашел. Стоит такой дом бешеных денег. Ну, кто его купит? Нужно сильно занижать цену. Тем не менее, Наташа решительно настроена избавиться от московской недвижимости. «Возвращаться в Москву я не собираюсь, - сказала она. - Делать тут особо нечего. Шоу-бизнес мне уже надоел. Я не хочу уподобляться Алле Пугачевой или Соне Ротару. Они уже бабки старые. Но ради денег выходят на сцену. А зачем мне это надо? У меня с деньгами проблем нет. Я просто живу в свое удовольствие».

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 27, 2013)







[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

17.08.1942 родился Муслим Магомедович Магомаев, певец ("Королева красоты", "Лучший город земли", "Ах, эта свадьба"), муж певицы Тамары Синявской, участник музыкальных фильмов ("Когда песня не кончается", "Похищение", "Низами") (умер 25.10.2008).

17.08.1964 родилась Наталья Игоревна Ветлицкая, певица ("Посмотри в глаза", "Мальчики-чики", "Глаза цвета виски"), экс-солистка группы "Мираж", бывшая жена певцов Павла Смеяна и Жени Белоусова, бизнесмена Кирилла Кирина, бывшая любовница певца Димы Маликова, бизнесменов Павла Ващекина, Сулеймана Керимова и Михаила Топалова.

17.08.1974 родилась Лариса Владимировна Шепелева (она же Черникова), певица ("Да ты не смейся", "Я люблю тебя, Дима", "Я Шура, ребенок нежный"), вдова бизнесмена Андрея Черникова.

18.08.1938 родился Вадим Иосифович Мулерман, певец ("Король-победитель", "Хмуриться не надо, Лада", "Трус не играет в хоккей"), бывший муж певицы Вероники Кругловой, бывшей жены Иосифа Кобзона.

18.08.1945 родился Владимир Георгиевич Мигуля, композитор и певец ("Поговори со мною, мама", "Аты-баты, шли солдаты", "Трава у дома") (умер 16.02.1996).

19.08.1922 родился Павел Кузьмич Аедоницкий, композитор ("Радоваться жизни самой") (умер 18.03.2003).

19.08.1929 умер Сергей Павлович Дягилев, импрессарио, организатор "Русских сезонов" в Париже (родился 31.03.1872).

19.08.1990 умер Александр Владимирович Варламов, композитор, дирижер, один из основоположников отечественного джаза (родился 19.07.1904).

19.08.2017 преображение господне (яблочный спас).

20.08.1971 родился Станислав Михайлович Костюшкин, участник дуэта "Чай вдвоем".

20.08.2009 умер Семен Львович Фердман (он же Фарада), актер, исполнитель песен ("Уно моменте") (родился 31.12.1933).

21.08.1962 родился Виктор Викторович Рыбин, лидер группы "Дюна".

21.08.1977 родилась Анна Васильевна Плетнева, солистка группы "Винтаж", экс-солистка группы "Лицей".

21.08.1982 родился Сергей Шестеперов (он же Мигель), участник мюзиклов "Метро" и "Notre Dame de Paris", участник "Фабрики звезд-5".

21.08.1995 в автокатастрофе погибла Татьяна Валерьевна Печенкина (она же Снежина), автор песен ("Позови меня с собой", "Музыкант", "Праздник лжи"), дочь бывшего заместителя Председателя ФСБ РФ генерала Валерия Печенкина (родилась 14.05.1972).

21.08.1997 умер Юрий Владимирович Никулин, клоун, киноактер, исполнитель песен ("Постой, паровоз", "Если б я был султан", "А нам все равно") (родился 18.12.1921).

22.08.1939 родился Анатолий Григорьевич Поперечный, поэт-песенник ("Соловьиная роща", "Малиновки заслыша голосок", "Аист на крыше").

22.08.1966 родился Дмитрий Анатольевич Нестеров, лидер группы "Свинцовый туман".

22.08.1982 родилась Елена Николаевна Мульганова (она же Кауфман), участница "Фабрики звезд-5".

22.08.2017 день государственного флага России.

22.08.1979 родился Марк Иосифович Тишман, участник "Фабрики звезд-7", экс-солист группы "Профсоюз".

23.08.1964 родилась Елена (она же Алена) Евгеньевна Апина, певица ("Ксюша, юбочка из плюша", "Узелок завяжется", "Электричка"), бывшая солистка группы "Комбинация", жена продюсера Александра Иратова.

23.08.1985 родилась Софья Владимировна Кузьмина, участница "Фабрики звезд-3", дочь певца Владимира Кузьмина.

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн