Рассылка:
 
   
 
/
 
     
Информационно-развлекательный портал о шоу-бизнесе
ВСЕ ПУБЛИКАЦИИ
   
  О главном
  Новости
  Публикации
    - 2017 год
    - 2016 год
    - 2015 год
    - 2014 год
    - 2013 год
    - 2012 год
    - 2011 год
    - 2010 год
    - 2009 год
    - 2008 год
    - 2007 год
    - 2006 год
    - 2005 год
  Видео
  Фото
  Ссылки
  Проекты
  Архив
(2001-2006)
  Реклама
  Контакты

 

 

 

 

 

 

 

--> СМОТРЕТЬ СПИСОК ВСЕХ ПУБЛИКАЦИЙ <--

[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172]

ВАЛЕРИЯ ОБОДЗИНСКОГО ЖЁНЫ ДЕЛИЛИ С ПОМОЩЬЮ КОЛДОВСТВА

По признанию легендарного певца, он принимал в день четыре смертельные дозы наркотиков

 

24 января исполнилось бы 75 лет легендарному кумиру 60-70-х Валерию Ободзинскому, спевшему «Восточную песню», «Эти глаза напротив», «Колдовство», «Что-то случилось» и многие другие шлягеры. Несмотря на то, что Валерия Владимировича уже 20 лет нет в живых, интерес к нему и его творчеству не угасает. В прошлом году большой успех у зрителей Первого канала снискал посвященный певцу сериал «Эти глаза напротив», в котором его образ воплотил актер Алексей Барабаш. А по количеству запросов пользователей Интернета в поисковой системе Yandex Ободзинский занял 3-е место среди мужчин, уступив только Дональду Трампу и Леонардо Ди Каприо.

 

   - Валера очень хотел, чтобы о нем была создана книга, - рассказала нам вдова певца Анна Есенина, с которой он прожил последние годы жизни. – А у меня был знакомый журналист Владимир Степанович Заика, который делал на «Радио России» очень хорошие передачи о певцах прошлых лет. Он часто приходил к нам в гости. Писал аннотации к первым компакт-дискам Ободзинского. И я попросила его помочь Валере с книгой. Летом 1995 года они приступили к работе. Валера уединялся с Владимиром Степановичем и наговаривал ему на диктофон воспоминания о своей жизни. Всего было записано шесть кассет. Потом наше общение с Заикой прервалось. До написания книги дело так и не дошло. Тем не менее, я помнила об оставшихся у него кассетах. И в 2005 году с помощью сотрудников телеканала «Россия» выкупила их у Владимира Степановича. На «России» тогда сделали документальный фильм об Ободзинском «Неизвестная исповедь», в котором частично использовали записи с этих кассет. Но в печатном виде они никогда не публиковались. Надеюсь осуществить мечту Валеры и все-таки создать книгу на основе этих записей. А пока предлагаю несколько фрагментов из них вниманию ваших читателей. Это уникальный материал. Не чьи-то воспоминания о Валере, где каждый что-то присочиняет и выпячивает себя, а первоисточник – его прямая речь.

 

   «В каждой строчке только точки»

 

   - В 1966 году меня приняли в оркестр Лундстрема. Жил я в нищете. Зарплата была небольшая. Нам с женой (Нелли Кучкильдиной – М.Ф.) приходилось снимать комнату. Денег не хватало. Но я достиг своей цели и стал уже столичным артистом. У Лундстрема я долго не задержался. Его оркестр был для меня трамплином в свое дело. Я познакомился с Ларисой Мондрус и Эгилом Шварцем. И они меня свели с администратором по тем временам номер один. Это был Павел Леонидович Леонидов. Очень пробивной человек с огромным чутьем на артистов. Он открыл Кобзона, Мондрус и многих других. Правда, был страшный хам. Не любил, когда с ним спорят. И посылал на … всех. Даже Клавдию Ивановну Шульженко. Помню, мы с ней поехали на гастроли в Саратов. В поезде очень интеллигентно беседовали. Встречали нас пионеры с цветами, горнами и знаменами. А в это время Леонидов стоял рядом и громко кричал кому-то: «Пошел на …!». На этом строилась вся его работа. «Павел Леонидович, не нервничайте так! – сказала ему Шульженко. - Здесь же деточки». «Клавдия Ивановна, идите вы на …! – ответил он. – Не вмешивайтесь в административные дела!». Администраторам Шульженко уже была на хрен не нужна. Нужен был Ободзинский. По популярности я был почти на уровне Магомаева. Выше Кобзона, во всяком случае. И все шли послушать меня.

 

   «Что-то случилось этой весной»

 

   - Павел Леонидов отправил меня в Донецк. Он нашел там «папу», от которого я должен был работать, а он меня продавать. И четыре года я ездил по всему Союзу от Донецкой филармонии. Квартиры в Донецке у меня не было. Жил я в Москве. Прописку получил незаконно. Заплатил деньги и построил кооператив в Текстильщиках. Это было в 1969-70 годах. Об этом вышла огромная статья. Меня там раззвездярили со страшной силой. На самом деле хотели выйти на Сизова (в 1965-70г.г. зампредседателя Мосгорисполкома – М.Ф.). Подпись на разрешении о строительстве кооператива ставил он. Потом его сняли с должности. Кто-то его сдал в МВД. Начали таскать в следственный отдел людей, которые таким же способом, как и я, прописались в Москве. Я был в Ялте на гастролях. Помню, вернулся с пляжа в гостиницу, и мне сказали: «Вас просят прийти в Ялтинский отдел МВД». Я еще удивился: «Зачем?». Когда я пришел туда, начальник сразу набрал Москву и дал мне трубку. «Вас беспокоят из управления ОБХСС, - услышал я голос в трубке. – Вы должны приехать к нам. От вашего приезда зависит судьба человека». Они договорились с директором филармонии. И я вместе со своим администратором Борисом Коганом вылетел в Москву.


Разговор в управлении на Садовом длился часа три-четыре. Меня допрашивали перекрестным допросом по этой квартире. Пугали, что у них Магомаев плакал и Лундстрем плакал. Говорили, что мне лучше признаться, кто мне помогал и кому я давал. Но я уже был готов ко всему. Послал их на хрен мысленно. И ничего им не сказал. Посадить меня по тем временам было не за что. В общем, отсосали они у меня. Моя жена в тот момент была в Свердловске. Я понял, что они будут ее допрашивать. И тут же послал администратора в Свердловск, чтобы он переговорил с женой и подсказал, как ей себя вести. Утром ее уже вызвали в МВД. Но администратор их опередил и успел ей все объяснить. Потом меня провоцировали через Мулермана и через того же Пашу Леонидова. В чем-то Паша им помогал. В чем-то оказался сукой. Но у него были свои цели. Он хотел уехать в Америку. И у него были свои неприятности. В итоге меня решили через исполком выселить из квартиры. Но председатель кооператива сказал: «Человек платит за квартиру вовремя. Не пьет, не дебоширит. На каком основании мы можем его выгнать?». И послал на хрен исполком. Таким путем я остался в Москве.

 

   «Потому что это колдовство»

 

   - Так судьба у меня сложилась, что я ушел из семьи после рождения второй дочери. Жена из-за этого травилась и лежала в больнице. Но я считаю, что не виноват ни перед ней, ни перед детьми. Конечно, я мог бы больше дать детям. Может, я лишил их каких-то радостных минут. А, может, наоборот, если бы я жил с семьей, им было бы хуже. Не был я подарком и для жены. Да, я зарабатывал и оставлял ей ровно столько денег, сколько она просила, не считал их и не проверял. Но вокруг меня всегда крутились бабы. Я не пропускал ни одну. По бабам я был первым на эстраде. Ну, не первым, но где-то на равных с Кобзоном. И жена меня ловила очень часто. Для нее это были ужасные моменты. Потом я полюбил другую женщину (Лолиту Кравцову – М.Ф.). Но и с ней у меня случился разрыв. Все упиралось в мое увлечение алкоголем и наркотиками. Я тогда лечился, сидел на голодании и все бросил. У меня были надежды, что с новой женой я начну нормальную жизнь. Но она меня резко послала на хрен. И я опять сорвался. Человек я несуеверный. Когда говорят, что кто-то кого-то заколдовал или заворожил, я на это откровенно хрен кладу. Но так получилось, что две мои жены меня заворожили. Первая жена – татарка – сделала это в Свердловске по каким-то мусульманским обрядам. А вторая жена - в каком-то поселке в Молдавии. Одна, может быть, хотела, чтобы я принадлежал только ей. А вторая, когда я ушел от нее, хотела насрать первой. Как-то утром я встал и пошел в магазин купить яиц и кофе. По дороге увидел церковь. А у меня все время было чувство, что мне плохо, что меня преследует какое-то невезение. Вспомнил я этих двух жен. «Дай зайду и поставлю свечки за их здравие! – подумал я. – Пусть Господь разберется во всем!». Я никогда людям плохого не желал. А на следующий день у второй жены возникли серьезные проблемы. Я подумал, может, мне опять сойтись с первой женой, чтобы остаться в Москве, чтобы не потерять прописку. Я понимал, что у меня ничего не получится и не склеится. Но, тем не менее, жизнь есть жизнь, и бороться за нее надо. И я вернулся к первой жене. Опять с ней расписался. «Ты что же, твою мать, натворила? – сказал я ей. – Что же ты пошла и меня заколдовала? Ты сними хоть грех с себя!». И она позвездячила со мной к какой-то женщине, чтобы меня расколдовать. Эта женщина была христианка. Весь дом у нее был в образах. «Вам нужно проголодать три дня и на День пресвятой богородицы пойти на исповедь в церковь», - сказала она. Хоть я и не верующий, но, думаю, хрен с ним, пойду. Как дитё, готовился к этому, голодал. Потом позвездярил в церковь на Большой Переяславской. Первый раз в жизни исповедался. Но, как я и предполагал, новая жизнь с первой женой у меня не получилась. Спать с ней в постели я уже не мог. А для нее это было главным.

 

   «Я сорвусь и исчезну, если встану на край»

 

   - Со сцены на склад сторожем я ушел, чтобы бросить принимать наркотики. Сейчас говорят – имидж. У меня это был не имидж. Я просто должен был пережить этот кусок своей жизни, побыть в говне, помучаться, чтобы заново найти себя. Я очень плотно сидел на наркотиках. Принимал в день по 100 таблеток. Это четыре смертельные дозы. Утром я вставал, заглатывал две таблетки седальгина или седуксена, запивал водой и хорошо себя чувствовал. Потом кайф заканчивался. Я принимал еще пару таблеток. И так доходило до ста штук в день. Врачи, которые меня спасали в больницах, иногда удивлялись: «Откуда у этого человека столько здоровья?». Когда я был в наркотическом состоянии, мне сообщили, что умерла моя мать. У меня не было денег, чтобы вылететь в Одессу. И я, будучи знаменитым на всю страну артистом, не смог ее похоронить. Я чувствовал, что наркотики мешают мне в жизни. Все время хотел от них отойти. Но у меня не получалось. Бросить пить алкоголь несложно. Где-то на 13-17-й день приходишь в нормальное состояние. А когда бросаешь наркотики, все время находишься в депрессии. Мучают страшные, как говорят наркоманы, ломки. Жить не хочется. Хочется повеситься.


Я понял, что мне нужно поменять работу и устроиться куда-нибудь простым рабочим. Если бы я продолжал петь, я бы по-прежнему тянулся к наркотикам, все равно искал, где их найти, и катился дальше вниз. Я познакомился с одной женщиной по имени Светлана (Силаева – М.Ф.). Как-то получилось, что мы с ней переспали. И она мне говорит: «Хочешь – живи у меня!». Меня к ней не тянуло. Ничего особенного в ней не было. Я даже не хотел с ней интимного свидания. Но так случилось. Судьба! И я начал у нее жить. Она мне первоначально приносила таблетки, потому что меня страшно ломало. Я где-то сокращался. Где-то увлекался алкоголем. Но постепенно я с этим начал завязывать. И пошел работать сторожем на галстучную фабрику за 120 рублей. Потом я понял, что 120 мне мало, потому что у этой женщины заработки были очень низкие, и надо было хоть как-то ей помочь. Я устроился еще на другую фабрику. Муки были страшные, но я все время был на складе, на этой простой работе, спал на стульях. Слава Богу, с наркотиками я закончил раз и навсегда. Уже семь лет не принимаю ни одной таблетки.

 

   «Вот и свела судьба нас»

 

   - Сейчас судьба меня связала с Анной. Я ее очень люблю. Мы с ней не расписаны, но живем как муж и жена. Когда-то она была моей поклонницей. Я к ней серьезно не относился. Она человек небольшого ума. Ну, поклонница и поклонница. Потом, когда я оказался в говне, она начала приходить ко мне на фабрику. Приносила водочку и еду. Я там в сарае дежурил. Мы немножко выпивали. И опять нашли с ней связь. На квартире у Светланы, где я жил, жизнь у меня не складывалась. Это был не мой дом, не моя квартира. Я из той категории людей, что, когда я сижу не на своем стуле, мне очень плохо, я чувствую себя унизительно. Я понял, что мне нужно уйти от Светланы. Так я и сделал. Работал опять на двух складах. Жить мне было негде. И Анюта предложила мне пожить у нее, пока я найду себе комнату. У меня чувств к ней не было никаких. Разве что переспать. Как с умным человеком я не мог с ней разговаривать. Она женщина не моего плана. Но как-то день за днем я начал к ней привыкать. И она стала для меня родным человеком. У меня появились к ней нормальные чувства. Не постельные, а чисто человеческие. Не всегда главную роль играет постель. Я пораскинул своим умом: «Ну, что мне искать? Мне уже за пятьдесят. Дети у меня есть. В той семье я своего счастья не нашел. Детям я на хрен не нужен, как все родители. А что если мне остаться жить с Анной? Может, когда-нибудь я женюсь на ней, и она родит мне ребенка».

 

   «Вновь золото манит нас»

 

   - Анна все время переживает из-за того, что у нас нет денег. Только когда приезжает Борис Рубашкин, она выезжает с ним на гастроли и еще какие-то деньги зарабатывает. А я вообще не работаю. Пенсия у меня маленькая – 70 тысяч рублей. Так мы и живем в надежде, что будет лучше. Недавно Анна мне сказала: «В «Метрополе» просят, чтобы ты спел. Полторы тысячи долларов платят». Я подумал, что она шутит. «Да, конечно, спою», - ответил я. Но, когда я понял, что она дала кому-то добро, я обалдел. «Ты понимаешь вообще, на что ты идешь? – возмутился я. - Ты понимаешь, что стоит мне сделать один неправильный шаг, и обо мне везде начнут говорить, что я говно полное, что я стою полторы тысячи долларов?». Да, это 3 миллиона рублей. Но для меня это не деньги, несмотря на то, что я нуждаюсь. Если падать с коня, так с белого. Я хочу подождать, чтобы мои акции поднялись, и я стал дороже на шоу-бирже. Хочу получать сразу 10 тысяч долларов или 20 миллионов рублей. Анна этого не понимает. Она организовала про меня пару передач. И ей кажется, раз я показался по телевидению, я уже могу везде петь и зарабатывать. Но, во-первых, на телевидении я выступал под фонограмму. Во-вторых, люди там ни хрена не платили. Им было на все насрать. Им сказали аплодировать, и они аплодировали. Им даже там поставили бесплатную водку и вино. А уважающий себя человек или бизнесмен сможет смотреть на эту порнографию, на это безобразие? Я понимаю, многие открывают рот и поют под фонограмму. Но я себе этого позволить не могу. Даже если мне платят всего полторы тысячи долларов, которые мне на хрен не нужны, это не дает мне морального права выходить перед людьми и откровенно обманывать их. Это самая настоящая профанация и авантюризм. Да, я могу пойти спеть в «Метрополь». Но мне надо, чтобы я мог прийти на репетицию, посмотреть сцену и свет, спеть одну песню под фонограмму и две живьем под «минусовку». Ну, нельзя же по-другому! Сейчас время такое, что все друг друга обманывают. Но я не готов к этому. И никогда не буду готов. У меня другие принципы по жизни.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 4, 2017)


   Газетная версия http://www.eg.ru/daily/stars/61292/







СЕРГЕЙ СОСЕДОВ ПОСТАВИЛ ПОД СОМНЕНИЕ ОТЦОВСТВО ЛАЗАРЕВА

По мнению эпатажного критика, чем раздувать туфту про мнимых женщин и детей, певцу лучше честно рассказать про свою ориентацию

 

Вслед за Филиппом Киркоровым, который пять лет назад неожиданно для всех стал отцом двоих детей, чудодейственным образом принялись обзаводиться потомством и другие одинокие мужчины из поп-тусовки. Недавно, словно нарочно подгадав под наступивший год Петуха, радостью отцовства с общественностью поделились сразу два знаменитых холостяка - Вячеслав Манучаров и Сергей Лазарев. Причем, если сын Манучарова только что родился, то сыну Лазарева, по его словам, уже исполнилось два с половиной года.

 

   - Новость о ребенке Лазарева я услышал по радио и сначала подумал, что какая-то баба предъявила этого ребенка Сергею, чтобы поиметь с него алименты или какую-то сумму откупную, - признался не скрывающий своих сексуальных пристрастий музыкальный критик Сергей Соседов. - Это распространенная ситуация в шоу-бизнесе. Иногда люди даже в совершеннолетнем возрасте приходят к артистам и заявляют: «Я ваш сын». Но потом я узнал, что никакая баба Лазареву ничего не предъявляла, и о своем отцовстве он заговорил после появления в Интернете видео, где его запечатлели выходящим из храма со своей матерью и маленьким мальчиком. По моему мнению, это уже попахивает пиаром. Возможно, этот мальчик даже не его сын. Мне кажется, если бы Лазарев реально стал отцом, мы бы узнали об этом сразу, как только ребенок родился, а не через два с половиной года. Скорее всего, эту историю, как и роман с Лерой Кудрявцевой, он придумал, чтобы ничего не говорили про его сексуальную ориентацию. Но я ему не верю. Чем раздувать всякую туфту, лучше бы рассказал честно все, как есть, и представил всем своего нового друга. Вот Киркорова, родившего себе детей с помощью суррогатных матерей, я целиком и полностью поддерживаю. Считаю, что он показал хороший пример, как стать отцом, когда, по каким-то причинам, это нельзя сделать естественным путем. Ну, не может человек быть с женщиной по любви. Или не хочет. А наследники нужны. В такой ситуации суррогатное материнство – реальный выход. И можно только приветствовать, что к нему прибегает все больше и больше одиноких мужчин. Тот же Манучаров, похоже, тоже пошел по этому пути. В любом случае, это дает прирост рождаемости. А, значит, приносит пользу обществу. Главное – чтобы эти дети рождались здоровыми и потом не становились балластом для своих родителей.


   Артисты, у которых не складывались отношения с женщинами, и раньше удивляли публику заявлениями о неведомо откуда взявшихся детях. Зачастую они их попросту выдумывали. Тот же Филипп Киркоров на заре своей карьеры вешал лапшу, будто некая женщина в Америке родила ему близнецов. Но всех превзошел Борис Моисеев с его глухонемым сыном Амадеусом из Польши, которого он то объявлял умершим, то снова воскрешал и из скромного актера театра мимики и жеста превращал в богатого инженера.

 

   - История про глухонемого сына, разумеется, полностью вымышленная, - не отрицал бывший продюсер Моисеева Евгений Фридлянд. - Боря сам ее придумал, когда записал песню «Глухонемая любовь». Может, прочитал что-то похожее в литературе. Я к подобным выдумкам отношусь не очень хорошо, но, поскольку пресса их охотно «кушала», и Боре это доставляло удовольствие, я никак на это не реагировал. А что мне было делать?! Не буду же я говорить журналистам: «Не слушайте его! Это бред!».

 

   Бывало, у некоторых одиноких шоу-деятелей появлялись и вполне реальные дети. Например, к Бари Алибасову в какой-то момент переехал юный Бари Алибасов-младший, с матерью которого продюсер группы «На-На», по его словам, в молодости жил гражданским браком. А Сергей Зверев одно время таскал по всем тусовкам малолетнего Сергея Зверева-младшего и рассказывал, что трагически погибшая мать мальчика была ему чуть ли не официальной женой. Правда, ходили упорные слухи, что на самом деле их отпрыски якобы не являлись родными и были ими всего лишь усыновлены.

 

   - Сергей Зверев привез из иркутского приюта трехлетнего мальчика, - сообщал в своем Интернет-блоге Стас Садальский. - Причем это было не совсем обычное усыновление. Стилисту пришлось спасать буквально умирающего ребенка. «Когда я вошел в комнату деток, которые совсем не могли ходить, я чуть со страха не умер, – вспоминал Сергей Зверев. – Деревянные кроватки были изгрызаны! Я подумал: «Крысы!» А это дети… Я был в шоке! Их там почти не кормили. Еду воровали и тащили к себе домой. Я схватил этого мальчишку и выбежал!». Зверев привез больного малыша в Москву. В квартиру, где жил вместе с матерью Валентиной Тимофеевной. Воспитали хорошего парня!

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 3, 2017)


   Газетная версия http://www.eg.ru/daily/stars/61060/







ЗА ЗАПИСЬ ПЕСЕН «МИРАЖА» С СУХАНКИНОЙ РАСПЛАТИЛИСЬ «ЗАПОРОМ»

Разину сблизила с продюсером гинекология, а охмуривший Гулькину шофер изменял ей с кем попало и не вылезал из вендиспансера

 

Тридцать лет назад, в начале 1987 года, вышел в свет первый альбом группы «Мираж», ставшей одной из музыкальных сенсаций времен перестройки. Все последующие годы между ее участниками шли споры – кто вправе выступать под «раскрученным» названием и исполнять «Музыка нас связала», «Звезды нас ждут», «Солнечное лето» и другие полюбившиеся народу песни. Недавно «Миражом» назвались солистка Екатерина Болдышева и гитарист Алексей Горбашов, объявившие о возрождении ими оригинального состава 80-х. Чтобы разобраться, каким же состав легендарной группы был в оригинале, мы обратились к одному из ее создателей и автору текстов всех хитов Валерию Соколову. От которого с удивлением узнали, что новоявленный «Мираж» не имеет разрешения на исполнение его произведений, и петь их может только Маргарита Суханкина.

 

   - Идея проекта, получившего впоследствии название «Мираж», возникла у меня и Андрея Литягина в начале 1985 года, - издалека начал свой рассказ Валерий Павлович. - Я тогда был студентом МФТИ и организовывал у себя в институте вечера с участием «Воскресенья», «ДДТ», «Кино», «Браво» и других рок-групп. А с учившимся в МАИ Литягиным познакомился через друзей-музыкантов – гитариста Сергея Проклова и вокалиста Михаила Кирсанова. Они были фанатами хард-рока и участвовали в группе «Тяжелый характер» в духе Оззи Осборна и «Black Sabbath». А параллельно создали группу «Зона активности», привлекли в качестве клавишника Литягина и пытались делать входившую в моду прогрессивную электронную музыку. Но в процессе этих попыток мне стала понятна их коммерческая несостоятельность. Я устроил в клубе физтеха пробный концерт «Зоны активности». Но успеха он не имел. «Понимаешь, все это интересно только узкому кругу ценителей, - поделился я с Литягиным. – А если мы хотим обратиться к широким массам, надо ориентироваться на вкусы посетителей дискотек». И предложил ему сделать что-то более попсовое, только чтобы это была музыка на уровне современной «фирмы», а не отстававшая на 10 лет советская эстрада.

 

   Мы отсмотрели на видео свежие записи западных музыкальных телеканалов, которые привозили из-за границы мои друзья. Выбрали оттуда актуальные тенденции, еще не дошедшие до наших дискотек. И Литягин набросал музыку и текст пробной песни «Снежный человек». Поскольку я настаивал, что петь должна девушка, как Агузарова в группе «Браво», для записи Андрей привлек свою знакомую по студенческим тусовкам Маргариту Суханкину. И эту песню с ее вокалом отдали вместе с альбомом «Зоны активности» Андрею Лукинову – нынешнему директору центра Игоря Матвиенко – и его партнеру Игорю Васильеву, которые тиражировали и распространяли магнитофонные пленки с музыкальными новинками. Их вердикт был следующим: «Все в целом как-то не очень, а вот песня «Снежный человек» - это интересно. В этом направлении вам надо работать». Поскольку у них были налажены связи с музыкантами и со спекулянтами аппаратурой, они подписались помогать нам в техническом плане. Надыбали у кого-то многоканальный магнитофон и необходимые инструменты. Ни о каких финансовых условиях речь не шла. За это мы просто должны были отдать им готовый альбом.

 

   Процесс его создания оказался довольно долгим. Полгода Литягин осваивал аппаратуру и к концу 1985 года подготовил музыку к шести песням. Частично мной к ним были написаны тексты. Но потом мы решили, что это не катит, и выбросили весь материал в помойку. «Или это должно быть суперкруто, или не надо никак!» - максималистски рассуждали мы. И почти весь 1986 год посвятили работе над новыми песнями. Гитарные рифы и запилы а-ля Ричи Блэкмор нам наиграл Сергей Проклов. Так возникла фирменная фишка проекта – сочетание евроденса с роковой гитарой. А записывать вокал была приглашена уже проверенная Маргарита Суханкина. С ее участием мы сделали три самые ударные песни – «Звезды нас ждут», «Видео» и «Эта ночь». А потом она неожиданно отказалась сотрудничать с нами. Как выяснилось, ее педагог из консерватории, которая ставила ей классический вокал, по изменениям в ее голосе сразу определила, что она пела попсу, и пригрозила ей отчислением, если она продолжит это делать. «Я не хочу из-за вашей самодеятельности губить свою карьеру, - сказала нам Рита. – Забудьте, что я участвовала в вашем проекте, и никогда никому об этом не говорите!». Нам пришлось спешно искать новую солистку. Походив по всяким кружкам пения и джазовым студиям, мы нашли Свету Разину. Попробовали ее записать. Но ее голос показался нам чрезмерно жестковатым. А было нужно, чтобы новая солистка не сильно отличалась от Суханкиной. «У меня есть подружка, которая так поет», - сказала Света. И привела к нам Наташу Гулькину, которая, немного посопротивлявшись, спела остальные пять песен.


   Встал вопрос, как назвать наш проект. Я написал в тетрадке порядка сорока возможных вариантов. Помню, одним из них был «Фокус». Но в итоге выбрали «Мираж». Это название было простое, звучное и легко запоминалось. А главное – оно было свободным. Ранее существовала группа «Мираж» под руководством Олега Нестерова, который потом создал «Мегаполис». Я даже устраивал ей концерт у себя в институте. Но к тому времени она уже распалась. В феврале 1987 года наш альбом был окончательно записан и сведен. Мы сразу же передали его Лукинову и Васильеву, от которых он начал расходиться по стране. А параллельно я отнес его на радиостанцию «Юность» - в то время единственный канал, куда можно было сунуться с записями неизвестных исполнителей. Женщина-редактор так прониклась нашими песнями, что решила поставить их в эфир. «А кто поет?» - спросила она. Мой ответ, что это группа «Мираж», ее не удовлетворил. Ей нужен был конкретный человек, чей голос все слышат. Поскольку Суханкина запретила про нее упоминать, я назвал Гулькину. И потом в эфире нас объявляли так: «Поет Наталья Гулькина и группа «Мираж». А уже через пару месяцев Наташу пригласили выступить с нашими песнями на какой-то дискотеке. Нам она об этом ничего не сказала. Но мы сами каким-то образом все узнали. Вызвали ее и объяснили, что проект принадлежит нам, и петь наши песни она может только под нашим руководством.

 

   В то время концертная деятельность еще регламентировалась и контролировалась государством. Чтобы легально выступать, нужно было числиться при каком-то учреждении культуры. А все тексты, исполнявшиеся со сцены, должны были проходить цензуру и получать так называемую «литовку». Чем грозило отсутствие всего этого – я был наслышан от группы «Браво». По чьему-то доносу, на одном из концертов их вместе со зрителями повязали, запихали в автобусы, отвезли в милицию и пытались «шить» им антисоветчину. В частности, придрались к песне «Кошки», где была фраза «Им плевать на разные бумажки». «На какие именно бумажки вы призываете плевать?» - допытывались у них. И отстали только после того, как Женя Хавтан показал официально изданную книгу с этими стихами. Арестовали тогда одну Жанну Агузарову. Не имея московской прописки, она купила на «трех вокзалах» «левый» паспорт, сама вклеила в него свою фотографию и эту «липу» предъявила в милиции. Ей грозил срок за подделку документов. Правда, на суде она несла такую запредельную пургу, что сажать ее не стали и отправили в психушку, откуда ее вытащила только Пугачева. Во избежание подобных неприятных разбирательств с правоохранительными органами я сразу позаботился о получении нашим проектом официального статуса. Оформил «Мираж» как самодеятельный коллектив под своим художественным руководством при ДК Центрального телеграфа, где работал Миша Хажинский, ставший нашим первым концертным директором. А нашу концертную программу «залитовал» в Едином научно-методическом центре при отделе культуры Мосгорисполкома, который следил, чтобы в песнях не было чуждого влияния.

 

   Где состоялось дебютное выступление «Миража» - точно не помню. То ли в ДК известной организации на Лубянке, то ли в дискотеке при гостинице «Орленок» на Ленинском проспекте. Первый сценический состав был сформирован нами по образцу легендарной группы «АББА». В дополнение к Гулькиной мы взяли вторую солистку – уже знакомую нам Свету Разину. А вместе с ними на сцену выходили Литягин с клавишами и Проклов с гитарой. Но Сергей быстро потерял интерес к нашему проекту. А Андрей тогда еще думал продолжать научную карьеру, мама подвигала его писать кандидатскую диссертацию, и ему было напряжно выезжать на гастроли. Поэтому вскоре в группу пригласили других музыкантов – гитариста Игоря Пономарева и клавишника Рому Жукова. Последний в свою очередь привел к нам барабанщика Сергея Солопова. Вообще, барабанщик нами в «Мираже» не планировался. Тем не менее, мы решили его взять, посчитав, что он украсит сценическую и звуковую «картинку». Как оказалось, Жуков и Солопов на пару занимались еще и спекуляцией импортными шмотками. На гастроли они возили огромные тюки с товаром и распродавали его в провинциальных гостиницах. А потом начали подгонять шмотки нашим солисткам. Благодаря чему у них в числе первых появились блестящие «лосины», в которых позднее щеголяли Аллегрова и Пугачева.

 

   Не секрет, что все выступления «Миража» проходили с использованием фонограммы. Поскольку проект изначально делался как студийный, сыграть эту музыку «живьем» при тогдашней технике было нереально. Даже группа «Depeche Mode» была вынуждена на сцене врубать фонограмму и уже поверх нее что-то играть. Точно так же работали и мы. Да, бывало, на катушечном магнитофоне рвалась пленка. Но участники группы продолжали играть и петь живьем, и публика, как правило, ничего не замечала. Гораздо больше неприятностей мне как руководителю доставляли наши солистки. Если после концерта не успевали за ними проследить и отправить их в гостиницу, они могли уехать развлекаться с какими-то непонятными персонажами и надолго пропадали. Однажды их удерживали пригласившие на шашлыки кавказцы, и лишь под угрозой увольнения мне удалось их оттуда вытащить. Закончились все эти похождения тем, что у Гулькиной появился гражданский муж Костя Терентьев. Он был обычным шофером и как-то на служебной «Волге» подвез наших солисток. Пропудрил им мозги, будто он высокопоставленный человек. Света сразу поняла, что это развод. А Наташа влюбилась и привела его в коллектив. Сначала Терентьев сидел в зале и смотрел на нее восторженными глазами. А потом, по ее настоянию, стал выходить на сцену и имитировал игру на клавишах. Самое поразительное, что при этом он еще успевал изменять Гулькиной. Мне рассказывали, как он уединялся в гримерках с другими девушками, а потом частенько отпрашивался в вендиспансер. Не знаю, приходилось ли лечиться самой Наташе. Зато хорошо помню, как на гастролях в Перми попала в больницу Света Разина. У нее были проблемы по гинекологии. Случилось острое воспаление, и надо было срочно делать операцию. Отправив остальной коллектив дальше по маршруту, я тогда остался со Светой. И это так нас сблизило, что через некоторое время мы стали жить вместе.


   По мере роста популярности в «Мираже» наплодилось множество директоров, которые брались организовывать нам гастроли. Вслед за Мишей Хажинским подтянулись Андрей Разин и еще какие-то люди. Работали они через хозрасчетные коммерческие структуры, созданные комсомолом, и платили нам за концерт от 600 до 1200 рублей, а не по два с полтиной на человека, как в государственных филармониях. Количество концертов стремительно росло. Бывало, они шли через каждые два часа, как сеансы в кинотеатре. В конце концов, заказов на «Мираж» стало так много, что выступать везде мы физически уже не успевали. Один директор договаривался о выступлении в одном городе. Другой – на ту же дату в другом. Отказываться от денег никто не хотел. И директора начали отправлять Гулькину и Разину по отдельности в разные города. Я выступал против этой практики. Пока солистки работали вместе, это как-то сдерживало их амбиции. А тут каждая почувствовала себя «звездой» и начала перетягивать одеяло в свою сторону. Чтобы навести какой-то порядок, мы решили, что у «Миража» должен быть только один главный директор, который будет решать все вопросы по концертам. Им стал друг Литягина Саша Букреев, который до этого торговал у нас на концертах фотографиями и кассетами коллектива. Но он тоже быстро понял: «Чем больше будет составов «Миража», тем больше будет денег». И активно поддержал идею «размножения» группы. Уже постфактум я узнал, что у нас появилась, как минимум, еще одна солистка Инна Смирнова, которую вызывали в тех случаях, когда Гулькина и Разина уже были заняты. В общем, постепенно коллектив начал выходить из-под моего и Литягина контроля.

 

   Тем временем уже вовсю шла работа над вторым альбомом «Миража». Так как я относился к делу серьезно и подолгу «вылизывал» каждый текст, Литягин для ускорения процесса привлек к написанию пары текстов свою тогдашнюю жену Елену Степанову. Ее папа работал во Внешторге. У них в семье, как я понял, было не принято, чтобы женщины работали. И по окончании института она все равно сидела без дела. Также три текста для второго альбома – «Новый герой», «Я не шучу» и «Где я» - сочинила привлеченная мной Света Разина. Но в записи ни ее, ни Наташу Гулькину Литягин задействовать не стал и спеть на студии снова уговорил Суханкину. Насколько я знаю, за это она получила от него и Букреева автомобиль «Запорожец». Гулькина тогда сильно обиделась на Литягина. Воспользовавшись этим, Андрей Разин подбил ее уйти из группы. И с весны 1988 года она вместе с Костей Терентьевым и Игорем Пономаревым начала самостоятельно работать с нашим названием и репертуаром. А когда из-за финансовых разногласий Наташа рассталась с Разиным, он собрал коллектив под названием «Дискотека «Мираж» с участием совершенно не поющей финалистки какого-то конкурса красоты. И некоторое время прокатывал его, пока не занялся «Ласковым маем». Помимо этого, по стране разъезжали еще не менее десяти «левых» «Миражей», не имевших к нам никакого отношения. В свою очередь официальный «Мираж» разделился на два состава. Один из них курировал Букреев. Из прежних участников там остался только Сергей Солопов. А на смену Пономареву и Гулькиной пришли Алексей Горбашов и Наталья Ветлицкая с Ириной Салтыковой. Другим составом «Миража» занимался я. В нем пела вышедшая за меня замуж Света Разина. А на клавишах до начала своей сольной карьеры играл Рома Жуков. Потом его сменили будущий создатель группы «Божья коровка» Володя Воленко и Роберт Кофсман, ставший в 90-х под фамилией Ленц солистом группы «Браво».

 

   В 1989 году, под давлением публики, забросавшей телевидение письмами, «Мираж» пригласили на «Песню года». Все прежние участницы из группы тогда уже ушли или собирались уходить, и наши песни «Музыка нас связала» и «Новый герой» представляла новая солистка - бывшая костюмерша Таня Овсиенко, которую поставили выступать под фонограмму с голосом Риты Суханкиной, звучавшим во всех альбомах «Миража». В группу Таня попала вместе со своим гражданским мужем – клавишником Славой Громадским. И привнесла интересную – для меня тогда, может, даже несколько неожиданную – трактовку дальнейшего развития образа «Миража». Но потом у нее появился влиятельный ухажер – бывший муж Ирины Аллегровой Владимир Дубовицкий. Литягин испугался, что она может забрать у него «Мираж». И, обвинив Таню в пении чужим голосом, поспешил в 1990 году заменить ее на протеже Горбашова Екатерину Степанову, выступавшую под фамилией Болдышева. К тому моменту наши пути с Литягиным разошлись. И на этом лично для меня история группы «Мираж» как суперпроекта, во многом повлиявшего на развитие отечественной танцевальной музыки, закончилась. По моему мнению, олицетворением «Миража» для народа стали певицы Маргарита Суханкина, Наташа Гулькина и Света Разина. Это люди, которые стояли у истоков, внесли неоценимый вклад в творческое наследие коллектива и определили его музыкальное звучание и визуальный образ. А все нынешние попытки переписать историю и назначить «Миражом» кого-то другого обречены на провал. Можно сколько угодно перепевать «Yesterday», но «Битлами» от этого не станешь.

 

   Михаил ФИЛИМОНОВ («ЭГ» № 3, 2017)


   Газетная версия http://www.eg.ru/daily/stars/61107/





[1] [2] [3] [4] [5] [6] [7] [8] [9] [10] [11] [12] [13] [14] [15] [16] [17] [18] [19] [20] [21] [22] [23] [24] [25] [26] [27] [28] [29] [30] [31] [32] [33] [34] [35] [36] [37] [38] [39] [40] [41] [42] [43] [44] [45] [46] [47] [48] [49] [50] [51] [52] [53] [54] [55] [56] [57] [58] [59] [60] [61] [62] [63] [64] [65] [66] [67] [68] [69] [70] [71] [72] [73] [74] [75] [76] [77] [78] [79] [80] [81] [82] [83] [84] [85] [86] [87] [88] [89] [90] [91] [92] [93] [94] [95] [96] [97] [98] [99] [100] [101] [102] [103] [104] [105] [106] [107] [108] [109] [110] [111] [112] [113] [114] [115] [116] [117] [118] [119] [120] [121] [122] [123] [124] [125] [126] [127] [128] [129] [130] [131] [132] [133] [134] [135] [136] [137] [138] [139] [140] [141] [142] [143] [144] [145] [146] [147] [148] [149] [150] [151] [152] [153] [154] [155] [156] [157] [158] [159] [160] [161] [162] [163] [164] [165] [166] [167] [168] [169] [170] [171] [172]

 




 

 

Памятные даты

 

 

 

19.11.1946 родилась Елена Петровна Преснякова, солистка группы "Самоцветы", мать певца Владимира Преснякова-младшего.

19.11.1969 родился Александр Пряников, ведущий музыкальных программ.

19.11.1993 умер Леонид Иович Гайдай, кинорежиссер, постановщик музыкальных фильмов ("Кавказская пленница", "Бриллиантовая рука", "Иван Васильевич меняет профессию") (родился 30.01.1923).

20.11.1894 умер Антон Григорьевич Рубинштейн, пианист, основатель Русского музыкального общества и первой русской консерватории (родился 28.11.1829).

20.11.1925 родилась Майя Михайловна Плисецкая, балерина ("Бахчисарайский фонтан", "Лебединое озеро", "Кармен-сюита"), участница фильмов ("Хованщина", "Анна Каренина", "Чайковский"), жена композитора Родиона Щедрина.

20.11.1947 родился Ренат Исламович Ибрагимов, певец ("Верни мне музыку", "Старый костер").

20.11.2009 умер Роман Львович Горбунов (он же Трахтенберг), культуролог, теле- и радиоведущий, певец ("Ключик золотой в жопу себе вставь", "Проезжали педики на велосипедике"), участник фильмов ("Лука Мудищев", "Русский спецназ", "Путь самца") (родился 28.09.1968).

21.11.1902 родился Владимир Абрамович (он же Александрович) Бунчиков, певец ("Вечер на рейде", "Летят перелетные птицы", "Школьный вальс") (умер 1995).

21.11.1920 родился Ян Абрамович Френкель, композитор ("Журавли", "Русское поле", "Для тебя"), участник фильмов ("Приключения желтого чемоданчика", "Корона российской империи") (умер 25.08.1989).

21.11.1968 родился Константин Юрьевич Арбенин, лидер группы "Зимовье зверей", муж солистки группы "Ночные снайперы" Дианы Арбениной.

21.11.1974 родился Михаил Петрович Сухомлинов, экс-участник группы "Ласковый май" (убит 29.09.1993).

21.11.2017 всемирный день телевидения.

21.11.2017 день работников налоговых органов.

22.11.1928 родился Николай Николаевич Добронравов, поэт-песенник ("Трус не играет в хоккей", "Надежда", "До свиданья, Москва"), муж композитора Александры Пахмутовой.

22.11.1957 родился Виктор Владимирович Салтыков, певец, экс-участник групп "Форум" и "Электроклуб", бывший муж певицы Ирины Салтыковой.

22.11.1958 родилась Ирина Адольфовна Отиева, певица ("Веселые подруги").

22.11.1963 родилась Илзе Марисовна Лиепа, балерина ("Дон Кихот", "Ромео и Джульетта", "Корсар"), участница фильмов ("Блистающий мир", "Михайло Ломоносов", "Детство Бэмби"), дочь танцовщика Мариса Лиепы, бывшая жена скрипача Сергея Стадлера.

23.11.1924 состоялась первая широковещательная передача московского радио.

23.11.1934 родился Константин Николаевич Беляев, автор и исполнитель песен ("Евреи, евреи, кругом одни евреи").

23.11.1973 свадьба Муслима Магомаева и Тамары Синявской.

24.11.1960 родился Армен Сергеевич Григорян, лидер группы "Крематорий".

24.11.1983 родилась Светлана Андреевна Светикова, "звезда" мюзиклов "Метро" и "Notre Dame de Paris", участница "Фабрики звезд-3".

25.11.1944 родился Марк Анатольевич Минков, композитор ("Наша служба и опасна, и трудна", "Не отрекаются любя", "Старый рояль") (умер 29.05.2012).

25.11.2017 международный день борьбы за ликвидацию насилия.

25.11.1962 родился Артур Юрьевич Гаспарян, музыкальный журналист, ведущий рубрики "Звуковая дорожка" в газете "Московский комсомолец".

 

 
 
 

Купить дешевые авиабилеты онлайн