Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ПУБЛИКАЦИИ. 2010 ГОД
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ ЗА 2010 ГОД <--


ПУГАЧЕВА ПОТЕРЯЛА ДЕНЬГИ В БАНКЕ РАФАНОВИЧА ИЗ-ЗА БУХГАЛТЕРА

по мнению экс-директора Киркорова, Ольга Джавахадзе использовала средства своих знаменитых клиентов не по назначению

 

В течение последних нескольких месяцев в центре внимания СМИ находилась судебная тяжба Аллы Пугачевой с бывшим владельцем банка «Сенатор» Олегом Рафановичем, который задолжал ей 4,5 миллиона долларов. Согласно официальной версии, эту немалую сумму Алла Борисовна якобы ссудила банкиру, когда его банк лишили лицензии, и у него возникли серьезные финансовые проблемы. Однако с трудом верилось, что наша «живая легенда» стала бы рисковать такими деньгами только из альтруистических побуждений. Невольно складывалось впечатление, что ее представители нам что-то не договаривают.

 

   Телеканал НТВ, пытавшийся разобраться в этой скандальной истории, предположил, что под видом долга Алла Борисовна могла требовать у Рафановича вознаграждение за помощь в раскрутке его жены – малоизвестной певицы Натальи Любчевской. Это предположение показалось мне любопытным. К сожалению, ни одного факта, подтверждающего, что Пугачева действительно раскручивала данную певицу или хотя бы каким-то образом участвовала в ее творческой судьбе, мне найти не удалось.

 

   - Последние годы Наталью Любчевскую продвигал экс-участник группы «Восток» Гена Филиппов, который записывал мне треки для группы «Мин нет», Лены Берковой и других моих проектов, - просветил меня генеральный продюсер телеканала ОЭRTV Александр Валов. – Помню, года два назад он меня с этой Любчевской просто зае…л. «Смотри, какая ох…тельная телка! – повторял Гена при каждой встрече. – Надо ей помочь с раскруткой. У нее очень богатый муж. Он тесно связан с кланом Пугачевой. А бухгалтерша Алла Борисовны – вообще его лучшая подруга». По рассказам Филиппова, Любчевская уже 10 лет пыталась пробиться в звезды. В свое время ее раскручивал Пригожин. Потом – еще кто-то. Короче говоря, она прошла через всю мафию первых продюсеров, которые сидели тогда на первых, вторых и третьих каналах. Я еще подколол Гену: «Тебе, как всегда, досталась полностью «раздетая» артистка. Зачем тебе это надо?». «Ну, она дает мне по чуть-чуть денег – по тысяче-две долларов, - признался Гена. – Я ей записываю новый альбом. Вот клип сделали. Может, ты поставишь его на свой канал?». «А денег за это дадут? – спросил я. – За 3 тысячи долларов я ей сделаю такую ротацию, что она всех зае…т своим клипом». «Ну, ты сначала сделай, а потом, может, что-нибудь дадут», - замялся Гена. Оказалось, что муж фактически запретил Любчевской выходить на сцену. По его мнению, денег на ее раскрутку потратили очень много, а результатов никаких. Но Любчевской очень хотелось быть звездой. И она пыталась выжимать у мужа хоть какие-то крохи. А потом отдавала эти крохи Филиппову за то, что он хоть что-то для нее делал. Клип Любчевской, который Гена мне привез, оказался снят в такой же технике, как мультфильм «Пластилиновая ворона». И сильно выбивался из формата нашего канала. Но ради дружеских отношений с Филипповым я его все-таки поставил. Увы, надежды, что ему отвалятся миллионы мужа Любчевской, так и не оправдались. Гена до сих пор бегает с рюкзачком по метро и пытается продвигать какие-то молодые таланты.

   На Интернет-сайте Натальи Любчевской, который не обновлялся уже десять (!) лет, нашлась обложка ее первого альбома «Если хочешь». Его выпустила в 1999 году компания «ОРТ-Рекордс», которую тогда возглавлял Иосиф Пригожин. Ему даже высказывалась на обложке благодарность от певицы наряду с благодарностью «другу Олегу за веру, терпение, помощь и заботу». Но самое интересное, что с Пригожиным долгие годы сотрудничала бухгалтер Пугачевой Ольга Джавахадзе. Та самая, которую Александр Валов упоминал как лучшую подругу мужа Натальи Любчевской.


   - А кто такая эта Любчевская? – огорошил меня Иосиф Игоревич, когда я обратился к нему за разъяснениями. – Ты уверен, что я ее выпускал? «Сплин» помню. «Король и шут» помню. «Отпетые мошенники» был неплохой проект. «Божья коровка» тоже. А таких сомнительных артистов, как Любчевская, у нас на «ОРТ-Рекордс» вроде бы не было. Константин Львович Эрнст был к этому очень строг. Если мы и выпускали кого-то из «левых» людей, они должны были занести много бабла. Но я что-то не помню, чтобы Любчевская заносила. И что связывало Любчевскую и этого ее Раби… как его… Рафановича с Ольгой Джавахадзе – я не знаю. Что может связывать людей с долбое..ми?! Только алчность и жажда наживы. С Джавахадзе я уже давно не работаю. Сбежал от нее при первой удобной возможности. Она много говорила, но ни х… не делала. У меня была длинная история с покупкой офиса Пугачевой на Таганке. В итоге купить я его не смог, потому что его продали другим людям с Кавказа дороже на 200 тысяч. Продажей этой занималась Джавахадзе. Кому она деньги давала и для кого она продавала – х… ее знает. Ну, их всех в п…! Не хочу лезть в эту грязь. Даже имена эти слышать не хочу. Хочу спокойно жить и работать. А эта грязь везде прилипает. Столько «левых» людей вокруг!

 

   Похоже, вопрос о связи Любчевской и ее супруга с бывшим бухгалтером Пугачевой неспроста вызвал у Пригожина столь болезненную реакцию. Как выяснилось, Ольга Джавахадзе имела самое прямое отношение не только к Олегу Рафановичу, но и к его нынешним финансовым разборкам с Аллой Борисовной.

   - Все, что говорилось в репортаже НТВ по поводу денег, которые Рафанович задолжал Пугачевой, - это полная лажа, - заверила меня бывшая клиентка разорившегося банкира – бизнесвумен Нелли Анисимова. - Я вам могу сказать честно, что всех – и Пугачеву, и Киркорова, и Аллу Духову, и меня - положить деньги Рафановичу научила Ольга Джавахадзе. Она знала его задолго до знакомства с Аллой Борисовной. И устроила эту аферу с векселями. Доказывала всем, что это самая выгодная легальная схема вложения денег. По сути это была такая же история, как с «Властилиной». Люди несли ей деньги, чтобы получить большой процент. А потом выяснилось, что некоторые векселя даже не были должным образом зарегистрированы. Насколько я поняла, один или два таких векселя оказались как раз у Аллы Борисовны. И поскольку эти фиктивные бумажки не стал бы рассматривать ни один суд, она заставила Рафановича написать ей расписки, будто лично он взял у нее эти деньги в долг. У меня тоже были эти векселя. Их выписывали на оффшоры. Но, естественно, данными оффшорами мы не владели. Впрочем, лично к Рафановичу я никаких претензий не имею. Так получилось, что в 2008 году я поругалась с Джавахадзе. А она командовала его банком как своим собственным. И сказала мне: «Забирай свои деньги!». Я забрала. А в 2009 году банк накрылся. На самом деле я должна Джавахадзе поставить памятник. Если бы не она, я бы своих денег никогда не увидела. Я бы сейчас в этой очереди стояла в самом конце после Пугачевой, Киркорова и т.д. Думаю, и они-то ничего не получат. Сама Джавахадзе не может с Рафановича ничего получить. По некоторым сведениям, она получала проценты за всех клиентов, которых ему приводила. Причем, проценты немаленькие. Как мне рассказывали, Рафанович многим говорил об этом, даже не скрывая. Думаю, Пугачева тоже в курсе этого. Она писала заявление в ОБЭП по поводу того, что Рафанович прикарманил ее деньги. И туда вызывали Джавахадзе. Видимо, этот вопрос там тоже стоит. Но, насколько я понимаю, она боится туда идти и требует очной ставки с Пугачевой. Я тоже намерена разобраться в этом вопросе. Если Рафанович платил Джавахадзе из своего кармана – это одна история. А если он ей платил из моих денег – это история совсем другая. В этом случае было бы интересно узнать – сколько она у меня украла? Я жду, когда Рафанович вернется в Москву. Хочу, чтобы он лично подтвердил или опроверг информацию об этих процентах. С самой Джавахадзе я сейчас не общаюсь. Она же королева. А я взбунтовалась да еще топнула ногой. Теперь она мне угрожает. Говорит, что посадит меня, что мне три понедельника жить осталась. Зачем мне слушать эти угрозы?! Я просто не беру трубку, когда она звонит. Пусть сначала научится общаться с людьми! Претензии друг к другу могут быть любые. Но можно их высказывать в нормальной форме.


   Тот факт, что Джавахадзе осуществляла какие-то непонятные комбинации с денежными средствами своих «звездных» клиентов, мне подтвердил и директор Архангельского драмтеатра имени Ломоносова Леонид Дзюник. В прошлом он работал с Филиппом Киркоровым, который вслед за Пугачевой тоже выставил счет Рафановичу. Правда, на гораздо более скромную сумму – всего 500 тысяч долларов.

 

   - Контора Джавахадзе вела все бухгалтерские дела Киркорова как индивидуального предпринимателя, - объяснил Леонид Алексеевич. - Филипп всегда работал исключительно вчистую. Со всех денег, которые он получал, платились налоги. Но, когда деньги поступали к нему на счет, с ними начинали происходить какие-то непонятные вещи. В итоге мой предшественник, 15 лет занимавший должность директора Киркорова (Геннадий Руссу – М.Ф.), обратился в другую бухгалтерскую контору и забрал у Джавахадзе все свои документы. То же самое сделал директор Кристины Орбакайте. Это вызвало у Джавахадзе гнев. Она начала говорить Киркорову и Орбакайте, что это неправильно. Кристина ее довольно жестко отшила. А Филиппа она все-таки убедила продолжать обслуживаться в своей конторе. Когда я пришел на должность его директора, мне нужно было платить зарплату участникам его коллектива и техническому персоналу. Но Джавахадзе постоянно мне говорила: «Денег нет». Я начал проверять, что происходит, и обнаружил, что все поступающие на счет Филиппа деньги сразу куда-то исчезают. Возможно, в этих комбинациях был задействован банк Рафановича или какие-то другие его структуры. За давностью лет я этого не помню. «Надо с этим что-то делать», - сказал я Филиппу. После этого со стороны Джавахадзе начались подставы в мой адрес. Из-за этого мне пришлось уйти от Киркорова. А в прошлом году и Филипп, и Алла Борисовна сами отказались от услуг Джавахадзе. К сожалению, было уже поздно…

 

   Естественно, я связался с Ольгой Джавахадзе и попросил ее прокомментировать все, что мне рассказали, но она заявила, что интервью никому не дает, и все попытки убедить ее, что больше никто не может прояснить ситуацию, были безуспешны.

 

   - Если люди считают, что я что-то делала не так, пусть они так считают! – отмахнулась Ольга Викторовна. - Я не хочу никак комментировать высказывания больных людей. Если это вам так интересно, в банке Рафановича у меня были открыты только два счета – некоммерческого партнерства «Тодес» (фирма Аллы Духовой – М.Ф.) и компании «Филипп Киркоров Продакшн». Больше никакого отношения к банку Рафановича я не имела. А Нелли Анисимова поступила по отношению ко мне очень некрасиво. Она мне должна деньги. Я заплатила за ее лечение. Каждый день ходила к ней в больницу. Хотела, чтобы она выздоровела, и у нее все в жизни было хорошо. Но по сегодняшний день она мне деньги не вернула. Вместо этого она присылает письма с угрозами и делает мне всякие гадости. Думаю, это вызвано только тем, что она не хочет отдавать мне долги. Ну, Бог ей судья! Я на это реагировать никак не буду.

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 40, 2010)







ХВОРОСТОВСКИЙ ПОЛУЧИЛ ОТ КРУТОГО «ПОЦЕЛУЙ СМЕРТИ»

гастроли знаменитого баритона по Сибири провалились из-за плохой продажи билетов

 

Лет 6-7 назад в околомузыкальных кругах получила распространение шутливая теория про «поцелуй смерти» Игоря Крутого, выдвинутая музыкальным критиком Николаем Фандеевым. Согласно этой теории, каким бы успешным ни был артист, стоило ему исполнить хотя бы одну песню Игоря Яковлевича, как в его карьере сразу начинался резкий спад. По странному совпадению, в разное время нечто подобное действительно происходило со многими артистами - от Ирины Аллегровой, Лаймы Вайкуле и Михаила Шуфутинского до Алсу, Верки Сердючки и «Дискотеки Аварии». И вот недавно теория про «поцелуй смерти» подтвердилась в очередной раз – в Сибири с треском провалились гастроли всемирно известного оперного певца Дмитрия Хворостовского, который в прошлом году записал совместно с Игорем Крутым альбом «Дежа вю».

 

   - В конце июня Дмитрий Хворостовский должен был выступить в трех сибирских городах – Барнауле, Томске и Омске, - рассказала директор агентства «Лига Арт» Ирина Лаптева, которая занималась продажей билетов на барнаульский концерт. – Организовывали этот тур Евгений Непомнящий из Новосибирска и Александр Журило с Дальнего Востока. Так как продажи билетов шли не очень хорошо, я предложила им снизить цены. Представьте, в Барнауле средняя зарплата – 8 с небольшим тысяч, а билеты стоили от 3 до 11 тысяч. Но Непомнящий сказал, что иначе они не смогут даже покрыть расходы – гонорар Хворостовского, аренду зала, рекламу, гостиницу, транспорт и т.д. Закончилось все тем, что продажи совсем встали, и концерты пришлось отменить. Нужно было возвращать деньги зрителям, которые все-таки купили билеты. Но рассчитываться с ними оказалось нечем. По условиям, которые поставили нам организаторы тура, мы снимали с кассы выручку от продажи билетов и отправляли на Дальний Восток Александру Журило в качестве предоплаты для Хворостовского. Только от нас он получил 990 тысяч рублей. А в общей сложности из трех сибирских городов – Барнаула, Томска и Омска – ему перечислили более 3 миллионов. Обычно при отмене концертов артисты возвращают полученную предоплату. В крайнем случае, оставляют себе неустойку в размере 10 процентов от гонорара. Но Журило заявил, что Хворостовский якобы забрал все деньги и отказался даже частично их вернуть. А когда я обратилась к представителю Хворостовского в Москве Елене Недосекиной, она сообщила мне, что деньги за тур по Сибири от Журило к ним не поступали. По словам Елены, деньги от него шли, но как предоплата за совершенно другой тур - по Дальнему Востоку. Думаю, тут имело место прямое мошенничество. Но правоохранительные органы не нашли оснований для привлечения организаторов тура к ответственности, мотивируя это тем, что они не отказываются вернуть зрителям деньги. Да, после обращения группы зрителей в УБЭП Алтайского края следователь съездил в Новосибирск к Евгению Непомнящему, и тот прислал нам 50 тысяч рублей, обещав выплатить остальные деньги до 1 сентября. Видимо, они надеялись, что заработают на дальневосточных концертах, и за счет этого покроют долги за тур по Сибири. Но, как признался мне Непомнящий, концерты на Дальнем Востоке прошли очень плохо. И вопрос с возвратом денег до сих пор закрыть не удалось.

 

   - Лучше было бы не поднимать эту тему и не раздувать вокруг нее скандал, - заявил Евгений Непомнящий. - Это обычная ситуация – концерты не собрали достаточного количества зрителей, чтобы их провести, и были отменены. Деньги, полученные от продажи билетов, ушли на авансовые платежи Хворостовскому. Информация, что он этих денег не получал, не соответствует действительности. Представитель Хворостовского в России Елена Недосекина, с которой общалась Лаптева, просто не имела отношения к этому туру. Мы договаривались напрямую с его английским менеджментом из фирмы «Askonas». Сейчас эта шумная история идет к благополучному окончанию. Мы потихонечку изыскиваем возможности, чтобы из своих средств вернуть зрителям деньги. Никто от них не прячется и от долгов не отказывается. Это при том, что в данном случае мы сами являемся пострадавшей стороной.

 

Кстати

 

В клипе на песню «Ты и я» из совместного альбома Дмитрия Хворостовского и Игоря Крутого режиссер Алан Бадоев обыграл тему «поцелуя смерти»: героиня клипа, девушка-роза, в момент поцелуя выпускала шипы и убивала ими своих партнеров.

   Михаил ФИЛИМОНОВ (www.eg.ru, 2010)







ОТРАВИВШЕГОСЯ ВОДКОЙ МАРТЫНОВА УБИЛА НЕВЕРНАЯ МЕДПОМОЩЬ

жена автора «Лебединой верности» сразу после его смерти сделала аборт и уехала в Испанию с другим мужчиной

 

Двадцать лет назад, 3 сентября 1990 года, в возрасте 42 лет ушел из жизни замечательный певец и композитор Евгений Мартынов – автор любимых многими песен «Лебединая верность», «Яблони в цвету», «Аленушка», «Ты скажи, скажи мне, вишня». Согласно официальной версии, у него отказало сердце в подъезде собственного дома, и когда его обнаружили, спасти его было уже невозможно. Однако его младший брат – заслуженный деятель искусств России, композитор Юрий Мартынов – считает, что обстоятельства смерти Евгения далеко не так однозначны, как может показаться на первый взгляд.

 

   - Юрий Григорьевич, известно, что перед смертью ваш брат вел судебную тяжбу с некими людьми, которые кинули его на крупную сумму денег. А кто были эти люди и как получилось, что он от них пострадал?

   - Это были организаторы его гастролей по Рязанской области. Они банальным образом не выплатили ему обещанный гонорар. С их фирмой у Жени был заключен официальный договор. И он был уверен, что выиграет дело. Однако в ходе судебного разбирательства выяснилось, что эта фирма была оформлена на совершенно других людей, которые ни о чем не знали, а их документами прикрывались рецидивисты с солидным тюремным стажем, чуть ли не находившиеся в розыске. Очередное заседание суда должно было состояться 4 сентября 1990 года. Но в связи со смертью истца это дело было закрыто. А в прошлом году на телепрограмму Андрея Малахова, посвященную памяти Мартынова, неожиданно пришел якобы некий представитель этой фирмы. Правда, он утверждал, что злополучные гастроли проходили не в Рязанской области, а на Украине. Но я не исключаю, что у меня могли быть неверные сведения. Этот представитель начал оправдываться, что нечистоплотный партнер подставил его и воспользовался его печатью и подписью. Заявил, что чувствует себя виноватым перед Мартыновым и хочет попросить прощения у его матери. Это был просто детский лепет. Они остались должны Мартынову 10 тысяч рублей. Это были большие деньги для советского времени. Тогда «Волга» стоила 15 тысяч. А трехкомнатная квартира – от 9 до 15 тысяч. Верните эти деньги с учетом ставки рефинансирования! А иначе о каком прощении может быть речь?!

 

   - Смерть вашего брата поначалу связывали с этой судебной тяжбой из-за денег. Имело ли это под собой какие-то основания?

   - Основанием для таких предположений послужило ошибочное сообщение о бандитском нападении на композитора Мартынова, опубликованное в «МК» за две недели до его смерти, 18 августа 1990 года. На самом деле напали на совсем другого Мартынова – актера театра имени Маяковского. Брата в это время даже не было в Москве. Тем не менее, потом долго ходили слухи, что Мартынов, мол, судился с какими-то уголовниками, сначала его избили и ограбили, а накануне очередного судебного заседания нашли мертвым. Но была ли тут реально какая-то связь – этого никто не проверял. В принципе, исковые права передаются по наследству. И я был готов от имени наследников продолжить эту судебную тяжбу. Но вдова Жени Элла (Эвелина Старенченко – М.Ф.) сразу впала в истерику. «Хватит с меня этих судов! - заявила она. – У меня ребенок растет, и он мне дороже этих денег. Я запрещаю тебе заниматься этим делом». А родители Жени тогда жили на Украине. И привлечь их к этому делу было проблематично.

 

   - Но ведь милиция проводила какое-то расследование по факту смерти вашего брата. К каким выводам она пришла?

   - Расследования как такового милиция не проводила. Тут нужно понимать суть их работы. Если они приезжают на место происшествия и видят признаки преступления, они пишут об этом рапорт. На основании этого рапорта возбуждается дело, и даже если раскрыть его не удается, оно остается в архиве в качестве «висяка». А если, по мнению милиции, признаков преступления нет, пишется рапорт о происшествии, и на этом вопрос закрывается. Именно так было в данном случае. Никакое дело не возбуждалось. Сотрудники милиции опросили бабку, которая обнаружила брата в подъезде. Опросили других жильцов. Установили, что к подъезду Женя пришел с двумя мужиками, которые взялись починить его «Волгу». Потом эти мужики сами нашлись и рассказали, что Мартынов дал им денег на водку, и они вместе с ним ее выпили. А где они пили? Что конкретно пили? Все ли пили из одной бутылки? И в какой куст потом эту бутылку бросили? Эти примитивнейшие вопросы никто не удосужился выяснить. По словам тех же мужиков, когда они вошли в подъезд, брату стало плохо, и он упал в лифте. А куда и зачем они собирались подниматься? Почему с братом в лифт вошел только один из мужиков, а другой остался внизу? И почему, когда Женя упал, мужики бросили его и убежали? Эти вопросы тоже остались без ответа. В лифте есть кнопки, какие-то острые углы. Там должны были остаться какие-то следы падения – волосы, частицы одежды, кровь, слюна и т.д. Но лифт никто не осматривал. Дальше – самый криминал. Приехала милиция и стала приводить Женю в чувство - хлопать его по щекам и давать ему нюхать нашатырный спирт. Потом пришел некий врач из расположенной напротив детской больницы и сделал Жене какой-то укол. После этого его состояние ухудшилось, и последовал летальный исход. Как сказали в институте Склифосовского, у него во рту было обнаружено большое количество нашатырного спирта. Но нашатырный спирт не пьют. Даже если захочешь, ты его не выпьешь. Откуда он тогда взялся у Жени? Чтобы привести человека в чувство, много нашатырного спирта не нужно. Если не помогает смоченная им вата, применять его бесполезно. А когда Женю привезли в Склиф, у него даже вся одежда пахла нашатырным спиртом. Но этот фактор все обходили и никак его не исследовали. Сошлись на том, что причиной смерти была сердечная недостаточность. В принципе, она может возникнуть сама по себе у человека, страдающего стенокардией. Но, если спящего человека сверху прижать подушкой, у него будут точно такие же признаки сердечной недостаточности. Поэтому этот диагноз ничего не объясняет.

   - Что же, по вашему мнению, произошло на самом деле?

   - Я не имею достаточных оснований, чтобы кого-то обвинять, но, исходя из информации, которой я располагаю, у меня сложилась следующая картина. Судя по всему, Жене стало плохо из-за отравления. То ли водка, которую он выпил, была «паленая». То ли эти пьяницы ему что-то подлили, чтобы вырубить его и ограбить. Когда приехала милиция, Женя дышал, и у него прощупывался пульс. Не нужно было его трогать. А тут ему стали помогать прийти в себя. Причем, по всем признакам, нашатырный спирт ему не просто давали нюхать, а буквально вливали в него. А если нашатырный спирт попадает на слизистую оболочку, он сразу вызывает отек, и человек не может ни вдохнуть, ни выдохнуть. Когда человек находится в сознании, он хотя бы понимает, что происходит, и пытается что-то сделать. А когда человек в бессознательном состоянии, это просто каюк. Понятно, что милиционеры не хотели сделать Жене ничего плохого. Скорее всего, в данном случае имело место причинение смерти по неосторожности. К сожалению, для нашей милиции это норма.

 

   - А вы не пытались добиться проведения какой-то дополнительной проверки?

   - Чтобы провести проверку по поводу действий сотрудников милиции, нужно было постановление прокуратуры. Но до прокурора это дело не дошло, поскольку, согласно милицейским документам, там не было признаков преступления. Естественно, милиция была заинтересована представить это как несчастный случай – шел человек, упал и умер. А я в тот момент психологически не мог этим заниматься. Когда горе бьет по башке, и на тебя наваливаются все кладбищенские и похоронные заботы, все остальные вопросы отходят на второй план. Тем более, все говорили: «А вам нужно это разбирательство? Все равно Женю уже не вернешь. К тому же он был выпивши. Начнут разбираться и еще выставят его пьяницей». Потом у нас практически сразу началась конфронтация с вдовой Жени Эллой. Пришлось с ней разбираться и даже что-то делить, включая авторские права. Она почему-то считала, что им с сыном должно автоматически перейти все. Была еще одна двоякая ситуация - вскоре после смерти Жени Элла попросила меня помочь ей сделать аборт. Меня долго мучили сомнения – от кого у нее плод и нужно ли мне содействовать ей? В итоге я все-таки свел ее с нужными людьми. А через месяц она уже была с другим чуваком, с которым сейчас живет в Испании. Это у нас, мужчин, бывает любовь на всю жизнь. А у женщин все проходит гораздо быстрее. Первый тайм не получился – сразу же, без перерыва, начинается второй. Что же касается обстоятельств смерти Жени, этим вопросом я всерьез занялся лишь несколько лет спустя, когда начал писать о нем книгу. Но возобновить это дело было уже невозможно. Для этого не было оснований. Никаких новых данных не появилось. «Так старые не проверены», - говорил я. А мне отвечали: «Старые проверены. Все утверждено и подписано». Вдобавок ко всему в начале 90-х происходило переформирование всех районов Москвы и соответствующих отделений милиции. Архивы куда-то передавались. И все материалы по обстоятельствам смерти Жени бесследно исчезли. Конечно, теоретически не исключено, что из-за нашего бардака что-то осталось где-то под столом. Но, скорее всего, по истечении определенного срока эти материалы были просто уничтожены. К сожалению, я многого не понимал, пока сам не стал участником уголовных процессов. Одним из адвокатов по моим делам был Владимир Калиниченко, бывший следователь по особо важным делам при Генеральном прокуроре СССР, который вел дела Адылова, Рашидова, Алиева, Чурбанова. Он мне объяснил, что и как нужно было делать. Но было уже слишком поздно.

 

   - А вас-то как угораздило стать участником уголовных процессов?

   - А что тут удивительного?! Когда Женя судился из-за невыплаченного гонорара, весь этот криминал только начинался. А сейчас это норма – не заплатить, взять чужое и говорить, что мы здесь ни при чем. Например, у меня была тяжба с женой Януковича. На Украине девять раз проходил международный фестиваль Евгения Мартынова. На первом фестивале Янукович был председателем оргкомитета. А я – председателем жюри. Артистов и членов жюри пригласили самых звездных. Но денег никому не заплатили и с претензиями всех отсылали ко мне. После этого я отказался с ними сотрудничать и потребовал прекратить дальнейшее проведение фестиваля. Но результат был такой же, как со «Славянским базаром» в Белоруссии. В свое время Батьке Лукашу писали жалобы, что правообладатели «Славянского базара» передали все права на его проведение Украине. Пытались подавать в Женевский суд. А Батька в ответ заявил: «У них - свой «Базар», а у нас - свой. Я не могу народу запретить его проводить». Таким же макаром украинцы продолжили проводить фестиваль Евгения Мартынова. При этом с 1992 года они не перечислили ни копейки за его песни и песни других российских авторов. И разрешения на их использование не спрашивали. А жена Януковича вручала приз матери Евгения Мартынова. Кто ей давал на это право?! Это полный мрак. Я требовал, чтобы по этому поводу возбудили уголовное дело и посадили жену Януковича за превышение полномочий и использование чужого ресурса. Этот вопрос брала под контроль Генеральная прокуратура Украины и лично Юлия Тимошенко. Но до сих пор ничего добиться так и не удалось. Еще у меня идет суд с компанией «Инком-недвижимость». Потерпевшей по этому делу проходит мать Мартынова, которая в результате лишилась квартиры. А основным фигурантом является одна из руководителей «Инкома». Она брала у меня 50 тысяч долларов. Но теперь говорит: «Не знаю этого человека». А с прошлой осени я от имени матери Мартынова веду судебную тяжбу с создателями телепрограммы «ДОстояние РЕспублики». В одном из выпусков у них прозвучала в изуродованном виде песня «Яблони в цвету». Мне звонили знакомые и возмущались, как я такое позволил сделать. Все думали, что это я разрешил. А ко мне даже никто не обращался по этому поводу. Все хотят использовать известные песни признанных авторов. Но забывают, что, по Закону об авторском праве, любое новое исполнение с новой оркестровкой требует разрешения от авторов или их наследников. Раз мы вошли в рынок, платите, чтобы это разрешение получить! А если не хотите, сами сочиняйте и на Арбате пойте!

   - Может быть, создатели «ДОстояния РЕспублики» ни в чем не виноваты? Может, переработку песни сделал исполнитель, а их ввел в заблуждение, что разрешение на нее получено, как это было с певцом Вадимом Казаченко?

   - «Яблони в цвету» у них в программе исполнял певец Сергей Захаров. Безусловно, он тоже участвовал в создании незаконной переработки. Но в эфир ее выпустил Первый канал. Он и должен нести ответственность. А дальше пусть предъявляет претензии исполнителю, который не так спел, оркестру, который не так сыграл и т.д. Это уже не наше дело. Но представители Первого канала отбрыкиваются и упорно перекладывают ответственность на производителей программы – компанию «Красный квадрат» (ее хозяйка Лариса Синельщикова – жена гендиректора Первого канала Константина Эрнста – М.Ф.). А представители «Красного квадрата» говорят, что они заплатили отчисления Российскому авторскому обществу и больше никому ничего не должны. Уже судья им говорит: «Вы же прекрасно понимаете, что вы неправы. Я вас призываю заключить мировое соглашение. Можете обойтись без денежной компенсации. Договоритесь сделать какую-то программу о Мартынове». Но они отвечают: «Нас на это не уполномочили». Потом они все-таки пригласили меня поговорить по поводу мирового соглашения. Их юрист спрашивает: «Что вы от нас хотите?». «Я хочу? – удивился я. - Как я понял, это вы хотите мне что-то предложить». «А нам нечего предлагать, - заявил юрист. – Мы никому не платим и платить не собираемся». В итоге я ушел от них ни с чем. А 22 февраля на меня напали около моего дома. Сильно избили и отняли портфель. Но на ограбление это не было похоже. Что нужно тем, кто грабят? Деньги или, в крайнем случае, мобильный телефон. Тем более, если они идут на почти «мокруху». А эти забрали только две дискетки с документами по моим судебным делам. В том числе, по «ДОстоянию РЕспублики». Все остальные вещи из портфеля выбросили. Потом милиция с собакой эти вещи нашла. По факту нападения было возбуждено уголовное дело. Это тяжкая статья. Но, если собака сразу не схватила за задницу нападавших, кто кого у нас будет искать?! Это вечный «висяк». Все наши следователи и судьи – просто цуцики. Они хотят комфортно жить. Что им скажут – то они и делают. Как признался мне один следователь: «Понимаете, Юрий Григорьевич, звери такой масти не для нашей пасти».

 

   - У песни «Яблони в цвету» есть еще автор текста – Илья Резник. Он тоже судится с создателями «ДОстояния РЕспублики»?

   - Сначала Резник меня поддерживал. «Конечно, эти сволочи берут все лучшее и обсирают», - возмущался он. Я передал его адвокату все материалы. Прихожу на суд, а его нет. Одно заседание – нет. Два – нет. Потом выясняется, что Первый канал в очередной раз включил Резника в свой Совет директоров. Естественно, судиться он отказался. Получилось, что мы уже судимся с ним как с представителем Первого канала. Не поддержал меня и другой соавтор Мартынова - Андрей Дементьев.  «Зря ты это затеял, - сказал он. – Толку от этого не будет. А из-за этого они обозлились не только на тебя, но и на меня». Это при том, что по авторским правам с ним невозможно ни о чем договориться. Когда кто-то хочет выпустить очередной CD или DVD с песнями Мартынова, я всегда даю разрешение на самых символических условиях. А Дементьев просит такой гонорар, что он превышает всю смету производства. «Я не против выпуска диска, - оправдывается он. – Нужно договориться с моей женой Аней. Этими вопросами занимается она». А у Ани разговор короткий: «Или нам платят интересующую нас сумму, или нам это не нужно». Такие же неподъемные деньги просит Резник. И чтобы диск вышел, мне приходится вообще отказываться от гонорара. Но им все равно мало. Из-за этого в последние годы диски с песнями Мартынова вообще не выходят. А вот судиться  Дементьев ни с кем не хочет. У него другая нравственная позиция. Он считает, что всегда нужно договариваться. «Пойми, старик, правительство – говно, - говорит он мне. – Но при чем здесь Президент? При чем здесь министры? Они все хорошие люди. Я их всех люблю и уважаю». Дементьев напоминает мне одного из заместителей Зюганова – профессора-математика Мельникова. Зюганов может ругаться. А Мельников говорит: «Ругаться бессмысленно. Нужно договариваться». Вся Россия горит. Тушить пожары нечем. И виновных нет. О чем тут договариваться? О революции?!

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 35, 2010)







 




 

 

Памятные даты

 

 

 

22.09.1965 родился Аркадий Владимирович Кудряшов, директор певца Юрия Шатунова.

22.09.1968 свадьба Софии Ротару и Анатолия Евдокименко.

22.09.1976 родилась Анна Леонидовна Пономарева (она же Беата Ардеева), бывшая ведущая Муз-ТВ и MTV, бывшая пресс-атташе группы "Тату", в 2003 в результате автокатастрофы надолго потеряла трудоспособность.

22.09.1987 родилась Надежда Олеговна Игошина, участница "Фабрики звезд-4".

22.09.1989 умер Израиль Исидорович Бейлин (он же Ирвинг Берлин), композитор ("Боже, благослови Америку") (родился 11.05.1888).

23.09.1930 Иоганн Остермайер запатентовал фотовспышку.

23.09.1972 родился Игнат Александрович Солженицын, пианист, сын писателя Александра Солженицына.

24.09.1945 родилась Лариса Алексеевна Рубальская, поэт-песенник ("Напрасные слова", "Виноват я, виноват", "Морозов").

24.09.1952 родился Алексей Романов, лидер группы "Воскресение".

24.09.1964 газета "Известия" опубликовала "Предложения по усовершенствованию русского языка", согласно которым следовало писать "доч", "жури", "заец".

24.09.1990 умер Матвей Исаакович Блантер, композитор ("Катюша", "Лучше нету того цвету", "Летят перелетные птицы") (родился 10.02.1903).

24.09.1991 родился Всеволод (он же Влад) Андреевич Соколовский, участник "Фабрики звезд-7", солист созданной в результате группы "БиС", сын руководителя группы "ИКС-Миссия" Андрея Соколовского.

24.09.2002 умер Борис Николаевич Рычков, джазовый пианист, композитор ("Все могут короли") (родился 05.03.1937).

24.09.2003 вследствие злоупотребления наркотиками умер Вадим Евгеньевич Покровский, участник группы "Два самолета" (родился 25.03.1967).

25.09.1906 родился Дмитрий Дмитриевич Шостакович, композитор ("Нас утро встречает прохладой", "Тучи над городом встали", "Тоска по Родине"), автор музыки к первому звуковому фильму киностудии "Ленфильм" ("Одна") (умер 09.08.1975).

25.09.1961 родился Александр Козлов, клавишник группы "Агата Кристи" (умер 01.03.2001).

25.09.1968 английский хит-парад впервые возглавила русская песня - романс "Дорогой длинною", исполненный Мэри Хопкин под названием "Those Were the Days".

25.09.1997 умерла Мария Николаевна Мордасова, "королева частушек" (родилась 14.02.1915).

26.09.1959 родился Илья Валерьевич Кормильцев, автор текстов группы "Наутилус-Помпилиус" (умер 04.02.2007).

26.09.1968 родился Илья Леонидович Абатуров, создатель гей-клубов "Премьера", "Три обезьяны" и "Центральная станция".

26.09.1971 родился Николай Тимофеев, участник группы "Дискотека Авария".

27.09.1958 родился Юрий Николаевич Дружков, поэт-песенник ("Ксюша, юбочка из плюша", "Леха, мне без тебя так плохо", "Гриша, прохудилась крыша") (убит 04.01.2006).

27.09.1959 родился Георгий Кузнецов, бизнесмен из Донецка, один из создателей премии "Овация".

27.09.1960 заложены первые железобетонные блоки в основание Останкинской телебашни.

27.09.1964 родился Михаил Михайлович Макаренков, клипмейкер ("Ты бросил меня" группы "Стрелки", "Обращение к небу" Константина Крестова).

28.09.1964 умер Михаил Аркадьевич Светлов, поэт-песенник ("Гренада", "Каховка", "Застенчивым девушкам, жадным и юным") (родился 17.06.1903).

28.09.1996 в автокатастрофе на Севастопольском проспекте в Москве погиб Юрий Владиславович Барабаш (он же Петлюра), певец ("Видно, не судьба", "Курочка", "Споем, жиган") (родился 14.04.1974).

28.09.1968 родился Роман Львович Горбунов (он же Трахтенберг), культуролог, теле- и радиоведущий, певец ("Ключик золотой в жопу себе вставь", "Проезжали педики на велосипедике"), участник фильмов ("Лука Мудищев", "Русский спецназ", "Путь самца") (умер 20.11.2009).

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн