Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2022 год
    - 2021 год
    - 2020 год
    - 2019 год
    - 2018 год
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [178] [179] [180] [181] [182] [183] [184] [185] [186] [187] [188] [189] [190] [191] [192] [193] [194] [195] [196] [197] [198] [199] [200] [201] [202] [203] [204] [205] [206] [207] [208] [209] [210] [211] [212] [213] [214] [215] [216] [217] [218] [219] [220] [221] [222] [223] [224] [225] [226] [227] [228] [229] [230] [231] [232] [233] [234] [235] [236] [237] [238] [239] [240] [241] [242] [243] [244] [245] [246] [247] [248] [249] [250] [251] [252] [253] [254] [255] [256] [257] [258] [259] [260] [261] [262] [263] [264] [265] [266] [267] [268]

БЫВШИЙ ЖЕНИХ БУЗОВОЙ ИЗМЕНИЛ КИРКОРОВУ С ЖЕНЩИНОЙ

По мнению шоумена Рустама Солнцева, сыграть гей-свадьбу с Филиппом Даву заставил уволенный редактор Муз-ТВ

 

Стремительно ворвавшийся в ряды звезд российского шоу-бизнеса блогер-рэпер ДАВА (Давид МАНУКЯН) начал проводить подозрительно много времени в обществе Филиппа КИРКОРОВА еще в те времена, когда ходил в женихах у его подружки Ольги БУЗОВОЙ. А после того, как со звездой «Дома-2» у Давы произошел разрыв, они с поп-королем и вовсе перестали скрывать свои более чем близкие отношения. И даже публично устроили некое подобие свадьбы – приехали на премию телеканала Муз-ТВ в окружении полуголых парней с цветами и прошли под ручку по красной дорожке под крики ведущих «Горько!».

 

   Однако, когда Роскомнадзор усмотрел в музтэвэшном перфомансе Киркорова и Манукяна нарушение закона РФ о запрете гей-пропаганды среди несовершеннолетних, и телеканал, по решению Басманного суда, оштрафовали на миллион рублей, «сладкая парочка», похоже, немного присела на очко и, извините за каламбур, начала давать задний ход.

 

   - Я никогда ничего не пропагандировал, - оправдывался в интервью журналу OK! Филипп. - Я - артист, я живу эмоциями. Мы с Давидом решили красиво появиться на дорожке, без всякого заднего умысла. В меру своей испорченности каждый подумал то, что захотел. Мы же не в обнимку с этими парнями вышли. Просто приехали два друга, исполнивших замечательный хит «Ролекс». Песня была представлена во многих номинациях. Мы приехали вдвоем, а с кем мы должны были приехать? Если мы будем номинированы с MARUV на следующую премию, придем с ней. И что, будут говорить, что у нас любовь?

 

   А еще недавно не расстававшийся с Филиппом Дава вдруг принялся обхаживать певицу Мари Краймбрери (Марину Жадан), с которой пел в телешоу «Дуэты». «Я влюбился, отмечайте в комментах Мари и пишите: «Иди с Давидом на свидание», - такой подписью он сопроводил в Instagram съемку их выступления. А вскоре засветился на семейном торжестве по случаю дня рождения брата вместе с некой таинственной спутницей. И хотя на фото и видео ее лица не было видно, по мелькнувшей в кадре руке с характерным маникюром и кольцом поклонники сразу опознали в ней партнершу Давы по «Дуэтам».


   - Думаю, Манукяна с Киркоровым уже ничего не связывает, - заявил «Экспресс газете» шоумен Рустам Солнцев. - Не знаю, был ли у них секс. Если и был, хорошо еще, что они нам его не продемонстрировали прямо на красной дорожке Муз-ТВ. От Киркорова уже можно ожидать все, что угодно. Если Дава не дурак, он должен понимать, что ему просто нельзя находиться рядом с ним. Это дурной и не нужный ему инфоповод, когда они вместе. До Киркорова он и так был, извините, с Бузовой. Для меня это помойка. И, видимо, для Давы тоже, потому что бежал он от нее, теряя тапки. Там была и выпивка, и то, что я называю «неалкашка», чтобы не произносить неприятное слово, обозначающее эти вещества. А Дава, судя по всему, себя не на помойке нашел. Но, к сожалению, ему не хватило вкуса, чтобы развернуть эту историю с Бузовой на 180 градусов. И развернул он ее не в самый лучший вариант с Киркоровым. У нас страна гомофобная. Дава - из приличной армянской семьи. Ладно – этот прилипала Алекс Малиновский позировал с Сережей Лазаревым. А Даве зачем было нужно все это говно? Достаточно того, что их с Киркоровым «свадьба» стоила места работы этому дурачку Андрею Разыграеву. Он же был главным редактором Муз-ТВ. И после наложенного за гей-пропаганду миллионного штрафа его выгнали с канала. Неужели вы считаете, что Киркоров и Дава сами придумали изобразить на красной дорожке педиков, влюбленных друг в друга? Конечно, инициатива пошла от Муз-ТВ. Не удивлюсь, если от того самого чувака в китайском парике по фамилии Разыграев. Скорее всего, он все это замутил и предложил. Им казалось, что это будет нехрененный хайп, и вся страна затрясется. А какой хайп можно сделать на Киркорове? Не сильно ли он в годах для таких выходок? Глядя на него, отнюдь не возникает влечение к мужским задницам. Наоборот, хочется навсегда уйти из этой отрасли. Надо быть большим эстетом, чтобы на месте Давы жениться на вот этом. Нет, конечно, если он нацелился войти в первую десятку певцов российского шоу-бизнеса, которая славится тем, что с женщинами у них, мягко говоря, не клеится, тогда все понятно. Но я таких поползновений с его стороны вроде бы не замечал. Я вообще не считаю Даву каким-то кончалыгой. Мне кажется, он неплохой парень. Просто играет не в свои игры, которые ему не идут. Это Киркорову со дня на день на пенсию. А Даве еще надо как-то дальше жить. На этом позорище с 3-процентным рейтингом под названием «Дом-2», где он сейчас выступает одним из кучи ведущих, далеко не уедешь. Пусть лучше обхаживает эту украинку Мари Краймбрери! Может, у них и получится что-то путное.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 1, 2022)


   Газетная версия https://www.eg.ru/showbusiness/1776952





КАТЮ ОГОНЕК ПРИВАТИЗИРОВАЛ ОДИН ИЗ БЛАТНЫХ «КОРОЛЕЙ»

Автор хита «За глаза твои карие» спал с приехавшим покорять Москву юным Петлюрой

 

С автором-исполнителем Михаилом ШЕЛЕГОМ, написавшим множество хитов от лирических «За глаза твои карие» и «Московская осень» до хулиганских «Говновоз» и «Резиновая Зина», музыкальный обозреватель «Экспресс газеты» разговорился во время съемок документального фильма Ольги МОЛЧАНОВОЙ «Русский шансон. Фартовые песни» и, заинтересовавшись его занимательными рассказами о знаменитых российских бардах и шансонье, предложил ему поделиться некоторыми из них с нашими читателями.

 

   - До 26 лет я жил латвийском городе Лиепая, но творчески не мог там реализоваться и в 1981 году переехал в Ленинград, - предался воспоминаниям Шелег. - Меня сразу приняли в городской клуб песни, созданный автором хита Эдиты Пьехи про «замечательного соседа» - инженером Ленжилпроекта Борисом Потемкиным. Он располагался там же, где ленинградский рок-клуб – улица Рубинштейна, дом 13. И у меня появилась возможность выступать со своими песнями перед публикой. Правда, эти выступления считались самодеятельными и обычно не оплачивались. Только от общества «Знание» и от общества книголюбов иногда перепадало по 6-12 рублей за концерт. Официально я работал художником в кинотеатре «Знание» на Невском проспекте. Рядом находилось знаменитое кафе «Сайгон», и ко мне в мастерскую заходили распить бутылочку и попеть Виктор Цой, Саша Башлачев и другие будущие рок-звезды. В 1983 году меня познакомили с Борей Гребенщиковым и устроили нам совместный концерт в клубе авторской песни «Восток». Обещали каждому по «четвертаку». А там собрались какие-то тетки и начали нам пенять: «Какое отношение вы имеете к авторской песне? Авторская песня – это про палатки, про костры. А вы поете непонятно что». Закончилось тем, что нас оттуда с позором изгнали.

 

   По настоянию моей жены и ее родителей, я поступил в институт культуры на факультет режиссуры массовых праздников и пытался пройти прослушивание в Ленконцерт, чтобы получить статус профессионального артиста. Но худсовет меня завернул. «Кто вам дал право сочинять музыку и стихи, если вы не окончили консерваторию и литературный институт?» - сказали мне. «Пушкин тоже литературный не оканчивал, - возразил я. – Но он же сочинял». «Вы себя с Пушкиным не ровняйте!» - поставили на место меня. А в 1986 году, когда началась перестройка, мы с такими же, как я, ребятами организовали свой клуб Экспериментальное товарищество авторов песен или сокращенно ЭТАП. Получили зал на 300 мест, продавали билеты по рублю и с каждого концерта имели по 20 или больше рубликов на нос. Одним из членов нашего клуба был автор песен «Сгорая, плачут свечи» и «Очарована, околдована» Саша Лобановский, с которым я учился в институте культуры. Поначалу он воспринял нашу затею с опаской: «Вы совсем с ума сошли? Вас по этапу отправят с этим клубом». Тем не менее, пришел к нам и был ведущим на нашем концерте. Вскоре наш клуб прославился на весь Ленинград, и нас начал поддерживать даже один из секретарей городской комсомольской организации Владимир Ульянов.

 

   В то время на Ленинградском телевидении пользовалась большим успехом передача «Музыкальный ринг». Ее автор Тамара Максимова один из выпусков решила посвятить бардовской песне. Позвала Александра Розенбаума, Евгения Клячкина, других известных персон. По протекции Ульянова, попал на съемки этой передачи и я. Мне даже позволили спеть две песни – «Я бард» и «Об эстрадной халтуре». Публике они понравились. А вот моим именитым коллегам - нет. «Миша, если сравнивать себя с Владимиром Высоцким, сколько ты процентов от него? – обратился ко мне Клячкин, который знал меня еще по клубу песни. – Вот я лично 10. А ты-то сколько? Ты вообще 0,1 процента». Больше всего на меня ополчился Розенбаум. «Таких бардов на километр нельзя подпускать к микрофону», - заявил он. «А вас-то можно подпускать с вашими «Гоп-стоп, мы подошли из-за угла» и другими блатными песнями?» – вступился за меня какой-то парень из зала. «Эти песни я сочинил в студенческие годы для спектакля, - был вынужден оправдываться Александр. – Сейчас я их не пою». Однако телезрители моего скандального выступления не увидели. Как я потом узнал от Максимовой, после съемок Розенбаум подошел к ней и потребовал меня вырезать. «Если этот парень будет в передаче, ты не усидишь на своем месте, - сказал он Тамаре. - Я сделаю все возможное, чтобы тебя выгнали с телевидения».


   Бардовская тусовка меня почему-то чуралась. Подружился я только с автором песен «А я еду за туманом» и «Ах, гостиница моя» Юрой Кукиным, который тоже не очень ладил с коллегами по цеху. Однажды мы приехали с группой бардов в город Волжск. Поселились в гостиницу. И Юра сразу предложил мне пройти в его номер. Тогда уже вышел антиалкогольный указ. А у Кукина на столе стояло несколько бутылок – коньяк, шампанское, пиво. Мне он предложил на выбор любой из напитков. А себе налил в стакан немножко коньяка, полстакана шампанского, полстакана пива и начал размешивать ложечкой, чтобы вышли пузырьки. «Зачем ты это делаешь? – удивился я. – Получится же бормотуха». «А я бормотуху и делаю, - огорошил меня Юра. – Люблю портвейн «Агдам» и подобные напитки. А где их сейчас купишь?». Потом учил меня, как надо пить, когда уже не лезет, а еще рюмка осталась. «Я встаю на стул и набираю напиток в рот, но не глотаю, - объяснял он. – А потом прыгаю со стула, и в момент приземления изо рта все само пролетает внутрь». Еще мне запомнился рассказ Кукина, как в 70-х он выступал у кого-то на юбилее в Колпино вместе с «королем подпольной песни» Аркадием Северным. Сразу с ними расплатиться юбиляр почему-то не смог. Попросил приехать за деньгами через три дня. После выступления они зашли в расположенное неподалеку кафе. Вокруг Северного сразу собрались поклонники. Начали наливать любимому певцу. В какой-то момент Кукин ему сказал: «Мне пора домой. Аркаша, поехали!». «Нет, я еще немного задержусь», - отказался Северный. Три дня спустя Юра вернулся в Колпино. Получил свой гонорар. И решил снова зайти в кафе, где они сидели с Аркадием. Каково же было его удивление, когда он увидел там Северного. «Ты что, раньше приехал?» - спросил его Кукин. «А я никуда и не уезжал, - ответил Аркадий. – С тех пор так здесь и сижу».

 

   В начале 90-х я заинтересовался личностью Северного и решил написать о нем книгу. Как выяснилось, роковую роль в его судьбе сыграл Миша Звездинский. При советской власти он проводил в подмосковных ресторанах «подпольные» концерты. Приглашал туда и Аркадия. Но не рассчитался с ним. Аркадий от расстройства запил. И это привело к его гибели, потому что он тогда был «подшит». Звездинского всю жизнь кормили всякие махинации. Уже в годы перестройки он объявил себя автором «Поручика Голицына» и многих других ранее запрещенных песен. Его не смущало даже, что авторы некоторых из них были хорошо известны и еще пребывали в добром здравии. Однажды я вел бардовский концерт в БКЗ «Октябрьский» с участием Звездинского. «Я знаю, что в Ленинграде любят песни про белогвардейцев, - сказал он публике. - Хотел бы спеть вам новую песню, которую сочинил буквально перед выездом к вам». И запел романс Александра Дольского «Господа офицеры, голубые князья» из фильма «Трактир на Пятницкой». А Дольский тоже участвовал в этом концерте и находился в гримерке. Услышав через репродуктор слова Звездинского, он с красным от ярости лицом прибежал к сцене и хотел набить ему морду. Поняв, что дело пахнет скандалом, Миша поспешно прервал свое выступление и сбежал из «Октябрьского» через тайный ход под сценой. Дольскому так и не удалось его догнать. Менее агрессивный Лобановский, чьи песни Звездинский тоже выдавал за свои, пытался с ним судиться, но столь же безрезультатно.

 

   В 1995 году я развелся, оставил бывшей супруге квартиру и дачу, взял гитару и уехал из Петербурга в Москву. Моему переезду поспособствовало знакомство с легендарным организатором «подпольных» записей из Одессы Стасом Еруслановым. В свое время он записывал Аркадия Северного и автора песни «Ну я откинулся, какой базар-вокзал!» Владимира Шандрикова с ансамблем «Черноморская чайка». И, когда в 1994 году Стаса принимал в Петербурге работавший с Аркадием звукорежиссер Сергей Маклаков, я брал у него интервью для своей книги о Северном. «В первый день запись у нас не получилась, потому что Аркаша с музыкантами упились в зюзю, - рассказывал Ерусланов. – На второй день протрезвели, но решили похмелиться и снова привели себя в нерабочее состояние. В конце концов, я поставил условие – пока не будет записан концерт, наливать никому не буду. Только после этого работа сдвинулась с места». Я тогда под гитару напел Стасу на кассету свои песни. Вскоре он пригласил меня в Одессу, собрал музыкантов и устроил первую в моей жизни запись с оркестром. А потом свел меня со своим деловым партнером из Москвы Валерием Ушаковым, у которого был «подпольный» заводик по выпуску аудиокассет. «Приезжай в Москву! – предложил мне Валерий Петрович. – Жилплощадь я тебе найду. Твой одесский альбом неплохо расходится. Запишем и выпустим еще один».


   Сначала Ушаков поселил меня в квартирке у метро «Речной вокзал». Как рассказывала мне бабушка-соседка, до меня там бичевал Ваня Кучин. А потом, по разным причинам, мне пришлось переехать в коммуналку в Медведково. Одну из трех комнат в ней занимал бас-гитарист из Полтавы, игравший раньше в группе «Фристайл». Другую – местная пьяница Лена по прозвищу «Фиолетовая нога». А третья комната досталась мне. Однажды меня пригласили в круиз по Средиземному морю. Я отсутствовал 12 дней. Вернулся поздно вечером и – бац! - увидел в своей кровати трех спящих мужчин. «Ребята, это вообще-то моя комната, - возмутился я. – Как вы сюда попали?». Оказалось, пока меня не было, их временно пристроил ко мне Ушаков. Одним из них был 21-летний певец Юра Барабаш, выступавший под псевдонимом Петлюра. Другим – его продюсер, очень наглый тип. А третьим - какой-то приблудный пацан. Продюсера с этим пацаном потом выселили. А Юра остался у меня и некоторое время делил со мной кровать. Да, я спал с Петлюрой. Других вариантов у нас на тот момент не было. Мы с ним подружились. На мои деньги покупали пивко и пели песни под гитару. Потом у меня украли паспорт. Я поехал в Петербург его восстанавливать. А по возвращении Юры в Медведково уже не обнаружил.

 

   В 1997 году у меня завязалось сотрудничество с Вовой Черняковым. До этого он работал стюардом в «Аэрофлоте». В самолетах завел знакомство с Вилли Токаревым, Сашей Ивановым из «Рондо» и другими артистами. Предлагал всем свои песни. Потом вышел на Сережу Белова, который одним из первых начал выпускать компакт-диски исполнителей шансона. А Сережа в то время как раз приютил меня в своей трехкомнатной квартире, где жил с гражданской женой Анжелой Бабич - будущей певицей Верой Снежной. Там я в очередной раз и встретил Чернякова. «Я больше не стюард, - заявил мне Вова. – Я теперь стал продюсером студии «Союз». Мне нужно срочно сделать какой-то проект». Его очень заинтересовали мои песни. И он убедил главного менеджера «Союза» Алену Михайлову записать и выпустить мой альбом. А потом предложил мне поработать с Кристиной Пенхасовой – будущей певицей Катей Огонек. Она тогда трудилась на «Союзе». За 10-20 долларов пропевала кому-то бэк-вокал. А в основном прислуживала музыкантам и аранжировщикам – делала им чай и кофе, готовила еду, бегала в магазин за водкой. «Надоела мне такая жизнь, - жаловалась Кристина, когда я, по ее просьбе, угощал ее пивком. – Я хотела сама стать артисткой. А ничего не получается». Незадолго до этого у меня с моим другом Колькой Зайцевым вышел хулиганский техно-проект Миша Ша. И у Чернякова возникла идея сделать с Кристиной что-то подобное под названием Маша Ша. Как он выразился, чтобы женщины плевались, а мужики ржали. Я написал для этого проекта «Козел, какой же ты козел» и другие соответствующие песни. Конечно, Кристина не очень горела желанием это петь и мечтала о другом репертуаре. Но за каждую песню Вова платил ей 50 долларов. На весь альбом получилось 500 «зеленых». Для нее это были существенные деньги. И никаких возражений с ее стороны не поступало. Да и ее данные не позволяли исполнять что-то вокально более сложное. Помню, в одной из песен ей нужно было протянуть ноту. «Я не могу, - призналась мне Кристина. – У меня дыхалки не хватает». А для блатняка ее характерная манера исполнения замечательно подходила.

 

   Не могу сказать, что наш проект Маша Ша выстрелил уж очень хорошо. Тем не менее, после него на Кристину вышел Слава Клименков, придумал ей имя Катя Огонек, насочинял песен и сделал из нее звезду «русского шансона». А потом, насколько я знаю, ее приватизировал кто-то из блатных «королей». Клименкова от нее отстранил и нанял ей в качестве продюсера и автора песен Вову Чернякова. Проплачивал ей записи и эфиры. Она стала много ездить с концертами по всей стране. Только выступала больше не в концертных залах, а на сборищах блатных. За что шел серьезный отстег из общака, как это раньше называлось. Но в какой-то момент этот авторитет, эмигрировал в Европу – то ли в Испанию, то ли в Португалию. Все это дело накрылось. И дальше Чернякову пришлось продюсировать Кристину уже своими силами. Иногда мы вместе с ней катались на гастроли. В 2006 году даже летали в Америку. Накануне вылета я просил ее воздержаться от спиртного, чтобы у нас не возникло проблем на пограничном контроле. Но она так напилась, что ее муж Леван принес ее в аэропорт чуть ли не на руках. «Дальше сами кантуйте ее, как хотите!» - сказал он. Кристину кое-как затащили в самолет. Там она сразу вырубилась и захрапела. И лишь когда летевший с нами Толик Днепров начал хвастаться, будто католикос всех армян за песню об Армении подарил ему перстень за 150 тысяч долларов, на весь самолет раздался громкий и отчетливый голос Кристины: «Не п…ди!».

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 52, 2021)


   Газетная версия

   Часть 1 https://www.eg.ru/showbusiness/1768602

   Часть 2 https://www.eg.ru/showbusiness/1768662

   Часть 3 https://www.eg.ru/showbusiness/1768722

   Часть 4 https://www.eg.ru/showbusiness/1768782





ВЕТЛИЦКУЮ УВЕЗ В ИСПАНИЮ БЫВШИЙ ДИРЕКТОР РАСПУТИНОЙ

Виктор Юдин разорвал отношения с Натальей после ее нападок на президента России

 

С 90-х годов продюсера Виктора ЮДИНА хорошо знали и уважали в кругах российского шоу-бизнеса. Он сотрудничал со звездами первой величины – Александром СЕРОВЫМ, Александром БУЙНОВЫМ, Филиппом КИРКОРОВЫМ, Машей РАСПУТИНОЙ, Натальей ВЕТЛИЦКОЙ, Анастасией ВОЛОЧКОВОЙ. Продвигал собственную группу «Хали-гали», снискавшую успех хитом «Анюта». Организовывал знаменитые закрытые вечеринки миллиардера Сулеймана КЕРИМОВА. Правда, в последние годы о нем почти ничего не было слышно. Но, как оказалось, с шоу-бизнесом он не завязал и сейчас готовится представить публике новый проект под загадочным названием «СерпомПо».

 

   - Моим первым артистом стал Саша Серов, - поведал «Экспресс газете» Юдин. - Это была моя школа жизни. Мне было 22 года. Я только окончил ГИТИС и год отработал в театре имени Пушкина, где меня ввели в кучу спектаклей и выбрали секретарем комсомольской организации. Однажды я пошел пообедать в ресторан «Славянский базар». Попасть туда было очень сложно. Всегда стояла очередь. Но у меня там был знакомый метрдотель. «Давай я к тебе подсажу человека тоже из сферы искусства!» - сказал он. Этим человеком оказался основатель группы «Девчата» Слава Лавров. Мы разговорились. И он подбил меня уйти из театра в Московскую областную филармонию. В то время там появился Ваня Гераус (создатель Московского объединения музыкальных ансамблей, под эгидой которого работали все ресторанные музыканты – М.Ф.). Взял Серова, «Браво» с Жанной Агузаровой, «Рондо», «Доктора Ватсона» и начал на них зарабатывать хорошие деньги. А я устроился к ним конферансье. Сделал Серову два концерта на стадионах в Фергане и Андижане. Его директором тогда был бывший гитарист Игорь Бахарев. Директор он был никакой. В Фергану мы попали как раз в тот момент, когда там случилась резня, на улицах валялись трупы, и был введен комендантский час. Тем не менее, концерты прошли успешно. И, посадив Серова на самолет в Москву, я сказал ему, что хочу с ним работать. «Тогда ты завтра должен быть в Горьком и все подготовить к моему приезду», - ответил Саша. Я все бросил и полетел в Горький. Проверил площадку и гостиницу. Подогнал ему «Чайку» к трапу самолета. Серов остался всем доволен. Так и началась моя работа с ним.

 

   Успех у Серова был такой, что работали мы, не вынимая. Могли по месяцу жить в одном городе и каждый день давать по 2-3 концерта. Я проводил с Сашей практически круглые сутки. И мне было смешно смотреть нынешние эфиры, где какие-то хреновины из Германии рассказывали за деньги, как он их якобы когда-то оттрахал. Саша был вовсе не из тех, кто залезал на каждую встречную женщину. Его первым серьезным увлечением была Ирина Алферова. Были у него еще две-три девочки – дочки уважаемых людей из сферы политики. А потом на милицейском концерте он познакомился со своей будущей женой Леной и так в нее влюбился, что больше ни на кого не смотрел. У него в то время был только один бзик – автомобили. Мы каждый месяц гастролировали по нашим воинским частям в Германии и пригоняли оттуда кучу иномарок. За их растаможку мы ничего не платили. У нас в таможне все было по щелчку. Саша отрабатывал там «шефак» (шефский концерт – М.Ф.). И нам на следующий день давали документы на любую машину. А сколько всего с Серовым было упущено! Я тогда познакомился со всякими генералами и другими важными людьми. «Саня, надо во что-то вкладывать деньги, - говорил я Серову. – Смотри, евреи валят за границу. Умные люди скупают у них дачи за три копейки. А Лева Лещенко вообще приобретает какой-то деревообрабатывающий завод. Давай тоже что-то делать!». «На фиг, Витек! Напоем горлом!» - отмахивался Саша. Он даже себе нормальную квартиру не хотел покупать. Жил в ужасном насыпном доме в Проточном переулке, под которым проходило метро. Я познакомился с бабой из бюро обмена. Посмотрел в близлежащем районе кучу квартир, включая квартиру диктора Игоря Кириллова. И нашел Серову подходящий вариант в доме архитектора Алексея Щусева на Смоленской набережной. Нужно было просто расселить коммуналку. И Саша получил бы 7-комнатную квартиру с офигительным видом на Арбат. Но он заявил, что ему неохота делать ремонт, и отказался. Потом у него появилась навязчивая идея самому писать и петь песни на английском языке. Естественно, у российской публики они не пользовались успехом. А чтобы убедить его спеть очередную песню Игоря Крутого, нужно было каждый раз что-то придумывать. В какой-то момент я не выдержал и сказал ему: «Мне надоело с тобой спорить. Если мы не находим точек соприкосновения, я должен уйти».

 

   За время работы с Серовым я так вымотался, что целый год приходил в себя и ничего не делал. Потом мне позвонил Крутой: «Ты знаешь такого артиста Сашу Буйнова? Может, пойдешь к нему работать?». Я пообщался с Сашей и его женой Леной и приехал к ним на концерт в какой-то залупинский цирк. После концертов Серова, которые проходили во дворцах спорта с использованием световых эффектов, пиротехники и других технических достижений, это было удручающее зрелище. Особенно меня поразили музыканты Буйнова – какой-то парад уродов и алкоголиков пенсионного возраста. «Если вы хотите, чтобы я с вами работал, всех этих людей надо уволить», - сказал я Саше и Лене. Они с радостью согласились. На концерты я возил их на своей машине. Их разбитая «четверка» выглядела совсем непрезентабельно. А у меня тогда уже был хоть и не новый, но «Мерседес». У нас завязалась такая дружба, что Буйновы без меня даже обедать не садились. Но, когда концертная деятельность у них наладилась, я не стал дальше с ними работать. У меня уже не было сил ездить по этим местечковым концертам. И я нашел себе работу полегче у Филиппа Киркорова. Меня позвал к нему его директор Олег Непомнящий, чтобы помочь с подготовкой концерта в Театре эстрады и выпуском нового альбома. На гастроли я выезжал только на юга. А вся остальная работа у меня была в Москве. Жил я на Таганке по соседству с Филиппом. Однажды он позвонил и пожаловался, что его водитель где-то застрял, а ему срочно нужно ехать в дом моды на Кузнецкий мост. Я объяснил, что около дома у меня есть только «Ока». Я ее купил, чтобы добираться до гаража, где стоял мой «Мерседес». И Филипп, нисколько не смутившись, поехал со мной на «Оке». Такой он был тогда простой парень. Потом у него завязалась история с Аллой Пугачевой. Она переехала к нему на Таганку. Когда Филиппа не было в Москве, я приходил к ней, чтобы отобрать фотографии для обложки его альбома. И с ней у меня тоже сложились прекрасные отношения. Как на грех, через год Филипп решили вытурить Непомнящего. «Поскольку я тебя привел, ты должен уйти со мной», - поставил мне условие Олег. Алла с Филиппом уговаривали меня остаться. Но я решил проявить солидарность с Непомнящим.


   От Киркорова я ушел к Маше Распутиной, от которой тогда как раз уволился ее директор Андрей Неклюдов. До меня откуда-то дошла информация, что Маша пригнала из Америки «Линкольн» и не может его растаможить. А у меня в таможне со времен Серова остались концы. Я предложил мужу Распутиной Володе Ермакову свою помощь. Договорился, чтобы Маша отработала на шару концерт для таможенников. И после этого мне поступило предложение: «Давай ты будешь нашим директором!». Оказалось, что Распутина, благодаря ее мужу, была в полной жопе. Ей надо было достраивать дом в Крекшино. А на ней висели огромные долги перед Игорем Крутым за неоплаченные Ермаковым эфиры. Лежал недомонтированный клип «Хулиганчики», который Серега Кальварский ей не отдавал, потому что Ермаков хотел вклеить туда пересвеченные планы Маши, снятые на «хромакее» (технология видеосъемки, позволяющая совмещать в кадре несколько изображений – М.Ф.). «Вы ни-ни-ничего не по-по-понимаете, - заикаясь, говорил Володя. - Ма-ма-маша до-до-должна быть та-та-такой». Ну, просто долбанутый! Я поехал к Крутому в АРС. «Распутиной больше эфиров не дадим, - сказали мне. – Рассчитывайтесь с долгами!». Я рассчитался своими деньгами. Уговорил Кальварского любой ценой закончить работу над клипом. «На коленях стою, позволь этому дебилу Ермакову сделать, что он хочет! – сказал я Сереге. – Надо запускать какой-то материал. Иначе у нас работы не будет». Ермаков вклеил в «Хулиганчиков» это ужасное лицо-блин. И клип поставили в эфир. Потом я помог Маше на выгодных условиях выпустить альбом «Ты упал с Луны». Я дружил с Сашей Никитиным из звукозаписывающей компании «Гала Рекордс», которого впоследствии убили в его квартире на Бутырском валу. «Мы отдадим этот альбом вам, - сказал я Саше. - Но с условием, что вы снимете Маше два клипа и оплатите их ротацию». В то время артистам давали за альбом не больше 20-30 тысяч долларов. А Распутина получила промо почти на 300 тысяч. Только клипы «Ты упал с Луны» и «Ты меня не буди», которые снимал Олег Гусев, стоили под «стольник» каждый. В довершение всего я помирил Машу с Киркоровым, который давно был с ней в ссоре. И они записали свой знаменитый дуэт «Роза чайная». Дела у Маши пошли в гору. Когда меня позвали к ней, ее гонорар был 2 тысячи долларов. А после всего этого поднялся до 10-20 тысяч. И пока я был ее директором, она не знала проблем с работой.

 

   Тем временем у Маши происходило плавное расставание с Ермаковым. Они уже долго не жили вместе. Все шло к разводу. И тут появился на горизонте Виктор Захаров. Он пригласил Машу в Ухту выступить для сотрудников его фирмы. А после концерта предложил остаться у него и съездить на охоту. У Захарова была семья – жена, дети. Он показывал себя как примерный семьянин. Мы с Машей и Ермаковым дня три провели в его доме. После охоты в кругу его семьи жарили шашлыки. И у меня даже мысли не возникало, что у Маруси может с ним что-то быть. Тем не менее, это произошло. Он начал оказывать ей знаки внимания. Присылал роскошные букеты. И все закончилось тем, что они обоюдно полюбили друг друга. Параллельно развивалась история со старшей и на тот момент единственной дочкой Маши Лидой. Я тоже в этом участвовал, потому что не мог оставаться в стороне. Из-за того, что Маруся с Ермаковым постоянно скандалили, Лида стала от них отстраняться и замыкаться в себе. Она училась в школе-интернате в Измайлово. И когда водитель не мог возить ее в школу, я сам ее возил и забирал оттуда. Я видел, как ребенок меняется. «Вы девчонку просто потеряете», - говорил я. Ей нужна была какая-то теплота. Нужно было общение. Но с появлением Захарова Маше стало не до Лиды. Не заладилась и моя дальнейшая работа с Машей. Захаров начал вмешиваться в ее дела. Пытался стать ее продюсером. И я не находил с ним точек соприкосновения. Маша – сложный человек. Часто опаздывала на концерты. Выступая в казино, вместо оговоренных 45 минут пела 20 и уходила со сцены. Мне приходилось ее силой выталкивать и заставлять петь дальше. Вы же понимаете, кто там платил. А Захаров за нее заступался и наезжал на меня, что, мол, нельзя так обращаться со звездой. «Что же мне делать? – недоумевал я. – Нужно, чтобы она пела столько, за сколько платят. Иначе нам всем люлей навешают. Или не надо вообще подписываться под казино». Все это начало меня напрягать. И через какое-то время мы с Машей по обоюдному согласию разошлись.

 

   К тому времени случай свел меня с Сулейманом Керимовым. В ГЦКЗ «Россия» Распутиной всегда давали ближайшую к сцене гримерку 101А. И вот однажды, приехав с Машей на концерт, я с удивлением обнаружил там Наталью Ветлицкую и ее директора Андрея Черникова. «Что за фигня?! – возмутился я. - Вы же понимаете, что мы не можем находиться тут вместе. Моя звезда этого не переживет». Ветлицкую каким-то образом оттуда убрали. Видимо, она закатила скандал. И Черников настучал на меня Керимову. Мол, какой-то Юдин выжил нас из гримерки. На следующий день мне позвонил Сулейман: «Ах, ты такой-сякой! Как ты обошелся с уважаемой женщиной! Мне нужно с тобой увидеться». Назначил мне встречу у себя в офисе. И неожиданно предложил заниматься организацией его закрытых вечеринок. Думаю, он навел обо мне справки и прикинул, что такой профессионал, как я, может ему пригодиться. Этот гениальный человек всегда все просчитывал на много шагов вперед и меня этому научил. Его вечеринками первое время рулила сама Ветлицкая. Режиссеров у него не было. Все делалось спонтанно, без сценария и без каких-то «фишек». А с моим приходом была создана целая режиссерско-постановочная группа. И общими стараниями мы подняли вечеринки Сулеймана на недосягаемую высоту. Они сначала проходили в «России». Потом – в торговом центре «Европейский». В них участвовали Кайли Миноуг, Кристина Агилера и другие мировые суперзвезды. Попасть на эти вечеринки было очень трудно. Вся элита, все медийные лица туда рвались. Круче тогда в Москве ничего не было.


   Когда Керимов расстался с Ветлицкой, и появилась Настя Волочкова, меня подключили к работе с ней. Для Насти сняли офис в Петровском Пассаже рядом с Большим театром. Набрали команду человек двадцать. И начали ее раскручивать. Сулейман очень хорошо относился к ней и много для нее делал. Но она сама все обгадила и потеряла свое счастье. В результате поступила команда закрыть ее офис, забрать все, что было нужно, и всем, кто с ней работал, администраторам, пиарщикам, костюмерам и другим сотрудникам уйти от нее. В отличие от Волочковой Ветлицкая разошлась с Керимовым мирно и гладко. Он оставил ей офис и студию на Гончарной набережной. И еще долго обеспечивал ее финансовыми субсидиями. А на каком-то этапе, когда от Ветлицкой уже ушел Черников, даже попросил меня помочь ей в качестве директора. Работы у нее было не так много. Она была ей особо не нужна. В основном Наташа соглашалась на телесъемки и на «заказняки» за большие деньги. Тем не менее, мы с ней довольно продуктивно посотрудничали. Наснимали ей клипов и выпустили последний в ее жизни альбом с песнями Любаши. Потом у меня возникли проблемы с мамой. По состоянию здоровья ее нужно было перевозить к морю. И я перебрался с ней в Испанию. Потихоньку начал делать там бизнес. Прикупил ресторан и некоторое количество квартир для сдачи. А через некоторое время туда переехала и Ветлицкая. Раньше она снимала за бешеные деньги дома то во Франции, то в Италии. Но тогда было, кому за это платить. А когда субсидии прекратились, я нашел ей в Испании хороший дом по очень хорошей цене. Он ей понравился. И она его купила. Потом купила еще один. Но этот второй дом у нее так и стоял пустой. Она не могла его ни продать, ни использовать. Зачем он был ей нужен – для меня так и осталось загадкой.

 

   К сожалению, мои отношения с Ветлицкой испортились после ее выступления у президента России. Еще до ее переезда в Испанию Государственный Кремлевский дворец добивался, чтобы она спела у Владимира Владимировича на Валдае. Наташа упорно отказывалась. Но вовсе не по каким-то политическим соображениям. Просто она тогда редко выходила на сцену. До Владимира Владимировича последний раз выступала у президента Казахстана Нурсултана Назарбаева. Ей уже было сложно петь целое отделение – 45 минут. И каждое выступление давалось ей с дрожью. Я все-таки смог ее убедить, что в концерте у президента России принять участие необходимо. Правда, она начала выбивать деньги на стилиста и еще на какие-то нужды. «Наташа, это смешно», - пытался образумить ее я. Тем не менее, директор ГКД Петр Шаболтай пошел ей навстречу. «Хорошо, найдем для нее эти деньги, - сказал он. - Пусть только приезжает!». Когда мы приехали на Валдай, под руководством Шаболтая проходил ночной прогон. «Мне этот ваш прогон по хрену!» - заявила Ветлицкая и пошла спать. Пришлось просить Колю Баскова пройти за нее номер. Остальные артисты тоже устали. Поезд был поздний. Пока шел досмотр, пока всех расселили, было уже 3 или 4 часа ночи. Тем нем менее, все присутствовали на этом прогоне. Мне было, конечно, стыдно за Наташу. После ее выступления я сразу уехал к поезду и ждал ее в купе. Какие были последствия этой поездки – всем известно. Президент подарил Ветлицкой серьги. А она вся обплевалась и начала в своих постах в Интернете писать сказки про царя. Якобы после этого концерта Киркорову он дал звание, кому-то – что-то еще. Из-за этого мы с Наташей начали очень сильно ругаться. «Не делай этого! – говорил ей я. - Ты что, совсем того?». Потом она одумалась и поудаляла свои посты. Но было поздно. Ее слова уже разошлись по Интернету. Когда Ветлицкая захотела вернуться в Россию и снова запеть, я ей советовал, как лучше поступить. «Наташа, ты же понимаешь, что после твоих высказываний в Интернете Шаболтай тебя ни на один концерт не пустит, - объяснял я. - В принципе, все заказчики, которые тебя хотят и готовы хорошо заплатить, известны. Их не так много. Можно обойтись без всяких вложений, без всякой шумихи. Нужно просто сделать передачу у Андрея Малахова. Он подснимет тебя в Испании. Нагонит в студию массовку баб с титьками. Ты упадешь в ноги и скажешь, что соскучилась по русским березкам, по русским бабам, каких больше нет нигде. И тебя сразу простят». Но Наташа опять меня не послушала. Сделала по-своему. Передачу с Малаховым построила на том, как ее бил всеми забытый и никому ненужный Павел Смеян. И все получилось, как я предупреждал. Ее концерты так и не состоялись. И наше общение с ней практически прекратилось.

 

   Я всегда был глубоко патриотичным человеком. Когда в начале 90-х в Москве произошел путч, я с Таганки пешком ходил к баррикадам у Белого дома и носил сигареты их защитникам. Мне была небезразлична судьба нашей страны. И под влиянием этих событий с Ветлицкой у меня возникла идея сделать музыкальный проект в поддержку нашего президента. За основу я взял яркие фразы из выступлений Владимира Владимировича. И написал несколько песен, в которых эти фразы обыгрывались. Композиторский опыт у меня уже был с группой «Хали-гали». Первые три песни нам написал Игорь Матета. А «Анюта» и все остальные уже были моего авторства. Мне только не повезло с исполнителями. Первый солист группы Сергей Долгополов оказался алкоголиком. Я запирал его у себя в квартире. Вызывал нарколога и просил зашить ему ампулу. Но он продержался только два месяца и снова запил. Пришлось его выгнать. Потом начали выдрючиваться другие участники – то Виталик Сапрыкин уходил, то Стас Борисов тянул одеяло на себя. В конце концов, они меня задолбали. «Пошли вы все на хрен! Не хотите быть звездами – и не надо!» - сказал я и забросил «Хали-гали». А песни-то были хорошие. Мне надо было тогда самому запеть. И все бы пошло, как по маслу. Но я не хотел лезть на сцену. Не было у меня поначалу таких планов и с нынешним проектом. Тем не менее, мои друзья, опытные люди в шоу-бизнесе, дружно сказали мне, что лучше меня самого мои песни никто не споет. Нашли мне в пару хорошую вокалистку Лену Брик. Она такая рок-н-рольная девчонка-оторва. Офигительно работает на сцене. И у нас с ней получился замечательный дуэт. Назвали мы его «СерпомПо». Главную ставку делаем на песню «Медведь тайги российской не отдаст». Это готовый гимн «Единой России». По моему мнению, у нас есть все шансы подвинуть группу «Любэ» по части патриотики.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 51, 2021)


   Газетная версия

   Часть 1 https://www.eg.ru/showbusiness/1747822

   Часть 2 https://www.eg.ru/showbusiness/1748212

   Часть 3 https://www.eg.ru/showbusiness/1748502





[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172] [173] [174] [175] [176] [177] [178] [179] [180] [181] [182] [183] [184] [185] [186] [187] [188] [189] [190] [191] [192] [193] [194] [195] [196] [197] [198] [199] [200] [201] [202] [203] [204] [205] [206] [207] [208] [209] [210] [211] [212] [213] [214] [215] [216] [217] [218] [219] [220] [221] [222] [223] [224] [225] [226] [227] [228] [229] [230] [231] [232] [233] [234] [235] [236] [237] [238] [239] [240] [241] [242] [243] [244] [245] [246] [247] [248] [249] [250] [251] [252] [253] [254] [255] [256] [257] [258] [259] [260] [261] [262] [263] [264] [265] [266] [267] [268]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

29.09.1897 в Буэнос-Айресе на сцене театра "Олимпо" впервые было исполнено танго.

29.09.1971 родился Андрей Вячеславович Лысиков (он же Дельфин), автор песен и певец ("Дилер"), экс-участник группы "Мальчишник".

29.09.1978 родился Михаил Юрьевич Веселов (он же Макс), певец ("Цветочек"), участник "Фабрики звезд-5".

29.09.1993 у подъезда Юрия Шатунова на Кантемировской улице застрелен Михаил Петрович Сухомлинов, экс-участник группы "Ласковый май" (родился 21.11.1974).

29.09.1930 родилась Светлана Ильинична Аннапольская, режиссер, постановщик музыкальных телепрограмм ("Голубой огонек", "Утренняя почта", "Песня года"), покровительница Валерия Леонтьева, Филиппа Киркорова, Игоря Талькова, Игоря Наджиева (умерла 04.10.2008).

30.09.1908 родился Давид Федорович Ойстрах, скрипач (умер 24.10.1974).

30.09.1960 родился Николай Николаевич Фандеев, музыкальный журналист.

30.09.2022 день интернета.

01.10.1904 родился Владимир Самойлович Горовиц, пианист (умер 05.11.1989).

01.10.2022 международный день музыки.

02.10.1973 родился Андрей Михайлович Данилко (он же Верка Сердючка), певец ("Горилка", "Если вам немного за тридцать", "Все будет хорошо"), ведущий телепередачи "СВ-шоу", участник музыкальных фильмов ("Золушка", "Женитьба Фигаро", "За двумя зайцами").

03.10.1895 родился Сергей Александрович Есенин, поэт ("Клен ты мой опавший", "Я московский озорной гуляка", "Мне осталась одна забава") (покончил с собой 28.12.1925).

03.10.1964 родился Вадим Рудольфович Самойлов, лидер группы "Агата Кристи".

03.10.1975 родился Алексей Юрьевич Горшенев, лидер группы "Кукрыниксы".

04.10.1964 родился Евгений Викторович Осин, певец ("Плачет девочка в автомате", "Качка", "Таня плюс Володя").

04.10.1984 родилась Елена Сергеевна Катина, солистка группы "Тату".

04.10.2008 умерла Светлана Ильинична Аннапольская, режиссер, постановщик музыкальных телепрограмм ("Голубой огонек", "Утренняя почта", "Песня года"), покровительница Валерия Леонтьева, Филиппа Киркорова, Игоря Талькова, Игоря Наджиева (родилась 29.09.1930).

05.10.1959 родился Андрей Григорьевич Шатуновский, барабанщик, экс-участник групп "Черный кофе", "Мастер", "Хеллрейзер", "Динамик".

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн