Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170]

НАСТАВНИКА ЛЕПСА ЧУТЬ НЕ ЗАРЕЗАЛИ В ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ СЫНА ПРИГОЖИНА

группе Бари Алибасова пришлось отбиваться от железнодорожников с раскаленными ломами

 

В 90-х годах Игорь Сандлер снискал известность как создатель успешного бизнеса по производству глазированных творожных сырков с начинкой и другой молочной продукции. И его нынешнюю музыкальную деятельность нередко воспринимают как блажь богатого человека, решившего потешить свое самолюбие. Между тем, до прихода в бизнес у Сандлера за плечами уже были 12 лет работы на профессиональной сцене. Вместе с Юрием Лозой он играл у Бари Алибасова в легендарной группе «Интеграл». А потом создал собственную группу «Индекс 398», в которой пели Альберт Асадуллин и еще никому неизвестный Григорий Лепс. Воспоминаниями об этих бурных временах Игорь Борисович поделился с музыкальным обозревателем «Экспресс газеты».

 

   - Говорят, еще в советские времена Вам посчастливилось познакомиться с самим Элтоном Джоном…

   - Это произошло в 1979 году. Элтон Джон был одним из первых крупных западных рок-музыкантов, который приехал в нашу страну. И я загорелся попасть на его концерт. Я тогда учился на 5-м курсе Саратовской консерватории. На носу были выпускные экзамены. Но я на все плюнул и поехал в Москву. Естественно, все билеты давно были распроданы. Но мне неожиданно повезло. Перед концертом БиБиСи и еще две иностранные телекомпании снимали Элтона Джона в ГЦКЗ «Россия». И какой-то молодой человек у входа отдал мне оказавшийся у него лишний пропуск на эти съемки. Когда я вошел внутрь, Элтон Джон выступал перед камерами на сцене. Чем было уникальным это выступление – тем, что он не просто давал концерт, а останавливался посреди песни, через «fuck you» объяснял оператору, что тот не так его снял, потом начинал ту же песню с начала и т.д. При этом зал был практически пустой. Люди сидели только в первых трех-четырех рядах. Видимо, это были работники зала или какие-то блатные, прошедшие по пропускам. Когда съемки закончились, я предложил звукорежиссеру помочь отнести какие-то провода и вместе с ним прошел за кулисы. Около гримерки Элтона Джона стояло несколько человек, которые надеялись получить автограф. И когда он со свитой вышел в коридор, я тоже подошел за автографом. Причем, если остальные молча протягивали диски, я завел с ним разговор на английском языке. Стал говорить, что очень люблю музыку и играю все его песни. И, влившись в его свиту, пару часов гулял с ним по Красной площади, куда его повели снимать интервью. Это сейчас я без проблем общаюсь с Оззи Осборном, Ринго Старом и многими другими. А тогда встреча с Элтоном Джоном была чем-то невероятным. К сожалению, когда мы вернулись обратно в «Россию», меня вычислили охранники и внутрь уже не пустили. Но на концерт я все-таки попал. Договорился с метрдотелем из ресторана, и он за 20 рублей через служебные помещения провел меня в фойе концертного зала. Элтон Джон тогда приезжал с легендарным барабанщиком Реем Купером, который делал грандиозное шоу. После этого я понял, что недостаточно просто играть на сцене, нужно создавать какие-то зрелищные эффекты. И в дальнейшем я всегда сопровождал концерты каким-то шоу, светом, видеорядом и т.д.

 

   - Как Вы попали в коллектив к Бари Алибасову?

   - Еще во время учебы в консерватории я играл в фолк-роковой группе Евгения Малышева «Селигер», работавшей от Калининской филармонии. А потом к нам в Саратовскую филармонию, которой руководил очень продвинутый директор Александр Скорлупкин, перебрался из Усть-Каменогорска Бари Алибасов с группой «Интеграл». Его клавишника на новом месте что-то не устроило. И в группе образовалась вакансия. Узнав об этом, я пришел к Алибасову и предложил свои услуги. У меня были очень хорошие по тем временам клавишные инструменты – орган «CRUMER», стринг «ROLAND» и клавикорд «HOHNER CLAVINET-D6». Они стоили 15 тысяч рублей. При том, что автомобиль «Жигули» - 4 тысячи. Я купил их у югославского певца Ивицы Шерфези. С такими инструментами Алибасов охотно взял меня в «Интеграл». Это была единственная в то время официальная рок-группа. Бари удалось пробить разрешение так называться через министерство культуры. Он вообще был уникальный специалист по преодолению бюрократических препонов. На худсоветах мы играли одни песни - разрешенные. А на концертах совсем другие. Но названия у них были одинаковые. И нам все сходило с рук.

 

   - В «Интеграл» Вы пришли уже со своей знаменитой лысиной?

   - Нет, тогда все хипповали и носили длинные волосы. И я не был исключением. Лысым я стал случайно. Летом 1980 года «Интеграл» приехал на гастроли в Анапу. Заселившись в гостиницу, мы с моим дружком – гитаристом Виктором Щедриным – выпили, как обычно, бутылочку водочки. И после второго стакана мне вдруг стукнуло в голову: «Утром побреюсь налысо!». «Да ладно! Не побреешься!» - не поверил Щедрин. Я поспорил с ним на три бутылки коньяка. Утром спустился в парикмахерскую, и за 14 копеек мне сбрили мою шевелюру под ноль. Возвращаясь обратно в гостиницу, я встретил Алибасова. У него округлились глаза. «Сандлер, что ты наделал?! – закричал он. – Ты же мне все шоу сорвешь». «Бари, не волнуйся, через 2-3 месяца обрасту», - успокоил его я. Вечером у нас был концерт в Зеленом театре. Я зажигал по полной – бегал вокруг клавиш, играл ногами и т.д. И в конце концерта весь 4-хтысячный зал начал скандировать: «Лы-сый, да-вай! Лы-сый, да-вай!». Алибасов прямо на сцене ко мне подбежал и сказал: «Закрепили образ! Никаких обрастаний!». С тех пор он каждый день приходил ко мне в номер и лично меня брил. Потом я придумал мазать лысину вазелином и лепить на нее нарезанную фольгу от шоколадных конфет. На сцене фольга бликовала от прожекторов. И я выглядел как инопланетянин, у которого из головы светят лазеры. Это имело большой успех у публики. Как говорил Бари, на лысине Игоря Сандлера группа «Интеграл» въехала в Москву.

 

   - Не секрет, что Алибасов всегда возражал против контактов своих подопечных с женщинами. Каким образом Вам удалось возить на гастроли жену?

   - В «Интеграле» было всего два случая, когда Бари разрешал ездить с нами женщинам. Одной из них была Ира Комарова, которая играла у нас на скрипке и бас-гитаре. Она сначала была женой нашего конферансье Сережи Серебрянского, а потом – женой флейтиста и гитариста Миши Лазарева. Второе исключение Бари сделал для моей жены Нади. Она работала у нас костюмершей. Плюс исполняла в концертах с Юрой Лозой танцевальный номер «Нейтрон». А всех остальных членов коллектива Алибасов бережно охранял от всяких отношений с женским полом. Женщины много раз являлись препятствием на его пути к профессиональной работе. Они влюблялись в музыкантов, женили их на себе, и коллектив из-за этого распадался. Поэтому Бари после концертов сам ходил по номерам и проверял, чтобы музыканты никого не приводили и ложились спать. Но это было бесполезно. Вода всегда дырку найдет. В полночь, когда он совершал обход, мы делали вид, что готовимся ко сну. А в час-два ночи приглашали девок. Затаскивали их через окна на простынях. Или сами куда-то бегали. Одно время за «Интегралом» даже ездила целая группа поддержки из определенного контингента представительниц прекрасного пола. Периодически Бари ловил нас с девками и со скандалом их выгонял. Иногда доходило до драки. Тот, у кого отнимали добычу, был крайне возбужден и недоволен. И выплескивал свою агрессию на Бари и на всех, кто был рядом.


   - Вы тоже участвовали в этих драках?

   - Нет, с участниками «Интеграла» я никогда не дрался. Мы с Витей Щедриным были два более-менее интеллигентных человека, которые решали все вопросы мирным путем, не применяя рук. Вот в драках «Интеграла» с чужими людьми я всегда участвовал. Например, однажды по дороге в Оренбург мы очень сильно напились и подрались в поезде с проводниками. Они сделали замечание нашему стил-гитаристу Джанику Ахмешеву, который как самый молодой бегал в вагон-ресторан за водкой и хлопал дверями. «Да пошли вы куда подальше!» - послал их Джаник. Проводники затаили злобу. Накалили в печах ломы. И когда мы вышли в Оренбурге, набросились на нас и начали бить этими ломами по башке. У Юрки Лозы был болоньевый плащ. Так он поплавился от удара горячим ломом. В общем, драка была очень жесткая. Даже милиция приезжала.

 

   - Чем Вам запомнился легендарный рок-фестиваль «Тбилиси-1980», на котором «Интеграл» стал одним из лауреатов?

   - Мы были на этом фестивале единственным профессиональным коллективом, работавшим от филармонии. У нас была своя мощная звуковая аппаратура. И именно на ней играли все участники фестиваля - «Машина времени», «Аквариум», «Автограф», «Диалог», группа Гуннара Грапса. Тогда мы всех впервые увидели и со всеми перезнакомились. Мне больше всего понравилось выступление «Аквариума». Они шокировали всех. Сева Гаккель лег с виолончелью посреди сцены. На него лег Гребенщиков. И они начали устраивать половой акт с виолончелью. Во время их выступления все члены жюри во главе с композитором Юрием Саульским встали и вышли из зала. Придя за кулисы, они стали судорожно орать, что надо выгнать «Аквариум» со сцены. Но Гребенщиков не уходил. И отработал свой 40-минутный сет до конца. Когда в зале зажгли свет, все сидели в мертвой тишине и не вставали со своих мест. Лишь через несколько минут зрители пришли в себя и принялись обсуждать увиденное. Вне сцены Гребенщиков оказался абсолютно нормальным парнем. Мы с ним близко подружились. Сидели ночами, вместе музицировали, выпивали, курили кое-что. Достать, что покурить, в Тбилиси не было проблемой. Люди сами к нам приходили и угощали «травкой», планчиком легоньким. Вокруг было море желающих с нами подружиться. А это была тема для знакомства. Забить косячок и покурить - это было святое. «Секс, драгз, рок-н-ролл» – такой тогда у всех нас был девиз. Это сейчас у меня девиз – «Секс, милк, рок-н-ролл». Наркотики – это уже немодно. Модно - пить молоко и вести здоровый образ жизни.

 

   - А как получилось, что «Интеграл» попал в кино?

   - Где-то на юге на наш концерт случайно попал режиссер Юлий Гусман и был так впечатлен, что порекомендовал нас Поладу Бюль-Бюль Оглы для записи песен к своему фильму «Не бойся, я с тобой». А потом он привез к нам в Саратов композитора Алексея Рыбникова. И тогда родилась идея пригласить «Интеграл» в фильм по его рок-опере «Звезда и смерть Хоакина Мурьеты», который ставил Владимир Грамматиков. В этом фильме мы с Юрой Лозой, Аликом Гумаровым и Витей Щедриным не только озвучивали музыкальные номера, но и сами снимались как актеры – играли рейнджеров. По сюжету, пока Хоакин мыл золотишко, мы насиловали его невесту. Эта сцена получилась у нас особенно удачно. Даже дублей практически делать не пришлось. Потом Хоакин со своими ребятами нас всех убивал. В частности, меня он закалывал вилами. Вот эту сцену переснимали 5-6 раз. Мне заранее привязывали под рубашкой зубец, который должен был выходить из спины. А чтобы изобразить идущую изо рта кровь, давали мне вишневое варенье. Но, пока доходило дело до съемки, я непроизвольно проглатывал его, и изо рта у меня текла чуть розовая слюна, на кровь никак не похожая. После очередного неудачного дубля гримерша разозлилась и налила мне в варенье тройной одеколон. В результате моя смерть выглядела на экране столь натуралистично, что цензура заставила Грамматикова вырезать эту сцену. А для меня съемки в этом фильме и впрямь чуть не закончились трагически. Меня на полном скаку сбросила лошадь и так долбанула копытом, что я даже потерял сознание. Все уже думали, что она меня убила. К счастью, я отделался только переломом ребра. А три года назад, когда Рыбников в своем театре восстановил «Звезду и смерть Хоакина Мурьеты» с участием Димы Колдуна и Светы Светиковой, я пошел на повышение и сыграл уже одну из главных ролей - Смерть. На премьеру приезжал Пьер Карден. Пять минут тряс мне руку - так ему понравилось мое исполнение.

 

   - Почему в 1982 году Вы ушли из «Интеграла»?

   - Потому что вырос. Хотелось самореализоваться творчески. Плюс внутри коллектива сложилась не очень здоровая обстановка. Все друг к другу цеплялись и изливали свое недовольство. Алик Гумаров, когда напивался, начинал катить бочку на Бари. Выяснение отношений часто заканчивалось безобразными драками - в ход шли стулья, вылетали зубы. Я понял, что нужно уходить и делать свое дело. Судьбе было угодно, что меня пригласили в город Липецк и дали полный карт-бланш, чтобы собрать свою группу. Она несколько раз меняла название. В конце концов, ее назвали «Индекс 398». Имелся в виду почтовый индекс города Липецка. Я пригласил к нам из Питера известного певца Альберта Асадуллина, который в Ленконцерте пел с Ириной Понаровской в рок-опере «Орфей и Эвридика». «Алик! Ты так и будешь до седых волос петь Орфея? – сказал я ему. - Тебе надо делать новую программу. Поехали ко мне в Липецк!». Он сначала не хотел увольняться из Ленконцерта и взял отпуск, чтобы попробовать поработать со мной. Мы сделали программу: первый час группа играла инструментальную музыку – Моцарта, Баха, Бетховена в современной аранжировке, а второй час Алик пел «Дорогу без конца и края» и другие свои шлягеры. Ему все очень понравилось. И прямо с гастролей он дал телеграмму в Ленконцерт: «Прошу уволить меня по собственному желанию». Мы отработали вместе три года. Собирали стадионы. Но потом Алик решил сделать свою программу – более эстрадную. Я взял другого солиста – Сергея Кривчикова. К сожалению, ему не хватало внутреннего драйва. А мне нужно было, чтобы от пения кишки вылетали. И вот как-то мы были на гастролях в Сочи - жили в гостинице «Приморская» и работали в зале «Фестивальный». Ребята мне сказали: «Сходи вниз в ресторан! Там парнишка очень хорошо поет». Я сходил, послушал. И предложил этому парнишке поехать с нами на гастроли. Звали его Гриша Лепсверидзе. Мы сократили ему фамилию и сделали из него Лепса. Он пел именно так, как мне было нужно – на разрыв. Единственное – мне не очень нравилась его манера поведения на сцене. Он вел себя расхлябанно. И нам пришлось много с ним работать над этим. Я возил с собой на гастроли видеомагнитофон – в то время громоздкий прибор в виде чемодана. Гриша и другие участники группы собирались у меня в номере. И мы смотрели западные клипы, учились по ним, «снимали» с них какие-то движения. Надо отдать Грише должное – он все впитывал в себя, как губка, и вскоре добился большого прогресса.


   - И что, Лепс вот так сразу бросил хлебное место в ресторане и согласился гастролировать с вами?

   - Не просто согласился. Он был счастлив, что его пригласили в профессиональный коллектив. Для него это было продвижение в творческой карьере. Да, в филармонии нам платили стандартную ставку 14 рублей за концерт. Конечно, в ресторане Гриша зарабатывал больше. Но выступать на профессиональной сцене было более престижно. Тогда не каждый музыкант мог туда попасть. Отбор был очень жесткий. А в 1988-89г.г. уже пошли первые коммерческие концерты, за которые платили большие деньги. Помню, мы ездили в Душанбе с Иосифом Пригожиным, который тогда возил какой-то из многочисленных «Ласковых маев». Конечно, «Ласковый май» и наш «Индекс 398» - сочетание бешеное. Но за каждый концерт – а их было несколько – нам обещали по 2000 рублей. Тут уж было неважно – с кем выступать. В итоге все закончилось разборками и чуть ли не поножовщиной. Таджики, которые нас пригласили, не хотели отдавать деньги. «Давайте вы отработаете концерт! – разводили нас они. – Мы вам потом заплатим». А я ставил им звуковую аппаратуру. «Пока денег не будет, кнопку не включу, и концерт не начнется, - сказал им я. – Как говорится, утром – деньги, вечером – стулья». «Мы вас всех зарежем», - начали угрожать таджики. Бегали за нами с кухонными ножами. Но мы с Пригожиным стояли на своем. И добились, что с нами расплатились. Помню, у Иосифа тогда как раз родился сын. И после концертов мы все бурно отмечали это событие.

 

   - Лепс мне рассказывал, что во время работы в ресторане он злоупотреблял алкоголем и наркотиками. У вас в группе он продолжал этим заниматься?

   - На сцене у меня Гриша пьяный или обкуренный не работал. В моем коллективе на этот счет были абсолютно жесткие требования. Какие-либо бухания во время работы исключались. Я лично следил за этим. И, если кто-то приходил на концерт с похмелья, я строго наказывал за это деньгами. Вечером делай, что хочешь! Но перед концертом все должны были быть, как огурцы. Каждое утро я пинками под зад выводил всех на ближайший стадион играть в футбол. И Лепс с нами тоже играл. Какой-то суперигры я ни от кого не требовал. Но в легкую погонять мячик надо было обязательно. От этого и хмель лучше выходил. Конечно, после концертов и во время переездов из города в город мы, бывало, выпивали. Пили все подряд – «Солнцедар», водку, коньячок армянский «три звезды» и даже самогон. Что удавалось купить, то и пили. Иногда и «травку» курили. Особенно мне запомнилось, как однажды на гастролях в Сочи Гриша справлял свой день рождения. Мы ожидали, что празднование будет происходить на море. Мы-то все были родом из средней полосы – кто из Саратова, кто из Иваново. И когда приезжали в Сочи, первым делом бежали на пляж, сбрасывали шмотки и ныряли в воду. Но Гриша прожил у моря всю жизнь и был к нему совершенно равнодушен. Пока мы купались, он обычно сидел под «грибочком» в длинных брюках и рубашке с длинными рукавами. Это нас всегда шокировало. «Нет, море – это все фигня», - сказал нам Гриша. Заказал автобус и повез нас праздновать день рождения в горы. Там, на берегу горной речки, мы так замечательно попили водочки и покушали приготовленный Гришей шашлык из барашка, что у меня до сих пор слюни текут при воспоминании об этом.

 

   - А девушек в номера Лепс водил? Или он ездил на гастроли со своей первой женой – однокашницей по сочинскому музучилищу Светланой Дубинской?

   - Девушек все водили. И Грише тоже было не чуждо ничто человеческое. Когда он ездил с нами, он уже не жил с первой женой. Но, поскольку она родила от него дочь, он поддерживал с ней отношения и помогал ей материально. В этом смысле он всегда был абсолютно ответственный человек. Помню, дочку, еще совсем маленькую, он даже приводил к нам на концерты. Но, честно говоря, в подробности его личной жизни я особо не вникал. Сам Гриша как настоящий мужик такие вещи никогда не афишировал. А я в отличие от Алибасова не заглядывал по ночам в номера к своим музыкантам. Все-таки у меня бойцы были немножко поспокойней, чем в «Интеграле». И не было необходимости так жестко ограничивать их встречи с женщинами. В качестве костюмерши с нами ездила Оля – жена гитариста. И барабанщик Петр Березовский, который перешел в «Индекс» из «Интеграла», ездил с женой. Но в один прекрасный момент опасения, из-за которых Бари не брал на гастроли женщин, дали о себе знать. Жена Березовского начала плести интриги и по-женски заниматься провокациями. В итоге нам пришлось с Петей расстаться.

 

   - Что стало с группой «Индекс 398»?

   - В 1989 году у нас завязалось сотрудничество с известным английским продюсером Барри Уайтом. В феврале 1990 года он планировал устроить «Индексу» гастроли в Англии. Но 3 декабря 1989 года на нашей репетиционной базе в ДК «Химик» случился пожар. Погибли двое наших ребят – звукорежиссер Михаил Жбрыкунов и техник Игорь Бондарев. Сгорела вся наша аппаратура. А в январе 1990 года покончил с собой Барри Уайт. После этого я решил завязать с музыкой и некоторое время жил в Англии. Группу «Индекс 398» я отдал Саше Серову. А Гриша Лепс уехал в Сочи и снова стал петь в ресторане. Потом, когда я вернулся в Россию и занялся бизнесом, он часто приезжал ко мне в гости. Тогда Гриша только начинал делать сольную карьеру. У него случались финансовые трудности. Бывало, ему даже на квартиру не хватало, и он одалживал у меня деньги. Но надо отметить, что он вовремя все возвращал и всегда с благодарностью вспоминал о том, что я ему когда-то помог. А в 2001 году я понял, что от себя не убежишь, и вернулся в музыку. Сделал свое грандиозное шоу. Сейчас у меня, без ложной скромности, один из лучших в Европе музыкальных центров с уникальной коллекцией клавишных инструментов, аналоговой студией звукозаписи и школой альтернативного обучения музыке. Я категорически не приемлю «поющие трусы», «говнорок» и «блатняк», которые сейчас звучат отовсюду. Мы помогаем прогрессивным музыкантам заниматься настоящим роком, джазом, классикой, фолком. Поддерживаем серьезные направления музыки, которые у нас в России пришли в полный упадок.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 50, 2012)







«ВИА ГРУ» ПЕРЕСТАЛИ ЗАКАЗЫВАТЬ НА НОВОГОДНИЕ КОРПОРАТИВЫ

по мнению промоутеров, заявление о закрытии группы может увеличить стоимость ее выступления с 30-40 до 100-120 тысяч евро

 

Группа «ВИА Гра», превратившаяся после увольнения Санты Димопулос из трио в дуэт и явно переживавшая не лучшие свои времена, неожиданно снова оказалась в центре всеобщего внимания. Причиной тому послужило широковещательное заявление продюсера и автора всех песен группы Константина Меладзе, что оставшиеся участницы Альбина Джанабаева и Ева Бушмина дорабатывают новогодние корпоративы и начинают сольную карьеру, а сама «ВИА Гра» с 1 января 2013 года прекращает свое существование.

 

   На спешно собранной по этому поводу пресс-конференции Константин Шотаевич объяснил, что больше не может написать ничего достойного для группы в таком формате и не видит смысла дальше менять одних девушек на других. Правда, в шоу-тусовке ему многие не поверили и посчитали, что продюсер лукавит. Что «ВИА Гра» творчески себя исчерпала – всем было понятно уже давно. Новые хиты появлялись все реже, а участницы выходили замуж и увольнялись с такой быстротой, что зрители не успевали запомнить ни их лица, ни имена. Но почему-то Меладзе в течение долгого времени не спешил распускать разваливающийся на глазах коллектив и решил сделать это только сейчас.

 

   - Я считаю, что владельцы бренда «ВИА Гра» решили объявить о закрытии проекта с целью поднять продажи перед новогодними праздниками, - высказал предположение руководитель эвент-агентства «MSH-Concert» Стас Христов. - В прошлые годы в мое агентство поступало очень много заказов на «ВИА Гру». В этом году их заказывали уже меньше. А после того, как осенью в группе остались только две солистки, и обе замужние, ими совсем перестали интересоваться. На сегодняшний день у меня нет на «ВИА Гру» ни одного заказа по новогодним мероприятиям. Но не исключаю, что через пару дней мне начнут звонить и спрашивать их. Раньше они стоили 30-40 тысяч евро. Сколько попросят сейчас – даже боюсь предположить. Когда объявляют последний тур или концерт, это всегда подогревает зрительский интерес, и стоимость коллектива может увеличиться в 2 или даже в 3 раза. «Вообще, мы закрылись и больше не выступаем, - говорят заказчикам. – Но, если вы предложите нам больше денег, мы сделаем для вас исключение».

 

   - По моему мнению, закрытие «ВИА Гры» - тщательно спланированный продюсерами коммерческий ход, - поделился своими соображениями директор компании «Кремль-концерт» Сергей Лавров. - Уже 18 раз устраивали «прощальные гастроли» Кобзон и Пугачева. Два года подряд «уходила со сцены» Аллегрова. И каждый раз с аншлагами. Не впервые использует эту фишку и «ВИА Гра». В 2005 году они уже объявляли о своем закрытии. И тогда это успешно сработало. Группа стала продаваться намного лучше. Но в последнее время продажи концертов «ВИА Гры» резко упали. Заказчики уже запутались – какой состав к ним приезжает. И нужно было снова подогреть интерес к группе. Более чем уверен, что они сейчас наберут новогодних корпоративов, срубят денег, а после нового года сделают новый состав и как ни в чем не бывало продолжат работать дальше.

 

   Предположения промоутеров о возможном продолжении деятельности «ВИА Гры» уже подтвердил один из создателей группы и владелец всех прав на ее название Дмитрий Костюк. Он заявил, что после нового года намерен устроить кастинг и возродить «ВИА Гру» в новом составе, а Константин Меладзе планирует набирать и раскручивать новую группу под тем же названием в рамках реалити-шоу на телеканале НТВ.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 48, 2012)







ТАМАРУ МИАНСАРОВУ СЫН ОСТАВИЛ БЕЗ ДАЧИ, МАШИНЫ И ДЕНЕГ

один из бывших мужей зверски избивал певицу, а другой изменял ей с женой Кобзона

 

81-летняя Народная артистка России Тамара Миансарова, исполнительница знаменитых песен «Черный кот», «Пусть всегда будет солнце», «Давай никогда не ссориться», «Топ-топ, топает малыш», «Глаза на песке», в 1963 году первая среди отечественных артистов получившая Гран-При на международном фестивале в Сопоте, недавно оказалась втянутой в громкий скандал. В одной из телепередач ее 56-летний сын от первого брака Андрей Миансаров неожиданно начал поливать грязью ее нынешнего супруга Марка Фельдмана. Якобы тот присосался к его матери с некими корыстными целями и изолировал ее от общения со всеми родственниками и друзьями. Музыкальный обозреватель «Экспресс газеты» обратился за комментариями к самой певице и выяснил, кто на самом деле на протяжении многих лет ее обманывал и обижал.

 

   - Мне очень больно было слышать нападки Андрея, - призналась Тамара Григорьевна. – Он ведь этим обидел не только Марка Михайловича, но и меня тоже. Выходит, я не сумела его воспитать. Я его всегда щадила. Никогда не говорила о нем ничего плохого. Недавно у меня вышла книга воспоминаний «И в жизни, и на сцене». Там Андрей – исключительно белый и пушистый. На самом деле это далеко не так. Проблемы с ним начались еще в середине 70-х, когда он бросил учебу в консерватории и после армии работал клавишником в моем коллективе. В то время в моей жизни как раз появился Марк Михайлович. Я познакомилась с ним в 1975 году на гастролях в Виннице. Он был моим поклонником. Я подарила ему свою фотографию и с обратной стороны написала: «Марик! Чтобы тебе в жизни фартило!». Я сразу почувствовала в нем родственную душу. И в 1979 году пригласила его работать скрипачом в мой коллектив. Первая его гастрольная поездка со мной была в Кисловодск. Перед этим я решила продать свою «Волгу», которая постоянно ломалась, и вместо нее купить «Жигули». Но человек, который помогал мне с продажей «Волги», взял у меня вырученные за нее деньги взаймы и бесследно исчез. В результате я осталась без машины и без денег. И Андрей предложил: «Дай мне кольцо и серьги с бриллиантами! Я их продам и куплю тебе машину». Я рассказала про эту ситуацию Марку и спросила совета – стоит ли мне соглашаться на предложение сына. Марк сказал, что за месяц гастролей в Кисловодске очень хорошо узнал его. К сожалению, не с лучшей стороны. Оказалось, Андрей, будучи женатым человеком и отцом двух дочерей, возил с собой на гастроли какую-то женщину легкого поведения из Омска и именно для этого взял у меня 400 рублей – довольно приличную по тем временам сумму. Я-то ничего этого не знала. Я жила отдельно от всего коллектива. А Марк, у которого номер находился напротив Андрея, все это видел. Он сказал мне: «Тамара Григорьевна! Я бы на вашем месте не отдавал Андрею драгоценности». Но я его не послушала. «Если меня сын обманет, я уже не знаю, кому тогда верить», – сказала я. Андрей забрал кольцо и серьги и уехал в Москву. Так получилось, что после этого мы с ним долго не виделись. В моей жизни тогда произошли кардинальные перемены. Я рассталась с отцом моей дочери Кати Игорем Хлебниковым. Он был администратором моего коллектива и по совместительству директором чешского Луна-парка. Зарабатывал шальные деньги. Но на дочку и семью ничего не тратил. Постоянно устраивал дома гулянки и пил по-черному. А когда напивался, зверски меня избивал. Я месяц лежала синяя в его квартире на Сретенке. И он даже не вызвал «скорую». В итоге я для себя решила, что этого человека рядом со мной не будет. Одновременно с этим я сменила место работы и перешла из Донецкой филармонии в Кисловодскую. Администратором моего коллектива я попросила стать Марка. А вскоре он сделал мне предложение и стал моим мужем. В какой-то момент я приехала из Кисловодска в Москву за аппаратурой и на станции метро «Маяковская» случайно встретила Андрея. «А что с кольцом и серьгами?» - поинтересовалась я. «У меня их украли», - заявил Андрей. Меня неприятно удивило, что он даже не посчитал нужным позвонить мне и сообщить об этом. Но никаких разбирательств по этому поводу я устраивать не стала. Просто махнула на это рукой. Работа в Кисловодске у меня не заладилась, и через некоторое время я вернулась в Москонцерт, где работала до переезда в Донецк. Однажды пришел Андрей и снова стал предлагать мне помощь с покупкой машины. Денег у меня не было. Пришлось пойти в ломбард. На этот раз машину Андрей все-таки купил. Но записал ее на себя и сам стал на ней ездить. А я потом вылезала из ломбарда с процентами. С тех пор машины у меня больше никогда не было.


   Не очень красиво повел себя Андрей и в истории с дачей. У меня была дача в Пушкино, всего в 32 километрах от Москвы - двухэтажный зимний дом довоенной постройки с участком 14 соток. Я купила эту дачу, когда только начала работать после консерватории. Моя мама Анастасия Федоровна Алексеева была нездорова. Ее сестры Манечка и Дуся тоже. Андрей еще не ходил в школу. И я подумала, что им будет полезно жить за городом, на природе. С отцом Андрея пианистом Эдуардом Миансаровым я к тому времени уже развелась. Узнав, что я жду ребенка, он отказался от меня. Мы тогда еще учились в консерватории и жили в общежитии. После того, как один из его соседей по комнате застрелился, выяснилось, что они все употребляли какие-то одурманивающие лекарства. У Эдика из-за этого возникли большие проблемы, и ему было не до того, чтобы становиться отцом. «Если ты родишь, я уйду от тебя», - сказал он. Но врачи меня предупредили, что, если я прерву беременность, я больше не смогу стать матерью. И я все-таки решила рожать. Помощи мне ждать было не от кого. А дача стоила огромных денег - 25 тысяч рублей. Я не ела, не пила, экономила на всем, чтобы собрать эту сумму. И в дальнейшем я вложила в эту дачу много сил и средств. Провела туда газ и прямой московский телефон, который был мне нужен для работы. Однажды в начале 80-х меня вызвали в Москонцерт к начальнику мастерской эстрадных инструменталистов и вокалистов Холопенко. К нему приходил Андрей и жаловался, что я не пускаю его жить на дачу. Я была очень удивлена, потому что он никогда об этом не просил. Потом выяснилось, что во время работы в ансамбле «Самоцветы» Андрей познакомился с какой-то женщиной из Тулы и ради нее бросил жену Любу и двух дочерей. Привести эту женщину ему было некуда. И он не придумал ничего лучше, как поселить ее на моей даче. Как-то зимой я приехала на дачу проверить – все ли там в порядке. Застала там новую жену Андрея и выгнала ее. А в начале перестройки, когда с концертами стало тяжко, Марк сказал мне: «Тамара! Катя уже выросла. Надо подумать об отдельном жилье для нее». Я решила продать дачу и на вырученные деньги купить дочери кооператив. Сразу же объявился Андрей: «Мама! Я у тебя выкуплю дачу за 15 тысяч рублей». Марк меня предупреждал: «Тамара! Он тебя опять обманет и не отдаст деньги». «Нет, Андрей сказал, что он теперь другой человек», - не поверила я. И переписала на него дачу. Денег за нее я так и не увидела. Кто потом только не жил на этой даче! И покойный отец его жены, и ее брат, и еще какие-то ее родственники. А ее мать до сих пор постоянно там живет. Только для нас там места нет. Как-то Андрей сказал: «Возьми машину и приезжай!». Но я не хочу туда ехать. Я и дома хорошо себя чувствую. Мне обидно за Катю. Она имела на эту дачу такие же права, как и Андрей. Почему все должно было достаться ему одному?

 

   Отдельная история была с квартирами. В Москве у меня была очень хорошая трехкомнатная квартира на Садовой-Кудринской. Мне дали ее во время моего недолгого брака с музыкантом Леонидом Гариным в обмен на его однокомнатную на Таганке и мою двухкомнатную на Мосфильмовской улице, полученную от ЦК ВЛКСМ после победы на фестивале в Хельсинки. Но, пока я лежала в больнице, Гарин начал открыто изменять мне с женой Иосифа Кобзона Вероникой Кругловой, и через полгода я с ним развелась. Делить жилплощадь он наотрез отказывался, и чтобы избавиться от Гарина, я залезла в долги и купила ему кооператив. А квартиру на Садовой-Кудринской я разменяла на двухкомнатную на Большой Ордынке для нас с Марком и Катей и однокомнатную в Безбожном переулке для моей мамы. К маме переехала ее сестра Манечка. У нее осталась квартира в Кисловодске. Мы ее продали. Но вырученные деньги пришлось отдать Андрею на покупку клавишного инструмента, без которого его не брали на работу. Сам Андрей, когда первый раз женился, прописался у жены Любы. У них было две комнаты в четырехкомнатной коммунальной квартире в Кунцево. Уезжая из Донецка, я договорилась, чтобы мою двухкомнатную квартиру оставили за Андреем. Поскольку я 12 лет отработала в Донецкой филармонии, мне пошли навстречу. Можно было заключить фиктивный брак и получить за эту квартиру хорошие деньги. Но Андрей заявил: «Мне это не нужно». После развода он остался прописан у Любы, потому что ей должны были дать отдельную квартиру. В результате ему достались две комнаты в коммуналке.


В 1988 году случилось несчастье - моя мама сломала ногу и от болевого шока умерла. В квартире в Безбожном осталась одна Манечка. Андрей уговорил ее переехать к нему в коммуналку. Обещал: «Мы за тобой будем ухаживать». А в квартиру в Безбожном переселил своих соседей по коммуналке. И стал единоличным владельцем всей 4-комнатной квартиры. Но про свои обещания он сразу забыл. Бедная Манечка лежала, не могла встать. Но Андрей и его жена даже стакан чая ей не подавали. Они вообще не заходили к ней в комнату. И, пока Манечка не умерла, ухаживать за ней приходилось приезжать мне. Я тогда бросила все мои гастроли. Только ходила преподавать в ГИТИС. А после занятий ехала к Манечке, кормила ее, убирала и еще везла домой белье в стирку. Андрей наказал даже своего отца Эдика Миансарова. Перед тем, как развалился Советский Союз, у него в Минске умерла мама – концертмейстер белорусского радио, которую тоже звали Тамара Миансарова. Она была довольно обеспеченным человеком. От нее остались квартира и какие-то деньги. Андрей тут же подсуетился: «Папа! Я помогу тебе купить машину». За 11 с половиной тысяч советских рублей он купил отцу подержанные «Жигули». На следующий день эта машина сломалась. Эдик обратился с претензией к прежнему владельцу: «Ты взял 11 с половиной тысяч. Что ты нам продал?». «Простите, какие 11 с половиной тысяч? – удивился тот. – Я получил всего 5 тысяч». Ну, как можно так поступать?!

 

   В свое время Андрей предрекал, что мой брак с Марком Михайловичем продлится не более пяти лет. Но мы благополучно живем вместе уже тридцать четвертый год. Марк – моя главная опора в жизни. Он и за продуктами ходит, и готовит, и по дому все делает. А вот от родного сына я никакой поддержки не чувствую. Приведу простой пример. Моя мама похоронена на Домодедовском кладбище. И каждый раз нам с Марком приходится кого-то просить, чтобы нас туда отвезли. Мы же пенсионеры. Ездить на такси нам не по карману. Андрей, правда, несколько раз возил нас на кладбище на своей машине. Но ставил условие, чтобы мы ему оплатили бензин. Как будто там похоронен чужой человек, а не его родная бабушка, которая его воспитывала, пока я ездила по гастролям. Никто из моих соседей по дому не может сказать, что видел когда-нибудь моего сына. Многие даже не знают, что у меня вообще есть сын. Дочь Катю иногда видят. У нее с Марком поначалу тоже были конфликты, пока они притирались друг к другу. А сейчас Катя зовет его «папой». «Папа не тот, кто родил, а тот, кто воспитал», - говорит она. В 90-х мы обменяли квартиру на Большой Ордынке на нашу нынешнюю, получили доплату и купили для Кати отдельное жилье недалеко от нас. У нее в жизни немало своих проблем. Но она нас не забывает и время от времени забегает к нам. И по телефону мы с ней постоянно общаемся. А Андрей не вспоминает обо мне месяцами, как будто меня нет. За последние годы я много раз лежала в больнице. Марк приезжал ко мне каждый день. Никто не мешал и Андрею приезжать. Но сын лишь один раз навестил меня в 1-ой Градской. Он даже не приехал поздравить меня с 80-летием. Впрочем, чему удивляться?! Одна из его дочерей от первого брака родила. Его внучке уже четыре с лишним года. Но Андрей ее ни разу не видел. Хотя она живет не где-нибудь в Америке, а в одном с ним городе. Отличился и его сын от второго брака Андрей Миансаров-младший. Я его готовила в музыкальное училище. Но он не стал учиться и начал выступать в ночных клубах как ди-джей. Видимо, ему был нужен пиар. И в одной телепередаче он нелестно отозвался обо мне. Мол, мои песни - это вчерашний день, нафталин. Когда меня уже выписывали из 1-ой Градской, мне вдруг позвонил сын. «Что случилось? – удивилась я. – Ты так редко звонишь, что я уже забыла твой голос». «У тебя пальчики работают? – спросил он. – Почему ты не можешь сама набрать мой номер?». «Я тебе скажу одну вещь, - ответила я. - Как ты относишься ко мне, так твои дети будут относиться к тебе. Я тебе это говорю как мать. Запомни это! Изменись и стань другим человеком! Я же тебе не чужой человек».

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 47, 2012)







[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

22.09.1965 родился Аркадий Владимирович Кудряшов, директор певца Юрия Шатунова.

22.09.1968 свадьба Софии Ротару и Анатолия Евдокименко.

22.09.1976 родилась Анна Леонидовна Пономарева (она же Беата Ардеева), бывшая ведущая Муз-ТВ и MTV, бывшая пресс-атташе группы "Тату", в 2003 в результате автокатастрофы надолго потеряла трудоспособность.

22.09.1987 родилась Надежда Олеговна Игошина, участница "Фабрики звезд-4".

22.09.1989 умер Израиль Исидорович Бейлин (он же Ирвинг Берлин), композитор ("Боже, благослови Америку") (родился 11.05.1888).

23.09.1930 Иоганн Остермайер запатентовал фотовспышку.

23.09.1972 родился Игнат Александрович Солженицын, пианист, сын писателя Александра Солженицына.

24.09.1945 родилась Лариса Алексеевна Рубальская, поэт-песенник ("Напрасные слова", "Виноват я, виноват", "Морозов").

24.09.1952 родился Алексей Романов, лидер группы "Воскресение".

24.09.1964 газета "Известия" опубликовала "Предложения по усовершенствованию русского языка", согласно которым следовало писать "доч", "жури", "заец".

24.09.1990 умер Матвей Исаакович Блантер, композитор ("Катюша", "Лучше нету того цвету", "Летят перелетные птицы") (родился 10.02.1903).

24.09.1991 родился Всеволод (он же Влад) Андреевич Соколовский, участник "Фабрики звезд-7", солист созданной в результате группы "БиС", сын руководителя группы "ИКС-Миссия" Андрея Соколовского.

24.09.2002 умер Борис Николаевич Рычков, джазовый пианист, композитор ("Все могут короли") (родился 05.03.1937).

24.09.2003 вследствие злоупотребления наркотиками умер Вадим Евгеньевич Покровский, участник группы "Два самолета" (родился 25.03.1967).

25.09.1906 родился Дмитрий Дмитриевич Шостакович, композитор ("Нас утро встречает прохладой", "Тучи над городом встали", "Тоска по Родине"), автор музыки к первому звуковому фильму киностудии "Ленфильм" ("Одна") (умер 09.08.1975).

25.09.1961 родился Александр Козлов, клавишник группы "Агата Кристи" (умер 01.03.2001).

25.09.1968 английский хит-парад впервые возглавила русская песня - романс "Дорогой длинною", исполненный Мэри Хопкин под названием "Those Were the Days".

25.09.1997 умерла Мария Николаевна Мордасова, "королева частушек" (родилась 14.02.1915).

26.09.1959 родился Илья Валерьевич Кормильцев, автор текстов группы "Наутилус-Помпилиус" (умер 04.02.2007).

26.09.1968 родился Илья Леонидович Абатуров, создатель гей-клубов "Премьера", "Три обезьяны" и "Центральная станция".

26.09.1971 родился Николай Тимофеев, участник группы "Дискотека Авария".

27.09.1958 родился Юрий Николаевич Дружков, поэт-песенник ("Ксюша, юбочка из плюша", "Леха, мне без тебя так плохо", "Гриша, прохудилась крыша") (убит 04.01.2006).

27.09.1959 родился Георгий Кузнецов, бизнесмен из Донецка, один из создателей премии "Овация".

27.09.1960 заложены первые железобетонные блоки в основание Останкинской телебашни.

27.09.1964 родился Михаил Михайлович Макаренков, клипмейкер ("Ты бросил меня" группы "Стрелки", "Обращение к небу" Константина Крестова).

28.09.1964 умер Михаил Аркадьевич Светлов, поэт-песенник ("Гренада", "Каховка", "Застенчивым девушкам, жадным и юным") (родился 17.06.1903).

28.09.1996 в автокатастрофе на Севастопольском проспекте в Москве погиб Юрий Владиславович Барабаш (он же Петлюра), певец ("Видно, не судьба", "Курочка", "Споем, жиган") (родился 14.04.1974).

28.09.1968 родился Роман Львович Горбунов (он же Трахтенберг), культуролог, теле- и радиоведущий, певец ("Ключик золотой в жопу себе вставь", "Проезжали педики на велосипедике"), участник фильмов ("Лука Мудищев", "Русский спецназ", "Путь самца") (умер 20.11.2009).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн