Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [178] [179] [180] [181] [182] [183] [184] [185] [186] [187] [188] [189] [190] [191] [192]

ВПАВШИЙ В ОЧЕРЕДНОЙ ЗАПОЙ ЖЕНЯ ОСИН ПРОПИЛ СВОЙ ГАРАЖ

По мнению Андрея Разина, если певцу срочно не оказать медицинскую помощь, жить ему осталось недолго

 

Серьезные опасения вызывает у коллег состояние здоровья постоянного героя «Пусть говорят», «Прямого эфира» и других скандальных телепередач – беспробудно пьющего певца Евгения Осина. Некоторое время назад он приобрел мотоцикл и начал разъезжать на нем по Москве. Правда, уже по пути на регистрацию в ГАИ свалился со своего «железного коня» и повредил ногу. А когда с поврежденной ногой попытался прокатиться на мотоцикле перед съемочной группой НТВ, врезался в трактор и сломал руку.

 

   - С Женей происходят страшные вещи, - поведал продюсер группы «Ласковый май» Андрей Разин. – Рука, которую он повредил в аварии, гниет. Почки отказывают. Ноги отказывают. С ногами у него и раньше были проблемы. Врачи ему говорили: «Ни в коем случае не пить!». Я встречался с ним на съемках одной из передач. Предлагал дать ему денег на лечение. Готов был отвезти его на реабилитацию в Сочи. Он не захотел. Потом его все-таки уговорили лечь в клинику в Таиланде. Но по возвращении оттуда Женя опять впал в депрессию и забухал. Продал все, что мог. Как рассказала телеведущая Дана Борисова, которая вместе с ним ездила лечиться в Таиланд, ему заплатили три миллиона за гараж, миллион он потратил на мотоцикл, а куда дел еще два – даже не помнил. Мы его просто теряем. Организм, ослабленный на почве пьянства, уже начал разрушаться. Такое же загноение, как у него на руке, было когда-то у автора песен «Ласкового мая» Сергея Кузнецова. Его еле вытащили. Если срочно не принять меры, у Жени может начаться необратимый процесс. А это значит – не больше 10-15 дней жизни, и кранты.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 26, 2018)







АЛЛА ПУГАЧЕВА СПАСЛА ОТ ТЮРЬМЫ СОЗДАТЕЛЯ «ЛЕЙСЯ, ПЕСНЯ»

Продюсер, давший путевку в жизнь Розенбауму, Расторгуеву и Кипелову, закончил жизнь за решеткой

 

Во времена Советского Союза профессии «продюсер» на нашей эстраде официально не существовало. Людей, которые занимались созданием и продвижением музыкальных проектов, тогда скромно называли администраторами. Об этих людях и особенностях их работы мы попросили рассказать одного из ветеранов продюсерского цеха - создателя вокально-инструментальных ансамблей «Лейся, песня» и «Надежда» Михаила Плоткина.

 

   - Сейчас любой человек с улицы, который поцелует в жопу какого-нибудь артиста, сразу же называет себя продюсером, - посетовал Михаил Владимирович. – А в середине 60-х, когда я пришел в Москонцерт, в этой сфере работали настоящие профессионалы. Одним из таких людей был Леонид Абрамович Пруткин, под которым находились все москонцертовские вокально-инструментальные ансамбли. У него была любимая поговорка: «Свой - свой, а обыскать надо». Через Леонида Абрамовича велись переговоры с провинциальными филармониями и решались вопросы, какой коллектив куда отправить выступать. Из администраторов в Москонцерте выделялся Павел Леонидович Леонидов. Он возил на гастроли лучших артистов – Иосифа Кобзона, Ларису Мондрус, Вадима Мулермана, Владимира Высоцкого. А также был плодовитым и довольно успешным поэтом-песенником. Его дочка вышла замуж за композитора Анатолия Днепрова. Вместе с ним Павел Леонидович написал знаменитую песню «До чего же, Россия, ты русская! До чего же тебя я люблю!». И в конце 70-х эмигрировал в Америку. Сам я администратором стал не сразу. Первое время меня посылали на гастроли с певцом Эмилем Горовцом в качестве рабочего по перемещению музыкальных инструментов. А административной работой у него занимался Михаил Сергеевич Дорн. Он был для меня эталоном профессионализма. В нем чувствовалась интеллигентность. Не было никакого жлобства, как у некоторых его коллег, которые могли по дороге на концертную площадку купить булочки по 5 копеек и продать их участникам коллектива вдвое дороже. Когда Михаил Сергеевич перешел из Москонцерта в Донецкую филармонию, ее называли не иначе, как «Дорн-концерт». Директор филармонии лишь номинально выполнял свои обязанности. А фактически всем руководил Михаил Сергеевич. К нему на работу переехали из Москвы такие популярные артисты, как Тамара Миансарова и Валерий Ободзинский. И его стараниями Донецкая филармония поднялась на невиданную высоту. А заканчивал свою карьеру Дорн – ни много, ни мало! – директором театра имени Моссовета. Человека с улицы на такую должность не взяли бы. Это был уже серьезный уровень.

 

   В Росконцерте большим влиянием пользовался Феликс Семенович Кац из фестивального отдела. Он организовывал сборные концерты на крупных площадках. И почему-то усиленно продвигал в них эстонских исполнителей. Яак Йоала, Тынис Мяги, группа «Апельсин» с его помощью стали популярными по всему Советскому Союзу. У меня сложились с Феликсом Семеновичем очень хорошие отношения. И мои коллективы тоже часто выступали у него по стадионам и дворцам спорта. Подружился я и со многими региональными филармоническими администраторами. Артисты тогда ездили на гастроли не в город, а к конкретному человеку из филармонии. Города для них были все одинаковые. Они видели только концертную площадку, ресторан и гостиницу. После концерта ужинали, спали и ехали дальше по маршруту. А будет ли гостиница приличная, хорошо ли их накормят и обеспечат ли все необходимое для выступления – как раз зависело от местных администраторов. Незабываемые воспоминания оставил у меня главный администратор Одесской филармонии Дмитрий Михайлович Козак. Как всякий одессит он любил перемыть косточки артистам. Как-то пришел в гостиничный номер к Горовцу и кого только не обосрал – и Магомаева, и Хиля, и кого-то еще. «Теперь я понимаю, что вы расскажете Кобзону, когда я уеду», - пошутил тогда Эмиль Яковлевич. Козака очень смешно пародировал Рома Карцев. У него был номер, в котором он изображал, как Дмитрий Михайлович встречал приехавших на гастроли в Одессу участников симфонического коллектива. «Здравствуйте! Мы прибыли», - обращались они к Козаку. А он им отвечал: «Какие прибыли? Сплошные убыли! Давайте я вам поставлю печать, и вы поедете домой! Это обойдется мне дешевле, чем вызывать кассиров и гардеробщиков». Конечно, таких звезд, как Горовец, Козак принимал совсем иначе. Мы всегда жили в шикарной гостинице «Красная». И получали от Дмитрия Михайловича все, что хотели. А в Тамбовской филармонии судьба меня свела с легендарным Эдуардом Михайловичем Смольным. У него был созданный им ансамбль «Молодость». Но он не ограничивался административной работой. Сам режиссировал концертные программы. И даже выходил на сцену в качестве конферансье. Я многому научился у Смольного. И когда у меня появились свои коллективы «Лейся, песня» и «Надежда», я начал делать с ними своеобразные вокально-инструментальные спектакли, чтобы участники не просто стояли и пели, а на сцене было интересное действие. При всем моем глубоком уважении к руководителю «Веселых ребят» Павлу Яковлевичу Слободкину я не помню, чтобы он в то время делал что-то подобное. И у Юры Маликова в «Самоцветах» такого не было.


   Помимо администраторов, официально работавших от концертных организаций, были и полуофициальные. Помню, как-то я приехал в Сочи с Эмилем Горовцом. Одновременно с ним там выступал ансамбль «Добры молодцы», в котором играли молодые Юра Антонов и Сева Новгородцев. Их еще толком никто не знал. Но, к моему удивлению, на их концерты все билеты были проданы. Тогда я впервые услышал про Марка Наумовича Бендерского. Мне объяснили, что это он обеспечил аншлаги «Добрым молодцам». Такая же слава шла в эстрадных кругах о Василии Васильевиче Кондакове. У него тоже артисты получали хорошую работу на выгодных условиях. Бендерский и Кондаков формально числились где-то администраторами. А фактически работали сами по себе. Естественно, делали это с нарушением установленных тогда правил и порядков. Но провинциальные филармонии, которым они помогали поправить финансовые дела, на все закрывали глаза. Я с этим сталкивался на собственном опыте. После ухода из Москонцерта я тоже работал в провинции. С «Лейся, песня» – в Кемеровской филармонии. С «Надеждой» - во Владимирской и Калмыцкой. Филармониям было выгодно, что у них в штате состоял администратор с именем и со связями. Я приносил им прибыль. И по сравнению с Москонцертом у меня там были развязаны руки. В то время артистам разрешалось давать не больше 17 концертов в месяц. А в Калмыкии я мог работать на их фонды без всяких ограничений. В общем, делал практически все, что хотел. Правда, совсем криминальными делами я никогда не занимался. Не потому что был весь из себя такой порядочный. Просто мне не повезло с этим в жизни. Тем не менее, и меня периодически обвиняли в каких-то нарушениях. Пару раз из-за этого я даже чуть не загремел в тюрьму.

 

   В конце 60-х ко мне обратился замдиректора Калужской филармонии с просьбой помочь в организации концертов Николая Сличенко. Я хорошо знал и Николая Алексеевича, и его первую жену Сетару Казымову, и вторую – Тамиллу Агамирову. В 1958 году, когда мне было 14 лет, я выдержал конкурс среди всех цыган, и меня взяли в театр «Ромэн» на детскую роль в спектакле «Марианна Пинеда» по пьесе Федерико Гарсиа Лорки. Агамирова играла мою мать. А Сличенко - ее любовника. Как раз после этого спектакля он на ней женился. И я с удовольствием согласился снова поработать с Николаем Алексеевичем в Калуге. На «разогрев» к нему я привез Миколаса Орбакаса и других студентов циркового училища, которым, по просьбе их преподавателя Юрия Белова, ранее уже устраивал гастроли. Аккомпанировать им и петь позвали будущую жену Орбакаса - юную Аллу Пугачеву. Ездил с нами и ее будущий директор Алик Непомнящий, преподававший в цирковом училище пантомиму. А после возвращения в Москву Пугачева в мое отсутствие неожиданно пришла ко мне домой в Марьину рощу и передала моей мамочке, что их вызывали в прокуратуру по поводу калужских гастролей. «Пусть Михаил будет готов, что под него копают!» - предупредила Алла. Я до сих пор благодарен ей за этот благородный поступок. Всему виной был замдиректора филармонии. При расчете он дал мне пустые ведомости. По моей просьбе, все в них расписались. А замдиректора потом проставил туда свои суммы. Совсем не те, которые платились на самом деле. И в прокуратуре это раскрутили. Но, когда меня вызвали на допрос, я уже знал, в чем меня будут обвинять. А, как говорится, предупрежден – значит вооружен. Это помогло мне доказать свою невиновность и избежать ареста.

 

   А в начале 80-х меня хотели посадить за то, что во время работы в Калмыцкой филармонии я дал взятку за получение аппаратуры для моего ансамбля «Надежда». Ситуация была абсурдная. На этой аппаратуре мы зарабатывали государству огромные деньги. Но без взятки чиновники не хотели нам ее давать. По похожему обвинению тогда посадили моего коллегу Вилена Ивановича Дарчиева. Он начинал на эстраде как артист разговорного жанра. А потом создал ВИА «Шестеро молодых». Из этого коллектива вышли Александр Розенбаум, Николай Расторгуев, Валерий Кипелов и другие известные певцы. А на клавишных у них играл Дима Закон, который в 90-х стал одним из ведущих организаторов гастролей российских артистов в Германии. Работал Дарчиев со своим ансамблем от разных филармоний – Саратовской, Кемеровской, Калмыцкой. По-моему, в Калмыцкую филармонию меня с «Надеждой» сосватал именно он. И когда я приходил на допрос в прокуратуру по поводу аппаратуры, меня пытались шантажировать показаниями, которые якобы дал против меня Вилен Иванович. «Вам не отвертеться! – сказали мне. - Дарчиев подтвердил, что вы давали взятку». «Находясь в ваших руках, можно что угодно наговорить и на себя, и на других», - ответил им я. Досталось не только Вилену Ивановичу, но и многим другим администраторам. Бендерскому дали срок за «левые» концерты Пугачевой, Лещенко и других звезд в Иркутске. Кондакову – за махинации с концертами Высоцкого в Ижевске. Сидел администратор Одесской филармонии Лев Меламедман, который потом переехал в Москву и работал в Росконцерте вместе с Феликсом Кацем. Сидел Дима Цванг, много лет сопровождавший на гастролях Пугачеву. Но меня Господь миловал. Как ни старались, отправить меня за решетку так и не смогли.


   - Свою карьеру на эстраде я начинал звукорежиссером в ансамбле «Шестеро молодых» Саратовской филармонии, - вспоминал певец Александр Кальянов. – Руководитель нашего ансамбля Вилен Иванович Дарчиев был один из самых крутых в то время администраторов. Умел делать концерты и зарабатывать деньги. «Шестеро молодых» считались не самым известным коллективом. Но работали не меньше трех концертов в день и по полгода не вылезали с гастролей. Помню, Василий Васильевич Кондаков, которого все называли Юрием Долгоруким за то, что он своим многочисленным женам покупал кооперативные квартиры и типа застраивал Москву, брал наш ансамбль в Казань на «разогрев» к Владимиру Высоцкому. Дело было зимой, и я на всякий случай захватил с собой военный тулуп. Из Казани мы поехали дальше на какие-то гастроли. По дороге автобус, на котором нас везли, сломался. Холод был такой, что мы чуть не замерзли. И тулуп мне очень помог. А домой с этим тулупом я вернулся уже глубоким летом. К сожалению, свою жизнь Дарчиев закончил в тюрьме. На него повесили звуковую аппаратуру БИГ, что он типа ее украл. Поставили ему в вину, что он получал ставку конферансье, а на концерты с ансамблем якобы не выезжал. Это была чушь собачья. Да, на сцену Вилен Иванович действительно выходил не часто. Но всегда сопровождал нас во всех поездках. Ну, подумаешь, получал за конферанс 3 рубля с концерта. Для него это были не деньги. Человеком он был веселым и нежадным. Любил в картишки поиграть - в «кинга» или в «секу». Однажды даже проиграл мне часы «Сейко». А пострадал Дарчиев из-за одного недоброжелателя, которого имел неосторожность послать. Этот человек был связан с органами. Он начал мстить Вилену Ивановичу и добился, чтобы его посадили.

 

   - Мой дядя играл на саксофоне в ансамбле «Молодость» при Тамбовской филармонии и устроил меня туда, - делилась певица Ника (Ирина Мальгина). - Этот ансамбль был детищем легендарного Эдика Смольного. Он возил на гастроли участников фильма «Неуловимые мстители» - Бориса Сичкина, Савелия Крамарова, цыгана и всю остальную компанию. Мы работали с ними «живьем» по 8 концертов в день. Они проходили как сеансы в кинотеатре – через каждые два часа. После первых трех концертов, которые считались детскими, в кассе собиралось по несколько мешков мелких монет. И всех артистов, не занятых на сцене, привлекали к их подсчету. А «неуловимые» еще успевали в перерывах прикладываться к спиртному и обычно к концу дня уже плохо ориентировались во времени и пространстве. Перед их выходом на экране показывали фрагменты из фильма. Потом из-за экрана появлялись они сами. Однажды «мстители» так напились, что забыли про свой выход. И когда экран поднялся, публика увидела их сидящими на мешках с монетами и разливающими водку по стаканам. Естественно, в то время подобное не одобрялось. И на Смольного завели уголовное дело за нарушение финансовой дисциплины. По этому же делу проходил и Сичкин. Его год продержали в тюрьме и отпустили. После этого он эмигрировал в Америку. А Смольный два года сидел под следствием. Он досконально изучил Уголовный кодекс и свою защиту строил самостоятельно, без адвокатов. В итоге его полностью оправдали. Единственное – ему запретили занимать административные должности. Когда его ансамбль, переименованный в «Оптимисты», выезжал на гастроли, Смольного оформляли то ли осветителем, то ли электриком. Но, естественно, всеми делами по-прежнему занимался он.

 

   - Во время работы в оркестре Лундстрема я познакомился с Ларисой Мондрус и ее мужем Эгилом Шварцем, и они меня свели с администратором по тем временам номер один, - рассказывал певец Валерий Ободзинский. - Это был Павел Леонидович Леонидов. Очень пробивной человек с огромным чутьем на артистов. Он открыл почти всех тогдашних звезд Москонцерта. Много читал и имел охренительную библиотеку. Правда, был страшный хам. Не любил, когда с ним спорят. И посылал на … всех. Даже Клавдию Ивановну Шульженко. Помню, мы с ней поехали на гастроли в Саратов. В поезде очень интеллигентно беседовали. Встречали нас пионеры с цветами, горнами и знаменами. А в это время Леонидов стоял рядом и громко кричал кому-то: «Пошел на …!». «Павел Леонидович, не нервничайте так! – сказала ему Шульженко. - Здесь же деточки». «Клавдия Ивановна, идите вы на …! – ответил он. – Не вмешивайтесь в мои дела!». Администраторам Шульженко уже была на хрен не нужна. Нужен был Ободзинский. Бывало, Леонидов звонил мне и говорил: «Ты сегодня болеешь». Я понимал, что ему не дали за меня сумму, на которую он договаривался. А если ему не давали денег, разговор у него был короткий: «Пошел на …!». И это железно срабатывало. Павел Леонидович отправил меня работать в Донецк. Там моим администратором стал вежливый и культурный Миша Дорн. Он боялся Леонидова из-за его хамства. Но торговаться тоже умел. Однажды в Новосибирске Миша напился с директором филармонии. Совал ему в руки мой рекламный портрет и спрашивал: «Ты будешь платить Ободзинскому? Если не будешь, он хрен к тебе приедет». А директор, уже в жопу пьяный, только мычал в ответ и, в конце концов, заснул с моим портретом в руках. Вот такой у нас был шоу-бизнес!

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» спецвыпуск от 18 июня, 2018)


   Газетная версия часть 1 https://www.eg.ru/showbusiness/557842/

   Газетная версия часть 2 https://www.eg.ru/showbusiness/557863/








ВДОВА ПРОДЮСЕРА «КОМБИНАЦИИ» СТАЛА ЖЕНОЙ ЗАМА ТАБАКОВА

Первым мужем барабанщицы группы был нынешний юрист Орбакайте, а клавишницу звал в жены американец

 

Четверть века назад, 5 марта 1993 года, в подъезде дома на улице Металлургов в Москве неизвестный мужчина нанес удар заточкой продюсеру популярной в то время группы «Комбинация» Александру Шишинину. От полученной раны он, не приходя в сознание, скончался. О возможных причинах нападения на Александра выдвигались самые разные версии. Но раскрыть это преступление и найти убийцу так и не удалось. О жизни и смерти продюсера мы поговорили с его другом – саратовским журналистом Андреем Цеповым.

 

   - С Шишининым я познакомился в нашем родном Саратове в 1985 году, - поведал Цепов. - Наше знакомство началось с того, что он пришел ругаться в редакцию газеты, в которой я публиковался. У нас вышел музыкальный обзор по итогам года. А Саша заявил, что это все вранье и фальсификация. Мы с ним разговорились и после этого стали друзьями. Шишинина часто называли «бывшим ментом». Это не совсем правильно. Саша окончил университет по редкой специальности «метеоролог». Но, наверное, работать в какой-нибудь Кушке ему сильно не хотелось. А тогда на пост-андроповской волне в школах милиции создавали годичные курсы работников ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности – М.Ф.). И он пошел учиться на эти курсы, чтобы остаться в Саратове. Правда, через полгода ему стало понятно, что никаких перспектив в этой абсолютно коррумпированной структуре у него нет. На этом карьера Шишинина в ОБХСС закончилась. На момент нашего знакомства Саша работал в клубе Саратовского агрегатного завода. Пытался создать группу «Рок-ералаш из провинции» в стиле своего кумира Александра Барыкина. Но на городском фестивале «Желтая гора» их обсмеяли вместе с командой, в которой выступала будущая певица Валерия.

 

   А в 1987 году я притащил Сашу на работу в хозрасчетный молодежный центр при Кировском райкоме комсомола города Саратова. Если помните, в то время повсеместно создавались такие центры, из которых вышли Ходорковский и другие нынешние олигархи. Сначала я сосватал туда директором своего приятеля Сергея Белостропова. В дальнейшем он снискал известность как создатель финансовой пирамиды на 150 миллионов и оказался в тюрьме. А молодежный центр был для него первым шагом к большим деньгам. Белостропов поработал там три месяца и позвал меня зарабатывать эти большие деньги вместе с ним. Я стал руководителем концертного отдела. А Шишинина сделал своим заместителем. За короткое время мы провели гастроли группы «Мираж», Игоря Саруханова и Юрия Лозы. Для «Миража» это была всего вторая гастрольная поездка. Именно на одном из наших концертов была сделана известная фотография этой группы, где Андрей Литягин в камуфлированном костюме играл на гитаре. Мы ее растиражировали и продавали зрителям. Увидев, с каким успехом она расходится, администраторы «Миража» выкупили у фотографа негатив и сами начали ее продавать.

 

   Больше всего шума наделали гастроли суперпопулярного тогда Лозы. Он отработал у нас 11 концертов в ДК «Рубин». Пел с раннего утра до глубокой ночи. С этими гастролями нам помог Бари Алибасов, который работал со своей группой «Интеграл» в Саратовской филармонии. Он хотел затащить Лозу с его песнями в свою программу. Сделал ему афиши «Юрий Лоза – рок-звезда». Но, поскольку Юрию начали платить хорошие деньги, он предпочел выступать сольно. И Бари Каримович подарил нам целую пачку его афиш. Через Алибасова у нас произошло знакомство с очень серьезным режиссером из Ленинграда Александром Воронковым, который создал контору при советском комитете защиты мира и занимался гастролями. Мы договорились с ним о сотрудничестве. Планировали привезти в Саратов Александра Барыкина и Михаила Жванецкого. К сожалению, этим планам было не суждено осуществиться.


   Наша бурная деятельность вызвала дикое недовольство у местного коммунистического начальства. Одной сильно пьющей журналистке заказали про нас разгромный фельетон. И со скандалом выгнали нас из молодежного центра. После этого Шишинин устроился в филармонию и торговал на улице билетами на стадионные концерты то ли «Черного кофе», то ли «Рок-ателье» с Ольгой Кормухиной. Какое-то время это занятие его кормило. Параллельно он начал собирать «Комбинацию». Идея женской группы в голове у него была давно. Но в тот момент все сложилось окончательно. А с лета 1988 года у «Комбинации» уже пошли выступления по сельским клубам, за которые платили по 400-500 рублей. Устраивали их разные молодежные центры. К тому времени по Саратову их были уже десятки. Наш-то разогнали. Но другие остались. И на базе нашего вскоре создали новый. Между прочим, в нем работал будущий вице-губернатор Саратовской области и юрист Кристины Орбакайте Александр Мирошин – первый муж барабанщицы «Комбинации» Юли Козюльковой. А клавишницу Свету Костыко звал в жены американец по имени Бобби Браун. Он занимался в Москве каким-то бизнесом. Снимал квартиру в доме Нирнзее в Большом Гнездниковском переулке. Но у них что-то не сложилось.

 

   Создание «Комбинации» не обошлось без моего участия. Именно я свел Шишинина с авторами песен - композитором Виталием Окороковым и поэтом Юрием Дружковым. Возможно, не было бы меня – не было бы и группы. Но про меня нигде никогда не упоминали. Даже про Дружкова поначалу не упоминали. Автором стихов ко всем песням на обложках альбомов указывали Шишинина. Эту манеру он взял у Алибасова. У Бари Каримовича в «Интеграле» все песни были в его обработке. На самом деле Шишинин стихи никогда не писал. Это было коллективное творчество. Я тоже приложил к нему руку. Сюжет песен «Анжелика», «Вишневая девятка» и «American Boy» был придуман мной. И название «Комбинация» для группы предложил я. Сашу оно сначала страшно испугало, так как вызывало ассоциации с женским нижним бельем. Когда в ресторане записали первый альбом, его отдали тиражировать знаменитому московскому «писателю» Юре Севастьянову как группу «Анжелика». А «Комбинацией» группа окончательно стала только в начале сентября 1988 года после поездки в Волгоград на прослушивание в концертную программу к Сергею Лисовскому. На это прослушивание девчонки попали по рекомендации нашего знакомого режиссера Воронкова, который имел на Лисовского определенное влияние. Выступать они собирались под названием «Анжелика». Но, услышав мой вариант названия, ведущий программы Сергей Минаев сказал, что это бомба, и никакой «Анжелики» больше не будет, будет только «Комбинация».

 

   В дальнейшем я от «Комбинации» отошел и, кроме нескольких сельских концертов, больше для нее ничего не делал. Когда Шишинин перебрался с девчонками в Москву, я остался в Саратове. С композитором Колей Михно создал на спор клон «Комбинации» - группу «Анжелика», которая потом стала «Шахерезадой». О том, чтобы устроиться работать с Сашей в Москве, у меня даже мыслей не возникало. Но наше с ним общение по-прежнему продолжалось. Иногда Саша советовался со мной, как лучше поступить в той или иной ситуации. Правда, меня не слушал и поступал всегда по-своему. Я познакомил его с Андреем Якушиным из дуэта «Прощай, молодость», который стал крупным рекламным бизнесменом. Именно он договорился с режиссером Сергеем Косачем и помог Саше снять клип на «Бухгалтера». А незадолго до Сашиного убийства вел переговоры с режиссером Александром Файфманом о съемках клипа на «Два кусочека колбаски», на который давали деньги афганцы из ветеранской организации «Гепард».


   Обсуждал со мной Шишинин и свои проблемы с Лисовским. Началось все с ухода из группы Алены Апиной. Якобы вспыхнувшая у Александра Иратова любовь к ней – это все чушь собачья. Иратов был эстрадным каталой, который летом держал Сочи. Он прекрасно знал, кто из артистов делал хорошие сборы. И у него возникла идея – увести Апину и Таню Иванову у Шишинина и катать их под названием «Комбинация». Но, по рассказам Саши, Иванова засомневалась: «А вдруг Иратов меня выкинет? Не окажусь ли я под забором?». Подумала и осталась в группе. Иратовская схема лопнула. И тут ему пришел на помощь Лисовский, который выступил в роли доброй «крыши». У него была на Первом канале своя программа «Шоу-биржа», в которой анонсировались концерты артистов. Тот, кто заключал с ним контракт и отчислял ему часть доходов от концертов, получал права на эфиры в этой и других программах Первого канала. Только Апину, по этому контракту, за год показали миллион раз. А «Комбинации», которая имела такой же контракт и исправно по нему платила, дали всего один эфир в программе Германа Стерлигова «Миллион на льду». Шишинин при мне поехал к Лисовскому в Лужники и спросил: «Сережа, а где обещанные эфиры?». Но ничего от него не добился. А расторгать контракт Лисовский отказывался. Так между ними завязалась война.

 

   Задолго до этого я говорил Шишинину: «Саша, нужно создавать юридическое лицо и регистрировать название группы». Но ему было некогда. Он все время кому-то звонил, куда-то ездил. Потом много сил у него отнимала борьба с его походно-полевой женой Анжелой Бродовой. Это была натуральная ведьма, переходившая от одних музыкантов к другим и в итоге зарезанная кем-то в Норильске. Она не давала Шишинину спокойно жить. На гастролях ходила налево и дралась с Аленой Апиной. В общем, ему было не до юридических вопросов. Лишь когда Лисовский зарегистрировал торговую марку «Комбинация» на себя и объявил набор новых участниц, Саша взъерепенился и попытался защитить название группы. У него были пластинки «Комбинации», на которых было написано, чей это проект. И в суде он бы легко отстоял свои права. А Лисовскому это был бы плевок в лицо. К тому времени и Богдан Титомир, и Александр Малинин, и многие другие артисты от него уже ушли. И на Шишинина начались наезды. Саша сам мне рассказывал, как ему кричали на автоответчик: «Сука, гони «лимон»!». Перед убийством он даже написал по этому поводу заявление в милицию. Несложно предположить, чья это была заказуха. Именно Лисовскому и Иратову было выгодно устранить Сашу.

 

   Мало кто знает, что у Саши осталась вдова Наташа Шишинина. Они поженились в 1985 году. Уже через год у них родилась дочка Вика. Гулять с коляской и нянчиться с ребенком – это был не Сашин стиль жизни. Он постоянно где-то носился с разными проектами. И к осени 1987 года их с Наташей совместная семейная жизнь разладилась. Саша уже с ней не жил и приезжал только пообщаться с дочкой. Но официально Наташа с ним не развелась и до последнего дня числилась его женой. Потом ее мужем стал выпускник Саратовской консерватории Юра Кравец. В Саратове он возглавлял театр драмы. Занимал должность заместителя министра культуры в областном правительстве. Потом перебрался в Москву к Олегу Табакову и встал во главе его театральной школы. А после смерти Олега Павловича как его заместитель был назначен исполняющим обязанности директора МХТ имени Чехова. Параллельно выступал в этом театре как актер и режиссер. Их совместная с Наташей дочка Ульяна Кравец в прошлом году окончила табаковскую школу и тоже стала актрисой МХТ. Некоторое время назад знакомые сотрудницы Торгово-промышленной палаты нашли мне свидетельство о регистрации торговой марки «Комбинация», которое было оформлено в 1991 году на принадлежавшее Лисовскому концертное агентство «ВОНД». Срок его действия, ограниченный пятью годами, давно закончился. Я пришел к Наташе и предложил ей зарегистрировать эту торговую марку на ее дочку Вику. Она обещала подумать и с тех пор резко перестала со мной общаться.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 25, 2018)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/554579/





[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [178] [179] [180] [181] [182] [183] [184] [185] [186] [187] [188] [189] [190] [191] [192]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

19.11.1946 родилась Елена Петровна Преснякова, солистка группы "Самоцветы", мать певца Владимира Преснякова-младшего.

19.11.1969 родился Александр Пряников, ведущий музыкальных программ.

19.11.1993 умер Леонид Иович Гайдай, кинорежиссер, постановщик музыкальных фильмов ("Кавказская пленница", "Бриллиантовая рука", "Иван Васильевич меняет профессию") (родился 30.01.1923).

20.11.1894 умер Антон Григорьевич Рубинштейн, пианист, основатель Русского музыкального общества и первой русской консерватории (родился 28.11.1829).

20.11.1925 родилась Майя Михайловна Плисецкая, балерина ("Бахчисарайский фонтан", "Лебединое озеро", "Кармен-сюита"), участница фильмов ("Хованщина", "Анна Каренина", "Чайковский"), жена композитора Родиона Щедрина.

20.11.1947 родился Ренат Исламович Ибрагимов, певец ("Верни мне музыку", "Старый костер").

20.11.2009 умер Роман Львович Горбунов (он же Трахтенберг), культуролог, теле- и радиоведущий, певец ("Ключик золотой в жопу себе вставь", "Проезжали педики на велосипедике"), участник фильмов ("Лука Мудищев", "Русский спецназ", "Путь самца") (родился 28.09.1968).

21.11.1902 родился Владимир Абрамович (он же Александрович) Бунчиков, певец ("Вечер на рейде", "Летят перелетные птицы", "Школьный вальс") (умер 1995).

21.11.1920 родился Ян Абрамович Френкель, композитор ("Журавли", "Русское поле", "Для тебя"), участник фильмов ("Приключения желтого чемоданчика", "Корона российской империи") (умер 25.08.1989).

21.11.1968 родился Константин Юрьевич Арбенин, лидер группы "Зимовье зверей", муж солистки группы "Ночные снайперы" Дианы Арбениной.

21.11.1974 родился Михаил Петрович Сухомлинов, экс-участник группы "Ласковый май" (убит 29.09.1993).

21.11.2018 всемирный день телевидения.

21.11.2018 день работников налоговых органов.

22.11.1928 родился Николай Николаевич Добронравов, поэт-песенник ("Трус не играет в хоккей", "Надежда", "До свиданья, Москва"), муж композитора Александры Пахмутовой.

22.11.1957 родился Виктор Владимирович Салтыков, певец, экс-участник групп "Форум" и "Электроклуб", бывший муж певицы Ирины Салтыковой.

22.11.1958 родилась Ирина Адольфовна Отиева, певица ("Веселые подруги").

22.11.1963 родилась Илзе Марисовна Лиепа, балерина ("Дон Кихот", "Ромео и Джульетта", "Корсар"), участница фильмов ("Блистающий мир", "Михайло Ломоносов", "Детство Бэмби"), дочь танцовщика Мариса Лиепы, бывшая жена скрипача Сергея Стадлера.

23.11.1924 состоялась первая широковещательная передача московского радио.

23.11.1934 родился Константин Николаевич Беляев, автор и исполнитель песен ("Евреи, евреи, кругом одни евреи").

23.11.1973 свадьба Муслима Магомаева и Тамары Синявской.

24.11.1960 родился Армен Сергеевич Григорян, лидер группы "Крематорий".

24.11.1983 родилась Светлана Андреевна Светикова, "звезда" мюзиклов "Метро" и "Notre Dame de Paris", участница "Фабрики звезд-3".

25.11.1944 родился Марк Анатольевич Минков, композитор ("Наша служба и опасна, и трудна", "Не отрекаются любя", "Старый рояль") (умер 29.05.2012).

25.11.2018 международный день борьбы за ликвидацию насилия.

25.11.1962 родился Артур Юрьевич Гаспарян, музыкальный журналист, ведущий рубрики "Звуковая дорожка" в газете "Московский комсомолец".

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн