Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163]

ЗА ЗАПИСЬ ПЕСЕН «МИРАЖА» С СУХАНКИНОЙ РАСПЛАТИЛИСЬ «ЗАПОРОМ»

Разину сблизила с продюсером гинекология, а охмуривший Гулькину шофер изменял ей с кем попало и не вылезал из вендиспансера

 

Тридцать лет назад, в начале 1987 года, вышел в свет первый альбом группы «Мираж», ставшей одной из музыкальных сенсаций времен перестройки. Все последующие годы между ее участниками шли споры – кто вправе выступать под «раскрученным» названием и исполнять «Музыка нас связала», «Звезды нас ждут», «Солнечное лето» и другие полюбившиеся народу песни. Недавно «Миражом» назвались солистка Екатерина Болдышева и гитарист Алексей Горбашов, объявившие о возрождении ими оригинального состава 80-х. Чтобы разобраться, каким же состав легендарной группы был в оригинале, мы обратились к одному из ее создателей и автору текстов всех хитов Валерию Соколову. От которого с удивлением узнали, что новоявленный «Мираж» не имеет разрешения на исполнение его произведений, и петь их может только Маргарита Суханкина.

 

   - Идея проекта, получившего впоследствии название «Мираж», возникла у меня и Андрея Литягина в начале 1985 года, - издалека начал свой рассказ Валерий Павлович. - Я тогда был студентом МФТИ и организовывал у себя в институте вечера с участием «Воскресенья», «ДДТ», «Кино», «Браво» и других рок-групп. А с учившимся в МАИ Литягиным познакомился через друзей-музыкантов – гитариста Сергея Проклова и вокалиста Михаила Кирсанова. Они были фанатами хард-рока и участвовали в группе «Тяжелый характер» в духе Оззи Осборна и «Black Sabbath». А параллельно создали группу «Зона активности», привлекли в качестве клавишника Литягина и пытались делать входившую в моду прогрессивную электронную музыку. Но в процессе этих попыток мне стала понятна их коммерческая несостоятельность. Я устроил в клубе физтеха пробный концерт «Зоны активности». Но успеха он не имел. «Понимаешь, все это интересно только узкому кругу ценителей, - поделился я с Литягиным. – А если мы хотим обратиться к широким массам, надо ориентироваться на вкусы посетителей дискотек». И предложил ему сделать что-то более попсовое, только чтобы это была музыка на уровне современной «фирмы», а не отстававшая на 10 лет советская эстрада.

 

   Мы отсмотрели на видео свежие записи западных музыкальных телеканалов, которые привозили из-за границы мои друзья. Выбрали оттуда актуальные тенденции, еще не дошедшие до наших дискотек. И Литягин набросал музыку и текст пробной песни «Снежный человек». Поскольку я настаивал, что петь должна девушка, как Агузарова в группе «Браво», для записи Андрей привлек свою знакомую по студенческим тусовкам Маргариту Суханкину. И эту песню с ее вокалом отдали вместе с альбомом «Зоны активности» Андрею Лукинову – нынешнему директору центра Игоря Матвиенко – и его партнеру Игорю Васильеву, которые тиражировали и распространяли магнитофонные пленки с музыкальными новинками. Их вердикт был следующим: «Все в целом как-то не очень, а вот песня «Снежный человек» - это интересно. В этом направлении вам надо работать». Поскольку у них были налажены связи с музыкантами и со спекулянтами аппаратурой, они подписались помогать нам в техническом плане. Надыбали у кого-то многоканальный магнитофон и необходимые инструменты. Ни о каких финансовых условиях речь не шла. За это мы просто должны были отдать им готовый альбом.

 

   Процесс его создания оказался довольно долгим. Полгода Литягин осваивал аппаратуру и к концу 1985 года подготовил музыку к шести песням. Частично мной к ним были написаны тексты. Но потом мы решили, что это не катит, и выбросили весь материал в помойку. «Или это должно быть суперкруто, или не надо никак!» - максималистски рассуждали мы. И почти весь 1986 год посвятили работе над новыми песнями. Гитарные рифы и запилы а-ля Ричи Блэкмор нам наиграл Сергей Проклов. Так возникла фирменная фишка проекта – сочетание евроденса с роковой гитарой. А записывать вокал была приглашена уже проверенная Маргарита Суханкина. С ее участием мы сделали три самые ударные песни – «Звезды нас ждут», «Видео» и «Эта ночь». А потом она неожиданно отказалась сотрудничать с нами. Как выяснилось, ее педагог из консерватории, которая ставила ей классический вокал, по изменениям в ее голосе сразу определила, что она пела попсу, и пригрозила ей отчислением, если она продолжит это делать. «Я не хочу из-за вашей самодеятельности губить свою карьеру, - сказала нам Рита. – Забудьте, что я участвовала в вашем проекте, и никогда никому об этом не говорите!». Нам пришлось спешно искать новую солистку. Походив по всяким кружкам пения и джазовым студиям, мы нашли Свету Разину. Попробовали ее записать. Но ее голос показался нам чрезмерно жестковатым. А было нужно, чтобы новая солистка не сильно отличалась от Суханкиной. «У меня есть подружка, которая так поет», - сказала Света. И привела к нам Наташу Гулькину, которая, немного посопротивлявшись, спела остальные пять песен.


   Встал вопрос, как назвать наш проект. Я написал в тетрадке порядка сорока возможных вариантов. Помню, одним из них был «Фокус». Но в итоге выбрали «Мираж». Это название было простое, звучное и легко запоминалось. А главное – оно было свободным. Ранее существовала группа «Мираж» под руководством Олега Нестерова, который потом создал «Мегаполис». Я даже устраивал ей концерт у себя в институте. Но к тому времени она уже распалась. В феврале 1987 года наш альбом был окончательно записан и сведен. Мы сразу же передали его Лукинову и Васильеву, от которых он начал расходиться по стране. А параллельно я отнес его на радиостанцию «Юность» - в то время единственный канал, куда можно было сунуться с записями неизвестных исполнителей. Женщина-редактор так прониклась нашими песнями, что решила поставить их в эфир. «А кто поет?» - спросила она. Мой ответ, что это группа «Мираж», ее не удовлетворил. Ей нужен был конкретный человек, чей голос все слышат. Поскольку Суханкина запретила про нее упоминать, я назвал Гулькину. И потом в эфире нас объявляли так: «Поет Наталья Гулькина и группа «Мираж». А уже через пару месяцев Наташу пригласили выступить с нашими песнями на какой-то дискотеке. Нам она об этом ничего не сказала. Но мы сами каким-то образом все узнали. Вызвали ее и объяснили, что проект принадлежит нам, и петь наши песни она может только под нашим руководством.

 

   В то время концертная деятельность еще регламентировалась и контролировалась государством. Чтобы легально выступать, нужно было числиться при каком-то учреждении культуры. А все тексты, исполнявшиеся со сцены, должны были проходить цензуру и получать так называемую «литовку». Чем грозило отсутствие всего этого – я был наслышан от группы «Браво». По чьему-то доносу, на одном из концертов их вместе со зрителями повязали, запихали в автобусы, отвезли в милицию и пытались «шить» им антисоветчину. В частности, придрались к песне «Кошки», где была фраза «Им плевать на разные бумажки». «На какие именно бумажки вы призываете плевать?» - допытывались у них. И отстали только после того, как Женя Хавтан показал официально изданную книгу с этими стихами. Арестовали тогда одну Жанну Агузарову. Не имея московской прописки, она купила на «трех вокзалах» «левый» паспорт, сама вклеила в него свою фотографию и эту «липу» предъявила в милиции. Ей грозил срок за подделку документов. Правда, на суде она несла такую запредельную пургу, что сажать ее не стали и отправили в психушку, откуда ее вытащила только Пугачева. Во избежание подобных неприятных разбирательств с правоохранительными органами я сразу позаботился о получении нашим проектом официального статуса. Оформил «Мираж» как самодеятельный коллектив под своим художественным руководством при ДК Центрального телеграфа, где работал Миша Хажинский, ставший нашим первым концертным директором. А нашу концертную программу «залитовал» в Едином научно-методическом центре при отделе культуры Мосгорисполкома, который следил, чтобы в песнях не было чуждого влияния.

 

   Где состоялось дебютное выступление «Миража» - точно не помню. То ли в ДК известной организации на Лубянке, то ли в дискотеке при гостинице «Орленок» на Ленинском проспекте. Первый сценический состав был сформирован нами по образцу легендарной группы «АББА». В дополнение к Гулькиной мы взяли вторую солистку – уже знакомую нам Свету Разину. А вместе с ними на сцену выходили Литягин с клавишами и Проклов с гитарой. Но Сергей быстро потерял интерес к нашему проекту. А Андрей тогда еще думал продолжать научную карьеру, мама подвигала его писать кандидатскую диссертацию, и ему было напряжно выезжать на гастроли. Поэтому вскоре в группу пригласили других музыкантов – гитариста Игоря Пономарева и клавишника Рому Жукова. Последний в свою очередь привел к нам барабанщика Сергея Солопова. Вообще, барабанщик нами в «Мираже» не планировался. Тем не менее, мы решили его взять, посчитав, что он украсит сценическую и звуковую «картинку». Как оказалось, Жуков и Солопов на пару занимались еще и спекуляцией импортными шмотками. На гастроли они возили огромные тюки с товаром и распродавали его в провинциальных гостиницах. А потом начали подгонять шмотки нашим солисткам. Благодаря чему у них в числе первых появились блестящие «лосины», в которых позднее щеголяли Аллегрова и Пугачева.

 

   Не секрет, что все выступления «Миража» проходили с использованием фонограммы. Поскольку проект изначально делался как студийный, сыграть эту музыку «живьем» при тогдашней технике было нереально. Даже группа «Depeche Mode» была вынуждена на сцене врубать фонограмму и уже поверх нее что-то играть. Точно так же работали и мы. Да, бывало, на катушечном магнитофоне рвалась пленка. Но участники группы продолжали играть и петь живьем, и публика, как правило, ничего не замечала. Гораздо больше неприятностей мне как руководителю доставляли наши солистки. Если после концерта не успевали за ними проследить и отправить их в гостиницу, они могли уехать развлекаться с какими-то непонятными персонажами и надолго пропадали. Однажды их удерживали пригласившие на шашлыки кавказцы, и лишь под угрозой увольнения мне удалось их оттуда вытащить. Закончились все эти похождения тем, что у Гулькиной появился гражданский муж Костя Терентьев. Он был обычным шофером и как-то на служебной «Волге» подвез наших солисток. Пропудрил им мозги, будто он высокопоставленный человек. Света сразу поняла, что это развод. А Наташа влюбилась и привела его в коллектив. Сначала Терентьев сидел в зале и смотрел на нее восторженными глазами. А потом, по ее настоянию, стал выходить на сцену и имитировал игру на клавишах. Самое поразительное, что при этом он еще успевал изменять Гулькиной. Мне рассказывали, как он уединялся в гримерках с другими девушками, а потом частенько отпрашивался в вендиспансер. Не знаю, приходилось ли лечиться самой Наташе. Зато хорошо помню, как на гастролях в Перми попала в больницу Света Разина. У нее были проблемы по гинекологии. Случилось острое воспаление, и надо было срочно делать операцию. Отправив остальной коллектив дальше по маршруту, я тогда остался со Светой. И это так нас сблизило, что через некоторое время мы стали жить вместе.


   По мере роста популярности в «Мираже» наплодилось множество директоров, которые брались организовывать нам гастроли. Вслед за Мишей Хажинским подтянулись Андрей Разин и еще какие-то люди. Работали они через хозрасчетные коммерческие структуры, созданные комсомолом, и платили нам за концерт от 600 до 1200 рублей, а не по два с полтиной на человека, как в государственных филармониях. Количество концертов стремительно росло. Бывало, они шли через каждые два часа, как сеансы в кинотеатре. В конце концов, заказов на «Мираж» стало так много, что выступать везде мы физически уже не успевали. Один директор договаривался о выступлении в одном городе. Другой – на ту же дату в другом. Отказываться от денег никто не хотел. И директора начали отправлять Гулькину и Разину по отдельности в разные города. Я выступал против этой практики. Пока солистки работали вместе, это как-то сдерживало их амбиции. А тут каждая почувствовала себя «звездой» и начала перетягивать одеяло в свою сторону. Чтобы навести какой-то порядок, мы решили, что у «Миража» должен быть только один главный директор, который будет решать все вопросы по концертам. Им стал друг Литягина Саша Букреев, который до этого торговал у нас на концертах фотографиями и кассетами коллектива. Но он тоже быстро понял: «Чем больше будет составов «Миража», тем больше будет денег». И активно поддержал идею «размножения» группы. Уже постфактум я узнал, что у нас появилась, как минимум, еще одна солистка Инна Смирнова, которую вызывали в тех случаях, когда Гулькина и Разина уже были заняты. В общем, постепенно коллектив начал выходить из-под моего и Литягина контроля.

 

   Тем временем уже вовсю шла работа над вторым альбомом «Миража». Так как я относился к делу серьезно и подолгу «вылизывал» каждый текст, Литягин для ускорения процесса привлек к написанию пары текстов свою тогдашнюю жену Елену Степанову. Ее папа работал во Внешторге. У них в семье, как я понял, было не принято, чтобы женщины работали. И по окончании института она все равно сидела без дела. Также три текста для второго альбома – «Новый герой», «Я не шучу» и «Где я» - сочинила привлеченная мной Света Разина. Но в записи ни ее, ни Наташу Гулькину Литягин задействовать не стал и спеть на студии снова уговорил Суханкину. Насколько я знаю, за это она получила от него и Букреева автомобиль «Запорожец». Гулькина тогда сильно обиделась на Литягина. Воспользовавшись этим, Андрей Разин подбил ее уйти из группы. И с весны 1988 года она вместе с Костей Терентьевым и Игорем Пономаревым начала самостоятельно работать с нашим названием и репертуаром. А когда из-за финансовых разногласий Наташа рассталась с Разиным, он собрал коллектив под названием «Дискотека «Мираж» с участием совершенно не поющей финалистки какого-то конкурса красоты. И некоторое время прокатывал его, пока не занялся «Ласковым маем». Помимо этого, по стране разъезжали еще не менее десяти «левых» «Миражей», не имевших к нам никакого отношения. В свою очередь официальный «Мираж» разделился на два состава. Один из них курировал Букреев. Из прежних участников там остался только Сергей Солопов. А на смену Пономареву и Гулькиной пришли Алексей Горбашов и Наталья Ветлицкая с Ириной Салтыковой. Другим составом «Миража» занимался я. В нем пела вышедшая за меня замуж Света Разина. А на клавишах до начала своей сольной карьеры играл Рома Жуков. Потом его сменили будущий создатель группы «Божья коровка» Володя Воленко и Роберт Кофсман, ставший в 90-х под фамилией Ленц солистом группы «Браво».

 

   В 1989 году, под давлением публики, забросавшей телевидение письмами, «Мираж» пригласили на «Песню года». Все прежние участницы из группы тогда уже ушли или собирались уходить, и наши песни «Музыка нас связала» и «Новый герой» представляла новая солистка - бывшая костюмерша Таня Овсиенко, которую поставили выступать под фонограмму с голосом Риты Суханкиной, звучавшим во всех альбомах «Миража». В группу Таня попала вместе со своим гражданским мужем – клавишником Славой Громадским. И привнесла интересную – для меня тогда, может, даже несколько неожиданную – трактовку дальнейшего развития образа «Миража». Но потом у нее появился влиятельный ухажер – бывший муж Ирины Аллегровой Владимир Дубовицкий. Литягин испугался, что она может забрать у него «Мираж». И, обвинив Таню в пении чужим голосом, поспешил в 1990 году заменить ее на протеже Горбашова Екатерину Степанову, выступавшую под фамилией Болдышева. К тому моменту наши пути с Литягиным разошлись. И на этом лично для меня история группы «Мираж» как суперпроекта, во многом повлиявшего на развитие отечественной танцевальной музыки, закончилась. По моему мнению, олицетворением «Миража» для народа стали певицы Маргарита Суханкина, Наташа Гулькина и Света Разина. Это люди, которые стояли у истоков, внесли неоценимый вклад в творческое наследие коллектива и определили его музыкальное звучание и визуальный образ. А все нынешние попытки переписать историю и назначить «Миражом» кого-то другого обречены на провал. Можно сколько угодно перепевать «Yesterday», но «Битлами» от этого не станешь.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 3, 2017)


   Газетная версия http://www.eg.ru/daily/stars/61107/





ИЗБИВШИЙ ПОДРУГУ ФРИСКЕ МУЖ ХОТЕЛ ЗАСПИРТОВАТЬ ЕЕ ГОЛОВУ

Автор хита группы «Руки вверх» задолжал Алене Кравец $30000 за купленное у нее имущество Максима Фадеева

 

Минувшей осенью многие СМИ сообщали о криминальном скандале с певицей Аленой Кравец, которую избил и лишил возможности видеться с ребенком бывший муж – бизнесмен Руслан Кравец. Но оказалось, что этим страдания несчастной женщины не ограничивались, и ей немало пришлось перенести еще во время супружеской жизни.

 

   - С Русланом мы случайно познакомились в аэропорту, - поведала Алена. - Я в то время активно работала фотомоделью и летела на съемки для какого-то журнала. У меня были большие чемоданы. И Руслан как джентльмен предложил мне помочь. Он был на 16 лет меня старше. Но это меня не смутило. Я всегда подсознательно тянулась к более взрослым мужчинам. Ровесники меня не прельщали. Мне казалось, что они ужасно глупые. А Руслан получил хорошее образование, закончил академию в Лондоне и уже многого в жизни достиг. Чем он конкретно занимался – я старалась не вникать. Сам он обтекаемо говорил о каком-то бизнесе. И мне этого было достаточно. Уже потом выяснилось, что бизнес у него был весьма разнообразный – от строительства до производства кондитерской продукции. О том, что Руслан на тот момент еще был женат, мне тоже стало известно не сразу. Меня он уверял, что с женой давно не живет. А я была юная, неопытная и всему верила. Я про второго-то его ребенка узнала лишь через 9 месяцев нашего бурного романа. Про первого, которому тогда было 11 лет, он мне сразу сказал. А потом мы с Русланом поехали за границу, и я случайно услышала его телефонный разговор с женой, из которого стало понятно, что у них есть еще один ребенок – двухлетний. «Дорогой, а сколько у тебя детей вообще?» - осторожно поинтересовалась я. И он признался, что скрывал правду, опасаясь, что мне это не понравится, и я его брошу. Когда Руслан все-таки официально развелся и сделал мне предложение, он повез меня знакомиться со своей сестрой, которая жила в Сочи и держала сеть ресторанов. Но сестра и ее муж приняли меня в штыки и настроили против меня его маму. Оказалось, до этого они 10 лет ждали развода Руслана с прежней женой. Она им тоже не нравилась. Как я поняла, им вообще никто не нравился. Им казалось, что все его женщины только и думали, как бы оттяпать часть их семейных богатств. В результате Руслан послал своих родственников на три буквы, и они даже не присутствовали на нашей свадьбе.

 

   Ревновал к Астахову

 

   - После свадьбы в моей жизни произошли большие перемены. Руслан был против моей модельной карьеры. Ему не нравилось, что я снималась по ночам и часто ездила по работе за границу. А вот мое увлечение пением не вызывало у него возражений. Он сам имел музыкальное образование и в свободное время любил со мной музицировать. «Дорогая, у тебя есть все данные, чтобы стать певицей, - принялся убеждать меня Руслан. – Тебе надо серьезно этим заниматься. А что за профессия – модель? Ну, побудешь ты моделью до 25 лет. И что дальше?». На свадьбу он сделал мне подарок – купил квартиру. А в этом доме на первом этаже находилась огромная музыкальная студия. И я начала записывать там свои первые песни. Потом Руслан купил мне бывшую студию Макса Фадеева на Звенигородском шоссе и на ее базе вместе с продюсером «Блестящих» Андреем Шлыковым создал продюсерский центр «РусРекордс». Мы помогали Катерине Гечмен-Вальдек делать мюзикл «Ромео и Джульетта». Записывали Жанну Фриске, с которой я даже подружилась, Аню Семенович, Валерию и многих других звезд. А главным нашим проектом, естественно, была я. К сожалению, когда мое продвижение как певицы приобрело серьезные обороты, Руслан начал напрягаться и нервничать. Устраивал мне сцены и винил в распутстве. Говорил, что убьет меня, порежет на части, а голову заспиртует. Ревновал ко всем подряд – от фотографов на тусовках до актера Сергея Астахова, который был моим партнером в клипе на песню «Переживу». Причем, его ревность – что самое обидное – была совершенно безосновательной. Я долго это терпела. Ради нашей дочери пыталась сохранить брак. Но необходимость постоянно находиться в установленных им рамках меня сильно угнетала. Поэтому самым радостным в моей жизни был день, когда я с ним развелась. Я как будто какие-то оковы с себя скинула.


   «Топи котенка!»

 

   - Поскольку у нас с Русланом был заключен брачный контракт, имущество при разводе нам делить не пришлось. На кого оно было оформлено, тому и осталось. В частности, я сохранила за собой все мои машины, квартиры и дом на Рублевке, который я семь лет строила вместе с моим папой. Были еще два арабских скакуна, которых мне подарили на день рождения, но я их потом продала. А мою музыкальную студию я была вынуждена продать еще во время брака. Руслана тогда «заказали» конкуренты по бизнесу. У него возникли большие проблемы. И мне было просто некогда заниматься студией. Я была занята другими делами – спасала мужа. Купил у меня студию Сергей Высотин – автор хита «Чужие губы» из репертуара группы «Руки вверх». Еще со времен Макса Фадеева он работал на ней звукорежиссером и по наследству достался нам. На свою голову, я этого человека у себя пригрела. А он повел себя очень некрасиво. Выяснилось это с помощью прослушивающих устройств, которые Руслан установил в студии. Высотин про эти устройства ничего не знал. И во время работы над моим первым альбомом, который мне написал поэт Кирилл Крастошевский, постоянно повторял: «Топи котенка!». Представьте, вместо того, чтобы вытягивать звук, он, наоборот, делал его еще хуже. Тем не менее, я ценила его как работника и, рассудив, что все люди несовершенны, не стала его выгонять. С ним поговорили. Высотин якобы все понял. Но в дальнейшем я убедилась, что человек он все-таки гнилой. Когда я продавала студию, денег на ее покупку у Высотина не было. Он нашел какого-то инвестора. Я подписала ему все документы. Но денег так и не увидела. Не помогло даже обращение в суд. Несмотря на то, что я выиграла дело, Высотин до сих пор со мной не расплатился и остался мне должен 30 тысяч долларов.

 

   Стукнулась головой

 

   - С Русланом на протяжении шести лет после развода у меня особых проблем не возникало. По взаимной договоренности, он регулярно проводил время с нашей дочерью. Выделял мне деньги на ее содержание. Правда, говорил: «Если увижу тебя с каким-нибудь мужиком, тебе конец». И вот однажды, когда Руслан в очередной раз приехал, чтобы взять дочь, ему причудился в моем доме голый мужик. В тот момент у меня действительно находился мой приятель-фотограф. Я собиралась вместе с ним ехать на мероприятие. Но он вовсе не был голым. Просто кое-кому нужно было меньше пить. А от Руслана так пахло алкоголем, что я даже не хотела отпускать с ним дочь. «Давай ты все-таки будешь приезжать к ребенку трезвым!» - сказала я ему. В ответ на меня посыпались оскорбления и угрозы. «Что у тебя с этим мужиком?» - кричал Руслан. Я попросила своего приятеля отправиться на мероприятие без меня. Обещала приехать туда позже. А когда мы с Русланом остались одни, он еще больше разошелся и несколько раз меня ударил. Я запуталась в своем длинном платье, упала и сильно стукнулась головой. После этого он забрал у меня ключ от электрических ворот и до утра не выпускал меня из дома. Лишь на следующий день подруга отвезла меня в больницу, где у меня зафиксировали сотрясение мозга. Естественно, мои добрые отношения с Русланом сразу закончились. Три недели я не позволяла ему видеться с дочерью. Переживала за ее психику. А потом он, ничего мне не сказав, забрал ее к себе. В тот день у меня были съемки клипа. Я отвезла дочь в школу и предупредила учительницу, что заберу ее на полтора часа позже. А когда вернулась, мне сообщили, что ее уже взял отец. С тех пор я не видела и не слышала своего ребенка. Руслан отобрал у дочери телефоны и заявил, что поменяет ей школу или даже отправит ее учиться за границу. У меня уже готовы документы для суда. Но с такими людьми, как Руслан, можно судиться до бесконечности. Очень надеюсь, что мой бывший супруг проявит благоразумие, и нам удастся решить этот вопрос в досудебном порядке.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 1, 2017)


   Газетная версия http://www.eg.ru/daily/stars/60624/





МАТЬ РЕБЕНКА КАЗАЧЕНКО ПЫТАЛАСЬ УПРЯТАТЬ МУЖА В ТЮРЬМУ

В скандале с беременной женой, которую певец от всех скрывал, оказалась виноватой Катя Гордон

 

В центре безобразного скандала неожиданно оказался 53-летний певец Вадим Казаченко, начинавший карьеру в полтавской группе «Фристайл» и прославившийся в начале 90-х хитом «Больно мне, больно». Последние десять лет все коллеги по шоу-бизнесу искренне считали женой Вадима его директора Ирину Аманти, вложившую немало сил и средств, чтобы после долгого забвения вернуть его на сцену. Но недавно у него объявилась другая никому неизвестная жена – 35-летняя Ольга Мартынова, которая принялась обвинять певца в том, что он якобы бросил ее беременной без средств к существованию.

 

   - Когда в мою юридическую компанию приходят клиенты, я никому не верю и все проверяю, - заявила певица и юрист Катя Гордон, которая оказывает Ольге правовую и медийную поддержку. - Поскольку Казаченко я всегда видела с Аманти, его жене я поначалу тоже не поверила. Но Оля показала мне паспорт со штампом ЗАГСа. Оказалось, она реально уже два года его официальная жена. По ее объяснениям, об их браке никто не знал, потому что такое условие совместной работы с Вадимом поставила Ира, которая вкладывала в него деньги. При этом Вадим убеждал Олю, что никаких отношений с Ирой, кроме рабочих, у него нет. «Не обращай внимания на статьи, что мы с ней пара! Так надо для карьеры!» - объяснял он и называл Аманти разными словами. В подтверждение этого Оля продемонстрировала мне их переписку и записи телефонных разговоров, из которых складывалось впечатление, что Казаченко любил свою жену и довольно нелицеприятно отзывался о своем директоре. По моему мнению, он обманул и предал обеих женщин – и Иру, и Олю. Видимо, хотел, чтобы одна по-прежнему делала ему карьеру и носилась с ним, как с писаной торбой, а другая – молодая и красивая – ждала его дома и верила всему, что он говорит. Однако после того, как Вадим заключил с Ирой договор займа на крупную сумму и переписал на нее свою квартиру, в которой они с женой были прописаны, у Оли начали возникать сомнения в его искренности. На его квартиру, купленную до брака, она и так не претендовала. Но, по словам Оли, уже в браке на деньги от продажи одной из квартир своей матери она приобрела загородный дом. И забеспокоилась, что Казаченко может «повесить» на нее часть своего долга Аманти и оставить ее без крыши над головой. А уж когда Вадим, узнав о ее беременности, начал настаивать на аборте, Оля не выдержала и ушла от него. «Я хочу, чтобы обо мне все узнали, - попросила она меня. – Мне неприятно, что я вынашиваю его ребенка, а он везде появляется с другой». Я пыталась через представителя Казаченко предложить ему мир. Речь шла всего лишь о том, чтобы он оказывал Оле и ее будущему ребенку какую-то материальную помощь. Но на мою попытку наладить мирные переговоры никто не отреагировал. Зато Аманти позволила себе высказываться об Оле как об «алкашке» и «сумасшедшей фанатке». А Казаченко договорился до того, что его просто заставили на ней жениться. Честно говоря, от общения с ними у меня осталось ощущение, что я побывала в каком-то зазеркалье. Казалось бы, с ними работают профессиональные пиарщики. Но им так и не удалось сформулировать какую-то внятную позицию. Ира постоянно путалась и то называла себя исключительно директором Вадима, то утверждала, что их связывает нечто большее, чем рабочие отношения, и она его «кармическая жена». А Вадим точно не мог сказать, занимался ли он с женой сексом в этот период времени, и вообще обвинил во всем Катю Гордон, которая, вероятно, сделала ребенка его жене и оставила без содержания. Такими безответственными заявлениями артист Казаченко в моих глазах поставил на себе как на мужчине жирный крест.


   - Меня нисколько не удивил нынешний скандал, - призналась солистка группы «Фристайл» Нина Кирсо. - Ради карьеры Казаченко переступал через многое в жизни. Если люди становились ему не нужны, он их сразу забывал. Так было в свое время с «Фристайлом». Казаченко на наших песнях сделал себе имя. Но при первой возможности ушел от нас и начал работать самостоятельно. Так было и с его первой женой Мариной, матерью его дочери Марианны. Он расстался с ней, потому что она мешала ему делать карьеру. Насколько я слышала, потом Марина вышла замуж за некоего Валеру и хотела засадить его в тюрьму, чтобы отобрать у него все имущество. А после развала Советского Союза по еврейской линии уехала с дочерью в Германию. Судя по всему, эта его нынешняя Ольга – из той же серии. Какой он сам, такое и окружение себе находит. На днях мне позвонила Лена, жена Толика Бондаренко из группы «Нэнси». «Я эту Ольгу знаю, - сказала она. – Мы с ней вместе в театр ходили. Нормальная девочка». Но, по-моему, история этой девочки - бред сивой кобылы. Вся тусовка знала, что женой Казаченко была Аманти. А эту Ольгу никто не видел и не слышал. На что она жалуется – я не понимаю. Если она хочет родить ребенка от Казаченко, пусть тихонько родит и воспитывает! Знаете, сколько женщин имеет детей от мужчин, с которыми создать семью, по тем или иным причинам, не получилось! Но они не пытаются по-бандитски распальцовываться и принимают жизнь такой, какая она есть. А что Ольге дадут эти разборки? Цель всего этого какая? Рассказать людям, какой Казаченко плохой? Если бы она действительно его любила, ей бы в голову не пришло поливать его грязью. А раз она в этом плещется, значит, ее связывали с ним только какие-то корыстные мотивы.

 

   К сожалению, все наши попытки получить комментарии у Казаченко и Аманти были безуспешны. Вадим попросту не отвечал на звонки. А Ирина, до которой с большим трудом удалось дозвониться, сообщила, что пока не может ничего комментировать.

 

   - Я подписала договор, по которому мне запрещено это делать, - объяснила она. - То, что было опубликовано от моего имени на портале Life, - это не мои слова. Меня вообще не было в это время в Москве. Я была в Благовещенске. И никому ни одного слова не сказала. Пожалуйста, можете публиковать комментарии Кати Гордон! Это ваше право. Только отдавайте себе отчет, что этот мусор придется потом выгребать, и вы пожалеете, что это сделали! Мое дело – вас предупредить. Катя Гордон устроила себе пиар-акцию за наш счет. Думала, что поймает два золотых яйца. Но умылась своим же говном по полное «не балуй». И теперь будет за все отвечать в суде. Девять исков уже готовы. Так нельзя поступать с людьми! Надо всегда выслушать обе стороны, чтобы узнать правду.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 51, 2016)


   Газетная версия http://www.eg.ru/daily/stars/59979/





[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

24.05.1925 вышел первый номер газеты "Комсомольская правда".

24.05.1982 по инициативе секретаря ЦК КПСС Михаила Горбачева была принята Продовольственная программа.

24.05.2017 день славянской письменности и культуры.

25.05.1921 родился Михаил Павлович Зив, композитор ("Раскудрявая девчонка", "Не гляди назад, не гляди") (умер 1994).

25.05.1934 родился Евгений Владимирович Бачурин, бард ("Дерева вы мои, дерева").

25.05.1927 родился Олег Николаевич Хромушин, композитор ("Потому, что весна", "Сколько нас?").

25.05.1952 родился Александр Алексеевич Суханов, бард ("Ах, телега ты моя, вдребезги разбитая").

25.05.1971 родилась Кристина Эдмундовна Орбакайте, певица ("Пусть говорят", "Не бей любовь об пол", "Просто любить тебя"), участница фильмов ("Чучело", "Лимита", "Любовь-морковь"), дочь Аллы Пугачевой, бывшая гражданская жена певца Владимира Преснякова-младшего и бизнесмена Руслана Байсарова.

26.05.1878 родилась Айседора Дункан, танцовщица, основоположница танца в стиле "модерн", жена поэта Сергея Есенина (погибла 14.09.1927).

26.05.1910 родился Адольф (он же Эдди) Игнатьевич Рознер, джазовый трубач, руководитель оркестра своего имени (умер 08.08.1976).

26.05.1969 родилась Мария (она же Анжелика) Юрьевна Варум, певица ("Художник, что рисует дождь", "Ля-ля-фа", "Городок"), дочь композитора Юрия Варума, жена певца Леонида Агутина.

26.05.1980 родилась Екатерина Владимировна Кравцова (она же Радистка Кэт), экс-солистка группы "Стрелки".

27.05.1949 родился Александр Николаевич Лосев, солист группы "Цветы" (умер 01.02.2004).

27.05.1960 родился Александр Николаевич Башлачев, рок-бард ("Время колокольчиков", "Ванюша", "Егоркина былина") (покончил с собой 17.02.1988).

27.05.1972 родился Олег Михайлович Крестовский, экс-солист группы "Ласковый май".

27.05.1977 Президиум Верховного Совета СССР утвердил новый текст гимна СССР, в котором были заменены строки с упоминанием Сталина.

27.05.2017 общероссийский день библиотек (в этот день в 1795 императрица Екатерина II основала Российскую национальную библиотеку).

28.05.1966 родился Иван Николаевич Шаповалов, создатель группы "Тату", продюсер группы "7Б" и певицы NATO.

28.05.1968 родился Алексей Игоревич Лебединский (он же Профессор Лебединский), певец ("Я убью тебя, лодочник").

28.05.1973 родился Илья Владимирович Калинников, лидер группы "Високосный год".

28.05.1982 умер Борис Петрович Чирков, киноактер, исполнитель песен ("Крутится, вертится шар голубой", "Любо, братцы, любо", "Плыла, качалась лодочка по Яузе-реке") (родился 13.08.1901).

28.05.2017 день пограничника.

29.05.2012 умер Марк Анатольевич Минков, композитор ("Наша служба и опасна, и трудна", "Не отрекаются любя", "Старый рояль") (родился 25.11.1944).

30.05.1912 родился Лев Иванович Ошанин, поэт-песенник ("Эх, дороги", "Течет река Волга", "А у нас во дворе") (умер 31.12.1996).

30.05.1946 родилась Роксана Рубеновна Бабаян, певица ("Нельзя любить чужого мужа"), жена актера Михаила Державина.

30.05.1960 умер Борис Леонидович Пастернак, поэт ("Никого не будет в доме", "Снег идет") (родился 10.02.1890).

30.05.1997 начала вещание радиостанция "Хит-FM".

30.05.2017 день Святого Фердинанда Кастильского, покровителя заключенных и многодетных.

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн