Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ПУБЛИКАЦИИ. 2010 ГОД
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ ЗА 2010 ГОД <--


«РАНЕТКИ» ИЗДЕВАЛИСЬ НАД БУДУЩЕЙ ЖЕНОЙ СВОЕГО ПРОДЮСЕРА

первая солистка Лена Гальперина и бас-гитаристка Алина Павлова ушли из группы под давлением родителей

 

Многие артисты, рассказывая о своем пути к успеху, вешают публике лапшу на уши, будто они всего добились исключительно благодаря своим талантам. Не являются исключением и девушки из популярной у подростков группы «Ранетки». Судя по их интервью, они сами собрались и создали свою группу, а уже потом их случайно услышал продюсер Сергей Мильниченко и, очарованный их пением, помог им «раскрутиться». О том, как все происходило на самом деле, мне удалось выведать у одного из авторов первого альбома «Ранеток» Дмитрия Попова, который сейчас продвигает группу «Туки-туки», знакомую публике по телешоу «СТС зажигает суперзвезду-2. Ранеткомания».

 

   - С начала 90-х годов я возглавлял одну из первых в нашей стране звукозаписывающих компаний «Винсент Рекордс», выпускал на кассетах альбомы «Воскресенья», «Алисы» и других известных исполнителей, - издалека начал свой рассказ Дмитрий. – Сочинение песен тогда для меня было чем-то вроде хобби. Однажды экс-вокалист группы «Доктор Ватсон» Игорь Браславский, с которым мы дружили, передал диск с моими песнями Сереже Мильниченко. И Сережа предложил мне работать вместе. Наше сотрудничество началось с группы «Fantasy», которую он тогда продвигал. Мы долго боролись за ее жизнь. Но в любой группе существует какой-то тупик. И группа «Fantasy», видимо, к такому тупику пришла. Солистка группы Лариса, которая тогда была женой Сережи, вскоре после этого с ним рассталась. Насколько я знаю, потом она удачно вышла замуж и с музыкой «завязала». Оставшийся от «Fantasy» музыкальный материал мы с Сережей пытались предложить Игорю Матвиенко для «фабрикантки» Саши Балакиревой. Но никакой реакции от Игоря не последовало. Тогда у нас возникла идея создать новую группу. Сначала она называлась «Клипса». А потом получила название «Ранетки».

 

   Первый состав группы существенно отличался от того, который стал известен широкой публике. В него входили клавишница Женя Огурцова, барабанщица Лера Козлова и две участницы, которые впоследствии ушли - бас-гитаристка Алина Павлова и вокалистка Лена Гальперина. Женю нашел Сережа Мильниченко. Она была его знакомая. А остальные пришли к нам на кастинг из какого-то ДК, в котором они все занимались в кружках. Леру за компанию притащила подруга, которую в итоге не взяли. То же самое получилось с Леной и с Алиной. Позднее появились еще две участницы – гитаристки Наташа Щелкова и Аня Руднева. Музыкальное образование из всех было только у Жени. Еще у Леры, которая с детства танцевала степ, была какая-то подготовка. А остальные были вообще никакие. Но Сережу это не смущало. Человек, окончивший музыкальную школу, все равно не может сразу начать играть в группе. Ему нужно год репетировать. А если взять человека с нулевого уровня, то за год он придет к таким же результатам. Поэтому Сережа выбирал девчонок не по уровню подготовки, а по голосам. Он искал дворовые детские голоса, пробивающие пространство, как у «Ласкового мая» или «Кино». А петь и играть на инструментах их пришлось учить практически с нуля. В основном с ними занимался сам Мильниченко. А на ударных Леру учил играть очень хороший барабанщик Сережа Крылов, который сейчас является директором группы «Ранетки».

 

   Первую репетиционную базу мы снимали в помещении какого-то института на Пироговке. Проходить туда приходилось через бойлерную – мимо жутких труб, по каким-то винтовым лестницам. Потом руководство института заметило, что у них на территории тусуется много молодежи, и решило, что это не дело. Нас оттуда прогнали, и в итоге мы нашли помещение на Нагорной, где «Ранетки» репетируют по сей день. Как детскому коллективу это помещение нам предоставили на льготных условиях. Сережа платил за него из гонораров, которые получал за аранжировки от Жасмин, Билана и других звезд. А запись первого альбома вообще не стоила ни копейки. Он целиком был записан Сережей Мильниченко на компьютере у себя дома – в семиметровой комнате, которую он тогда снимал. Причем, Сережа сам сыграл партии всех инструментов. А девчонки только наложили на готовую инструментальную фонограмму свой вокал.


   Сначала «Ранетки» должны были быть хулиганской группой. Мы хотели делать ставку на песню «Девятый класс», близкую по духу к сериалу «Школа», который сейчас идет на Первом канале. Для девчонок эта песня была абсолютно органична. Только Наташка Щелкова (нынешняя жена Сергея Мильниченко – М.Ф.) была тихая и скромная. Из-за этого над ней все издевались. А остальные были эдакие пацанки. Сколько Сережка не гонял их по поводу курения и прочих шалостей, все было бесполезно. К сожалению, компания «Мегалайнер», выпускавшая альбом «Ранеток», почему-то испугалась и запретила им исполнять «Девятый класс». Все долго ругались из-за этой песни. Но ее так и не выпустили. И «Ранетки» пошли по другому пути - начали петь обычные лирические песни. К тому времени изменился и состав группы. Когда пошла речь о профессиональной работе, ушли Лена Гальперина и Алина Павлова. На бас-гитару взяли Лену Третьякову, а вокалисткой сделали Леру Козлову. Судя по всему, у Гальпериной и Павловой были серьезные и долгие разговоры с родителями. И родители сделали выбор не в пользу сцены. Никто же никогда не верит, что тот или иной проект «выстрелит». Собственно говоря, «Ранетки» тоже могли не «выстрелить», если бы не одноименный сериал на канале СТС. До его появления с группой ничего не происходило. Были подписаны контракты. Прошла презентация в клубе «Б-2». Девчонки скулили: «А где же концерты?». Но концертов у них практически не было. Лишь изредка их приглашали на корпоративы, где они играли «Бременских музыкантов», «Битлз», «Шизгару» и лишь несколько своих песен, которые звучали в сериале «Кадетство». Это была абсолютно «мертвая» группа, которую в какой-то момент, в принципе, уже хотели закрывать. И только когда СТС запустил сериал «Ранетки», случился прорыв.

 

   В создании второго альбома «Ранеток» я уже участия не принимал. Мы с Сережкой все время ругались на тему музыки. Когда я предлагал что-то, не соответствующее его взглядам, он начинал выходить из себя и раздражаться. И работать с ним стало невозможно. У нас не совпадали взгляды не только на музыку. Например, я категорически против близких отношений между продюсером и его подопечными. Я не осуждаю Сережу в этом отношении. Но у себя в коллективе я бы так делать не стал. Не потому что я такой ханжа. Мне кажется, это портит коллектив. Рано или поздно продюсер невольно начинает человека, с которым у него завязались близкие отношения, выпячивать вперед, делать его фронтменом. А в коллективе никто не должен выделяться. Иначе остальные начинают чувствовать себя некомфортно. Не избежали этого и «Ранетки». Когда возникла конфликтная ситуация с Лерой Козловой, я разговаривал на эту тему и с Сережей, и с Лериной мамой. Честно говоря, я тоже кое-что подпортил в их отношениях. И до сих пор чувствую за собой вину. Хотя отношения у них к тому моменту уже и так разладились. Но о подробностях я бы распространяться не хотел. Все-таки это очень личностная ситуация.

 

   От «Ранеток» осталось много невостребованных песен, и через какое-то время я решил создать группу, которая пошла бы как раз по тому пути, по которому не пошли «Ранетки». Первоначально в нее входили три девочки-вокалистки, певшие под инструментальную фонограмму - Лена Гальперина, которая когда-то начинала в «Ранетках», Таня Занозина и Лиза Павшинцева. Но тут подоспел проект СТС «Ранеткомания», продюсером которого был Мильниченко. Он позвонил мне и сказал: «Дима, срочно делай «живую» группу!». И я за два месяца такую группу сделал. Как она будет называться – мы решали в машине Мильниченко, когда уже ехали на кастинг СТС. В итоге Сережа предложил название «Туки-туки» - такие слова были в одной из наших совместных песен. А свою группу «Рокси», которая тоже была задействована в «Ранеткомании», он переименовал в «Я люблю». Поскольку каналу СТС были нужны группы из провинции, а оттуда никого реально не было, «Я люблю» представляли как группу из Томска, а «Туки-туки» - из Новомосковска Тульской области. Участие в этом шоу закончилось для нас тем, что наша вокалистка Таня Занозина чуть не попала в группу «Ранетки». Сережа тогда искал замену Лере Козловой. Я понимал, что он не сможет быстро найти реального человека. И предложил взять на место Леры Таню. Как и Лера, она танцевала степ. И ей проще было освоить ударные. К тому же Таня визуально была похожа на Леру. В «Олимпийском» никто бы даже не заметил, что это другой человек. Мы два дня ее уговаривали. Но Таня отказалась. У нее были дружеские отношения с Лерой. И она не хотела переходить ей дорогу. А сейчас мы хотим привлечь Леру Козлову к участию в нашем проекте. Но она занимается сольной карьерой. И пока переговоры с ней ни к чему не привели.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 7, 2010)



Девятый класс

 

Иванова входит в класс - это раз.

А за ней идёт Петров - это два.

Он её уже хотел и не раз.

Он уже её имел и не два.


Ходит Штольберг, у него геноцид.

Он взрывает всё, что плохо лежит.

Он, наверное, не просто маньяк.

У него от взрыва сносит чердак.


Девятый класс, девятый класс - это история про нас,

Когда болтались мы друг с другом до зари.

Девятый класс, девятый класс, и если твой огонь угас,

Наплюй на всё и то, что было, повтори!


А Попов хватает Машу за грудь.

В Маше вспыхивает томная грусть.

Её грудь - её извечный конёк.

И мозги её живут между ног.


После школы всех потянет во двор,

Чтоб разбавить «Клинским» пивом ликёр,

Чтоб нажраться круче, чем в прошлый раз,

Чтобы к предкам доползти, а сейчас...

 

...А сейчас придёт ботаник в класс.

Ему Сидоров подбил правый глаз.

Рабинович ему всадит пинка.

Тот поймёт, что не дожить до звонка.

 

Девятый класс, девятый класс - это история про нас,

Когда болтались мы друг с другом до зари.

Девятый класс, девятый класс, и если твой огонь угас,

Наплюй на всё и то, что было, повтори!

 

Слушать песню «Девятый класс»

http://tuki-tuki.net/?group=ranetki&go=group







«ПЕСНЯРЫ» УСТРАИВАЛИ ОРГИИ В ГОСТИНИЦЕ «РОССИЯ»

права на название легендарного ансамбля оказались в руках человека, не имевшего к нему никакого отношения

 

Неожиданное продолжение получила наша публикация, посвященная новой программе Первого канала «ДОстояние РЕспублики» («ЭГ» № 47, 2009). В этой публикации ваш покорный слуга попытался выяснить, почему среди участников программы отсутствовали Мария Пахоменко, Эдуард Хиль и некоторые другие вполне боеспособные исполнители старшего поколения, а их знаменитые песни звучали в исполнении молодых артистов. В частности, я обратился к бывшему солисту ВИА «Песняры» Валерию Дайнеко, чью «Беловежскую пущу» в «ДОстоянии РЕспублики» пели какие-то неизвестные ребята. И он рассказал, что один из бывших сотрудников концертного зала «Россия», приглашавший артистов в эту программу, в своих корыстных целях протащил туда с их старыми песнями нынешний государственный ансамбль «Песняры», в котором из оригинального состава давно никого не осталось. А после выхода этой публикации мне позвонил редактор «России» Игорь Козырицкий и попросил предоставить ему слово для разъяснений.

 

   - Во-первых, я не бывший, как говорит Дайнеко, а действующий сотрудник ГЦКЗ «Россия», - уточнил Игорь Александрович. - И артистов в программу «ДОстояние РЕспублики» я не приглашал. Этим занимались редакторы Первого канала. А я и мои коллеги по «России» просто оказывали им на дружеских началах консультационную помощь. На Первом канале работают в основном люди молодые. Многие из них не знают артистов и песен того времени. Например, для них было открытием, что песню «Есть только миг» в фильме «Земля Санникова» за Олега Даля пел Олег Анофриев. А когда я предложил им пригласить Анофриева, они искренне удивились: «Разве он еще жив?». Во-вторых, Белорусский государственный ансамбль «Песняры» я не протаскиваю куда-то левым образом, а продвигаю совершенно официально. У меня есть доверенность от министерства культуры Белоруси, выданная мне как эксклюзивному продюсеру коллектива на территории СНГ. Я дружил с создателем «Песняров» Владимиром Мулявиным с 1987 года до самой его смерти. Все эти годы помогал ему. В том числе, в самый тяжелый период раздрая и застоя в коллективе заложил Мулявину «звезду» и провел его последний концерт. А когда его не стало, с помощью Кобзона организовал прощание с ним в зале «Россия». Уже находясь в больнице, Мулявин говорил мне, что делает ставку на нынешнего руководителя госансамбля Владимира Шарапова. И я считаю своим долгом помогать Шарапову и его ребятам. В-третьих, никакую «кормушку», выражаясь словами Дайнеко, в лице госансамбля я не находил. Наоборот, мне приходится вкладывать в их продвижение собственные средства. Я начал ими активно заниматься с марта 2009 года и уже нахожусь в «минусе» на 25 тысяч долларов. Возможно, в будущем мне воздастся за мои труды. Но пока что-либо заработать на «Песнярах» невозможно. Коллектив работает «живьем». Участников много - 12 человек. Расходы, соответственно, тоже немалые. При этом за их концерт дают не больше 5 тысяч долларов, почти половина из которых идет в бюджет белорусскому государству. А самое главное – концертов у них очень мало, так как по России катаются еще три коллектива под тем же названием, созданные бывшими участниками «Песняров». Это «Белорусские песняры» Владислава Мисевича, где поют Дайнеко и Игорь Пеня, «Песняры» Леонида Борткевича и «Песняры» Игоря Свечкина. В какой город не сунься, везде говорят: «А «Песняры» у нас только что выступали». Эти люди соглашаются работать за 2-3 тысячи долларов и тем самым отнимают хлеб у государственного коллектива.

 

   - А почему Дайнеко и других бывших участников не позвали в «ДОстояние РЕспублики»? – спросил я. – Ведь именно в их исполнении прославились «Беловежская пуща» и многие другие хиты «Песняров».

   - Дело в том, что они незаконно используют бренд «Песняры», который с 1969 года принадлежит Белорусскому государству, - ответил Козырицкий. - Под этим брендом могут работать только участники государственного коллектива, которые платят налоги, выполняют государственный план и т.д. А кто работал раньше в «Песнярах», кто не работал – не имеет никакого значения. Через «Песняры» прошло около 200 человек. Для Мулявина главным было звучание ансамбля. И если кто-то из музыкантов переставал удовлетворять его требованиям, он без сожаления с ними расставался. А нынешних «Белорусских песняров» Мулявин и вовсе прямым текстом называл предателями и ворами, которые ушли из коллектива, чтобы не платить налоги и не делиться деньгами с ним как с руководителем. Сейчас в центре интеллектуальной собственности в Женеве оформляется свидетельство, защищающее права на бренд «Песняры» на территории всего мира. Как только будет получен этот документ, Белорусское государство будет судиться со всеми этими незаконными ООО «Песняры» и ООО «Белорусские песняры» и добиваться прекращения их деятельности. Конечно, они так просто не сдадутся. Мисевич, когда уходил из музыкального бизнеса, торговал водкой. Он человек достаточно жесткий. В водочный бизнес мягкие люди не ходят. Он будет сопротивляться и бороться за этот кусок хлеба. Но у них нет будущего. Они остановились в творческом развитии на 80-х годах. Им всем уже почти по 60 лет. Им пора уходить на пенсию.


   - Предположим, коллектив «Белорусские песняры» что-то нарушил. Но что мешало пригласить отдельно того же Дайнеко как первого исполнителя песни?

   - Там было условие – петь живьем. А Дайнеко сейчас не может нормально спеть «Беловежскую пущу». Не вытягивает. Я был на их концерте и сам слышал. Это то же самое, как Александр Борисович Градский сейчас поет 3-й куплет «Как молоды мы были». Голос-то садится с годами. Ничего с этим не сделаешь.

 

   - Но в «ДОстоянии РЕспублики» далеко не все пели живьем.

   - Да, были исключения. Сами понимаете, невозможно попросить спеть живьем Пьеху. Просто из уважения к ней. Поэтому она выступала под «плюс» с мужским хором,  записанным 40 лет назад ансамблем «Дружба». Но всех, кто еще может, просили петь живьем. И госансамбль «Песняры» это пожелание выполнил.

 

   - А почему тогда для исполнения песни «Вологда» не пригласили бывшего «песняра» Анатолия Кашепарова? Или у него тоже проблемы с голосом?

   - Кашепаров повел себя просто неприлично. В мае этого года он в очередной раз вернулся из Америки, пришел в госансамбль «Песняры» и попросил, чтобы его опять взяли на работу. Подписал контракт. Принял участие в нескольких концертах. И вдруг выяснилось, что он параллельно выступал с другими, незаконными «Песнярами» под управлением Свечкина. А когда мы выразили ему недоумение по этому поводу, он сказал, что его не устраивает зарплата, и написал заявление об увольнении. Если бы Кашепаров продолжал работать в коллективе, естественно, «Вологду» в «ДОстоянии РЕспублики» пел бы он. А какой мне был смысл показывать по Первому каналу человека, который от нас уволился?! Зачем мне рекламировать стариков, когда у меня есть молодые ребята, которым надо помогать входить в жизнь?!

 

   - За те гадости, которые Козырицкий про нас распространяет, я хочу вставить ему в одно место и при случае сделаю это, - признался Валерий Дайнеко, к которому я обратился за комментариями. - Если бы мы ущемляли интересы Белорусского государства, наверное, нас бы уже давно посадили. Но нас почему-то приглашают от имени главы государства выступать в Минске и даже ставят в один концерт с госансамблем. И вообще какое до этого дело Козырицкому?! Какое отношение он, гражданин России, имеет к Белорусскому государству?! И как он может судить о причинах нашего ухода от Мулявина?! На самом деле мы ушли от него, потому что он перестал работать, начал пить и положил на нас сверху. Это не его вина. Его спаивала последняя жена – актриса Светлана Пенкина. А что было делать нам, взрослым людям, отдавшим полжизни «Песнярам»? Мы что, должны были пойти работать в ресторан или в такси? И мы стали работать без Мулявина. А он набрал себе новых ребят. Они возили его с собой на гастроли, но он ни разу не смог выйти на сцену. Именно тогда с ним начали происходить несчастья. Кто его сбросил с балкона на даче? Кто его избил в подъезде? Кто ему налил коньяк в парилке, где ему стало плохо? Кто его посадил в пьяном состоянии за руль и допустил аварию, после которой он уже не поднялся? Нас тогда уже не было. Это все сделали молодые ребята, которым он был совершенно безразличен, и примкнувший к ним Борткевич, который тоже его уничтожал и говорил за кулисами: «Скорей бы это произошло! Тогда я стану руководителем «Песняров», и у нас все будет хорошо». И после этого у Козырицкого еще поворачивается язык нас в чем-то обвинять! Уж лучше бы он молчал. А то я могу вспомнить оргии, которые он сам устраивал с молодыми «Песнярами» в номерах гостиницы «Россия» в присутствии Пенкиной и Мулявина, который засыпал где попало. Козырицкий говорит, что вкладывает в этих молодых ребят деньги. Боюсь, он вкладывает в них кое-что другое. А свое истинное отношение к «Песнярам» этот человек недвусмысленно высказал еще при жизни Мулявина. Однажды мы встретили его в поезде Москва-Минск. Он тогда помогал Мулявину организовывать очередной юбилей «Песняров». «Ну, что, едешь на спасение утопающих? - спросил его я. – Они же опять запьют и тебя подставят». «Да мне они до лампочки! – ответил Козырицкий. – Я еду деньги зарабатывать».

 

   - Я хорошо помню, как этот засранец в конце 80-х начал работать в зале «Россия», - включился в разговор руководитель «Белорусских песняров» Владислав Мисевич. - В то время мы постоянно выступали на этой площадке и дружили со всей администрацией. И вдруг у них появился какой-то молодой пацан. «Кто это?» - спросил я. «Это стукачок, - ответили мне. – Нам его дали на обучение с Лубянки». И отношение к нему в коллективе было соответствующее. Мулявину Игорек взялся помогать только потому, что под госансамбль выделялись средства из бюджета республики. И он неплохо на этом заработал. Такую же цель наш стукачок преследует и сейчас. Сначала он обхаживал нас. Предлагал нам провести 40-летие «Песняров» в Лужниках. Нашего директора чуть не изнасиловал. Директор у нас парень молодой. «Ты с этим пидорком не имей никаких дел!» - объяснили мы ему. Тогда Игорек перекинулся на вновь испеченный госансамбль с «людьми икс». И с помощью своих знакомств на телевидении показал их миру. Но это была большая ошибка. Пока их никто не видел, их за три копейки еще куда-то брали работать. Думали, раз ансамбль государственный, значит, хороший. А теперь никто не хочет их брать. «Что это за фигня?! – недоумевают заказчики. – Такого нам и даром не надо». Игорек советовал нам уйти на пенсию. А я через вашу газету советую ему просто застрелиться, потому что, узнав его мерзкую биографию, никто ему и руки не подаст.


   А уж обвинять наш коллектив в незаконном использовании бренда «Песняры» - это просто полный абсурд! Если уж на то пошло, согласно законодательству, я более, чем кто-либо другой, могу претендовать на этот бренд. Я был одним из тех, кто его создавал. Нас в живых осталось только двое – я и басист Леня Тышко, который живет в Израиле. Главным, конечно, был Володя Мулявин. Мы с ним вместе служили в армии с 1964 по 1967 год. После демобилизации работали в филармонии в разных коллективах. А в 1969 году создали свой коллектив, в который позвали Леню Тышко, Шурика Демешко, Валеру Яшкина и брата Мулявина Валеру. Сначала мы назывались «Лявоны». Но в 1970 году перед поездкой на конкурс в Москву, где мы неожиданно для самих себя обрели известность, нам порекомендовали переименоваться. Мол, лявоны – это народные герои типа Ивана-дурака, а для столичного конкурса надо что-то посерьезней. И на гастролях в городе Лида Мулявин послал нас с Тышко в библиотеку искать новое название. Сам Володя был родом из Свердловска. Я – из Оренбурга. И мы тогда недостаточно знали белорусскую культуру. Самым большим авторитетом по этой части у нас на тот момент был Леня Тышко, который заканчивал белорусскую школу. Покопавшись в книгах, он показал мне стихотворение кого-то из белорусских классиков под названием «Песняр». Так называли народных певцов и поэтов, воспевающих родную Беларусь. «А мы будем называться «Песняры», - решили мы.

 

   Никакого государственного статуса наш ансамбль в то время не имел. Как и все ансамбли, мы были хозрасчетной бригадой. И наше название официально даже нигде не регистрировалось. По крайней мере, государство на него никак не претендовало. Мы и так приносили в госбюджет колоссальные деньги. Сборы за наши концерты составляли по 10-20 тысяч рублей. А мы получали по 20 рублей на человека. Наши пластинки стоимостью 2 рубля расходились миллионными тиражами. А нам за каждую пластинку платили единовременно 112 рублей. Так мы проработали почти 20 лет. Популярность постепенно начала уходить. Накопились проблемы. Володя стал выпивать. Тут как раз подоспела его третья жена – алкоголица-авантюристка Пенкина, которая его убеждала: «Володя, ты Бог, а все остальные – говно». И Володя под ее влиянием решил «отдаться государству». Совмин рассмотрел его просьбу и постановил создать на базе нашего ансамбля государственное учреждение, дотируемое из бюджета. Причем, о регистрации названия тогда никто не позаботился. Это обнаружилось спустя несколько лет, когда Володя через Президента добился моего увольнения, и мы с ребятами решили создать свой коллектив. «Вы имеете полное право называться «Песнярами», - говорили нам в Минюсте. – Регистрируйте в горисполкоме частное предприятие! И мы дадим вам свидетельство на это название». Но мы посчитали, что не вправе отнимать у Володи его кровное детище, и назвались «Белорусскими песнярами».

 

   Некоторое время мы поработали в Белконцерте. Но в маленькой республике работы не хватало. И мы перебрались в Москву. Создали здесь ООО «Белорусские песняры». Получили в Роспатенте свидетельство на наше название. И начали потихонечку гастролировать. Самое интересное, что бренд «Песняры» в России на тот момент тоже не был никем зарегистрирован. Уже после смерти Мулявина Борткевич собрал какой-то состав, нашел здесь партнеров, и они зарегистрировали ему это название. Потом у Борткевича с этими партнерами что-то не заладилось. И сейчас владельцем бренда «Песняры» в России является Дмитрий Кирьянов – основной акционер ООО «Песняры», на которое оформлено свидетельство о регистрации. Все, кто работают здесь под этим брендом, должны получать у него разрешение. В том числе, и белорусский государственный ансамбль. Пусть Козырицкий оставит нас в покое и выясняет отношения с Кирьяновым! К нашему коллективу у Кирьянова нет никаких вопросов. А у белорусского государства – тем более. Напротив, нам до сих пор намекают, чтобы мы вернулись в государственный ансамбль. Но мы сами этого не хотим. Толя Кашепаров недавно пытался к ним вернуться. Публика принимала его «на ура». Но Шарапов чуть не лопнул от злобы и буквально на второй день его выгнал. По моему мнению, бесполезно пытаться вливать в старые меха новое вино. И старое тоже бесполезно. Тех «Песняров», которые были когда-то, все равно уже больше не будет…

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 4, 2010)








ПОДРУГА ВОВЫ ШКЕТА НЕ ВЫЗЫВАЛА «СКОРУЮ», ПОКА ОН НЕ ПОСИНЕЛ

к приезду врачей из квартиры шоумена исчезли все его сбережения и бутылка из-под водки, которой его напоили перед смертью

 

После моей публикации о скандальных событиях, предшествовавших скоропостижной смерти певца и телеведущего Владимира Тишенкова по прозвищу Шкет («ЭГ» № 44, 2009), меня пригласили как эксперта принять участие в передаче канала ТНТ «Битва экстрасенсов». В качестве очередного испытания экстрасенсы должны были по вещам, принадлежавшим Тишенкову, определить, от чего он на самом деле умер. Съемки проходили в подмосковном поселке Икша, в доме родной сестры Владимира Галины Тюминой, где когда-то жил и он сам. И по ходу съемок мне удалось узнать поистине шокирующие подробности об обстоятельствах его ухода из жизни.

 

   В частности, выяснилось, что Галина Тюмина подозревала в причастности к смерти брата его сожительницу Юлию, которая в тот момент находилась с ним в квартире. Правда, экстрасенс из Казахстана Диларам Сапарова пыталась убедить сестру шоумена, что ее подозрения напрасны. «Женщина, которая была рядом с ним, очень его любила, - заявила казашка, «посоветовавшись» со своей покойной бабушкой. – Эта женщина пыталась помочь ему, но не смогла». Поскольку другие участники не сказали по этому поводу ничего внятного, редакторы «Битвы экстрасенсов» ухватились за версию Сапаровой и в качестве подтверждения привели в передаче слова из последнего интервью Тишенкова, которое он дал мне за пять дней до смерти: «Мне надо жить только ради себя и той, которую я люблю. Она меня тоже любит и очень мне помогает. Она всегда рядом со мной» («ЭГ» № 44, 2009). Только - вот незадача! – Владимир в этом интервью говорил вовсе не про Юлию, а совсем про другую женщину – корреспондентку Первого канала Елену Быстрову, с которой он встречался последние несколько месяцев.

 

   - Ко мне приезжали из «Битвы экстрасенсов» и брали у меня интервью, но в передаче меня почему-то не показали, - поведала Елена Быстрова. - Не знаю – с чем это было связано. В Останкино все прекрасно знали про наши близкие отношения. Мы с Вовой их ни от кого не скрывали. Я уже познакомила Вову со своими родителями. И он рассказал своим родственникам, что у него появилась я. Мы собирались поехать в Икшу к его сестре Гале. К сожалению, не успели. У меня в телефоне сохранились Вовины «эсэмэски». Он писал мне, что хочет ребенка, но только после генетической экспертизы, потому что боится, что ребенок будет такой же, как он. А одна из последних его «эсэмэсок» была такая: «Я сделал себе имя, и меня из шоу-бизнеса вынесут только вперед ногами». Такое ощущение, будто он предчувствовал скорую смерть.

   О существовании Юли я узнала в самом начале нашего общения с Вовой. Я спросила его: «Ты один живешь?». «Нет, я живу с женщиной, - ответил он. – Мы вместе уже три года. Но любви никакой нет. Все прошло». А уже потом, когда мы познакомились поближе, Вова рассказал мне об отношениях с Юлей более откровенно. Он познакомился с ней, когда работал в ресторане «Прага». Она была там то ли официанткой, то ли уборщицей. Но, когда стала жить с Вовой, вскоре бросила работу. Целыми днями сидела дома и гадала при помощи карт и свечей. Вову как человека верующего это сильно раздражало. «Я не могу с ней больше жить, - жаловался он. - Ей нужны от меня только деньги». Однажды Вове при мне позвонила Юля, и я невольно услышала их разговор. «Где ты сидишь? – спросила она. - Когда домой придешь? Ты помнишь, что ты мне денег должен?». «Да, помню, - ответил он. – Шесть тысяч». «Не шесть, а десять», - уточнила Юля. «Хорошо, приду и все тебе отдам», - сказал Вова.

   По его рассказам, они с Юлей постоянно ругались. Вова ее выгонял. Но она не уходила. «Я полюбил другую женщину, - говорил он ей. – Я хочу с ней жить». «Да ладно! – отвечала она. – Кому ты такой нужен?!». Однажды Вова сказал мне, что Юля ему угрожает. «Перестань! – отмахнулась я. – Ну, чем она может тебе угрожать?!». «А вдруг у нее есть знакомые бандиты?» - возразил он. Конечно, это еще не повод, чтобы теперь ее в чем-то подозревать. На самом деле Юле было невыгодно, чтобы Вова умирал. Она полностью находилась на его содержании. И после его смерти осталась ни с чем. Даже на его квартиру Юля претендовать не могла. Квартира была оформлена на племянницу Вовы и ее маленькую дочку. А он был там только прописан. Они заранее это продумали. «Я человек одинокий, - объяснял мне Вова. – А у одиноких людей не раз отбирали квартиры – обманывали их, поили». С другой стороны, когда люди теряют все, они иногда решаются на совершенно бессмысленные поступки.

   Последний раз я виделась с Вовой в четверг, 22 октября. Это было в Останкино после его съемок в программе НТВ «Ты не поверишь!». У меня в тот момент гостила мама. В субботу она уезжала домой в Саранск. И я заказала ей билет на поезд. Его должны были доставить в пятницу. Но в этот день нам с мамой нужно было уехать по делам, и получить его было некому. «Пусть курьер привезет билет ко мне! – предложил Вова. - А мы с тобой потом встретимся, и ты его заберешь». Так и решили сделать. Потом я поехала домой, а Вова – на корпоратив, где он должен был выступать с группой «Респект». Утром в пятницу, 23 октября, я разговаривала с ним по телефону по поводу доставки билета. Около 12 часов Вова перезвонил мне и сообщил, что билет привезли. Разговаривал он совершенно нормально. Голос у него был немного встревоженный, но ничего подозрительного я не заметила. «Вов, ты один?» - спросила я. «Нет, я с НЕЙ, - ответил он. – Я сейчас лягу спать. Не переживай! Все будет хорошо». Это были его последние слова.

   После этого Вова на связь больше не выходил. Когда я закончила свои дела и стала звонить ему, чтобы договориться о встрече, у него были отключены все телефоны – и домашний, и сотовый. Возможно, их отключила Юля. Сам он вряд ли мог это сделать. Я терялась в догадках, что произошло, но весь вечер в пятницу и утром в субботу продолжала ему звонить в надежде, что он все-таки откликнется. Поскольку дозвониться до него я так и не смогла, а маме нужно было уезжать, в конце концов, мне пришлось поехать на вокзал и купить ей новый билет. Обычно Вова так надолго не пропадал. Даже если он не мог позвонить, он посылал мне «эсэмэски». Я уже начала переживать и хотела ехать к нему домой. А утром в понедельник мне позвонила его племянница Катя и сообщила, что Вова умер. Как я потом узнала от его сестры Гали, это случилось еще вечером в пятницу. В 11 часов уже приехали «скорая» и милиция и констатировали смерть. Но, видимо, пока они совершали необходимые формальности, уже наступил следующий день. И в официальных документах датой его смерти значится 24 октября.

 

   С помощью Быстровой я разыскал Алексея Шаруна - курьера из компании «Полярная звезда», который доставлял Тишенкову железнодорожный билет для матери Елены. Этот человек был последним, кто видел Владимира живым.

   - Я хорошо запомнил этот заказ, - признался Алексей Шарун. - Билет-то был на имя женщины. А принимал его у меня Вовка, которого я не раз видел по телевизору. Кому я привез билет - я узнал еще до того, как вошел в подъезд. Около подъезда стояли бабки – человек пять. Я назвал им адрес и спросил, правильно ли я иду. «Да, это у нас, - сказали они. - Вам к Вовке маленькому». Дверь мне открыла какая-то баба в халате. Но в квартиру меня не пустила. Сказала подождать в тамбуре. Из-за двери доносились крики. Вовка ругался на эту бабу. Это продолжалось где-то 15 минут. Потом он вышел в тамбур и отдал мне деньги. А про билет чуть не забыл. Впечатление пьяного Вовка не производил. Возможно, он был с похмелья или просто не выспавшийся. Я даже постеснялся попросить у него автограф. А через пару дней объявили, что он умер.


   - В последнее время у Володи были напряженные отношения с Юлей, - подтвердила сестра Тишенкова Галина Тюмина. - Он жаловался, что Юля ему разонравилась, что ему нравится Лена. А Юля не хотела от него уходить. Ей было очень удобно с ним жить. Последние семь месяцев она вообще нигде не работала. А до этого работала через два дня посудомойкой в ресторане. И еще жаловалась, что Володя дает ей мало денег. По дому она тоже ничего не делала. Помню, однажды Володя, будучи у меня в гостях, вдруг заспешил домой. «Мне еще пропылесосить надо», - объяснил он. «Ничего себе! – удивилась я. – Ты живешь с женщиной, зарабатываешь ей деньги да еще занимаешься хозяйственными делами. А она-то чем занимается?». «Винишко попивает и по телефону болтает», - признался Володя. К сожалению, он был человек слабохарактерный, мягкосердечный. «Ну, не хочешь ты жить с Юлей – давно бы попросил ее уйти!» - говорила я ему. «Нет, я так не могу», – отвечал Володя. Я даже предлагала приехать к нему и помочь порвать с Юлей. «Нет, не надо, - отказался он. – Я сам с ней разберусь».

   О смерти Володи мы узнали от Юли. До этого она никогда с нами не общалась. А тут вдруг позвонила моему сыну и сказала: «С Володей что-то не то. Он лег спать и не подает признаков жизни». «Вызывай «скорую»!» - сказал ей сын. – А я сейчас одеваюсь и выезжаю к вам». Через некоторое время она позвонила ему снова и сообщила, что у Володи начали синеть ноги и руки. На вопрос «Чего же ты ждешь? Почему не вызываешь «скорую»?» Юля ответила: «Я растерялась». А когда сын к ним приехал, Володя уже был мертв. У него произошла остановка сердца. Юля тут же собрала вещи, вызвала такси и уехала к себе в Электросталь. После этого ее больше никто не видел. Она даже на похороны не приехала. Священник, который отпевал Володю, был очень удивлен, когда узнал, что с ним случилось. «Надо было просто вовремя оказать ему помощь, - сказал он. - У моего друга восемь раз была остановка сердца. Но его благополучно спасали».

   У меня дети имеют отношение к органам. И мой зять заказал судебно-медицинскую экспертизу. Она показала наличие в крови алкоголя, превышающее норму. По словам Юли, перед тем, как лечь спать, Володя выпил бутылку водки. Честно говоря, верится в это с трудом. Мне кажется, после большой гулянки, которая закончилась только под утро, выпить одному целую бутылку ему было бы тяжело. Конечно, в жизни всякое бывает. Он не мог разобраться с этими женщинами. Зашел в какой-то тупик. Возможно, решил залить горе водкой. Вот сердце и не выдержало. Вопрос в том, откуда взялась эта бутылка водки – была ли она у них дома или он откуда-то ее принес. Может, она была какая-нибудь «паленая». Или, может, в нее – не дай Бог! - что-то подмешали.

   Но, когда мой сын попросил Юлю показать пустую бутылку из-под водки, она сказала, что уже выбросила ее. Это выглядело очень странно. Ладно – если бы она делала уборку. Но в квартире царил беспорядок. Все шкафы были открыты, ящики – выдвинуты. Я точно знаю, что у Володи были какие-то сбережения. Незадолго до смерти он хотел положить их в банк. Но ехать один с большими деньгами боялся и просил, чтобы кто-нибудь из нас съездил вместе с ним. Потом наш двоюродный брат рассказывал, что Володя предлагал дать ему денег на лечение дочки, которая серьезно заболела. При этом после его смерти в квартире не оказалось ни гроша. Дети все перерыли, но ничего не нашли. Только пустые банковские карточки и неоплаченные счета за квартиру. Все это тоже вызывает вопросы.

   «Битва экстрасенсов» ситуацию нисколько не прояснила. Мне кажется, их меньше всего волновал результат. Им просто был нужен материал для передачи. В итоге они уговорили меня отказаться от подозрений в отношении Юли. Ссылались на слова Дили Сапаровой про женщину, которая его любила и пыталась спасти. Но эти слова могли неправильно интерпретировать. Она ведь не называла никаких имен. Возможно, она имела в виду Лену, а не Юлю. В конце концов, Диля могла просто ошибиться. Например, она настаивала, что у Володи есть ребенок. Но это явная ошибка. Володя не раз говорил, что боится заводить детей. Я даже спросила у Лены: «Может, ты беременна?». «Нет», - ответила она.

   К сожалению, у меня никак не получается встретиться с другой участницей «Битвы экстрасенсов» - Галиной Багировой. Во время съемок она сказала, что рядом с Володей было две женщины и что перед смертью он выпил что-то не то. Но этому никто не придал значения. Потом я с ней созванивалась. «Перед камерой я рассказала не все, - призналась она. – Я видела, что рядом с Володей сидит женщина и вместе с ним пьет». Насколько я знаю, Юля водку не употребляет. Володя говорил, что она любит винишко. Может быть, Юля поняла, что у него появилась другая женщина, и решила его… - Галина запнулась, и на глазах у нее навернулись слезы. - На самом деле все это уже не важно. Человека все равно не вернуть. Я целыми днями сижу и плачу. У меня последняя кровинка ушла из жизни. Дети – это дети. А это родной брат. Он мне каждую неделю звонил, спрашивал, как у меня дела, как я себя чувствую. Помогал, чем мог. Мне его будет очень не хватать.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 3, 2010)







 




 

 

Памятные даты

 

 

 

27.05.1949 родился Александр Николаевич Лосев, солист группы "Цветы" (умер 01.02.2004).

27.05.1960 родился Александр Николаевич Башлачев, рок-бард ("Время колокольчиков", "Ванюша", "Егоркина былина") (покончил с собой 17.02.1988).

27.05.1972 родился Олег Михайлович Крестовский, экс-солист группы "Ласковый май".

27.05.1977 Президиум Верховного Совета СССР утвердил новый текст гимна СССР, в котором были заменены строки с упоминанием Сталина.

27.05.2017 общероссийский день библиотек (в этот день в 1795 императрица Екатерина II основала Российскую национальную библиотеку).

28.05.1966 родился Иван Николаевич Шаповалов, создатель группы "Тату", продюсер группы "7Б" и певицы NATO.

28.05.1968 родился Алексей Игоревич Лебединский (он же Профессор Лебединский), певец ("Я убью тебя, лодочник").

28.05.1973 родился Илья Владимирович Калинников, лидер группы "Високосный год".

28.05.1982 умер Борис Петрович Чирков, киноактер, исполнитель песен ("Крутится, вертится шар голубой", "Любо, братцы, любо", "Плыла, качалась лодочка по Яузе-реке") (родился 13.08.1901).

28.05.2017 день пограничника.

29.05.2012 умер Марк Анатольевич Минков, композитор ("Наша служба и опасна, и трудна", "Не отрекаются любя", "Старый рояль") (родился 25.11.1944).

30.05.1912 родился Лев Иванович Ошанин, поэт-песенник ("Эх, дороги", "Течет река Волга", "А у нас во дворе") (умер 31.12.1996).

30.05.1946 родилась Роксана Рубеновна Бабаян, певица ("Нельзя любить чужого мужа"), жена актера Михаила Державина.

30.05.1960 умер Борис Леонидович Пастернак, поэт ("Никого не будет в доме", "Снег идет") (родился 10.02.1890).

30.05.1997 начала вещание радиостанция "Хит-FM".

30.05.2017 день Святого Фердинанда Кастильского, покровителя заключенных и многодетных.

31.05.1955 родился Владимир Борисович Кузьмин, певец ("Симона", "Две звезды", "Сибирские морозы"), экс-участник ВИА "Самоцветы", групп "Карнавал" и "Динамик", экс-любовник певицы Аллы Пугачевой и актрисы Веры Сотниковой.

31.05.1973 родилась Наталья Владимировна Порывай (она же Наташа Королева), певица ("Желтые тюльпаны", "Дельфин и русалка", "Чуть-чуть не считается"), бывшая жена певца Игоря Николаева, жена стриптизера Сергея Глушко (Тарзана).

31.05.2017 всемирный день без табака.

01.06.1804 родился Михаил Иванович Глинка, композитор ("Я помню чудное мгновенье, "Веселится и ликует весь народ", "Славься"), автор "Патриотической песни", являвшейся в 1991-2001 государственным гимном РФ (умер 15.02.1857).

01.06.1930 родился Евгений Николаевич Птичкин, композитор ("Ромашки спрятались, поникли лютики", "Мы долгое эхо друг друга", "У беды глаза зеленые") (умер 28.11.1993).

01.06.1949 родилась Ксения Анестовна Георгиади, певица ("Ищу тебя").

01.06.1959 родилась Надежда Никитична Кадышева, солистка группы "Золотое кольцо".

01.06.1960 родилась Ольга Борисовна Кормухина, певица ("Старое такси"), жена лидера группы "Парк Горького" Алексея Белова.

01.06.2017 международный день защиты детей.

01.06.2010 умер Андрей Андреевич Вознесенский, поэт-песенник ("Миллион алых роз", "Танец на барабане", "Плачет девочка в автомате") (родился 12.05.1933).

02.06.1937 родилась Юнна Петровна Мориц, поэт-песенник ("Когда мы были молодые", "Ежик резиновый", "Большой секрет для маленькой компании").

02.06.1954 родился Ярослав Александрович Ангелюк, участник групп "Интеграл" и "Примус".

02.06.1988 родилась Анастасия Сергеевна Кочеткова (она же Нэсти), участница "Фабрики звезд-4", солистка созданной в результате группы "Банда", бывшая жена кинорежиссёра Резо Гигинеишвили, участница фильмов ("Жара").

02.06.1997 умер Евгений Викторович Белоусов, певец ("Девочка моя синеглазая", "Ночное такси", "Девчонка-девчоночка"), бывший бас-гитарист группы "Интеграл", бывший муж певицы Натальи Ветлицкой (родился 10.09.1964).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн